Венедиктинцы

Сергей Минаев и Алексей Венедиктов спорят на тему информационных трендов

EsquireРепортаж

Венедиктинцы

Сергей Минаев и главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов выбирают ключевых героев уходящего года и рассуждают, почему люди, не способные к самоиронии, погубят страну.

Фотограф Никита Бережной

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: В декабрьском номере мы подводим итоги года. С тобой я хочу обсудить итоги медийные. Возьмем последние несколько лет – у каждого года были образы в медиа. 2012-й – образ человека с Болотной. 2014-й – участника событий Крымской весны. Какой образ у 2018-го? Кто собирательный герой года?

АЛЕКСЕЙ ВЕНЕДИКТОВ: Год еще не закончился, но, конечно же, это два условных бойца – Боширов и Петров. Как сказал глава Службы внешней разведки Нарышкин, «даже если бы это и была работа какойто спецслужбы, то сделана она непрофессионально». Верю Нарышкину. Знаю Сергея Евгеньевича как тонкого наблюдателя. Это яркая иллюстрация непрофессионализма. Почему Боширов и Петров – символы этого года? Потому что в нашей стране в самых разных областях непрофессионалы берут верх. Это опасная тенденция, которая возникла в соцсетях, где все рассуждают обо всем, липовые специалисты по любому вопросу. Сформировалась новая среда. Никто ни в чем не разбирается и всем все по фигу. Поэтому ракеты не взлетают, наши самолеты сбивают в Сирии, или они сами падают у Сочи с ансамблем Александрова и Лизой (врач-реаниматолог и общественный деятель Елизавета Глинка погибла в авиакатастрофе 25 декабря 2016 года. – Esquire). Наступило торжество непрофессионализма.

СЕРГЕЙ: Где же профессионалы? Вымерли?

АЛЕКСЕЙ: Дело в том, что само понятие профессионализма изменилось. То, что работало в ХХ веке, уже не работает в веке XXI. Нельзя говорить «ваш интернет – это поле дезинформации и манипуляции». Это правда, но не вся. Наверное, есть области, в которых заняты крутые профессионалы. Но специалистов спецслужб и не должно быть видно. Видны только проколы. А вместо того чтобы сказать «спасибо, ребята, вы обнаружили дыру в системе, сейчас мы ее залатаем, вот вам орден», начинаются гонения на тех, кто обнаружил дыру. Значит, проколы будут повторяться, а ордена, медали, должности будут получать непрофессионалы. Для меня 2018 год – это два несчастных офицера, которых заставили прийти на интервью. Говорить с журналистами – это не их работа.

СЕРГЕЙ: Работа, требующая большой подготовки, надо сказать.

АЛЕКСЕЙ: Политики готовятся, когда идут на интервью. Балерины готовятся. Мне Коля Цискаридзе рассказывал, как перед каждой встречей с журналистами он перечитывает выступления свои и своих оппонентов. А тут просто отправили ребят. И не важно, кстати, офицеры они или тренеры по фитнесу.

СЕРГЕЙ: Это как послать безоружными на пушки.

АЛЕКСЕЙ: Да, потому что никто не понимает, что медиа – это пушка.

СЕРГЕЙ: Ты рисуешь удивительную картину, и я с ней согласен. Есть два мира. Мир, в котором интернет, криптовалютные биржи, биткоины. И мир, в котором говорят: «Мы не знаем, что это».

АЛЕКСЕЙ: Да нет другого мира. Они его не замечают и думают, что его нет. Как дети: «Я закрою глаза, и уже не страшно». Ничего подобного! Я могу не понимать, что такое биткоины, но у меня должны быть люди, которые это объяснят. Скорость развития технологий в 2018 году такая, что даже молодые за ней не успевают. Скажем, мой 17-летний сын, геймер, живет в интернете, это его среда. Год назад он говорил: «Папа, я не буду ходить на митинги, я играю, общаюсь в интернете, мне этого хватает». Сейчас он заявляет: «Когда следующий митинг? Я пойду, мне интересно». Он до недавнего времени не знал, кто такой Медведев. Про Путина, Навального слышал, а Медведева не знал. Его это не интересовало.

СЕРГЕЙ: В мир геймера добралась политика.

АЛЕКСЕЙ: «А что случилось?» – спрашиваю. Он: «Как что? Они с ногами залезли в мой мир, в интернет, они не дают нам смотреть порно, заставляют везде регистрироваться, запрещают одно, другое». И те, кто это делает, не понимают, что для молодежи это среда обитания. Знаешь ли ты, что во время митингов молодежи по хрену был Навальный?

СЕРГЕЙ: В марте?

АЛЕКСЕЙ: В марте, да. Я смотрел оперативные записи. Спрашиваю товарища генерала: «Вы слышали, что выкрикивает молодежь?» – «Нет». – «Давайте посмотрим». Включаем. Полплощади кричит: «Путин – вор!» – а вторая половина скандирует: «Дамблдор!» Он спрашивает: «А что это такое?» Говорю, если вы не знаете, не лезьте к ним. Для меня, для людей моего возраста интернет – это инструмент: купить билеты, посмотреть новости. Для молодежи это воздух, которым они дышат. И им перекрывают кислород.

СЕРГЕЙ: И для них это выглядит так, будто в их мир ворвались викинги.

АЛЕКСЕЙ: Вот! В их цивилизованный мир пришли дикари с копьями, стрелами. И мой совершенно аполитичный сынок говорит: «В следующий раз пойду на митинг, куплю желтую утку, пущу ее по Москвереке». Не лезьте в чужой огород! Поэтому молодежь и вышла. Они даже не заметили, что Навальный не пришел: его задержали раньше.

СЕРГЕЙ: Это столкновение не идеологий, а поколений?

АЛЕКСЕЙ: Столкновение образов жизни, я бы даже сказал. Именно поэтому я считаю молодежь революционерами. Четвертым сословием, которое строит новый мир.

СЕРГЕЙ: Хочу обсудить с тобой еще один момент, особенно заметный в последние месяцы. Все началось с блокировки Telegram, потом был Рогозин с дырками в обшивке «Союза», которые не понятно – марсиане или американцы насверлили, затем видеоблог Золотова. Онищенко запрещает онанизм. Такое впечатление, что мы сидим перед некой сценой, на которую, расталкивая друг друга, бегут люди из вчерашнего дня и кричат: «Я хочу еще вот такую глупость сказать!»

АЛЕКСЕЙ: На мой взгляд, близятся изменения во власти, и эти люди хотят выделиться из массы. Сейчас меняют губернаторов. Я многих знаю, им уже все равно. А кого не знаю – те просто набор звуков. Необходимо выделиться, зафиксироваться как фигура яркая. Нужно быть радикально контрреволюционным, заметным. Новости мелькают с такой скоростью, что про Онищенко уже все забыли, а мастурбацию и онанизм, конечно, все будут обсуждать. Молодец, он умный и хитрый мужик.

СЕРГЕЙ: Зачем это чиновникам?

АЛЕКСЕЙ: Чтобы в следующем наборе не оказаться за бортом.

СЕРГЕЙ: Иными словами, они считают, что критерием попадания в следующий набор будут подобные заявления?

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Джастин Тимберлейк Джастин Тимберлейк

Правила жизни Джастина Тимберлейка

Esquire
Дочернее предприятие Дочернее предприятие

Подробнейший отчет о Бале дебютанток «Татлера»

Tatler
Кто здесь Ребенок? Кто здесь Ребенок?

Актриса Александра Ребенок в мастерской художника и гримерке МХТ

Esquire
«Возникает конфликт интересов» «Возникает конфликт интересов»

О сокращении более чем на треть федерального списка школьных учебников

Огонёк
Пирамида маслом Пирамида маслом

Как выглядели последние годы Сергея Мавроди

Esquire
Funтастическая четверка Funтастическая четверка

Участники группы «Банд’Эрос» признаются, что сильно отличаются друг от друга

OK!
Каково это. Преподавать английский в одной из самых богатых российских семей Каково это. Преподавать английский в одной из самых богатых российских семей

Каково это. Преподавать английский в одной из самых богатых российских семей

Esquire
Совестливый пророк. Как Солженицын предвидел будущее России Совестливый пророк. Как Солженицын предвидел будущее России

Совестливый пророк. Как Солженицын предвидел будущее России

Forbes
Антон Пинский Антон Пинский

Антон Пинский. Почему вареники ленятся, а ресторатор – нет

Esquire
И тайное станет явным! И тайное станет явным!

Кэти Холмс и обладатель «Оскара» Джейми Фокс наконец сыграют свадьбу

Grazia
Места силы Места силы

Креативные индустрии Украины, Грузии и Казахстана

Esquire
Сошел с подиума Сошел с подиума

Почему «Стокманн» отказался от развития известного мультибренда

РБК
Общество Мертвых Поэтов Общество Мертвых Поэтов

Как минимум трех известных исполнителей хип-хопа мир лишился в 2018 году

Esquire
Кто в доме главный? Кто в доме главный?

О чем пары спорят на самом деле?

Psychologies
Долецкая республика Долецкая республика

О чем не любит ностальгировать и как видит будущее Алена Долецкая

Esquire
От Оумуамуа до модификации человека От Оумуамуа до модификации человека

Главные научно-технологические итоги 2018 года

Русский репортер
Мамаево кокорище Мамаево кокорище

Телеграм-канал «Беспощадный пиарщик» о главных событиях уходящего медиагода

Esquire
Новогоднее меню для будущей мамы Новогоднее меню для будущей мамы

Женщине в положении придется продумать новогоднее меню

9 месяцев
Жатва Гиппократа Жатва Гиппократа

Что нового в медицине в последние 20 лет начавшегося века

Maxim
Алкогений: Михаил Шемякин Алкогений: Михаил Шемякин

Был ли художник Михаил Шемякин алкоголиком?

Maxim
1996 год 1996 год

Срок первого президента РФ подошёл к концу, смута продолжается

Esquire
Дела семейные Дела семейные

Мануэла Бортоламеолли рассказала, в чем плюсы и минусы семейного бизнеса

Grazia
Приключения итальянца в России Приключения итальянца в России

О том, как шины стали символом Италии, а герцог – генеральным директором

Esquire
Страхи слабых. Почему компании боятся нанимать женщин Страхи слабых. Почему компании боятся нанимать женщин

Что стоит за отказом от найма на работу женщин

Forbes
10316 10316

В ночь на 10 ноября 1989 года пала Берлинская стена – символ холодной войны

Esquire
Familia: прийти и найти сокровище Familia: прийти и найти сокровище

Сеть Familia растет быстро

Эксперт
Mercedes-Benz GLC Mercedes-Benz GLC

Mercedes-Benz GLC. Бензиновый турбоагрегат плюс электромотор

Quattroruote
Спешите видеть Спешите видеть

Технологичная одежда, которая скоро станет реальностью

Robb Report
От сала до «Мимозы» От сала до «Мимозы»

Как менялся новогодний стол вместе с генеральной линией советской кулинарии

Огонёк
Дорого-богато: как красятся рублевские жены и стоит ли повторять такой макияж Дорого-богато: как красятся рублевские жены и стоит ли повторять такой макияж

Какой мейк любят рублевские жены и пойдет ли он обычным девушкам

Cosmopolitan
Открыть в приложении