Парфкуратор

Фредерик Маль об искусстве, коллекционировании и кризисе нишевой парфюмерии

The RakeСтиль жизни

Парфкуратор

Фредерик Маль называет себя издателем ароматов, но также его работа близка к деятельности арт-куратора. Мы встретились, чтобы поговорить об искусстве, коллекционировании и кризисе нишевой парфюмерии

Текст Александр Рымкевич

Фредерик Маль на кухне в ньй-йоркской квартире. За спиной — литография Роберта Лонго, слева — Роя Лихтенштейна, справа вверху — детский рисунок дочери Луизы. Стол Ээро Сааринен, Knoll

Правда ли, что поначалу вы хотели стать арт-дилером?

Да, я многое делал наоборот. Несмотря на то, что мой отец закончил Гарвард, я принадлежу к не самому амбициозному поколению. Все, чем я хотел заниматься, — это некоторый симбиоз коммерции и искусства — арт-дилерство. В Нью-Йорке была школа Sotheby’s для образования экспертов, но они принимали людей, уже имевших диплом по истории искусства. Отец счел это безумием — «ты будешь банкиром, как и я!», — но все же я поступил в школу Sotheby’s, когда мне не было и 18. Я изучал одновременно коммерцию и историю искусства, много смотрел кино и научился соотносить время и стиль. В те годы я довольно много тусовался, почти каждую ночь проводил в Ice Palace, Xenon, Studio 54. В таких местах ты становишься наблюдательным. И мне нравилось анализировать стиль людей и то, как они носят тот или иной аромат. Тогда на рынке было куда меньше духов и они были более своеобразными. Так развивался мой интерес к парфюмерии. Это были очень информационно насыщенные годы для меня. Я помню, как пасынок Кристо однажды позвал нас к себе домой…

Их квартира тоже была целиком обтянута тканью, как и работы Кристо?

Не совсем, но у него было немного Кита Харинга, — мы встречали его в метро, в те годы он расписывал мелом стены в подземке. Но во всем этом было так много энергии. И даже когда ты не самый креативный человек, она возвышает тебя до определенного уровня, наполняет. Хорошее искусство — музыка, живопись, фотография — производят на меня такой эффект. Одним словом, в эти годы я что-то понял про стиль, но также про себя самого.

Мне как-то попались снимки вашей квартиры в Нью-Йорке, наполненной очень эклектичным искусством: фотографии, гравюры, абстрактная живопись, африканские маски, бронза и картины XVII века… Как все эти очень разные произведения пришли в вашу коллекцию?

Это микс всего. Большая картина в гостиной венецианского живописца эпохи Ренессанса принадлежала моему отцу. С ней я вырос — и это то, что я мечтал иметь, еще будучи ребенком. Так и сказал своему брату: ты можешь взять что угодно, но я хочу эту картину. Для меня в ней есть что-то отеческое. Остальное приобрел со временем. Фотографию Джеффа Уолла я купил в арт-галерее в Нью-Йорке. Мне всегда нравились работы Жана Дюбюффе. Мне кажется, он становился лучше и лучше и под конец звучал, как симфония. У меня есть пара работ его последних лет. 

Я начал коллекционировать искусство, будучи еще совсем юным, когда денег не было. Тогда я покупал гравюры и платил за них в рассрочку. Когда дела наладились, я стал позволять себе вещи, которые действительно хотел. Но всегда существует искусство, которым я хочу обладать, но оно слишком дорого для меня. Пожалуй, это самое печальное в коллекционировании. 

Мое мнение таково, что хорошего качества работа не потеряет свою силу со временем. И есть смысл в том, чтобы объединять вместе такие сильные произведения. Правда, идея того, что они все должны быть в одном стиле, мне совершенно не близка. Я не поступаю так с ароматами, которые выпускаю, и с искусством, которое находится в моей коллекции.

Я всегда искал качество в людях — неважно, кто они, каков их статус или возраст. То же самое с искусством: если я нахожу что-то, что мне нравится в молодом художнике, я куплю его работу. Единственное, что приводит меня в замешательство, так это истерия вокруг современного искусства. Когда мои родители собирали свою коллекцию, не существовало понятия «современное искусство», было послевоенное искусство, поскольку ощущение войны еще никуда не ушло. Идея современного искусства появилась в 70-е, и мне она не слишком нравится. Многие нынешние коллекционеры попросту не знают, что было раньше, для них современное искусство является самодостаточным. 

Для меня существует хорошее и плохое искусство. Как и люди — бывают с хорошим вкусом, а бывают вовсе без вкуса. Но не существует разновидностей вкуса: вот такой, вот другой. Поэтому я не устанавливаю для себя рамок. Последняя работа, которую я купил, — XVII века, и я ею очень горжусь. До этого я купил произведение французского скульптора Жан-Люка Мулена. Но вся эта идея собирательства современного искусства — всего лишь новая буржуазность и сплошная конвенциональность в моих глазах. 

Фотография над камином — «Автопортрет SP5-88» (1988) Джона Копланса — соседствует со старинной бронзой и дизайнерской мебелью — стулья Butterfly и Wiggle, Vitra

Люди приобретают то, что им советуют арт-консультанты в качестве инвестиций, мало кто покупает по зову сердца.

Верное замечание. Я считаю, что это одна из величайших ошибок нашего времени. Идея инвестиций по-своему дика. Рассматривать в таком ключе — это все равно что вместо произведений искусства выбирать доходности. Это начало катастрофы, очень опасный путь. Я покупаю вещи, которые вызывают у меня порхание бабочек в животе. Рынок искусства стал слишком неинтересным, потому что все хотят одно и то же. Мне же представляется интересным приобрести то, что не нужно всем подряд. 

Мне кажется, это созвучно тому, что вы делаете в парфюмерии. Я сужу скорее как потребитель, но среди армии нишевых брендов ваш — один из немногих, у кого есть свой стиль и кто не поступается принципами. Остальное для меня сливается в нечто неразличимое и бесхарактерное. 

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Пост — пост Пост — пост

Гавайки, шорты и тренировочные штаны маркируют современный подход к классике

The Rake, сентябрь'18
Одержимость Одержимость

Что такое сталкинг и как с ним бороться

Elle, июль'19
Самый короткий международный авиарейс Самый короткий международный авиарейс

Авиакомпания Aruba Airlines запустила рекордно короткий рейс

National Geographic, май'18
«Иисус! Этот бородатый русский кого-то сегодня убьет!» Америка ненавидит и боготворит Овечкина «Иисус! Этот бородатый русский кого-то сегодня убьет!» Америка ненавидит и боготворит Овечкина

Уже лето на дворе, а хоккеист Александр Овечкин все еще сражается в НХЛ

Maxim, май'18
Паспорт на выбор Паспорт на выбор

Варианты получения альтернативного гражданства

Robb Report, июнь'18
Путеводитель Путеводитель

Несколько небезынтересных историй о нынешнем чемпионате мира

SNC, июнь'18
Лайнер Costa Smeralda: посвящается Италии Лайнер Costa Smeralda: посвящается Италии

Рассказываем о новом флагманском лайнере Costa Cruises

National Geographic, май'18
Кольца Сатурна и три его луны сияют на одной фотографии Кольца Сатурна и три его луны сияют на одной фотографии

Снимок из золотого фонда фотографий, сделанных зондом «Кассини»

National Geographic, май'18
Взлет и падение (и госпитализация) Майка Хьюза Взлет и падение (и госпитализация) Майка Хьюза

Американец Майкл Хьюз построил в гараже ракету

Maxim, июнь'18
Гороскоп Vogue: июнь 2018 Гороскоп Vogue: июнь 2018

Что нас ждет в первый месяц лета

Vogue, май'18
Будь другом! Будь другом!

Мы ценим товарищество и надеемся, что у наших детей будут хорошие приятели

Psychologies, июнь'18
Техника безопасности Техника безопасности

Как детям не утонуть в виртуальном водовороте

Psychologies, июнь'18
Всему свое время Всему свое время

Как взаимосвязаны уход за кожей и время суток?

Glamour, июнь'18
Туристы отказались платить удвоенный курортный сбор на Мальорке Туристы отказались платить удвоенный курортный сбор на Мальорке

Владельцы отелей недовольны действиями властей, а те утверждают: все нормально

National Geographic, май'18
Как провести последние выходные весны в Москве Как провести последние выходные весны в Москве

Замечательная весенняя пора подходит к концу, но дальше только лучше

Vogue, май'18
9 советов о путешествии для будущей мамы 9 советов о путешествии для будущей мамы

Накладывает ли беременность множество ограничений на возможность путешествий

9 месяцев, июнь'18
Документальная фотография Леона Левинстайна Документальная фотография Леона Левинстайна

Выставка «Modernist Documentary: фотографии Леона Левинстайна»

National Geographic, май'18
Huawei P20, P20 Pro или Lite: какой выбрать? Huawei P20, P20 Pro или Lite: какой выбрать?

Сравниваем новые смартфоны от Huawei и разбираемся в их особенностях

National Geographic, май'18
Увидеть своими глазами Увидеть своими глазами

Зачем люди со всего мира едут в порты захода кругосветной гонки Volvo Ocean Race

Robb Report, май'18
Час быка Час быка

Как Федор Смолов сделал невозможное возможным

Men’s Health, июнь'18
Завтрак аристократа Завтрак аристократа

О книге рецептов, шоу «Еда, я люблю тебя» и кулинарных экспериментах

OK!, май'18
А сколько дашь? А сколько дашь?

Почему нас порой вводит в ступор собственная дата рождения

Cosmopolitan, июнь'18
Что вы, скорее всего, не знали про Александра Маккуина Что вы, скорее всего, не знали про Александра Маккуина

Красивая история творческой страсти — в документальном фильме «Маккуин»

Vogue, май'18
Жил отважный капитан Жил отважный капитан

Джон Смит – «солдат удачи», автор бестселлеров, ревностный пуританин и не только

GALA Биография, июнь'18
8 неожиданных возможностей Whatsapp, о которых ты скорее всего не знаешь 8 неожиданных возможностей Whatsapp, о которых ты скорее всего не знаешь

Жаль, что о новых фишках мессенджеры не уведомляют

Maxim, май'18

В парке Саби-Саби охотник и добыча сошлись в чудном мгновеньи

National Geographic, май'18
В Москве соберутся ведущие мировые эксперты по интернет-маркетингу В Москве соберутся ведущие мировые эксперты по интернет-маркетингу

21-22 мая в Crocus City Hall можно будет узнать все об онлайн-продвижении

National Geographic, май'18
Зеленый сад Зеленый сад

Московская квартира площадью 44 м²

AD, июнь'18
Остаться при своих Остаться при своих

Почему волосы перестают быть густыми и блестящими, и как с этим бороться

Добрые советы, июнь'18
Как в лучших фильмах Как в лучших фильмах

Актриса и продюсер Рената Пиотровски показала свой любимый курорт Сен-Тропе

OK!, май'18