Как Крепыш со Сметанкой коневодство поднимали

История лошадиных пород. Ты научишься отличать английских скакунов от мейн-кунов

MaximИстория

Как Крепыш со Сметанкой коневодство поднимали

Мужчины любят то, на чем можно быстро ездить вне зависимости от того, сколько у конструкции колес, ног или присосок. Пусть «бугатти» и «ламборгини» наших прапрадедов жрали не бензин, а овес – это ничего не меняло.

Текст Екатерина Чекушина

Жизнь меняется так стремительно, что мы едва успеваем фокусировать взгляд на вспыхивающих профилях сверхновых звезд «Инстаграма», набегающих друг на друга индексах айфонов, новых марках автомобилей. Не то что пытаться за всем этим угнаться, даже находиться во всей этой чехарде – занятие довольно утомительное. Поэтому сегодня мы решили отключиться от пиликающего и вибрирующего цифрового новостного поля и погрузиться в неспешный XIX век, когда рекорды скорости ставили не на соревнованиях «Формулы-1», а на скачках, состояния спускали не на суперкары, а на породистых лошадей и не было более мужского занятия, чем обсуждение статей какой-нибудь знаменитой кобылы*.

* Примечание Phacochoerus'a Фунтика:
«Знание лошадиных статей и родословных могло принести большие деньги на скачках, да и в беседах с друзьями поддерживало авторитет. Как думаешь, откуда взялись все эти разговоры о дизайнерских особенностях автомобильных марок, обсуждение расхода бензина, напряженная индексация в голове твоих собеседников, когда ты называешь марку своего железного коня? Кстати, коневодство до сих пор остается излюбленным занятием влиятельных человеческих особей. Шейху Дубая, например, принадлежит «Годольфин» – одна из самых знаменитых конюшен в мире».

Скачки. 1911 год. Из коллекции Третьяковской галереи

Годольфин

История английских чистокровных лошадей, самой быстрой, самой дорогой и самой чистой породы на Земле, началась где-то в пустынях Ближнего Востока.

Испокон веков арабы занимались разведением верховых лошадей для своей кавалерии. Их изящные, выносливые и удивительно быстрые кони были известны и в Европе, и в Азии, однако исключительно как недостижимое сокровище. Под страхом смертной казни запрещено было продавать арабских лошадей за пределы арабского мира. В XVIII–XIX веках границы начали размываться: могущество Османской империи ослабло. Во время многочисленных сражений арабские кони попадали в плен, а кроме того, стремясь наладить дипломатические отношения с противниками, арабы нарушали древний закон и, бывало, дарили не самых ценных лошадей европейским правителям.

Арабский скакун Годольфин, приве-зенный в Англию в 1730 году

Предположительно именно так легендарный арабский жеребец Годольфин попал в Европу. В 1730 году в возрасте шести лет его подарили французскому королю Людовику XV. Надо сказать, король отнесся к подарку без восторга. Конь был, мягко говоря, неказистый: низкорослый, с непропорционально длинным туловищем, да еще и почти неуправляемый. Не знаем, как такой «подарочек» повлиял на дипломатические отношения, однако из королевской конюшни его попытались побыстрее сбыть, чтобы не мозолил глаза. Так Годольфин (впрочем, он тогда звался каким-то другим именем, которое история не сохранила) попал в услужение городскому извозчику. Тут жеребцу пришлось несладко. Голодом, кнутом и тяжелой ежедневной работой практичный кучер укротил восточный темперамент своего подопечного.

Через пару лет уличной каторги судьба коня неожиданно сделала крутой вираж. Возвращаясь на извозчике в гостиницу, один английский купец обратил внимание на чрезвычайно худую лошадь удивительного сложения.

Надо сказать, в Великобритании к тому времени уже не первую сотню лет увлекались коневодством. Сначала лошадей выращивали для рыцарей, затем королям полюбились скачки, и при дворе завели свою конюшню с «королевскими» жеребцами и кобылами. Планомерное отслеживание их родословных (это было свойственно англичанам во всех сферах жизни) привело к тому, что в стране сформировалась своего рода национальная порода рослых, ладных и довольно сильных лошадей – все-таки перевозка рыцарей в полном доспехе требовала недюжинной двужильности. Британские коневоды не ограничивали свои предпочтения местным генофондом.

Всякие экзотические породы, в особенности изящные арабы, особенно ценились, так как они были быстрее английских лошадей, а скачки на скорость все больше входили в моду. Английский купец, приехавший по торговым делам во Францию, оказался страстным коневодом. Он разглядел в заморенном рабочем коне арабские стати и расспросил извозчика, откуда ему достался этот любопытный экземпляр. Тот признался, что экземпляр, с его точки зрения, не представляет никакой ценности. Может, он и араб, да хоть сам турецкий паша, однако Париж еще не видел такой упрямой клячи. Купец поцокал языком и предложил за коня такую сумму, за которую извозчик готов был отдать ему это «сокровище» вместе с повозкой.

Так неказистый конь попал в конюшню к торговцу Эдварду Коуку, который немедленно распустил слухи о том, как за бесценок приобрел в Париже чистокровного араба. Впрочем, на скачки Коук жеребца не выставлял – не хотел портить впечатление, все-таки выглядело его приобретение весьма сомнительно. Через пару лет Коук скончался, и коня выкупил граф Годольфин. К тому времени жеребец уже нагулял нормальный вес и выглядел не так страшно. Впрочем, для бегов он оказался слишком стар: по всем признакам ему было больше десяти лет. В качестве производителя конь тоже не очень котировался: по сравнению с английскими лошадьми, он был не только неказистым, но и низкорослым, всего 152 сантиметра в холке против стандартных 160. Граф решил использовать бракованного коня как тестового – загонять кобыл, чтобы выяснить, готовы ли они к случке. Тут и выяснилось, что араб обладает феноменальными способностями к бегу. За счет длинных плечевых суставов и особенно развитых тазовых мышц, он двигался гигантскими скачками и легко догонял любую призовую лошадку. Впрочем, удовольствия от этого для самого жеребца выходило мало – ровно до той поры, как в конюшню графа Годольфина привезли Леди Роксану. Это была кобыла самых аристократических кровей, дочь чемпионов и сама неоднократная победительница заездов. В качестве жениха ей предназначался лучший жеребец конюшни – Хобгоблин. Граф Годольфин заплатил за случку немалые деньги и ожидал от нее чудес, однако негодница Роксана заупрямилась и ни в какую не соглашалась подпускать к себе Хобгоблина, при том что на тестовой сходке была совсем не против внимания уродца-араба. Граф Годольфин махнул рукой и решил уступить желаниям Леди, и к ней снова привели приглянувшегося жеребца. Это был исторический момент зарождения породы «английская чистокровная». Сын Годольфина и Леди Роксаны оказался настолько замечательным бегуном и еще более замечательным производителем, что его кровь течет в жилах почти всех современных чистокровных лошадей*. Тем временем граф полностью изменил отношение к своему неказистому арабскому коню после произведения на свет такого удачного потомка. Жеребец получил имя самого графа и был записан в качестве одного из самых ценных производителей конюшни. Остаток жизни четвероногий Годольфин прожил в веселии и довольстве.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Блог изобилия Блог изобилия

Кем надо быть, чтобы делать горы денег на блоге

Maxim, февраль'19
В прошлом деффчонка В прошлом деффчонка

По­ли­на Мак­си­мо­ва ра­ди­каль­но сме­ни­ла имидж

Glamour, февраль'19
Движение вниз Движение вниз

Каково это — фактически быть проводником в царство мертвых

Men’s Health, март'19
Её Величество Мона Лиза Её Величество Мона Лиза

Портрет королевы Великобритании писал питерский художник Сергей Павленко

Story, январь'19
Лицо с экрана. Андрей Малахов Лицо с экрана. Андрей Малахов

Лицо с экрана. Репортаж из новой студии Андрея Малахова

GQ, октябрь'18
Трехлетний мальчик потерялся в лесу, но выжил. Говорит, что ему помогал медведь Трехлетний мальчик потерялся в лесу, но выжил. Говорит, что ему помогал медведь

Трехлетний мальчик был найден живым после двух дней скитаний по лесу

National Geographic, январь'19
Объемы мирового турпотока достигли рекордного уровня Объемы мирового турпотока достигли рекордного уровня

Объемы мирового турпотока достигли рекордного уровня

National Geographic, январь'19
Чье время настало? Чье время настало?

Сравнительный тест Kia Sportage и Mitsubishi Outlander

АвтоМир, январь'19
Взрывающий по неосторожности Взрывающий по неосторожности

Инциденты с газом накрыли зимнюю Россию

Эксперт, январь'19
Да иди ты: как твою жизнь изменит лишняя 1000 шагов в день Да иди ты: как твою жизнь изменит лишняя 1000 шагов в день

Да иди ты: как твою жизнь изменит лишняя 1000 шагов в день

Men’s Health, январь'19
«Донором можно становиться пять раз, так что я продолжаю»: история Таи «Донором можно становиться пять раз, так что я продолжаю»: история Таи

Тае 20 лет, она студентка медицинского и волонтер Фонда борьбы с лейкемией

Cosmopolitan, январь'19
Старики Старики

Аросева считала театрального артиста самым счастливым человеком на свете

Story, январь'19
В парке или на пляже? Джентльменский гид по публичным занятиям любовью В парке или на пляже? Джентльменский гид по публичным занятиям любовью

Джентльменский гид по публичным занятиям любовью

Playboy, январь'19
“Забрать назад свое сердце” “Забрать назад свое сердце”

За любой нашей болью скрывается невыраженная эмоция

Psychologies, февраль'19
Азы: бокс Азы: бокс

Азы: бокс. Урок от профессионального тренера

Men’s Health, февраль'19
Все фиолетово Все фиолетово

Архитекторы из бюро BIGO построили домик для отдыха в скандинавском стиле

AD, февраль'19
Привычка жениться Привычка жениться

Футболист Павел Погребняк и его жена Мария в четвертый раз отпраздновали свадьбу

OK!, январь'19
Креативная глубинка Креативная глубинка

Сердце концерна IКЕА, ворочающего миллиардами, находится в глухой провинции

Популярная механика, февраль'19
Черным по белому Черным по белому

Писатель Гузель Яхина говорит как пишет

GQ, февраль'19
Мы посмотрели показ Y/Project, и у нас есть вопросы Мы посмотрели показ Y/Project, и у нас есть вопросы

Потенциал дизайнера Гленна Мартенса куда больше, чем может показаться

GQ, январь'19
Как выглядеть модно, когда на улице очень холодно Как выглядеть модно, когда на улице очень холодно

Пять идей, как быть стильным и не мерзнуть

GQ, январь'19
Информационное заражение Информационное заражение

Как жителей приморского края подняли на борьбу с «ядерным могильником»

Огонёк, январь'19
Главное, чему научил нас Кристиан Диор Главное, чему научил нас Кристиан Диор

Как можно стать революционером, не придумав ничего нового

GQ, январь'19
Рыбы, живущие без кислорода Рыбы, живущие без кислорода

«Мертвые зоны» оказались полны жизни

National Geographic, январь'19
Вне гравитации: шесть женщин-космонавтов, меняющих мир Вне гравитации: шесть женщин-космонавтов, меняющих мир

Над чем работают современные женщины-космонавты?

Forbes, январь'19
Кибуцы: чем так привлекает жизнь в общине? Кибуцы: чем так привлекает жизнь в общине?

Почему люди XXI века стремятся жить в общине и делить все с соседями?

Psychologies, январь'19
Беспилотные автомобили: из-за чего Россия безнадежно опаздывает Беспилотные автомобили: из-за чего Россия безнадежно опаздывает

Не технологии, а регуляторика страны мешает развивать беспилотный транспорт

Forbes, январь'19
Осторожно: ПМС! Осторожно: ПМС!

Предменструальный синдром – это не женский каприз, а реальный диагноз

Лиза, январь'19
Виниловая дорожка Виниловая дорожка

Студия, где вы можете заказать и с нуля сделать тираж аналогового винила

Популярная механика, февраль'19
Брачный контракт укрепляет брак? Брачный контракт укрепляет брак?

Отношение к брачному договору в нашей стране неоднозначное

Домашний Очаг, февраль'19