Отрывок из книги о женском алкоголизме

СНОБРепортаж

Назло доктору. «Роман» длиной в 14 дней

Психолог Юрий Сорокин написал книгу о том, что мы привыкли считать табу: женском алкоголизме. «Сноб» публикует отрывок из книги, собранной из реальных историй тех, кто вылечился и вернулся к нормальной жизни

Иллюстрация: Getty Images

Пролог

Ее привезли в клинику на три дня для вывода из запоя. Ближе к третьему дню наша врач-невролог, которая вела пациентку по медицинской части, попросила меня с ней встретиться и поговорить. «Кажется, у нее есть шанс из этого выбраться», — сказала она.

Ко мне в кабинет зашла женщина 40 лет, хотя выглядела лет на 35, само собой, внешне немного «помятая», как и многие люди после запоя. Ее слегка покачивало от остатков алкоголя и назначенных медицинских препаратов, но в глазах что-то проглядывало: то ли страх, то ли тревога, а в уголках глаз — две небольшие слезинки. Лицо немного круглое, но не слишком. Каштановые волосы подстрижены, как у французской певицы Мирей Матье; темные длинные ресницы и карие глаза. Хорошо сложена — не худая и не полная. Рост около 155 см. Если представить ее на каблуках, то можно сказать — стройная. Она была одета не так, как большинство женщин, которых привозят на «детокс», а со вкусом, как обычно одеваются в дорогу или в пансионате: спортивные синие брюки, белая олимпийка на молнии и под ней светлая футболка. Только на ногах тапочки, а не кроссовки.

Я не стал расспрашивать ее об употреблении алкоголя. Просто попросил рассказать, как она оказалась здесь и из-за чего. Молча слушал ее речь, немного путаную и сбивчивую, где она перескакивала с одного на другое, иногда повторяя уже сказанное и не замечая этого. Предложил ей свою помощь в решении этой проблемы, сказал, что понадобится провести 14 дней в стационаре для психологической реабилитации с медицинским сопровождением, конкретно для ее случая.

Затем встретился с ее мамой и рассказал ей о моем предложении. На первой консультационной встрече все мамы очень похожи друг на друга, как клоны: усталые лица и потухшие глаза, в глубине которых чувство отчаяния и безнадежности. Мне кажется, что у всех у них глаза одного цвета — серого. Сказал, что выбор за ними: если захотят, то будем работать, если нет, то на нет и суда нет. На этом я и расстался с ними. Каких-то ожиданий — вернутся или не вернутся — у меня не было.

Через день невролог сказала, что они приняли решение и что в большей степени это решение приняла сама клиентка. Мама только поддержала ее.

Женщина остается на полный курс программы на все 14 дней.

1-й день

Мы сидим и смотрим друг на друга.

Это вторая наша встреча, хотя по факту можно сказать, что мы впервые видим друг друга на такой дистанции. Молчим и смотрим, смотрим и молчим. Она по-своему красива. В ее взгляде тревога, испуг, растерянность. Вижу ее карие глаза с кругами, пушистые волосы. Вижу в глазах недоверие и стыд. Вполне нормальная гамма чувств, сменяющихся одно за другим, испытываемая человеком, впервые встретившимся с психологом, да еще и по такому социально «отвратительному» поводу — злоупотребление алкоголем. Да еще и будучи женщиной.

С интересом и некоторым сочувствием смотрю на нее. Всеми клетками своего организма осознаю, как ей сейчас хреново. Но одним моим сочувствием делу не поможешь. Паузу пора заканчивать. Прислушиваюсь к своим мыслям и слышу мелодию песенки Трофима про город Сочи и «про коньячок под шашлычок вкусно очень». Ого, сказал я сам себе. А с чего это вдруг возникла связь между ней и «коньячок вкусно очень»? И вспоминаю, что на первой нашей встрече она сказала, что выпивает коньячок и это очень вкусно. Итак, начало терапии положено. Значит, начинаем с коньячка. Но перед этим проговариваю правила нашего «терапевтического» романа. Полная анонимность и конфиденциальность. С моей стороны никаких записей ни до, ни во время, ни после сессий. Все хранится только в моей голове. И может быть извлечено при необходимости только по ее желанию и с ее разрешения. Полученной от меня информацией, приобретенными знаниями и навыками она может пользоваться по своему усмотрению. В общем, проговариваю стандартные правила терапевтических отношений.

На первых двух-трех встречах многие клиенты уточняют: вы действительно никому ничего не расскажете? Какой-то патологический страх, что их проблема может открыться

Если честно, то для меня записывание всего происходящего отнимает гораздо больше времени, чем сама работа. И еще откровенно скажу: не люблю я эти описания. Работать люблю, думать люблю, а записывать не люблю. Вот бы придумали такой аппарат, который можно подсоединить к мозгу, и он запишет все мысли, напечатает их на бумаге, а перед этим еще и отредактирует. А я потом только считаю текст.

Однако если взялся, то буду описывать. Отмечаю про себя, что женщину немного отпустило после слов о конфиденциальности. Кстати, на первых двух-трех встречах многие клиенты уточняют: вы действительно никому ничего не расскажете? Какой-то патологический страх, что их проблема может открыться.

Двигаюсь по пути сокращения дистанции. Задаю вопрос, как к ней обращаться. Ну, допустим, клиентку зовут Людмила. Уточняю, как мне ее называть: Люда, Людмила, а может, Людочка или по имени-отчеству? В ответ: мне все равно. Продолжаю настаивать, а как ей все же комфортней? С каким именем? Этим самым даю ей сигнал о том, что я забочусь о ее удобстве. Такой небольшой шажок к большему доверию в наших отношениях.

Затем переход к начальной фазе работы с проблемой. Предлагаю ей рассказать то, что она может и хочет, про свое употребление алкоголя. Очень важно для меня и клиентки (обязательно держу это в своем фокусе) рассказать про употребление, не про злоупотребление алкоголем. Если сказать слово «злоупотребление», то сразу увеличится дистанция в отношениях и усилится сопротивление лечению. И в ее подсознании я буду в чем-то похож на тех, кто ее осуждает.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

«Счастья нет», заявляет группа «Колибри» и прощается с поклонниками «Счастья нет», заявляет группа «Колибри» и прощается с поклонниками

Как прошла презентация нового и последнего альбома «Колибри»

СНОБ
Опасные крайности Опасные крайности

Как найти золотую середину, без которой совместная жизнь никак не складывается

Лиза

Наша героиня кардинально сменила прическу и вот, что из этого вышло

Cosmopolitan
Защита Касперского Защита Касперского

История «Лаборатории Касперского» как иллюстрация современных кибервойн

Esquire
Как кофеин влияет на мозг и тело: неожиданные факты Как кофеин влияет на мозг и тело: неожиданные факты

Исследования выявили ряд интересных фактов, связанных с кофеином

Psychologies
Что показал Кристофер Бейли в своей последней коллекции для Burberry Что показал Кристофер Бейли в своей последней коллекции для Burberry

Кому посвятил коллекцию для Burberry Кристофер Бейли

GQ
Спальня Спальня

Семь интерьеров спален в разных стилях

AD
Найти за 60 минут Найти за 60 минут

Зачем сотрудницы крупных компаний в свободное время летают над темными лесами

Forbes
От русского до исламского. Как террор стал методом борьбы От русского до исламского. Как террор стал методом борьбы

Глеб Павловский: Мы вполне можем стать свидетелями новых форм террора

СНОБ
Под стук сердца Под стук сердца

На поезде по сказочной Шотландии

Elle
Вкалывают роботы, а не человек?.. Вкалывают роботы, а не человек?..

Искусственный интеллект завоюет все пространство или у нас есть шанс?

Psychologies
«В следующий раз я ошибусь лучше» «В следующий раз я ошибусь лучше»

На какую Италию делает ставку Маттео Ренци

Огонёк
Это у вас гормональное Это у вас гормональное

Почему люди ведут себя по-человечески?

СНОБ
Плот больного воображения Плот больного воображения

Яхтсмен Дональд Краухерст – самый загадочный горемыка яхтенного спорта

Maxim
Хорошие Маннеры Хорошие Маннеры

Сказочный замок главных сестричек Англии

Tatler
Я не подарок Я не подарок

Можно ли сделать так, чтобы любимый научился выбирать подарки?

Добрые советы
Микропластик добрался по пищевой цепи до высших хищников Микропластик добрался по пищевой цепи до высших хищников

Пластиковый мусор, заполняющий воды Мирового океана добрался и до тюленей

National Geographic
Куда исчезли мужчины Куда исчезли мужчины

Почему женщинам так сложно найти мужчину своей мечты?

СНОБ
Американские герои Американские герои

Как и на чем зарабатывает российский офис The Walt Disney Company

РБК
Никита Кукушкин Никита Кукушкин

Актер, который достоверно играет негодяев

Esquire
Городские истории Городские истории

Московская квартира в духе современной городской классики

AD
Легкий, как облачко Легкий, как облачко

Популярный десерт на твоей кухне

Лиза
Спальный уголок Спальный уголок

Думаешь, в небольшой однокомнатной квартире нет места для полноценной кровати?

Лиза
Технотренды 2018 Технотренды 2018

От «умной» кухни до электромобиля: какие новинки ждут нас в 2018 году

CHIP
Двое и больше: многоплодная беременность Двое и больше: многоплодная беременность

В чем особенности многоплодной беременности?

9 месяцев
Диана Крюгер: “Производство кино в Америке — очень большой и обезличенный процесс” Диана Крюгер: “Производство кино в Америке — очень большой и обезличенный процесс”

Диана Крюгер рассказала о том, каково это — впервые  сыграть на родном языке

Esquire
Я завидую Я завидую

Тех, кому это чувство знакомо, куда больше, чем тех, кто в этом признается

Psychologies
Наваристые блины Наваристые блины

Суп на Масленицу

Огонёк
И это все о НЕЙ И это все о НЕЙ

Борис Шапиро напоминает о нескольких особенностях женской психики

Psychologies
Бессеребренники Бессеребренники

Как идеи режиссера Кирилла Серебренникова живут и без него

Esquire
Открыть в приложении