Вся медицина должна стать профилактической

На вопросы редакции отвечает академик Юрий Беленков

Наука и жизньРепортаж

Вся медицина должна стать профилактической

На вопросы редакции отвечает академик Юрий Беленков, директор Клиники госпитальной терапии им. А. А. Остроумова, президент Общества специалистов по сердечной недостаточности.

Беседу ведёт Наталия Лескова

Академик Юрий Никитич Беленков.

— Юрий Никитич, прежде всего поясните пожалуйста, что такое сердечная недостаточность?

— Если говорить просто, сердечная недостаточность — это состояние, когда сердце плохо работает как насос. Мы довольно часто читаем: такой-то человек умер от сердечной недостаточности, хотя был совершенно здоров. Ерунда. Так не бывает. Сердечная недостаточность — это всегда процесс, протяжённый во времени. Люди умирают от остановки сердца или дыхания, а сердечная недостаточность ведёт человека к финалу долго и исподволь. Начинается всё с появления таких классических симптомов, как тяжесть при ходьбе, одышка, сердцебиение, слабость, отёки… Если эти состояния возникли — пять-семь лет жизни отведено человеку, даже при самых современных методах лечения. Не больше.

— Правда ли, что таких пациентов становится всё больше?

— Да, их количество год от года растёт. Дело в том, что раньше они просто не доживали до такого состояния. Раньше от инфаркта миокарда умирал каждый второй, а сейчас врачей ругают даже за восемь процентов летальности. Мы неплохо научились спасать жизнь кардиологических пациентов, а миокард — нет. Если человек перенёс первый, второй инфаркт — это уже тяжело больной пациент, предрасположенный к ряду тяжёлых кардиологических осложнений, в том числе к сердечной недостаточности. И процент таких пациентов растёт. Стенокардия, ишемическая болезнь сердца — это, как правило, последствия неадекватно леченной артериальной гипертонии, которая имеется у огромного количества наших граждан, и многие о болезни даже не догадываются. Коварство гипертонии в том, что нередко она протекает бессимптомно. Иной раз пациент говорит: у меня, мол, давление 170 на 100 — это нормально, я себя хорошо чувствую. Не бывает таких «нормальных» показателей давления! Если даже вы себя при этом неплохо чувствуете, это совсем не значит, что так же чувствуют себя ваши сосуды. Они страдают. И всё это создаёт грозный фон для последующих осложнений, вплоть до инфаркта и инсульта. По нашим данным, только 60 процентов пациентов знают о своей артериальной гипертонии, из них 40 процентов как-то лечатся и лишь 16 процентов получают адекватное лечение, достигающее целевого назначения.

— Какую работу в этом направлении проводит общество, которое вы возглавляете?

— Двадцать лет назад, когда проблема сердечной недостаточности начала обозначаться, мы собрались вместе — 12 молодых кардиологов — и стали её обсуждать. Нам тогда казалось, что это казуистика, редкие, единичные случаи, которые никогда не примут характера эпидемии. Как же мы ошибались! Проблема росла и крепла, а вместе с ней ширились ряды нашего общества. Если первые наши семинары проходили в кафе и ресторанах, то потом мы начали собирать большие залы. Сейчас на конгрессы по сердечной недостаточности с международным участием съезжаются более двух тысяч человек, с этой целью мы арендуем «Крокус Экспо», где задействованы все залы. Это само по себе говорит о масштабе проблемы.

За последние годы мы сделали многое. Первое — это подготовка врачей. У нас проходит по 85 школ в год, на каждой мы обучаем по 100—150 человек. Это 8000 врачей ежегодно. Мы проводим лекции, интернетсеминары. Обучаем не только кардиологов, но в первую очередь терапевтов. Ведь большинство кардиологических пациентов попадают именно к ним, поэтому очень важно, чтобы врач первичного звена хорошо ориентировался в этой проблеме.

Второе — мы проводим огромное количество онлайн-консультаций. С принятием закона о телемедицине это стало возможным. Вот вчера я шёл по коридору с лекции и через WhatsApp консультировал женщину из Первоуральска Свердловской области. Конечно, важно, чтобы рядом с ней находился лечащий врач, тогда наше общение пойдёт продуктивнее. Мы вместе находим оптимальный алгоритм лечения, а если необходимо — приглашаем пациентов в Москву на очную консультацию. Они приезжают, мы их «компенсируем». Хотелось бы сказать — вылечиваем, но, к сожалению, это не так просто.

И третье — появились специализированные койки для лечения сердечной недостаточности. Сейчас это общемировой тренд; у нас же такое движение лишь начинается, и нередко мы видим сопротивление даже со стороны пациентов, которые не понимают, зачем нужна госпитализация. Наша задача — объяснять, почему это необходимо. Такая помощь будет трёхуровневой. Первый уровень — поликлиника, амбулатория, второй — койки в больницах и госпиталях на базе кардиологических и терапевтических отделений, третий — специализированные федеральные центры, которые должны быть созданы по всей стране. По нашим оценкам, их должно быть не менее одного центра на 400 000 населения.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Царь-птица Царь-птица

К этим гордым и боевым птицам мы относимся с поразительным пренебрежением

Популярная механика
Основатель бизнеса и его друг инвестор: как не поссориться и вместе заработать деньги Основатель бизнеса и его друг инвестор: как не поссориться и вместе заработать деньги

Как основателю бизнеса и инвестору избежать конфликта

Forbes
Трагедия Эйнштейна, или Счастливый Сизиф Трагедия Эйнштейна, или Счастливый Сизиф

Очерк четвёртый: «Стремление к истине ценнее обладания ею»

Наука и жизнь
«Иногда хочется потерять все деньги»: Оскар Хартманн об инвестициях в недвижимость и личном бессмертии «Иногда хочется потерять все деньги»: Оскар Хартманн об инвестициях в недвижимость и личном бессмертии

Предприниматель Оскар Хартманн рассказал о трудной судьбе венчурного капиталиста

Forbes
Молочные реки, китайские берега Молочные реки, китайские берега

Как иностранные инвестиции столкнулись с недоверчивым народом

Огонёк
Основательница Encore Fitness — о различиях фитнес-клубов в Москве и мире Основательница Encore Fitness — о различиях фитнес-клубов в Москве и мире

Ирина Кутьина создала новый формат фитнес-клуба

РБК
Король говорит Король говорит

Гарик Мартиросян положил партбилет Comedy на стол и ушел работать над стендапом

Glamour
Как построить свечной бизнес и не прогореть Как построить свечной бизнес и не прогореть

Мира Бруман может смело давать советы стартаперам

РБК
Как выбрать лучший эллиптический тренажер для дома: полезные советы по выбору Как выбрать лучший эллиптический тренажер для дома: полезные советы по выбору

Расскажем обо всех нюансах эллиптических тренажеров и предложим лучшие модели

CHIP
5 великих вещей, придуманных во сне 5 великих вещей, придуманных во сне

Про сон Менделеева ты уже знаешь, а вот про эти сновидения — нет

Maxim
«Никто никогда мне ничего не дарил»: миллиардер Алишер Усманов дал интервью FT «Никто никогда мне ничего не дарил»: миллиардер Алишер Усманов дал интервью FT

Российский миллиардер Алишер Усманов впервые за десять с лишним лет дал интервью

Forbes
Ассорти для героя Ассорти для героя

Большой шоколадный квест по Бельгии

Вокруг света
Детский расизм и ложная память. Какие эксперименты над людьми проводили в XX веке Детский расизм и ложная память. Какие эксперименты над людьми проводили в XX веке

Представьте, что люди с голубым цветом глаз превосходят вас — они умнее и лучше

Forbes
Сергей Минаев — об итогах десятилетия Сергей Минаев — об итогах десятилетия

Сергей Минавев — каким исследователи из будущего увидят наши 2010-е

Esquire
GAC GS8. За всё ответит Баста GAC GS8. За всё ответит Баста

Новый внедорожник от китайской госкомпании GAC пока вызывает больше восторгов

4x4 Club
Богатыри Невы Богатыри Невы

Плацдарм в два квадратных километра под Ленинградом как зеркало русского духа

Эксперт
Правительство цифровизации Правительство цифровизации

Будет ли в госполитике место живому человеку

Русский репортер
Почему Мария Шарапова больше не топ-теннисистка? Почему Мария Шарапова больше не топ-теннисистка?

Как звезда российского тенниса прошла путь от «первой ракетки мира» до вылета

GQ
Письмо к съезду: хотел, как лучше Письмо к съезду: хотел, как лучше

Ленин предлагал некоторые меры для предупреждения раскола в партии

Дилетант
Как заработать десятки миллионов долларов на открытках со знаменитостями: история сервиса Cameo Как заработать десятки миллионов долларов на открытках со знаменитостями: история сервиса Cameo

Хочется, чтобы твоего близкого человека поздравил любимый исполнитель?

Forbes
«Ангара» проблем «Ангара» проблем

Почему новая ракета-носитель до сих пор не летает?

Огонёк
«Люди платят, чтобы их пугали» «Люди платят, чтобы их пугали»

Классику японского кино Такаси Миике в этом году исполняется 60 лет

Огонёк
Массу искусственной почки сократили в десять раз Массу искусственной почки сократили в десять раз

Стартап разработал портативный аппарат для диализа

Популярная механика
Как музыка влияет на чувства и способности человека Как музыка влияет на чувства и способности человека

Какие процессы происходят в мозге во время прослушивания музыки

СНОБ
Неолиберальная экономическая модель и социальное неравенство Неолиберальная экономическая модель и социальное неравенство

Рост неравенства — это стержень, на котором держится накопление капитала

Эксперт
Тарантул из космоса. Посмотрите на одну из последних фотографий, сделанных «Спитцером»! Тарантул из космоса. Посмотрите на одну из последних фотографий, сделанных «Спитцером»!

Туманность тарантул долгое время была под наблюдением ученых

National Geographic
Морская фигура Морская фигура

Актриса и новая ведущая реалити-шоу «Место под солнцем» Наталья Рудова на пляже

Maxim
Защищаем технику от перепадов напряжения: выбираем реле контроля Защищаем технику от перепадов напряжения: выбираем реле контроля

Какими бывают РКН и как правильно рассчитать, какое реле вам подойдет

CHIP
Почему во многих российских городах так не любят Москву Почему во многих российских городах так не любят Москву

У России немало претензий к собственной столице

GQ
С чего начать слушать джаз С чего начать слушать джаз

Современный человек отказывает себе в джазе потому, что не знает, с чего начать

Maxim
Открыть в приложении