Иерусалим две тысячи лет назад был для иудеев местом всеобщего паломничества

Знание – силаИстория

Иерусалим 2000 лет назад

Иерусалим две тысячи лет назад был для иудеев местом всеобщего паломничества. Это был главный город страны, оплот и святыня еврейского народа. Попасть в Иерусалимский храм стремился каждый верующий еврей.

Александр Голяндин

«Переход через Красное море». Фреска в Сикстинской капелле, предположительно, принадлежащая кисти Козимо Росселли. 1481—1482 годы

Праздник, который всегда с тобой

Паломники приходили каждый год на три великих праздника – Песах (еврейскую Пасху), Шавуот (еврейскую Пятидесятницу, посвященную дарованию евреям Торы на горе Синай) и проводимый осенью Суккот (Праздник кущей), отмечаемый в память о блужданиях евреев по Синайской пустыне.

Самым любимым в народе праздником был Песах. Он знаменовал «переход от рабства к свободе» (А. Дидон. «Спаситель Мира», 1891). От тотальной неволи в Египте, где самодержавно правили фараоны, – к поиску Земли обетованной, избранной Богом только для этих людей, бежавших из жестокой империи. Их бегство было освобождением. Их долгий путь был блужданием свободных людей, которых вели вперед надежда и вера. Их опорой были перемены, их законом была свобода при условии соблюдения тех немногих заповедей, что дал Господь. Теперь их далекие потомки каждый год, приходя в Иерусалимский храм, славили их подвиг.

Паломники прибывали в Иерусалим за несколько дней до начала еврейской Пасхи. Но для того, чтобы успеть вовремя, некоторые отправлялись в путь загодя – за несколько месяцев до торжеств. В ожидании праздника со всего Ближнего Востока – из Галилеи, Сирии и Египта, из Аравии и Персии – и даже из отдаленных уголков Римской империи в Иерусалим шли караваны с товарами.

По мере приближения праздника удивительная эйфория охватывала всё еврейское общество. В сторону Иерусалима двигались процессии с музыкантами. Иногда люди вели перед собой быка с позолоченными рогами и оливковыми ветвями, оплетавшими его голову. Шли группы псалмопевцев. Шли молчаливые мужи с ножами на поясе – им предстояло приносить в жертву животных.

Многие из путников впадали в экстаз и чуть ли не бесновались, даже еще не дойдя до города.

Когда же с горной гряды, на которую поднимались усталые паломники, им наконец открывался вид на Иерусалим, их восторгам не было предела. Они видели перед собой «небесный город», обитель их единственного, любимого Бога, или, говоря словами Плиния Старшего, «самый знаменитый город на Востоке».

Сердцем и душой его был Храм, необычный сам по себе. Он поражал людей, приходивших сюда, своим великолепием. Вся мыслимая роскошь была явлена здесь.

Как тут не привести слова Иосифа Флавия, который так пламенно назолочены, так что весь храм сверкал и ослеплял взоры посетителей обилием всюду разлитого золота» («Иудейские древности», кн. VIII, III, 2). В яркий солнечный день на позолоченные врата и стены Храма невозможно было смотреть!

В Евангелии от Марка ученики Иисуса буквально немеют от изумления, увидев этот Храм: «Учитель! посмотри, какие камни и какие здания!» (Мк. 13:1).

Сложенный из крупных известняковых блоков Храм был виден издалека. Паломникам, направлявшимся в Иерусалим, он казался чем-то вроде горной вершины, покрытой снегами. Везде, где на нем не было позолоты, он был белоснежным.

По оценке историков, высота Храма достигала 56 метров. Он был вровень, по нашим меркам, восемнадцатиэтажному зданию. Во всем Иерусалиме лишь одна постройка, похоже, превосходила Храм по высоте. Это была крепость Антония, в которой размещались несколько тысяч римских солдат.

В то время Иерусалимский храм был главным религиозным, духовным и общественным центром для всех евреев, живших как в самой Палестине, так и во всем античном мире, в диаспоре.

Храм был поистине даром Божиим еврейскому народу. Теперь можно было возносить молитвы Богу в его стенах, просить Его о милости и искать Его защиты. Люди стремились попасть в Храм отовсюду.

Чем ближе паломники подходили к своей цели, тем плотнее и многолюднее становился их поток. Вместе с людьми шли жертвенные и вьючные животные – лошади, коровы, ослы, верблюды, овцы. Повозки мало кто брал с собой – их трудно было тянуть в гору или катить по вырубленным в горах ступеням.

В то время численность населения в Иерусалиме была не очень велика. В городе жило, по разным оценкам, от 40 до 120 тысяч человек. В частности, немецкий археолог Юрген Цангенберг в очерке «Иерусалим и Иудея как место деятельности [Иисуса]» полагает, что в обычные времена в Иерусалиме проживало лишь около 40 тысяч человек (J. Zangenberg. «Jerusalem und Judäa als Wirkungsraum»//«Jesus Handbuch», 2017). Для сравнения: численность населения Рима уже тогда превышала миллион человек.

Однако в канун такого праздника, как Песах, в Иерусалим стекались «десятки и десятки тысяч людей из всех городов», писал древнееврейский богослов Филон Александрийский (15/10 гг. до н. э. – после 40). Сегодня историки считают, что на праздник Песах в Иерусалим прибывало не менее ста тысяч паломников.

Подобная «сингулярная зацикленность на одном-единственном Боге, у которого есть один-единственный храм в одном-единственном священном городе, была по-своему уникальной для того времени», – отмечал израильский археолог Ли Левин.

Праздник Песах. Художник Дирк Баутс. Середина 1460-х годов

Изнанка города

Иерусалим, «град на горе», возвышался над просторной плодородной долиной. Из сообщений античных авторов мы знаем, что в окрестностях города собирали много зерна и бобовых, добывали мед, изготавливали вино и оливковое масло.

Но если с западной стороны Иерусалим был окружен зелеными далями и романтическими селениями, лежавшими на холмах, то к югу от города паломников ждала другая, безрадостная картина. Там простиралась Акелдама, Земля Крови. Невыносимая вонь окутывала эту местность. Казалось, тошнотворный запах уже не изгнать ничем, он повсюду будет преследовать несчастного простака, заглянувшего сюда.

В этом районе жили кожевенники, скорняки, живодеры. В чанах, водруженных ими на очаг, разогревались, распространяя едкое поветрие, звериные шкуры. Поблизости от их жилищ, на свалке, гнили, источая сладковатую вонь, остатки животных, выброшенных ими. Над кровавыми отбросами вились насекомые. Собаки сладостно рылись в зловонном месиве. Сюда подползали нищие, увечные люди, чтобы чем-нибудь поживиться.

Эти адские картины, наверное, еще долго преследовали воображение паломников, забредших сюда на пути к Богу, коему вскоре предстояло явить Себя во всей праздничной красоте.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Балтийский путь Балтийский путь

В этот день жители Латвии, Литвы и Эстонии выстроили живую цепь

Дилетант
«Офонареть» и «до фонаря» — это как? Шокирующая история жаргонных словечек «Офонареть» и «до фонаря» — это как? Шокирующая история жаргонных словечек

Откуда пошли фразы «до фонаря» или «офонареть»?

ТехИнсайдер
На партийном девичнике На партийном девичнике

Расспрашиваем о кремлёвских дамах Нину Хрущёву, внучку советского лидера

Дилетант
Чем занимались жители Наска в свободное от создания геоглифов время? Чем занимались жители Наска в свободное от создания геоглифов время?

Многогранная культура Наска: геоглифы, многофигурная вышивка и керамика

Наука и Техника
Елочные игрушки Елочные игрушки

Елочные игрушки – не только радость для детей, но и роскошь для взрослых

Правила жизни
Палеонтологи отобрали у древнего кита из Перу титул самого тяжелого животного в истории Палеонтологи отобрали у древнего кита из Перу титул самого тяжелого животного в истории

Согласно новым оценкам, древний кит перуцет весил на 100 тонн меньше

N+1
Постколониальный док и борьба с зависимостью: лучшие женские работы на Берлинале Постколониальный док и борьба с зависимостью: лучшие женские работы на Берлинале

Работы женщин, которые заявили о себе на Берлинале

Forbes
Кубрик после Кубрика Кубрик после Кубрика

10 наследников Стэнли Кубрика по кривой

Weekend
Вышел корейский триллер «День похищения». MAXIM публикует эксклюзивный отрывок Вышел корейский триллер «День похищения». MAXIM публикует эксклюзивный отрывок

Отрывок из национального бестселлера Южной Кореи

Maxim
5 книг, в которых герои пускаются в рискованные авантюры 5 книг, в которых герои пускаются в рискованные авантюры

Интриги и преступления, страсть и предательство — все это найдется в этих книгах

Maxim
Портреты русской цивилизации Портреты русской цивилизации

Как сложились главные города России

Weekend
Авторы фильма о Раисе Горбачевой: Мы сняли кино о любви, которую победила политика Авторы фильма о Раисе Горбачевой: Мы сняли кино о любви, которую победила политика

Раиса Горбачева: чему нас может научить ее образ сегодня?

СНОБ
5 книг, запутанный сюжет которых происходит в замкнутом пространстве 5 книг, запутанный сюжет которых происходит в замкнутом пространстве

Произведения, которые заставят вас понервничать

Maxim
Как ученые обнаружили «потерянный металл Атлантиды»! Интересная история и тайна прошлого Как ученые обнаружили «потерянный металл Атлантиды»! Интересная история и тайна прошлого

Чем оказались слитки загадочного металла, найденные среди затонувшего корабля

ТехИнсайдер
Пара термитов из эоценового янтаря увязла в смоле во время брачного ритуала Пара термитов из эоценового янтаря увязла в смоле во время брачного ритуала

Пара термитов завязла в смоле во время брачного ритуала и поиска гнезда

N+1
Самые лучшие и горячие кинофильмы про стриптиз Самые лучшие и горячие кинофильмы про стриптиз

Стриптиз в кино: драма, черная комедия, спорный фильм с ДжейЛо

Maxim
Особое место Особое место

Хакасия – настоящий кладезь локаций с высокой энергетикой

Лиза
Океанская рыба, заплывшая в реку Океанская рыба, заплывшая в реку

Об истории замысла Словаря культуры XXI века

Знание – сила
Трасса М8 «Холмогоры»: где проходит и как ездить Трасса М8 «Холмогоры»: где проходит и как ездить

Что нужно знать водителям, которые решили добраться до Белого моря по трассе М8

РБК
Модернизм после двадцатых: эмиграция и метрополия Модернизм после двадцатых: эмиграция и метрополия

Поэты русской эмиграции: от Георгия Иванова до Поплавского, Набокова и Одарченко

Полка
«Когда я боюсь , я иду напролом» «Когда я боюсь , я иду напролом»

Ксения Трейстер — о твердом характере и желании быть во всем первой

OK!
Навязался гайморит. 4 неожиданные причины и способы лечения Навязался гайморит. 4 неожиданные причины и способы лечения

Что поможет отказаться от капель насовсем и начать дышать носом свободно?

Лиза
«Джентльмены»: каким получился сериал по мотивам криминальной комедии Гая Ричи «Джентльмены»: каким получился сериал по мотивам криминальной комедии Гая Ричи

Каким вышло шоу о буднях британских наркокартелей, истеблишмента и аристократии?

Forbes
От Lemonade до Renaissance: 5 лучших альбомов Бейонсе От Lemonade до Renaissance: 5 лучших альбомов Бейонсе

Альбомы, которые стоит послушать всем, кто хочет понять феномен «королевы Би»

Правила жизни
Жизнь по 102-й горизонтали Жизнь по 102-й горизонтали

Как живет один из самых необычных заповедников России?

Наука и жизнь
«Замужняя невеста»: женитьба двести лет тому назад «Замужняя невеста»: женитьба двести лет тому назад

В Театре Моссовета — премьера спектакля Евгения Марчелли «Замужняя невеста»

Монокль
«Мы начнем все заново». Главы из романа Хелены Побяржиной «Другие ноты» «Мы начнем все заново». Главы из романа Хелены Побяржиной «Другие ноты»

Второй роман Хелены Побяржиной о молчании, смерти, предательстве и музыке

СНОБ
Дыма нет, разница — есть Дыма нет, разница — есть

Разница между электронными системами нагревания табака и электронными сигаретами

Наука
«АПК Ресурс» зальет поля под рис «АПК Ресурс» зальет поля под рис

Как «АПК Ресурс» планирует засеять рисом 27 тыс. га в Астраханской области

Агроинвестор
Стоит ли рвать Конституцию морей? Стоит ли рвать Конституцию морей?

Какие выгоды и издержки влечет выход из-под режима Конвенции по морскому праву

Монокль
Открыть в приложении