Буллинг вместо троллинга

Утопия и антиутопия новейших медиа

Русский репортерHi-Tech

Буллинг вместо троллинга

Утопия и антиутопия новейших медиа

Текст : Анна Рыжкова, Антон Резниченко, Виталий Лейбин, при участии Светланы Разумовой

В социальных сетях и вообще в новых медиа меняется тренд. То, что еще недавно казалось достижением прогресса, уже массово обсуждается как проблема для общества и психологического здоровья людей. Об агрессии и вранье в соцсетях уже говорят не только консерваторы и реакционеры, но и лидеры отрасли и создатели новых медиа.

Мы на пороге нового шага развития коммуникаций. Каким он будет?

Объективное чувство обиды

«Мне страшновато, потому что когда про тебя обцессивно шутят в “Твиттере”, это правда стремно!» — признался недавно в «Фейсбуке» блогер Гриша Пророков. Он полагает, что уже почти год является жертвой регулярного кибербуллинга. А автор обидных шуток, «бьющих по эмоциональному состоянию», и агрессор — это Яков Охонько, преподаватель ВШЭ и ответственный секретарь журнала очень хорошего философского журнала «Логос». У «агрессора» и «жертвы» в «Фейсбуке» 216 общих друзей. Их Пророков попросил сделать выбор в пользу кого-то одного: «Мне интересно — им это окей? Или они об этом не знают просто? А если узнают, будут ли считать, что это окей?» Друзья, оскорбляя обидчика, поспешили отчитаться в комментариях о том, что уже отфрендили агрессора и на всякий случай забанили, потому что ситуация «не окей». Или подробно объяснили, почему пост одобряют, но удалять из друзей Охонько пока не станут.

Призвав сообщество говорить открыто о «подобном говне», Пророков запустил очередную волну дискуссий об этике в социальных сетях и о том, как бороться с «хэйт спич» (языком ненависти). Понятно, что моральные войны в социальных сетях не новость, но стресс от этого знания никуда не уходит, источник обид нескончаем. — В Сети математически работают законы больших чисел: всегда найдется условно десять человек, которые будут восторгаться, и десять, которые будут обсирать пост, вне зависимости от того, что в посте написано, — говорит Александр Литвинов, руководитель сообщества «Планерка». — И это не плохо и не хорошо, это система координат, которую нужно принимать во внимание. У человека появился легкий и бесплатный инструмент, чтобы его все услышали. Еще 15 лет назад такого не было, и свое мнение можно было только в СМИ где-нибудь разместить, чтобы тебя широкая публика заметила. Некоторые даже аккаунты каких-то известных людей используют для этой цели — подмазываются к ним, чтобы у них что-то прокомментировать, намусорить — и их заметят. Это тоже неизбежное явление: естественное желание человека самореализоваться.

Журналист Юрий Сапрыкин сделал вывод: выявлен предел нашей объективной реальности, и этот предел — чувства. Этот тренд только подогревают соцсети, они поощряют сосредоточенность на себе — ты постоянно стремишься к общественному одобрению в виде лайков или комментариев. В этой новой картине мире ты сам, то, что ты думаешь и чувствуешь — сверхважно. Более того, со времени изобретения кнопки «лайк» возник элемент человеческого поступка, его минимальная доза. «Лайк» ничего не стоит тем, кто его ставит, его можно поставить и не подумав — но в то же время это действие может кого-то обидеть.

— Есть мое чувство, оно кем-то или чем-то ущемлено или оскорблено, я испытываю боль, и эта боль объективна, — говорит Сапрыкин. — Общество должно как-то так развернуться, чтобы уничтожить источник этой боли и наказать людей, которые эту боль мне причинили. Это интересный разворот, потому что чувства раньше не принимались за истину в последней инстанции и не становились фактором политики. В античной Греции самое главное — это долг, а с тем, что ты чувствуешь, ты уж, пожалуйста, как-то сам разберись. Чувства воспринимались как нечто возникающее и проходящее, тягучее и эфемерное — что-то, чем ты должен управлять. А теперь чувства становятся самым мощным фактором, начиная с дела Pussi Riot и заканчивая многочисленными дискуссиями о кибербуллинге.

Нет повода не схамить

Есть гипотеза, что агрессия характерна не для сетей как таковых, а для конкретного общества — российского, например.

— Основным заказчиком травли в соцсети выступали Кремль, ФСБ и «Эшники»— управление «Э» МВД, — говорит главный редактор журнала «Нью Таймс» Евгения Альбац. — То есть все те, кто боролся с политическими оппонентами в сетевом пространстве. Они всегда выступали основными заказчиками. Кремлеботы и устраивают все эти кампании травли, я сама проходила через несколько таких кампаний. Например, одна из них была заказана Кремлем Олегу Кашину, который вел против меня кампанию за то, чтобы меня уволили из «Эха Москвы». Она вошла в историю под названием «Вон из профессии». Я никогда в жизни этой фразы не произносила — это все придумка Кашина. Но ему была заказана такая кампания, и он ее отрабатывал. Было очень неприятно.

Поскольку это происходит во всем мире и по самым разным поводам, то вряд ли «боты» властей задают погоду.

Юлия Дудкина, специальный корреспондент Wonderzine, недавно стала объектом скандала после статьи про буллинг в Meduza («Меня травили. И я нашла тех, кто это делал»). Юлия встретилась с одноклассниками, из-за которых ей когда-то пришлось уйти из школы.

— Конфликт может разворачиваться совершенно по любым поводам! Конечно же, интернет был полон людьми, которые писали, что автор текста слишком нежный, что это не настоящий буллинг, — рассказывает Дудкина. — Я сейчас работаю в издании феминистской направленности, и, например, под каждым постом, где используется слово «авторка», тут же разгорается спор. Потому что некоторые считают, что это коверкание русского языка, другие их затыкают… В итоге начинается так называемый медиасрач. Есть книжка британского журналиста Уилла Сторра «Селфи. Почему мы зациклены на себе и как это на нас влияет». И там он пишет: несмотря на то что мы современные продвинутые люди, у нас еще много осталось от нашего древнего племенного сознания. И все еще самые похожие на нас животные — это шимпанзе. В своих сообществах они объединяются в группы друг против друга, борются за статус. Они формируют какие-то коалиции и начинают кого-то гнобить, давить, чтобы совершить переворот, поставить себя выше. И это удивительно похоже на людей! Мне кажется, чем дальше наше общество развивается, тем лучше оно должно осознавать себя и начинать вырабатывать какие-то способы справляться с агрессией, существовать по-другому.

На каком-то уровне в дискуссиях сходятся люди из сообщества social justice (социальной справедливости), которые защищают национальные меньшинства, гендерные группы и/или носителей религиозных чувств. Политически люди эти занимают прямо противоположные позиции, но их риторика одинаковая.

Этика Сети, где пока царит хаос правил, в том числе и правил безопасности, пока не сформировалась. Попытки выработать правила жизни в сетевой среде уже предпринимались (проект N+1 «Новая этика», пособие по сетевому этикету Евгения Пескина, модератора сети Relcom), но они не работают. Работает коллективный рефлекс обиды и травли. Откуда берется агрессия, как перестать злиться и научиться дискутировать в Сети?

Почему мы агрессивны?

Нам важно ощущать принадлежность определенной группе потому, что мы до сих пор не понимаем, в какой среде находимся и по каким законам здесь надо существовать — проще держаться вместе. Ничто так не объединяет племя, как возможность противопоставить себя другому, враждебному племени. Среда, где любое высказывание публично и может вернуться пользователю бумерангом, небезопасна, и это только усиливает агрессию. Здесь реализуются принципы мегаполиса, пусть в реальной жизни вы находитесь в маленьком городе или в глухой деревне.

— Нормы нравственности и морали не всегда устанавливаются через институты образования, через искусство, прессу, — объясняет культуролог Руслан Хестанов. — Социум давит на поведение людей. В традиционном обществе — через свои механизмы (например, сплетни или пересуды), которые мешали людям отклоняться от принятых норм и создавали атмосферу нетерпимости к воровству, ко лжи. На заводах было свое давление: люди заводили семьи, долго работали на одном месте, там на них давили парткомы. В современном мегаполисе сильного социального давления до сих пор не было — церковь не в авторитете, партийных органов нет. Социальные сети стали играть роль морального авторитета. В публичном пространстве существуют теперь крайне жесткие предписания и отсюда морально насыщенная и энергетически заряженная полемика. Люди начинают путать «моральные реальности», потому что в каждой соцсети свои правила и свое давление. Отсюда агрессия.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Театр Театр

Обзор новых постановок. Рекомендации и оценки

Русский репортер, июнь'19
Опасные связи Опасные связи

Развитие компьютерных технологий — результат соперничества сверхдержав

Вокруг света, июнь'19
Золотой рассвет Золотой рассвет

Обольстительная французская сирена Maelys Garouis

Playboy, июнь'19
Проблемный бакс. Почему опасно хранить сбережения в наличных долларах Проблемный бакс. Почему опасно хранить сбережения в наличных долларах

Какие проблемы могут возникнуть у россиян, которые хранят сбережения в долларах

Forbes, март'19
Преступник поневоле: три способа угодить за решетку за неуплату налогов Преступник поневоле: три способа угодить за решетку за неуплату налогов

Количество уголовных дел за уклонение от уплаты налогов выросло в 2,5 раза

Forbes, март'19
Секрет ловушки муравьиных львов: видео Секрет ловушки муравьиных львов: видео

Учитесь строить идеальную воронку у муравьиных львов

National Geographic, март'19
Снимаем шляпу! Снимаем шляпу!

Звезда нового сериала «Мылодрама» Янина Мелехова

Maxim, апрель'19
$1,5 млрд с картинки: зачем идет на биржу «любимая соцсеть американских мамочек» Pinterest $1,5 млрд с картинки: зачем идет на биржу «любимая соцсеть американских мамочек» Pinterest

«Визуальная» соцсеть Pinterest хочет стать публичной

Forbes, март'19
Половые инфекции: выявляем и обезвреживаем Половые инфекции: выявляем и обезвреживаем

Как правильно обследоваться на наличие ИППП перед зачатием

9 месяцев, апрель'19
Догоняй меня! Догоняй меня!

Bentley выпустил самый быстрый внедорожник в мире. Или нет?

АвтоМир, март'19
Как защитить ребенка в Интернете и соцсетях: важные ответы для родителей Как защитить ребенка в Интернете и соцсетях: важные ответы для родителей

Как защитить детей от опасностей из Сети?

CHIP, март'19
Платья 1930-х годов — многообещающий тренд красных дорожек Платья 1930-х годов — многообещающий тренд красных дорожек

Вырезы на спине, струящиеся ткани и декольте обожают дизайнеры и знаменитости

Vogue, март'19
Добро как система Добро как система

Как нам разумно обустроить благотворительность

Русский репортер, март'19
Москва следам поверит Москва следам поверит

Шесть необычных маршрутов, раскрывающих Москву с неожиданных сторон

GQ, апрель'19
Как пережить расставание: 12 советов от психолога Как пережить расставание: 12 советов от психолога

Брак трещит по швам или отношения подошли к логическому концу?

Лиза, март'19
Анна Снаткина: Анна Снаткина:

Интервью с Анной Снаткиной

Караван историй, апрель'19
Отели будущего. Как изменятся гостиничные бренды в эпоху жилья по €20 Отели будущего. Как изменятся гостиничные бренды в эпоху жилья по €20

За счет чего собираются выживать традиционные гостиничные сети

Forbes, март'19
Они все простят: как автомобили Subaru позволяют водителю ошибаться Они все простят: как автомобили Subaru позволяют водителю ошибаться

Система безопасности EyeSight в новых Subaru

National Geographic, март'19
Во всем плеске Во всем плеске

Спа-комплексы знаменитых отелей Европы

GQ, апрель'19
Медленно и печально Медленно и печально

Прохождение инфляционного пика — единственная хорошая новость в макроэкономике

Эксперт, март'19
Взятые высоты Взятые высоты

Взятые высоты: США признали Голаны израильскими

Огонёк, апрель'19
И смех, и грех И смех, и грех

Как нарастить броню, надежно защищающую от насмешек

Добрые советы, апрель'19
На Мосбирже появится возможность инвестировать в индекс ведущих компаний США На Мосбирже появится возможность инвестировать в индекс ведущих компаний США

На Мосбирже появятся биржевые ПИФы, отслеживающие динамику индекса S&P 500

Forbes, март'19
Не только «Сбербанк»: пять самых эпичных ошибок искусственного интеллекта Не только «Сбербанк»: пять самых эпичных ошибок искусственного интеллекта

Случаи, в которых роботы пытаются заменить человека, но у них пока не получается

Forbes, март'19
Кто и как становится стилистами? Кто и как становится стилистами?

Мужчины, одевающие других мужчин: стилисты, шоперы, дрессеры

GQ, март'19
Девушка с большой грудью рассказала о трудностях жизни в России Девушка с большой грудью рассказала о трудностях жизни в России

О сложностях жизни с выдающимся размером груди

Cosmopolitan, март'19
Стоп, снято! Стоп, снято!

Fendi представили рекламную кампанию весенне-летнего сезона

Grazia, март'19
Как две капли воды Как две капли воды

Этих звезд легко представить в роли братьев или двойников самих себя

Лиза, март'19
Почему так тяжело смириться с потерей домашних животных Почему так тяжело смириться с потерей домашних животных

Век питомцев гораздо короче человеческого, и терять их невыносимо горько

Psychologies, март'19
Пессимисты были правы Пессимисты были правы

За пять лет Украина так и не смогла найти концепт развития на смену антирусскому

Эксперт, март'19