Не святой Петр

Сергей Минаев поговорил с Петром Авеном о несбывшихся мечтах 1990-х

EsquireЗнаменитости

Не святой Петр

Главный редактор Esquire Сергей Минаев поговорил с Петром Авеном о том, почему мечтам о светлом будущем в 1990-х не суждено было сбыться

СЕРГЕЙ МИНАЕВ: После премьеры фильма «Дело Собчака» мой приятель написал в фейсбуке: «В кино – “Дело Собчака”, в книжных – “Время Березовского” Авена. Мертвые хоронят своих мертвецов. Вот уж воистину ушла эпоха».

ПЕТР АВЕН: Эпоха не ушла. Все, что мы имеем сегодня, началось в 1990-е. Что было в 1990-е – началось в 1980-е, и так далее. Эпоха продолжается, а самое интересное в историях и Березовского, и Собчака – это ответ на вопрос, почему сегодня в России все так.

СЕРГЕЙ: Вас лично нынешняя ситуация не устраивает по каким параметрам?

ПЕТР: Прежде всего тем, что у нас не слишком свободная, не конкурентная жизнь. Та модель общества, к которой мы стремились в начале 1990-х, не вполне состоялась. То же показано в фильме про Собчака: мы, советские люди, которые выросли в СССР с его моральными принципами, – жертвы. И сегодня ничего не изменилось: те же принципы, те же представления о том, что можно, а чего нельзя. Это история про Моисея, который сорок лет водил евреев по пустыне. Видимо, нам тоже нужно время, пока не появятся новые ценности.

СЕРГЕЙ: Вы пришли в правительство в 1992-м, вам было 36 лет. Мне – 17. Для моего поколения вы были примером. Нам казалось, что вы и ваша команда говорите правильные вещи. Откуда у вас в 36 лет было понимание, куда вести страну?

ПЕТР: Мы много лет готовились к тому, чтобы управлять экономикой страны. В 1980-е рост экономики СССР резко замедлился, мы явно отставали от Запада. Ощущение, что надо что-то делать, появилось на всех этажах власти.

СЕРГЕЙ: Иными словами, к началу 1990-х вы четко понимали, что будете делать.

ПЕТР: Безусловно. И не только я. У нас была полностью готова программа, написан план реформ. В Йельском университете вышла наша книга на английском языке – нашими соавторами были американские коллеги.

СЕРГЕЙ: Пресловутые чикагские мальчики, которыми будут вас попрекать на протяжении десятилетий?

ПЕТР: Да. Только это были не чикагские мальчики, а специалисты мирового класса, крупнейшие экономисты того времени. Мы работали вместе официально, никакого диссидентства. Был неформальный семинар, на котором мы решали вопросы экономики помимо тех заданий, которые получали сверху.

СЕРГЕЙ: Народ оптимистично встретил перемены, и почти сразу началась пресловутая шоковая терапия, наступило жуткое разочарование. Вспомню ваш разговор с Чубайсом, он сказал вам: «Петь, мы не объяснили людям ничего».

ПЕТР: Мы были людьми из академических институтов. Писали бумажки и были глубоко этим увлечены. Хорошо знали, что происходит в экономике.

СЕРГЕЙ: Вы знали теорию. Но не видели, как на практике все происходит.

ПЕТР: В этом и была проблема. Более того, нами двигал экономический детерминизм. Мы считали, что экономику поправим, законы поменяем, и начнется другая жизнь. Это была наивная вера отличников, окончивших экономические вузы.

СЕРГЕЙ: Когда я был мальчишкой, самым страшным ругательством в политике было «номенклатурщик». И потом эти номенклатурщики легко переехали в новые кабинеты.

ПЕТР: Сталин создал тот слой советских людей, который Солженицын называл «образованщиной». На самом деле это были близкие и понятные нам люди. По человеческим качествам мне, например, было бы намного легче работать с Горбачевым, чем с Ельциным. Но по большому счету – все было одно.

СЕРГЕЙ: Как же вы собирались строить новую страну с этими людьми?

ПЕТР: Увы, мы упрощали действительность. Это во многом повторение «Собчака». Очень сильная сцена есть в этом фильме, он про конституцию рассказывает, а у него просят колбасы и отопления в доме. Это оторванность от жизни. И Собчака, и нашего правительства.

СЕРГЕЙ: Собчак в пиджаке и светлом пальто в троллейбусе – тотальная оторванность от жизни Советской страны.

ПЕТР: Да, Ельцин в этом плане был куда более политическим животным, это правда.

СЕРГЕЙ: Он просто знал страну. Он приехал из Свердловска, а не из Питера. Есть расхожее мнение, что советский человек был дружелюбным и открытым. Но в 1990-е эти дружелюбные люди начали друг друга резать.

ПЕТР: Да нет, это больше мифы. Такие же мифы, как абсолютная неготовность людей к внешней торговле, к конкуренции. На самом деле у нас же купить ничего было нельзя, приходилось как-то крутиться, давать взятки.

СЕРГЕЙ: Я до сих пор не могу объяснить сверстникам из других стран, что у нас не было джинсов. У них в голове не укладывается: ракеты были, а джинсов не было.

ПЕТР: Мяса в магазине не было. Безусловно, это была одна из проблем нашей команды. Мы построили очень упрощенную экономическую модель.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Щупальца прогресса Щупальца прогресса

Экономическое влияние Apple, Google, Facebook и Amazon

Esquire
Срочно повышаем либидо! 16 продуктов для мужчин — от ягод годжи до имбиря Срочно повышаем либидо! 16 продуктов для мужчин — от ягод годжи до имбиря

Срочно повышаем либидо! 16 продуктов для мужчин — от ягод годжи до имбиря

Playboy
К Хабенский К Хабенский

Константин Хабенский – герой февральской обложки

Esquire
Зачем нам нравиться другим и почему это так сложно? Зачем нам нравиться другим и почему это так сложно?

Почему простые природные желания порой доставляют нам столько хлопот?

Psychologies
Один дома Один дома

Интервью с лидером группировки «Ленинград»

Esquire
Классная работа Классная работа

Топ‑6 но­вых про­фес­сий, ко­то­рые нуж­но осва­и­вать пря­мо сей­час

Glamour
2000: Гламур, помноженный на ноль 2000: Гламур, помноженный на ноль

31 декабря 1999 года страна пристально смотрит в экраны телевизоров

Esquire
«Никогда не оглядываюсь назад» «Никогда не оглядываюсь назад»

Интервью с Татьяной Лютаевой

OK!
Пищевая ценность Пищевая ценность

Интервью с президентом компании «Мираторг» Виктором Линником

Esquire
Вне моды: почему не стыдно быть наемным менеджером Вне моды: почему не стыдно быть наемным менеджером

Герой нашего времени — основатель стартапа, за два-три года ставший богатым

Forbes
12 апостолов 12 апостолов

12 новейших апостолов – героев поколения – и их свежие идеи

Esquire
9 винтажных фото призраков с жуткой историей 9 винтажных фото призраков с жуткой историей

Мы собрали самые леденящие кровь фотографии и расскажем их истории

Cosmopolitan
Прямая линия с Владимиром П. Прямая линия с Владимиром П.

Владимир Познер рассказал, чем русские отличаются от американцев

Esquire
Пять неожиданных способов сломать свой автомобиль Пять неожиданных способов сломать свой автомобиль

Чтобы твоя машина перестала ездить, совсем необязательно дать порулить собаке

Maxim
1950: Большая стройка 1950: Большая стройка

Энциклопедия мужского стиля и образа жизни в России за последние 70 лет

Esquire
Контакт | Беседа c Алексеем Пеховым, Еленой Бычковой и Натальей Турчаниновой Контакт | Беседа c Алексеем Пеховым, Еленой Бычковой и Натальей Турчаниновой

Беседа c Алексеем Пеховым, Еленой Бычковой и Натальей Турчаниновой

Мир Фантастики
Леонид Парфенов Леонид Парфенов

Правила жизни журналиста Леонида Парфенова

Esquire
Финал сезона | Люк Кейдж Финал сезона | Люк Кейдж

Люк Кейдж. 2 сезон

Мир Фантастики
Матч ТВ Матч ТВ

Примерив новый образ, телеведущие преобразились в сексуальных соблазнительниц

Playboy
Страшно интересно: развлечения для смелых Страшно интересно: развлечения для смелых

Подборка развлечений не для слабонервных

National Geographic
Саша Today Саша Today

Александра Бортич восхитительна в своей непредсказуемости

Esquire
Смена приоритетов: как санкции влияют на бизнес «Газпрома» Смена приоритетов: как санкции влияют на бизнес «Газпрома»

В ближайшие годы компания будет вынуждена переориентироваться

Forbes
Золотые руки Золотые руки

Финансист, золотопромышленник, директор музея — Наталия Опалева

Forbes
Ушла из жизни Арета Франклин Ушла из жизни Арета Франклин

Сегодня не стало одной из величайших певиц XX века. Ушла из жизни Арета Франклин

Vogue
Над пропастью поржи Над пропастью поржи

Ходят слухи, что российский юмор снова на взлете

Esquire
Крутящий момент Крутящий момент

О пачке макарон, совершившей большое путешествие

Огонёк
Как работает «эффект Меган Маркл» Как работает «эффект Меган Маркл»

Как менялся стиль Меган Маркл и почему с нее стоит брать пример

Vogue
Большие мальчики Большие мальчики

Ford Explorer и Kia Sorento Prime. Сравнительный тест

АвтоМир
В США пытаются запретить главного конспиролога. Американцы недовольны и отстаивают свободу слова В США пытаются запретить главного конспиролога. Американцы недовольны и отстаивают свободу слова

Случай, когда самого ненавистного человека нации защищает эта же нация

Maxim
Андрей Белоусов в образе «совы-стратега» Андрей Белоусов в образе «совы-стратега»

Что случится, если будет принято решение об изъятии «сверхдоходов» у металлургов

СНОБ
Открыть в приложении