1991 год

Сверхдержава распадается без единого выстрела

EsquireИстория

1991 год

Сверхдержава, еще недавно грозившая половине мира, распадается без единого выстрела. Советские граждане, измотанные дефицитом, пустыми полками магазинов, талонами на еду и неопределенностью, не горят желанием защищать социализм, даже перестроенный и обновленный. В союзных республиках – в Прибалтике, Средней Азии и на Кавказе – заявляют о себе мощные националистические движения. Националистов активно поддерживает местная партийная номенклатура, вспомнившая, что на бумаге СССР – союз республик, объединившихся добровольно, а значит, имеющих право так же добровольно разойтись. Региональным лидерам противостоит общесоюзная номенклатура во главе с Михаилом Горбачевым – генсеком ЦК, нобелевским лауреатом, архитектором перестройки.

Первый среди его оппонентов – Борис Ельцин, харизматичный популист, сделавший карьеру на борьбе с коррупцией и партийными привилегиями. Горбачев хочет сохранить Советский Союз в обновленном виде и изображает левого реформатора, Ельцин и его соратники ратуют за независимость России и выступают как демократы. Но для обоих речь в первую очередь идет о власти: если СССР распадется, Горбачев останется президентом без страны; если Союз удастся сохранить, Ельцин окажется лидером только одного из регионов.

Поначалу кажется, что выиграет Горбачев: на его стороне мощь госаппарата, на весеннем референдуме 77 % голосов – за сохранение СССР. Правда, референдум бойкотируют в Прибалтике: там только что провалилась попытка просоветского госпереворота. В Риге бунтует ОМОН, а в Вильнюсе штурмует телецентр прибывший из Москвы спецназ. Ситуация противоречивая, на Манежной площади в Москве собираются митинги. На самый впечатляющий из них – за Ельцина – придет около ста тысяч человек: площадь, еще не разделенная «Охотным рядом», заполнена от края до края.

В августе в Москве – вооруженный путч. Группа высокопоставленных номенклатурщиков – председатель КГБ, министр обороны, премьер-министр, вице-президент и другие – объявляют себя Государственным комитетом по чрезвычайному положению. ГКЧП изолирует Горбачева на даче в Крыму и вводит в Москву четыре сотни танков; объявляет запрет на собрания, демонстрации и забастовки. У министра обороны Янаева, зачитывающего телеобращение ГКЧП к народу, трясутся руки – это наблюдает вся страна. У Белого дома собирается толпа сторонников Ельцина – в основном демократическая молодежь. Протестующие безоружны, но строят баррикады, на которых стоят бок о бок черносотенцы из общества «Память» (позднее организация была запрещена. – Esquire), Друзь, Макаревич, Лужков, Кинчев, Новодворская. В числе защитников Ельцина даже известный виолончелист Мстислав Ростропович, прилетевший из Парижа. Ростропович фотографируется с автоматом. Над зданием поднимают триколор.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Атомная блондинка Атомная блондинка

Анастасия Калманович рассказала свою историю беспокойных 1990-х

Esquire
Вдали от урагана Вдали от урагана

Рассказываем, как пережить ПМС без ущерба для психики – своей и окружающих

StarHit
1990 год 1990 год

Переход к рыночной экономике, последний концерт «Кино» и другие события

Esquire
Как несчастный случай помог американцу к 25 годам создать компанию, которая вступила в борьбу за $25 млрд Как несчастный случай помог американцу к 25 годам создать компанию, которая вступила в борьбу за $25 млрд

Карр любит говорить о том, что миссия компании — спасать жизни

Forbes
Защита Бурунова Защита Бурунова

Сергей Бурунов на примерах показал, как труден бывает путь к славе

Esquire
«Ирландец» – кино грандиозное, разрушающее все романтические мифы о гангстерах «Ирландец» – кино грандиозное, разрушающее все романтические мифы о гангстерах

Совсем не сюжетные перипетии приковывают к экрану в «Ирландце»

GQ
Тимур и его финансы Тимур и его финансы

Тимур Турлов рассказал, как мечта детства привела его к успеху

Esquire
Зима и воля: история русского полярника-метеоролога Вячеслава Короткого, который много лет живет на крайнем севере России Зима и воля: история русского полярника-метеоролога Вячеслава Короткого, который много лет живет на крайнем севере России

Вячеслава Короткого называют "самым одиноким человеком на планете"

Esquire
10 примет времени, изменивших наш быт 10 примет времени, изменивших наш быт

Forbes представляет 10 самых ярких примет нашего времени

Forbes
Новые европейские крестоносцы Новые европейские крестоносцы

Лидеры Евросоюза начинают борьбу с Россией, Трампом и бюрократией

Эксперт
1998 год 1998 год

Российскую экономику сбивает с ног

Esquire
Татьяна Веденеева: «Благодарна за все чудеса, которые со мной происходили» Татьяна Веденеева: «Благодарна за все чудеса, которые со мной происходили»

Любимица детей Советского Союза не побоялась вернуться к актерскому ремеслу

Караван историй
1999 год 1999 год

Девяностые – странные и жестокие – закончились навсегда

Esquire
Ювелирный дизайнер Сабин Гетти — о предубеждениях вокруг числа «13» и трех составляющих идеальной вечеринки Ювелирный дизайнер Сабин Гетти — о предубеждениях вокруг числа «13» и трех составляющих идеальной вечеринки

Сабин Гетти делится своими взглядами на суеверия, светское общество и мир

Elle
Андрей Лысиков (Дельфин) Андрей Лысиков (Дельфин)

Правила жизни Дельфина

Esquire
Квартира с летним настроением, 39 м² Квартира с летним настроением, 39 м²

Неординарное оформление в летнем стиле для небольшой квартиры

AD
Война и клир Война и клир

Андрей Кураев объясняет, как отделить добро от кулаков, а веру – от фанатизма

Esquire
Красавчик со стажем Красавчик со стажем

Джейми Дорнан — о буднях отца троих детей и о том, что остается за кадром

Cosmopolitan
1993 год 1993 год

«Шоковая терапия» – так принято называть реформы, идущие весь 1993 год

Esquire
Жизнь растений. Автобиография девушки, влюбленной в науку Жизнь растений. Автобиография девушки, влюбленной в науку

Отрывок из книги «Девушка из лаборатории: История о деревьях, науке и любви»

Forbes
1995 год 1995 год

Пока страна встречает Новый год, на улицах Грозного происходят перестрелки

Esquire
Фильм «1917» – это кино, которое вы не хотите увидеть Фильм «1917» – это кино, которое вы не хотите увидеть

Крысы, лес колючей проволоки, трупы, трупы, трупы

GQ
1994 год 1994 год

В стране появились большие деньги и люди, намеренные их поделить

Esquire
Самые громкие похищения звезд за всю историю: кто хотел убить Камбербэтча и Кроу Самые громкие похищения звезд за всю историю: кто хотел убить Камбербэтча и Кроу

Во всем мире известные люди всегда были в центре внимания, и иногда их похищали

Cosmopolitan
1992 год 1992 год

Отныне российское ядерное оружие не направлено на американские города

Esquire
Как перестать мучиться вопросом «Что скажут люди?» Как перестать мучиться вопросом «Что скажут люди?»

Эллен Хендриксен советует, как перестать тревожиться о том, что скажут люди

Psychologies
Каста здесь Каста здесь

Некоторые соображения об устройстве российского общества

Esquire
Когда тортик был лишним… Когда тортик был лишним…

Обратная сторона долгих праздников – переедание

Здоровье
Рома Зверь Рома Зверь

Правила жизни Ромы Зверя

Esquire
Спокойный ум важнее продвинутой асаны Спокойный ум важнее продвинутой асаны

Петри Ряйсенян: о любви к России, целительной силе музыки, практике Аштанга-йоги

Yoga Journal
Открыть в приложении