Высоко над нашими головами скрывается самая труднодоступная страна на планете

Вокруг светаПутешествия

Эверест как профессия

Там, где десятки миллионов лет назад индийская плита врезалась в евразийскую, высятся самые высокие горы на планете. Среди заснеженных пиков, в самой высокогорной деревне мира, живут люди, для которых восхождение на Эверест – повседневная рутина.

Текст: Мария Задонская

Где-то высоко над нашими головами, позади кучевых облаков, скрывается самая труднодоступная и до сих пор изолированная страна на планете – Непал. Земля местами сочная, как свежая зелень, и цветная от россыпи рододендронов. Упорядоченная рисовыми террасами-ступеньками, опоясывающими плавные, прирученные холмы. Местами – острая и необузданная, разрезающая пространство серыми шипами пиков. Условия тут настолько непригодны для жизни, что все вокруг отзывается только одной мыслью – что я вообще здесь делаю? Для нас такие условия почти невообразимы. Но есть люди, для кого это место  – дом. Их занятие, ежедневная бытовая профессия для нас столь же немыслима, как и сами Гималаи. Это шерпы, жители и работники самого высокогорного региона на свете.

Катманду

Я выхожу из отеля в центре Катманду, в туристическом районе Тамел. Раннее утро, солнечные лучи, просачивающиеся сквозь зазоры в домах, только начинают греть кожу. Дамы в цветных поношенных сари шкрябают метелками по асфальту, поднимая вверх удушающие клубы золотистой пыли.

Мы в Тамеле, туристическом районе древней столицы Непала, где живут все, приехавшие в Непал за горами, начиная от звезд скалолазания и покорителей не только всем известного Эвереста, но и самых диких и сложных гор, и заканчивая организованными туристическими группами дедушек и  бабушек прямо с альпийских лужаек. Именно здесь, в одном и том же гостевом доме, останавливался Букреев – звезда российского альпинизма; отсюда начинала свой путь трагическая экспедиция Роба Холла в компании с американским репортером Джоном Кракауэром, из-под чьего пера вышла не одна книга про эти места.

Именно сюда начали приезжать первые туристы Непала после того, как его открыли для иностранцев в 1951 году. На тот момент тут не было никаких гостиниц, только дома местных жителей с топчанами из соломы и вшами, которые перепрыгивали с немытых волос тибетского пастуха, спавшего по соседству, на твои. Из еды был дал-бхат на завтрак, обед и ужин, а из напитков – соленый чай с жирным молоком (и порой шерстью) яка.

— Чай! – выкрикивает мне прямо в ухо жизнерадостный господин в розовом свитере, владелец чайного магазинчика. Я уклоняюсь от нежной трели рикши и заворачиваю в сырую холодную подворотню, которая еще не прогрелась от ночи. От горелки, стоящей прямо на полу, пахнет пропаном, в  кастрюле дымится молочное варево. «Розовый свитер» протягивает мне стаканчик, который обжигает пальцы. Я прислоняю его к губам и пью приторно сладкий, острый молочный чай.

Так начинается день в Катманду, столице Непала, цветном и пыльном городе, главном пропускном пункте для всех, желающих отправиться в Гималаи.

Лукла

Путь к Эвересту начинается на автобусной остановке. Еще темно, по улицам бродят собаки и подозрительные личности, на пыльном асфальте сидят заспанные торговки сигаретами, водой и чаем. Постепенно туристы стягиваются к маршрутке, мы грузим свои рюкзаки и выдвигаемся для вылета в самый опасный аэропорт в мире – Луклу. Часов через пять полудремы, стояния в пробках и бултыхания по горной дороге мы наконец подъезжаем к  аэропорту. Как обычно, здесь балаган, бардак, шум и гам. Ничего нельзя разобрать без местного жителя, и нам повезло, что нас сопровождает маленький и шустрый Дамбер – опытный гид по району долины Кхумбу.

Залезаем в крошечный кукурузник, больше похожий на маршрутку из Симферополя в Судак, чем на средство воздушного транспорта. Улыбчивая стюардесса раздает вату – засовывать в уши от шума. И конфеты. Мотор заводится, маршрутка взлетает над сопками. Я не могу обмануть и сказать, что это не страшно. Падают такие штуки регулярно. В полете вспоминается все богатство русского языка. Даже гремящая музыка в наушниках не помогла заглушить внутреннюю панику. Не знаю, что пугало больше – тряска, хлипкость конструкции или чрезмерная расслабленность пилотов: они, по-моему, даже в иллюминатор не смотрели.

Исторический центр Катманду представляет собой настоящий лабиринт

Благополучно долетев до самой короткой взлетно-посадочной полосы в мире, мы приземлились и выпили чай в одном из просыревших лоджей – гостевых домиков и столовых, где тренеры живут и едят по ходу маршрута. Мы находимся в долине Кхумбу в национальном парке Сагарматха – это одно из местных названий Эвереста. Национальный парк и долина – традиционный ареал проживания шерпов. Народности, специализация которой – подниматься и помогать другим подниматься на самую высокую вершину в мире, Джомолунгму.

Трек

Тропа к Эвересту выглядит почти так же, как и любая другая трекинговая тропа в Непале. Выложенная камнями, иногда идущая плоско, иногда ступеньками наверх, иногда вниз. По сторонам – тропические растения, примулы, рододендроны. Внизу попадаются бананы. Влажный мох. Из серых каменных стен Гималаев струится вода.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Cимвол изобилия Cимвол изобилия

Для армян сладкий плов хапама – символ единства, плодородия и процветания

Вокруг света
Яхты Яхты

Новая философия жизни на борту за счёт смелых технических решений

Robb Report
Сотворение Одессы-мамы, или Как Моисей Винницкий стал Беней Криком Сотворение Одессы-мамы, или Как Моисей Винницкий стал Беней Криком

Одесса считается столицей преступного мира дореволюционной России

Дилетант
Памяти Невского Памяти Невского

Историческая реконструкция похода Александра Невского проходит уже третий год

Отдых в России
Клин с клином Клин с клином

Клинопись – древнейшая известная человечеству система письма

Вокруг света
Что можно найти на дне Байкала: дома и поезда Что можно найти на дне Байкала: дома и поезда

Как сейчас выглядит дно самого глубокого озера на планете?

ФедералПресс
Вопрос / ответ Вопрос / ответ

Что ели русские крестьяне, кто изобрел алфавит и другие вопросы и ответы

Вокруг света
Как на нас влияют магнитные бури: объяснение физиков Как на нас влияют магнитные бури: объяснение физиков

Действительно ли на некоторых людей влияет усиление геомагнитного фона?

Psychologies
Кто трясет Землю? Кто трясет Землю?

Первые гипотезы об устройстве земной коры зародились еще в античности

Вокруг света
«Озон Фармацевтика»: инновации для доступных лекарств «Озон Фармацевтика»: инновации для доступных лекарств

За 20 лет «Озон Фармацевтика» вошла в тройку лидеров фармацевтических компаний

Эксперт
Жизнь в серебре Жизнь в серебре

Чем живет город Гуанахуато, обеспечивший современный миропорядок?

Вокруг света
«Во власти непережитых чувств»: чем чреваты семейные тайны «Во власти непережитых чувств»: чем чреваты семейные тайны

Отрывок из книги «Миф, в котором я живу»: к чему приводят семейные секреты?

Psychologies
Собирание земель русских Собирание земель русских

Кто поверит, что на месте Уральских гор когда-то плескался океан?

Вокруг света
Лихачева, Сапрыкин, Михайлова — о тревожном мире и неопределенности Лихачева, Сапрыкин, Михайлова — о тревожном мире и неопределенности

Что вызывает тревогу прямо сейчас и можно ли с этим справиться?

РБК
Космическая сила Космическая сила

Почему бы не построить солнечную электростанцию прямо в космосе?

ТехИнсайдер
Секрет фирмы Секрет фирмы

Раздаем полезные советы по менеджменту (бесплатно)

Лиза
Дедушка Максим Дедушка Максим

История пулемета, в честь которого нас назвали

Maxim
Марс — крестьянам, роботов — рабочим! Марс — крестьянам, роботов — рабочим!

«Кибердеревня»: березапанковская Россия будущего

Weekend
Поход за соболем Поход за соболем

По одной из версий, ради соболя наши предки покорили Сибирь

Дилетант
Легкой поступью Легкой поступью

Если болит стопа при ходьбе: 6 главных причин и лечение

Лиза
Чувство дома Чувство дома

Как Feel Beit объединяет разные культуры

Seasons of life
Темные миры Темные миры

Таинственные тоннели, подземные водоемы, удивительной красоты сталактиты

Вокруг света
Умный подход к наблюдению Умный подход к наблюдению

Как нейросеть VIJU помогает автоматически отслеживать ЧП в строительном секторе

Деньги
Микробы, боги, первопредки Микробы, боги, первопредки

Наше прошлое действительно может быть связано с суровыми северными богами

ТехИнсайдер
Анна Чурина: «Именно после «Олигарха» я твердо решила поступать во ВГИК» Анна Чурина: «Именно после «Олигарха» я твердо решила поступать во ВГИК»

1999 год. Центр Милана. Пьяцца Дуомо. За мной гонится мафия, я бегу, падаю

Коллекция. Караван историй
Татьяна Правдина: «Когда Зяма смотрел свои фильмы, всегда говорил: «Это — не то!» Татьяна Правдина: «Когда Зяма смотрел свои фильмы, всегда говорил: «Это — не то!»

Актеру Зиновию Гердту было 44 года, а переводчице Татьяне Правдиной — 32

Коллекция. Караван историй
Коррупционеры в белоснежных тогах: верно ли мы думаем о Римской империи? Коррупционеры в белоснежных тогах: верно ли мы думаем о Римской империи?

Путешествие в мир алчности и бесстыдства Римской империи

Правила жизни
Пессимизм в одной отдельной взятой стране Пессимизм в одной отдельной взятой стране

Художник Иван Дубяга: поэзия в живописи

Weekend
«С женщинами мне как-то проще» «С женщинами мне как-то проще»

Дарья Савельева о своих ролях в двух ярких дебютах 2023 года

Weekend
Гвоздика Гвоздика

В античной медицине её считали средством, укрепляющим желудок и печень

Здоровье
Открыть в приложении