Как устроена переработка опасных отходов

РБКОбщество

Утилизация с риском

Как устроена переработка опасных отходов

Текст: Ирина Юзбекова

С 2020 года ситуация с утилизацией в стране опасных бытовых отходов может измениться: в России должна быть запрещена продажа ртутных градусников и других приборов, содержащих этот металл. Пока же в Москве и области компании по утилизации опасных отходов ежегодно собирают и перерабатывают от 7 млн до 9 млн ртутьсодержащих ламп. По всей стране за это время выходит из строя одна такая лампа на каждого жителя, около 70% из них перерабатываются, утверждают эксперты.

Ртутные приборы и люминесцентные лампы относятся к отходам самого опасного I класса. Если целостность таких приборов в быту или на предприятии нарушается, возникает опасность для здоровья и жизни человека. В Европе от использования ртутных градусников отказались в 2009 году: были запрещены их продажа и производство. Однако жители Евросоюза могут хранить такие термометры, пользоваться ими дома или продавать на вторичном рынке.

Россия только на пути к отказу от приборов, содержащих ртуть. В 2014 году наша страна подписала Минаматскую конвенцию по ртути, которая ограничивает оборот этого металла в бытовых условиях, а также на предприятиях с 2020 года. Правда, документ до сих пор не ратифицирован. «Мы будем медлить с его ратификацией», — уверен директор «Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов» НИУ ВШЭ Георгий Сафонов. Сейчас Россия сама регулирует выбросы вредных веществ, а после ратификации появится внешнее регулирование. «Мы подписанты, но не имеем обязательств и, соответственно, нарушений: так часто поступают и другие страны, например США», — объяснил Сафонов.

Пока ртуть присутствует в нашем быту, вышедшие из строя градусники и ртутьсодержащие лампы требуют правильной утилизации. В Москве, например, около 1,2 тыс. точек приема ртутных ламп и термометров. Но пользуются ими очень немногие жители. Чаще всего потому, что просто не знают о такой возможности, — обязанность информирования население о пунктах приема опасных бытовых отходов лежит на органах местного самоуправления. Свою роль, считают эксперты, играет удаленность пунктов приема и отсутствие штрафов за неправильную утилизацию (градусники и лампы зачастую выбрасываются в обычный мусорный контейнер).

Сбор

«Никто не пойдет за несколько километров, чтобы выбросить лампочку или градусник», — говорит руководитель НКО «Всероссийский природоохранный проект «Экобокс» Александр Гусев. На каждой мусорной площадке должен быть специальный контейнер — тогда жители будут утилизировать ртутьсодержащие лампы и градусники «как надо», считает он.

«Экобокс» занимается сразу несколькими направлениями по утилизации опасных отходов.

Гусев пришел в этот бизнес в 2011 году, когда «поддержал» компанию по производству контейнеров для опасных видов отходов. А с 2013 года начал тестировать схему обслуживания экобоксов. Всего он инвестировал в новое предприятие более 250 млн руб.: эти деньги он заработал при продаже фирмы «Перспективные технологии», которая производила присадки для полимеров, металлов и керамики на базе углеродных нанотрубок.

Завод «Экобокс», находящийся в Рыбинске Ярославской области, выпустил и установил уже около 6 тыс. контейнеров для ртутьсодержащих ламп, градусников и батареек, треть из них установлены в Московской области, остальные — в Санкт-Петербурге, Башкирии, Татарстане и других регионах. Стоимость одного контейнера в рознице составляет от 10 тыс. до 20 тыс. руб. А себестоимость, как утверждает Гусев, всего на 10% ниже. Контейнер производится из металла, внутри него расположены наклонные полки с пакетами, обработанными демеркуризационным раствором: «Это не просто железный ящик, как может показаться».

Сначала Гусев пытался просто продавать контейнеры, но «понял, что это неправильно»: если компании, которые должны обслуживать боксы, делают это недобросовестно, страдает репутация производителя. На площадку контейнер попадает после заключения договора с ТСЖ — большинство таких контрактов предприятие Гусева получает в результате тендеров. Сейчас «Экобокс» устанавливает контейнеры бесплатно в тех регионах, где выигрывает тендер на утилизацию опасных отходов, а в другие регионы продает.

«В России практически все предприятия собирают ртутные приборы и сдают их за деньги, так как им грозят штрафы. Население таким штрафом не облагается, поэтому утилизует всего 3% ртутных приборов», — сетует представитель Greenpeace Алексей Киселев. Экобоксов мало, хотя в некоторых регионах тариф за вывоз опасных отходов включен в ежемесячный платеж, добавляет он.

С ним не согласен председатель научно-технического совета Ассоциации предприятий по обращению с ртутьсодержащими и другими опасными отходами (НП «АРСО») Евгений Янин: «Такие контейнеры должны находиться в защищенном от вандалов месте».

Отказ России от ртутных приборов не пугает Гусева: лампы и термометры будут изыматься из продажи и производства постепенно, настаивает бизнесмен. «Сейчас на замену люминесцентным лампам уже приходят светодиодные, которые также требуют отдельной утилизации», — подчеркивает он. Гусев видит своей задачей создать в России «легкую и доступную» систему сбора и утилизации отходов I–II классов опасности: «И тогда основной объем всех отходов попадет не на свалки или мусоросжигательные заводы, а будет правильно утилизирован».

Логистика

Компания «Экорецикл» с 1992 года занимается перевозкой и утилизацией люминесцентных ламп и термометров и работает только с юрлицами. Среди клиентов «Экорецикла» — Госдума, Белый дом, Счетная палата, библиотеки, аптеки и другие учреждения в Москве и Московской области, рассказывает замдиректора компании Николай Антонов. После победы в тендере «Экорецикл» устанавливает в организациях собственные контейнеры с мешком для ламп, цена одного комплекта составляет около 2,8 тыс. руб.

Ежемесячно компания собирает и утилизирует от 150 тыс. до 300 тыс. ламп. Цена утилизации одной лампы в среднем составляет 3–15 руб. за штуку. «Сейчас, к сожалению, заключение договоров происходит через тендеры и аукционы, поэтому приходится падать, мягко говоря, до самого дна», — комментирует ценообразование Антонов. Всего в Москве и Московской области, уточняет Евгений Янин, компании собирают и обезвреживают ежегодно до 70% ламп, что составляет 7–9 млн штук. В России, по его данным, ежегодно выходит из строя примерно одна такая лампа на каждого жителя страны, из них тоже утилизируется около 70%.

Транспортные расходы «Экорецикла» оплачивают клиенты — стоимость рейса автомобиля в одну точку Антонов оценивает в 3,9 тыс. руб., однако зачастую в ходе тендера цена на эту услугу может падать до 1,5 тыс. руб.

У компании есть небольшое производство, где происходит утилизация ртутьсодержащих отходов. Во время переработки в герметичном оборудовании лампа разделяется на ртуть и стекло. После этого ртуть переправляется на единственный в России завод — НПП «Кубаньцветмет», который перерабатывает ее и пускает в новое производство.

Утилизация

НПП «Кубаньцветмет» находится в Краснодарском крае и занимается утилизацией, переработкой и обезвреживанием ртутьсодержащих отходов с 1998 года. Утилизация происходит в несколько этапов. Поступающие на «Кубаньцветмет» отходы проходят анализ, во время которого специалист определяет состав примесей в них. Затем отходы помещают в печь, где под воздействием высокой температуры конденсируются пары ртути и выпадают в виде ступы (ртуть вместе с пылью, сажей и водой). Потом ступу повторно обжигают и получают мелкодисперсную ртуть. После этого ее отбивают вручную, очищают и разливают по баллонам объемом 34,5 кг. В основном ртуть идет на производство ртутных соединений — хлорида ртути, фосфата ртути и т.д.

Еще несколько лет назад предприятие перерабатывало до 10 тыс. т отходов в год, но сегодня объемы сократились: в 2018 году компания утилизировала 200–300 т, рассказал журналу РБК заместитель гендиректора по производству Сергей Сенокосенко. Это произошло из-за закрытия нескольких крупных химических предприятий в России, добавил он.

И рынок переработки ртутьсодержащих отходов, скорее всего, продолжит сокращаться. В 2018 году в России стали ограничивать использование ртутных ламп. 1 июля прошлого года вступил в силу закон, запрещающий использование компактных люминесцентных ламп (КЛЛ), которые не производятся в России, а только импортируются. Кроме того, ограничения затронули ртутные лампы высокого давления. В прошлом году был введен запрет и для ламп малой мощности — 250 Вт и ниже, а с 1 января 2020 года будут запрещены лампы большей мощности. Их в основном используют предприятия и ЖКХ. Еще больше ограничений появится при вступлении в силу положений Минаматской конвенции.

Классы опасности отходов

I класс — чрезвычайно опасные. Отходы, содержащие ртуть, мышьяк и другие ядовитые вещества — термометры, ртутьсодержащие лампы, гальванические элементы и др. Они практически не перерабатываются в естественных условиях и вызывают смерть у человека при неправильном обращении.

II класс — высокоопасные. Это аккумуляторы, батарейки, провода с покрытием из свинца, автопокрышки, масла, отработки нефтепродуктов и др. Такие отходы отрицательно влияют на здоровье человека, а дикая природа после загрязнения ими восстановится спустя 30 лет.

III класс — умеренно опасные. К этому классу в основном относятся бытовые отходы и производственный мусор: бензин, цемент, свежий навоз со свинофермы, утиный помет и др. В природе перерабатываются за десять лет.

IV класс — малоопасные. Не являются значимой угрозой для окружающей среды и здоровья человека. К ним относятся — макулатура, строительный и бытовой мусор, компьютерная и офисная техника, отходы деревообработки, птицеводства и т.д.

V класс — практически неопасные отходы, которые имеют самую низкую степень воздействия на окружающую среду. Это скорлупа, древесные стружки, упаковки из дерева, отдельные виды пластиков, зола, пищевые отходы человека и др.

Конвенция против ртути

Минаматская конвенция о ртути — межгосударственный договор, направленный на защиту здоровья людей и окружающей среды от антропогенных выбросов и высвобождений ртути и ее соединений. С 2020 года конвенция запрещает производство, экспорт и импорт нескольких видов ртутьсодержащей продукции, в том числе электрических батарей, электрических выключателей и реле, некоторых видов компактных люминесцентных ламп, люминесцентных ламп с холодным катодом или с внешним электродом, ртутных термометров и приборов измерения давления.

Минаматская катастрофа

Конвенция получила название Минаматской в честь города Минамата, расположенного в Японии. В 1956 году здесь произошло массовое отравление ртутью людей, употреблявших в пищу рыбу и морепродукты. Болезнь также получила название Минамата. Причиной ее возникновения послужил продолжительный выброс компанией Chisso в воду залива Минамата ртути, которую донные микроорганизмы в своем метаболизме преобразовали в метилртуть. Токсичное соединение, как и сам металл, накапливается в живых организмах.

  • 7–9 млн ртутьсодержащих ламп собирают и перерабатывают в Москве и области
  • 1 ртутьсодержащая лампа на каждого жителя России выходит из строя ежегодно
  • 1,2 тыс. точек приема ртутных ламп и термометров доступны для населения в Москве
  • Только 3% приборов, содержащих ртуть, из тех, что используются, население сдает на утилизацию

Фото: Ирина Белоносова для РБК

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Прощание с пакетом Прощание с пакетом

Чем торгуют магазины без упаковки

РБК
Греческий Vogue перезапускается — с самым молодым главредом Греческий Vogue перезапускается — с самым молодым главредом

Кто она, 29-летняя Талия Карафиллиду?

Vogue
Подход к отходам Подход к отходам

Как оренбургский бизнес научился зарабатывать на раздельном сборе мусора

РБК
Audi Q8: Исполняющий обязанности Audi Q8: Исполняющий обязанности

Audi выпускает на рынок свой первый купе-кроссовер Q8

АвтоМир
От спроса к предложению От спроса к предложению

В 2018 году обозначился поворот в направлении экономики предложения

Forbes
Genesis G70: За что полюбили? Genesis G70: За что полюбили?

В Genesis поняли, как искать поклонников G70

АвтоМир
Маттиас Шепп: «Немецкие компании были, есть и будут чемпионами локализации в России» Маттиас Шепп: «Немецкие компании были, есть и будут чемпионами локализации в России»

Что мотивирует немецкий бизнес на инвестиции в России

РБК
Aston Martin DB11 Aston Martin DB11

Как и большинство творений из Гейдона, купе умеет себя подать

Quattroruote
Токсичный заряд Токсичный заряд

Кто и зачем перерабатывает батарейки и аккумуляторы

РБК
Игры с цифрами. Как манипулируют нефтяными прогнозами Игры с цифрами. Как манипулируют нефтяными прогнозами

Почему МЭА нельзя считать источником безоговорочного знания

Forbes
В городской тиши В городской тиши

Как можно улучшить город, пока он на карантине

Forbes
Недостаточно средств на карте Недостаточно средств на карте

Распределение семейного бюджета – непростой вопрос для многих пар

Лиза
Давай по-хорошему Давай по-хорошему

Как себя вести, чтобы не быть втянутой в скандал на детской площадке

StarHit
Тонн Гудман выпускает книгу о 20 годах работы в Vogue и вехах карьеры Тонн Гудман выпускает книгу о 20 годах работы в Vogue и вехах карьеры

Как директор моды объехала весь свет и расплакалась, оглянувшись назад

Vogue
Лекарство для здоровых Лекарство для здоровых

Компании мечтают продавать препараты от старения, но их пока не изобрели

Forbes
С 8 марта, дорогая! Почему пора перестать одеваться для кого-то, кроме себя С 8 марта, дорогая! Почему пора перестать одеваться для кого-то, кроме себя

Сколько времени мы тратим на заботу о внешнем виде? Может, хватит?

Cosmopolitan
Из рук в руки Из рук в руки

15 лет российского футбола в историях пяти клубов

Forbes
Майка Монро: «Между актером и фанатами должна быть дистанция» Майка Монро: «Между актером и фанатами должна быть дистанция»

У Майки Монро завидная фильмография и еще более завидные карьерные перспективы

Grazia
Что смотреть на Art Basel 2019 в Гонконге Что смотреть на Art Basel 2019 в Гонконге

Главные художники и галереи из Азии и не только

Vogue
Его заслуга: женщины, которые прославились благодаря влиятельным мужчинам Его заслуга: женщины, которые прославились благодаря влиятельным мужчинам

О женщинах, которые стали успешными благодаря влиятельным мужчинам

Cosmopolitan
Белые наступают Белые наступают

Нашествие белых медведей в Арктике стало сигналом о неотвратимых изменениях

Огонёк
Другая Африка Другая Африка

Путешествие по Эфиопии

The Rake
Партнерство по-флотски Партнерство по-флотски

Правительство выбрало концессионера логистического комплекса во Владивостоке

РБК
Почему балет дешевле футбола, а билеты на него — дороже? Почему балет дешевле футбола, а билеты на него — дороже?

Зарабатывают ли на гастролях лучшие балетные труппы мира

Forbes
Порог терпения. Чем опасна политика Кремля по созданию элит Порог терпения. Чем опасна политика Кремля по созданию элит

О чем свидетельствует волна отставок губернаторов

Forbes
Рок и судьба Рок и судьба

Танцовщица и хореограф Мелани Хэмрик о своем давнем восхищении Мариинкой

Vogue
Новые первые Новые первые

Задумавшись о завтрашнем дне, задались вопросом: о ком будем писать в будущем

Grazia
Остаться людьми Остаться людьми

Экстрасенсы и актеры рассказывают о том, что им помогает выжить на острове

StarHit
Талант и воля Талант и воля

Уиллем Дефо служит примером новому поколению Голливуда

The Rake
Лондон: Туманный Вавилон Лондон: Туманный Вавилон

Николай Сванидзе — о Лондоне, где «раз сто точно был, а потом перестал считать»

Вокруг света
Открыть в приложении