100 дней в той самой Мосгордуме

Как работается оппозиционному депутату Дарье Бесединой

Русский репортерОбщество

100 дней в той самой Мосгордуме

Как работается оппозиционному депутату Дарье Бесединой

Текст: Дарья Данилова
Фотографии: Юлия Невская специально для «РР»

Дарье Бесединой 31 год, она архитектор, но несколько лет назад ушла от чертежей к урбанистике в фонд «Городские проекты». Под флагом троллейбусов и велодорожек Беседина и пошла на выборы депутатов в Мосгордуму. Хотя многих оппозиционных кандидатов не допустили к выборам, Беседина сперва успешно была зарегистрирована в Горизбиркоме, а потом и вовсе выиграла выборы у маститого коммуниста и банкира Вадима Кумина. В декабре исполнится 100 дней, как Дарья Беседина нервирует своих коллег по Мосгордуме. Зачем она это делает?

Отменить автомобили

Рыжая, улыбчивая, в розовой искусственной шубке и большом клетчатом шарфе. Мы встречаемся возле станции метро «Аэропорт». Мимо по Ленинградскому шоссе проносятся тысячи машин. 18-полосная Ленинградка — самая широкая улица Москвы. Во время своей предвыборной кампании Беседина предложила снести Ленинградку, а заодно и другие крупные шоссе столицы. — Рядом с Ленинградкой невозможно жить, невозможно открыть окно, невозможно дышать полной грудью. Это выхлопы, это грязь, это море реагентов зимой — и, главное, транспортного смысла в этой дороге очень мало. Метро, которое проходит под нами, провозит в разы больше людей.

Да ну? Тут сплошной поток машин.

Конечно, машин много, но проводная способность шоссе не такая высокая. Если сузить проезжую часть, пустить трамвай, дать больше места пешеходам и сделать велодорожки, провозная способность увеличится. Звучит парадоксально, но это научный факт.

Сужение Ленинградки приведет к пробкам?

На самом деле это работает ровно наоборот. Когда мы сужаем дороги, количество машин уменьшается, люди переходят на другие виды транспорта. Так работает всегда. А когда мы строим новые дороги и расширяем существующие, машин становится больше. Люди бросают общественный транспорт, перестают ходить пешком и садятся за руль. По этому пути пытались пойти американские города и в результате пришли к тупику. Получились города, в которых невозможно ходить, невозможно организовать общественный транспорт. Автомобильная инфраструктура снизила плотность городов настолько, что общественный транспорт потерял смысл — он просто не будет заполняться. И невозможно это исправить, не снеся весь город. Автомобиль — это железная коробка, чудовищно неэффективная с точки зрения пространства. Она занимает слишком много места, и этого места в городе нет. В Европе пошли по другому пути: там стали постепенно заменять личный транспорт общественным. И мы видим, что Берлин намного более транспортно благополучный город, чем Лос-Анджелес.

Москва ведь уже пошла в эту сторону: ввела платные парковки, запустила систему общественного транспорта «Магистраль».

У нас сейчас Департамент транспорта идет в две разные стороны: одна нога шагает в одну сторону, другая — в противоположную. С одной стороны, мэрия сужает улицы по программе «Моя улица», вводит платные парковки. А с другой, радостно строит многочисленные хорды и приглашает людей садиться за руль. Это только усиливает социальную напряженность.

Отменить депутатов

Как ты решила баллотироваться в депутаты?

В 2018 я участвовала в праймериз «Яблока». Я вообще туда пришла, чтобы поговорить об урбанистике. Неплохо выступила на дебатах и поняла, что я такое могу. У нас была команда, которая сформировалась вокруг Максима Каца. Было понятно, что мы хотим выдвинуть кандидатов на выборы в Мосгордуму. И зимой 2019 года Максим Кац написал у себя в блоге, что «Городские проекты» будут участвовать в выборах. Дальше был процесс выдвижения в «Яблоке». В праймериз я заняла пятое место, так что была уже не no name.

«Городские проекты» — это проект партии «Яблоко»?

Нет. Но директор «Городских проектов» — член «Яблока», практически все, кто там работает, — члены «Яблока». Просто так совпало.

Кто спонсировал твою кампанию?

«Яблоко» дало три миллиона рублей, а большую часть нам пожертвовала аудитория «Городских проектов». Всего мы потратили 15 миллионов рублей.

Ты была одним из немногих оппозиционных кандидатов, которые не попали за решетку во время летних митингов в Москве. Как так вышло?

Я в митингах не особо участвовала. Была на самом первом, который вылился в митинг у мэрии и у Горизбиркома. Но к Избиркому я не пошла. У нас как раз Настю (Анастасию Брюханову, кандидата в депутаты Мосгордумы. — «РР») снимали, нужно было спасать ее подписи, проделать огромный объем бюрократической работы. Мы бросили все силы на это.

Ты вообще митинговый человек?

Совершенно нет. Митинги и пикеты — это совершенно не мое. Вот плакаты для митинга нарисовать — это я в первых рядах. А на митинг пойти… Но на всех согласованных митингах я была. Я не митинговала, не буянила, но при этом к моим родителям все равно с обыском пришли.

Когда в квартиру твоих родителей пришли с обыском, ты не пожалела, что ввязалась в политику?

Когда все устаканилось, я сказала родителям: «Вы меня простите за мой выбор карьерного пути». Но у меня родители потрясающе толерантные и спокойные люди. После того как прошел обыск и нам выломали дверь, я ожидала от них больше сожалений или нытья. Но ничего этого не было. Они собрались, вздохнули и поставили новую дверь. У меня совершенно классные родители, которые всегда меня поддерживали. Но все равно всегда приятно открывать для себя людей с такой сильной стороны.

А почему тебя зарегистрировали в кандидаты?

Думаю, это случайность. Меня не посчитали опасной, не заметили. Но, возможно, они не восприняли меня как что-то серьезное.

Что такого ты сделала в округе, чтобы за тебя проголосовало большинство?

Мы очень активно агитировали. Я агитировала, каждый день на самокате ездила, раздавала визитки, общалась с людьми. Вообще это очень эффективно, когда кандидат приходит к тебе лично: «Ничего себе, сам кандидат в депутаты!» Это реально дает большое количество голосов. У нас была целая армия агитаторов, которые ходили день и ночь по квартирам, рассказывали, какая Беседина классная, нужно за нее проголосовать.

На первом заседании Думы ты предложила распустить созыв. Зачем?

Это решение я приняла в ту ночь, когда поняла, что прохожу. Я была в ярости от того, что других кандидатов не допустили. Я очень дружу с Анастасией Брюхановой. Мы планировали идти в связке. Когда ее сняли, меня это вывело из себя.

И все же из-за недопущения других кандидатов на митинги ты ходить не стала.

Я не тот человек, который полезет с речами на баррикады. Это мне не свойственно. Сейчас, может быть, ситуация будет меняться, потому что у меня есть мандат на выступление от имени людей.

Так зачем распускать Думу?

Мне хотелось спросить у коллег-депутатов, нормально ли им депутатствовать, когда некоторые люди не допущены, кто-то сидит в тюрьме!.. Каково им избраться вот в такой обстановочке?

Ты ведь понимала, что это бессмысленное предложение?

Ну конечно, единороссы, которые только что еле выскребли свои мандаты, не самораспустятся.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Поколение 20×20 Поколение 20×20

Итоги десятилетия в селфи двадцатилетних

Русский репортер
Великий компилятор Великий компилятор

Квентин Тарантино подошел к завершению своей карьеры

Playboy
«Ночлежка» и москвичи: природа конфликта «Ночлежка» и москвичи: природа конфликта

Почему в Москве особенно нелегко помогать бездомным

Русский репортер
Как вставить бегунок в молнию: несколько полезных советов Как вставить бегунок в молнию: несколько полезных советов

Как самостоятельно починить молнию – вставить бегунок без помощи мастера

Cosmopolitan
7 вопросов Михаилу Дмитриеву, экономисту 7 вопросов Михаилу Дмитриеву, экономисту

О том, что принесет 2020 год российской экономике и рядовому кошельку

Русский репортер
Тренировка рук в тренажёрном зале: 5 лучших упражнений Тренировка рук в тренажёрном зале: 5 лучших упражнений

Подтянутые и упругие руки – мечта многих девушек

Cosmopolitan
Объяснили на санкциях Объяснили на санкциях

Китай и США разбираются, кто в Гонконге хозяин

Огонёк
Девочка созрела Девочка созрела

Кайя Гербер вся в маму, Синди Кроуфорд, — не только красива, но и умна

Vogue
Диета долгожителей Диета долгожителей

Этот традиционный рацион помогает избежать многих болезней

National Geographic
Зачем нужен научпоп? Послесловие к сетевому скандалу Зачем нужен научпоп? Послесловие к сетевому скандалу

Обязательно ли для того, чтобы писать в жанре научпоп, быть учёным?

СНОБ
Самиздат: путь авторов к независимости Самиздат: путь авторов к независимости

Может ли автор взять всю ответственность за судьбу своей книги на себя

Эксперт
Хот-йога: Ольга Кавказская Хот-йога: Ольга Кавказская

Преподаватель Бикрам-йоги: о рекомендациях к практике

Yoga Journal
Дом у воды Дом у воды

Новый дом основателя IT–платформы CarMoney Антона Зиновьева на берегу Волги

SALON-Interior
Ресторатор Аркадий Новиков — о франшизах, фудшеринге и экотрендах Ресторатор Аркадий Новиков — о франшизах, фудшеринге и экотрендах

Интервью с первым российским ресторатором

РБК
Фотографа Марата Сафина обвинили в изнасиловании: почему этот случай так важен Фотографа Марата Сафина обвинили в изнасиловании: почему этот случай так важен

Эта история вскрывает более масштабную проблему

Playboy
Непростые решения: когда близкий человек психически болен Непростые решения: когда близкий человек психически болен

Как помочь психическим больному человеку?

Psychologies
Почему ДНК опровергает понятие «белокожий человек» Почему ДНК опровергает понятие «белокожий человек»

Отрывок из книги «Она смеется, как мать. Могущество и причуды наследственности»

СНОБ
Независимость и инновации. Как соединить медиабизнес и венчурную экономику? Независимость и инновации. Как соединить медиабизнес и венчурную экономику?

Будущее сильнейших в мире медиабрендов зависит от темпа их трансформации

Forbes
Зима и воля: история русского полярника-метеоролога Вячеслава Короткого, который много лет живет на крайнем севере России Зима и воля: история русского полярника-метеоролога Вячеслава Короткого, который много лет живет на крайнем севере России

Вячеслава Короткого называют "самым одиноким человеком на планете"

Esquire
Что не так с сериалом «Ведьмак» Что не так с сериалом «Ведьмак»

Почему новый проект Netflix большинству зрителей не зашел

GQ
Как выбрать лучшего китайского поставщика из нескольких подходящих Как выбрать лучшего китайского поставщика из нескольких подходящих

Отрывок из книги-пособия по работе с поставщиками

СНОБ
5 отличных фантастических книг о бессмертии 5 отличных фантастических книг о бессмертии

С древнейших времен человечество тратит века на поиски источника вечной жизни

Популярная механика
Быть как Кевин Костнер: тест Suzuki Jimny Быть как Кевин Костнер: тест Suzuki Jimny

Миниатюрный внедорожник, который заставляет рефлексировать всех без исключения

Популярная механика
Утро — доброе: 11 правил для хорошего начала дня Утро — доброе: 11 правил для хорошего начала дня

Здоровые привычки помогут начать утро с позитивной ноты

Psychologies
Аккумуляторы, изменившие жизнь Аккумуляторы, изменившие жизнь

Нобелевка по химии 2019 года присуждена за разработку литий-ионных аккумуляторов

Наука и жизнь
Авокадо Авокадо

Авокадо – обязательный ингредиент в любом ресторанном меню

Здоровье
Что такое семейный миф и как он на нас влияет Что такое семейный миф и как он на нас влияет

Передающиеся из поколения в поколение паттерны поведения есть в каждой семье

Psychologies
Марина Варварина Марина Варварина

Создательница «Эрарты» согласилась на интервью, чтобы рассказать о своей книге

Собака.ru
Что ждет российский спорт в ближайшие четыре года? Что ждет российский спорт в ближайшие четыре года?

Пора признать – у нашего спорта серьезные проблемы

GQ
Как придумать надежный пароль для почты — и не забыть его: рассказывают Алена Долецкая, Линор Горалик, Денис Симачев и другие Как придумать надежный пароль для почты — и не забыть его: рассказывают Алена Долецкая, Линор Горалик, Денис Симачев и другие

Придумать для своей электронной почты хороший, сложный пароль довольно легко

Esquire
Открыть в приложении