Добро как система

Как нам разумно обустроить благотворительность

Русский репортерОбщество

Добро как система

Как нам разумно обустроить благотворительность

Текст: Анна Рыжкова, Антон Резниченко, Виталий Лейбин при участии Светланы Разумовой

В конце февраля был окончательно принят закон о паллиативной помощи, в работе над которым активное участие принимала Анна (Нюта) Федермессер, учредитель фонда помощи хосписам «Вера». Проект по помощи пожилым, инициированный фондом «Старость в радость», поддержан целым рядом ведомств и начнется в ряде регионов; «Русфонд» в прошлом году создал реестр доноров костного мозга… Можно ли считать это разовыми успехами общества, или что-то меняется в системе?

26 марта в московском центре «Благосфера» пройдет конференция «Все вместе за разумную помощь», одним из спикеров которой станет Маша Баронова. Она недавно вызвала сразу два скандала — переходом из оппозиции на телеканал RT (но это скандал для любителей бессмысленной ругани), а главное — рассказом о планах проекта телеканала «Дальше действовать будем мы» и тезисом о том, что канал собирается собирать помощь прямо на руки просящим.

— Самое грустное в новости про Машу Баронову — не факт ее работы на RT (это меня не удивляет вообще), а то, что Russia Today в XXI веке призывает собирать средства на частные счета нуждающихся, чтобы обезопасить доноров от «мошенников», — заявил председатель совета благотворительного фонда «Нужна помощь» Митя Алешковский.

Признаться, «РР», как и другие коллеги, время от времени организует сбор адресной помощи героям публикаций, но никогда не делает из этого непрофильного действия принципа и при возможности работает с профессионалами сферы. Многое системное выросло из журналистских проектов, как, например, выдающийся «Русфонд» — из рубрики в «Коммерсанте»; но журналистика и благотворительность все же разные компетенции.

Россия в сфере благотворительности живет в нескольких «параллельных вселенных»: есть высококлассные, мирового уровня проекты, не только помогающие людям точечно, но и решающие социальные проблемы в целом, а где-то отмечаются дикость, непрофессионализм и глупость.

— Каждый раз, когда я вижу по телевизору историю о больном ребенке, мне сразу хочется пожертвовать, я не могу остановиться, — признается председатель правления фонда «Арифметика добра» Наиля Новожилова. — Хотя я пять лет занимаюсь благотворительностью и понимаю, что лучше жертвовать на раннюю диагностику или на обучение врачей, я все равно вижу историю в прямом эфире и не справляюсь с эмоциями. Только потом задаешься вопросом: «Почему я каждый раз с последствием борюсь, а не с причиной?» Но осознанности постепенно становится больше. Просто если заботиться о долгосрочных перспективах, фондам придется пожертвовать сегодняшней короткой эффективностью, быстрыми сборами.

Так что же, развивается у нас системная благотворительность, решающая социальные проблемы в целом, или мы на стадии случайных пожертвований на быстрые цели?

Фонды меняют страну

Нет никакого сомнения, что российская благотворительность и вообще российское активное общество прошли огромный путь и что сейчас как раз может случиться выход на еще более высокий уровень.

— Достаточно вспомнить, что было 10 лет назад, — говорит Мила Геранина, лидер проекта «Все вместе против мошенников» (благотворительное собрание «Все вместе»). — Благодаря фонду «Подари жизнь», благодаря фонду «Вера» и Нюте в России появляется паллиативная помощь. «Русфонд» создает регистр костного мозга, и за все время, пока собирали эту базу доноров, в России их появилось меньше 100 тысяч, а в Германии за тот же период — 8 миллионов. «Русфонд» из этих 100 тысяч в базе 13,5 тысячи сделал за последний год, а в этом году сделает еще 25 тысяч. Есть важные вопросы, на которые, возможно, у государства никогда не будет времени.

Митя Алешковский в разговоре с «РР» приводит три прекрасных примера:

— В 90-е годы 90 процентов детей умирало от лейкоза, сейчас 90 выживает. Спасибо фонду «Подари жизнь». Так просто! Это стало возможным благодаря тому, что они системно работают в этом направлении. Пять лет назад слово «хоспис» путали со словом «хостел» буквально все. А недавно президент подписал закон о паллиативной помощи. Это заслуга фонда «Вера». Это, безусловно, результат коллективной работы и поддержки простых людей. Это пример того, как голосование одним рублем в день приводит к изменениям на общегосударственном уровне.

При этом разные по происхождению части системной благотворительности часто плохо видят друг друга. Много системных проектов появилось из среды либеральной интеллигенции, многое было взято из опыта гораздо более развитой западной благотворительности, но общественники не всегда видели, как системные задачи решает церковь:

— Именно священник создал в России первый детский хоспис, именно церковь создала первый в стране центр для трудных подростков открытого типа как альтернативу тюремному заключению, именно церковь впервые открыла детский дом для детей с тяжелыми множественными нарушениями развития, именно церковь организовала для спасения от замерзания бездомных «Автобус милосердия», который стал прототипом для появления подобной городской службы. Этот список можно продолжать, — рассказывает пресс-секретарь Синодального отдела по благотворительности Василий Рулинский.

Сейчас про службу «Милосердие» знают все профессионалы сферы, конечно. В последние два-три года в России появилось более 100 церковных центров гуманитарной помощи, где нуждающаяся семья бесплатно может получить одежду, вещи, продукты, а беременные женщины и матери с маленькими детьми — коляски, кроватки, детское питание.

— Вы не представляете, насколько востребована эта помощь, особенно в маленьких городах и поселках, — говорит Василий Рулинский.

Каждый год в России появляется пять-шесть новых церковных приютов для женщин в кризисной ситуации. За последние восемь лет число таких приютов увеличилось с одного до 60, причем они расположены по всей стране от Калининграда до Петропавловска-Камчатского. Ежегодно появляется до 10 новых церковных проектов помощи наркозависимым.

Александр Гезалов
— директор
московского
социального центра
Святителя Тихона —
бывший детдомовец
и давний системный
борец с сиротством

Александр Гезалов, директор московского социального центра Святителя Тихона, автор повести «Соленое детство», сам бывший детдомовец, давний и системный борец с сиротством, рассказывает по просьбе «РР», как удалось изменить отношение страны к «казенному» детству:

— Длительная и системная работа с органами власти, взаимодействие со СМИ (многие журналисты иногда даже были более профессиональными в сфере, чем активисты) — и общественные организации поменяли свой вектор. В 90-е меня поливали грязью за то, что я, как они говорили, мешал помогать сироткам, в смысле учреждениям. Но теперь уже почти все знают, что детские дома — не то место, в котором должен жить ребенок. Для этого понадобилось двадцать с лишним лет: государство начало понимать, что детские дома — дорого, СМИ начали разбираться, а общественность усвоила, что помогать надо не учреждениям, а детям и семьям, многодетным и нуждающимся, разным. А в 90-е я собрал директоров детских домов и сказал: вас скоро не будет. Тогда не верили. Но большинства из них скоро не стало. Хотя остаются, конечно, — недавно мне сказали: «У этого заведения (детский дом) спонсоры богатые». Лучше бы эти богатые спонсоры помогали семьям, усыновлению и попечительству.

По копейке с носа

Александр Гезалов, впрочем, не разделяет нашего оптимизма по поводу все большего взаимопонимания НКО и государства.

— Тот разлив российской благотворительности, который сейчас есть, очень похож на то, что сейчас происходит с государством: все на ресурсах, а не гражданской или личной ответственности и активистах. Источник ресурсов — все чаще именно государство. Сфера благотворительности должна не дублировать государство, а указывать на нерешенные проблемы. Но поскольку почти все огосударствились, то сами на себя указывать не могут, поэтому не решаются многие системные проблемы. В том числе добровольчество превратилось в обслуживающий персонал государства. Хотелось бы, чтобы гражданин сам решал, кому помогать.

Действительно, иностранные гранты как независимый источник помощи, важнейший еще в прошлом десятилетии, практически иссякли из-за законодательства об иностранных агентах и вообще из-за политических конфликтов. Замена была отчасти обеспечена Фондом президентских грантов и другими российскими грантодающими фондами, но для регулярной деятельности нужны независимые источники. И первый из них — конечно, деньги частных жертвователей, простых людей.

Форум «Эндаументы-2017», посвященный проблемам создания и развития фондов целевых капиталов

Сейчас все больше и больше фондов и социальных проектов предоставляют донорам возможность оформить регулярное пожертвование в свой адрес. Выбирая такую опцию, донор соглашается с тем, что каждый месяц с его банковского счета будет списываться конкретная сумма пожертвования. В декабре 2018 года Фонд «Нужна помощь» запустил прорывную акцию #рубльвдень по сбору средств для благотворительных фондов по всей России.

— Мы проводили исследования, и оказалось, что только 2% людей в России жертвуют регулярно, — рассказывает Митя Алешковский. — Если у вас нет стабильного потока денег, вы не можете работать системно и эффективно. Чтобы решить эту проблему, мы запустили в прошлом году акцию, которая называется «рубль в день»… Запустили сайт, где любой желающий может оформить регулярное пожертвование размером всего один рубль в день, то есть 30 рублей в месяц, то есть 365 рублей в год. Человек может одним кликом выбрать любой из проверенных фондов… Мы увидели невероятный интерес к этой платформе: люди не думали, что можно так просто войти в благотворительность.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сочувствие важнее лозунгов Сочувствие важнее лозунгов

Александр Архангельский о деле студента Егора Жукова

Русский репортер, август'19
Герои Герои

Дима Билан, подводная обсерватория, Джон Болтон, митрополит Кашинский Савва

Огонёк, сентябрь'19
Чернобыльское досье КГБ Чернобыльское досье КГБ

Украинская власть за последние годы рассекретила огромный массив документов КГБ

Дилетант, сентябрь'19
Бегемот убивает антилопу: видео Бегемот убивает антилопу: видео

Бегемоты питаются не только растениями – это факт

National Geographic, март'19
Всё к лучшему Всё к лучшему

Юлия Барановская начала свою карьеру на телевидении пять лет назад

OK!, март'19
Дом с историей Дом с историей

Мы побывали в загородном доме у адвоката Александра Добровинского

SALON-Interior, апрель'19
«Мы о детях ничего не знаем» «Мы о детях ничего не знаем»

Академик Артур Реан о проблеме насилия в школе

Огонёк, апрель'19
Летающий самоучка Летающий самоучка

К 120-летию журнала — о его герое и авторе — Константине Арцеулове

Огонёк, март'19
Диетолог о том, почему сахар — не зло, и глупо отказываться от сладких продуктов Диетолог о том, почему сахар — не зло, и глупо отказываться от сладких продуктов

Почему все не так просто, и сахар – вовсе не зло

Men’s Health, март'19
«Ресторан и кальян несовместимы»: шеф-повар о хамском отношении к еде «Ресторан и кальян несовместимы»: шеф-повар о хамском отношении к еде

Еда — не только топливо для организма, но и важный элемент культуры

Men’s Health, март'19
Как модные корпорации поддерживают женщин Как модные корпорации поддерживают женщин

Женщин поддерживает добрая половина брендов

Vogue, март'19
Ксения Собчак: «Делать чью-то жизнь лучше – мой свободный выбор» Ксения Собчак: «Делать чью-то жизнь лучше – мой свободный выбор»

Александр Цыпкин задал Ксении Собчак провокационные вопросы

Cosmopolitan, апрель'19
Жизнь побросала Жизнь побросала

Красивый титул на хлеб не намажешь

Tatler, апрель'19
Венеция мечты Венеция мечты

Идеальным этот город в Италии бывает не всегда

Лиза, март'19
Время женщин Время женщин

Юлия Ауг поговорила с дочерью Полиной

Собака.ru, март'19
Новая волна пошла с Урала. Кого затронет очередная ротация глав регионов Новая волна пошла с Урала. Кого затронет очередная ротация глав регионов

В России стартовала очередная волна губернаторских отставок

РБК, март'19
Пример заразителен Пример заразителен

Из-за отсутствия страха перед ВИЧ появились намеренно заразившиеся мужчины

GQ, апрель'19
За что мы любим российский футбол За что мы любим российский футбол

Почему футбол стоит полюбить тем, кто за ним не следит

GQ, март'19
Про детские как бы игры Про детские как бы игры

Лев Рубинштейн вспоминает, каким был досуг детей до изобретения компьютеров

GQ, апрель'19
Фантастические твари и о чем они рассуждают Фантастические твари и о чем они рассуждают

Отрывки из книги «История научной фантастики Джеймса Кэмерона»

Maxim, апрель'19
Что такое кэмп и почему Метрополитен-музей посвятил ему выставку Что такое кэмп и почему Метрополитен-музей посвятил ему выставку

Рассказывает главный куратор Института костюма Эндрю Болтон

Vogue, март'19
Успешность региона отставке не помеха Успешность региона отставке не помеха

Эксперты исследовали социально-экономические причины смены губернаторов

РБК, март'19
Остаться людьми Остаться людьми

Экстрасенсы и актеры рассказывают о том, что им помогает выжить на острове

StarHit, март'19
Голосовые практики осознанности Голосовые практики осознанности

Три медитации на звук

Yoga Journal, апрель'19
Как выбрать игровую приставку Как выбрать игровую приставку

Составили небольшой гид, который поможет вам определиться

GQ, март'19
Сама нежность Сама нежность

Лёгкий, женственный, элегантный, но при этом харизматичный интерьер

SALON-Interior, апрель'19
Как байеры и стилисты находят новые бренды в инстаграме Как байеры и стилисты находят новые бренды в инстаграме

Профессионалы рассказали Vogue о своей «охоте» в социальных сетях

Vogue, март'19
Непроверяемое доверие Непроверяемое доверие

За 30 лет так и не найдены подходы к избирателю

Огонёк, апрель'19
Не телефонный разговор Не телефонный разговор

Актриса Софья Эрнст — о роли в сериале «Содержанки», Брейгеле и гармонии с собой

Vogue, апрель'19
Ангел по имени Юля Ангел по имени Юля

В Москве простились с Юлией Началовой

StarHit, март'19