Том второй

Повстречавшись в Лос-Анджелесе с Томом Фордом, корреспондент The Rake расспросила его о новом фильме, моде, порно-шике и о том, в чем Форд расхаживает по дому, когда никто не видит.

The RakeМода

Академия / Реплика

Том второй

Дизайнеру и режиссеру Тому Форду понадобилось семь лет, чтобы снять свой второй фильм — «Под покровом ночи». The Rake встретился с ним в Лос-Анджелесе, чтобы выяснить, стоит ли ждать продолжения кино.

Текст Нелли Холмс

Том, вас сравнивают с Дугласом Сирком и Альфредом Хичкоком. Я читала интервью, которое вы дали семь лет назад, когда вышел ваш первый фильм. Вы  тогда сказали, что одной модой сыт не будешь — ну, в творческом плане. Так почему же свой второй фильм, «Под покровом ночи», вы представили только в 2016-м?

Семь лет… Я даже не заметил, что столько времени прошло! Кто-нибудь знает, куда делись семь лет? Но вы не подумайте, я не собирался ждать так долго, думал остановиться на трех. Просто начал заниматься прочими делами, и меня затянуло. Я открыл сотню магазинов, стал отцом. Сыну сейчас четыре года. Когда он только родился, я решил, что буду уделять ему как можно больше времени, все остальное отошло на задний план. А еще материала не было, чего-то такого, что меня бы зацепило и что бы мне захотелось высказать.

А вы разве не положили глаз на эту книгу еще семь лет назад? Я про «Тони и Сьюзен», по которой снимали «Под покровом ночи».

Нет, права на экранизацию я купил около четырех лет назад и чуть не просрочил их, пока работал над сценарием. Саму книгу, кстати, всем советую, она просто потрясающая. Только вот структуру повествования мне пришлось несколько перестроить. Там сплошной внутренний монолог, главная героиня все про себя проговаривает: «Ничего себе!.. Что-то не очень… А вот тут слог уже получше…». Меня это очень тронуло, и я в итоге влюбился в книгу. По-моему, если произведение очень нравится, стоит добиться прав на экранизацию, если, конечно, не приходится сражаться за них с какой-нибудь крупной студией. И я их добился, только не особенно представлял себе, как перенести все это на пленку. Пришлось отложить идею на время, дать ей созреть. Зато я успел написать два собственных сценария. Один, может быть, сниму, а вот второй так себе. Так что я времени даром все равно не терял. В год я выпускаю четыре коллекции — и по одному фильму в семь лет…

Расскажите, как понимать начало фильма? Что символизируют танцовщицы?

Как ни странно это прозвучит из моих уст (серьезно, поверьте, я про такие вещи часто думаю), телосложение этих женщин не отвечает представлениям о красоте, устоявшимся в нашей культуре, но они целиком и полностью свободны от этих клише. Они в гармонии с собой и потому счастливы. А после них в кадре появляется Сьюзен, которая всеми силами пытается соответствовать ожиданиям окружающих, и она несчастна. Вот в чем суть.

А почему они так странно одеты?

У одной из них в руках жезл, другая носит сапоги с помпонами, у третьей в руках большие помпоны, как у чирлидерши, а на голове кепка. Они одеты как мажоретки или девушки из группы поддержки, каких можно увидеть на матчах американского футбола. А еще у одной на груди лента победительницы конкурса красоты. Это все типично американская атрибутика, они одеты в нее.

Вы получаете от съемок удовольствие?

О да! Честно, ничто иное не приносило мне столько радости и не давало такого ощущения смысла, как кино. Это весело, чертовски весело. Разве что с отцовством это могу сравнить. Но главное — кино живет вечно. Думаю, отчасти потому мне и хотелось им заняться. Мода прекрасна и выразительна, но изменчива и мимолетна. Даже те костюмы, которые в итоге оказываются в экспозициях музеев как воплощение своей эпохи, по прошествии лет таких ярких чувств уже не будят. Это как с абстрактной живописью: когда она только появилась и люди пошли в галереи, они были поражены. Но сейчас она повсюду и ажиотажа не вызывает. А вот кино не теряет своей силы, и когда ты пересматриваешь фильм 1930-х годов, ты словно заново живешь вместе с героями, плачешь с ними, радуешься, боишься. Актеров, которые их сыграли, уже нет в живых, сценариста тоже, и режиссер спит вечным сном, но их истории останутся с нами на века и снова и снова будут оживать.

Сьюзен ведет гламурный образ жизни, но из-за попавшего к ней в руки романа начинает смотреть на многие вещи по-другому. Можно ли сказать то же самое и про вас? Вы ведь тоже из светского мира.

Однозначно да, с Сьюзен у меня очень много общего. Я уже затрагивал эту тему в «Одиноком мужчине», и, по-моему, его главный герой тоже на нее в чем-то похож, как и, естественно, на меня. Мы со Сьюзен действительно живем в гламурном и сверкающем мире, и поверьте, иногда меня от него тошнит. Я вырос в Нью-Мексико, в очень непритязательном местечке, и, по счастью, мне и сейчас иногда удается туда вырваться. Иногда мне и вовсе кажется, что последний десяток лет я проведу бродя по пустыне и пытаясь ощутить единство со Вселенной. Знаете, как Джорджия О’Кифф в свое время. Люди все-таки по природе своей материалистичны. Нам приятно ощущать на коже бархат, нам нравится все красивое, но если гоняться за роскошью, можно проглядеть куда более важные вещи. Я, разумеется, говорю про дружбу, любовь — все, что связывает нас с другими. Людьми нельзя разбрасываться. С Ричардом Бакли мы вместе уже лет тридцать, мой пиар-менеджер со мной уже двадцать пять лет. Я не забываю про других, в отличие от Сьюзен, но она, к счастью, эту ошибку осознает. Кстати, я все жду вопроса про концовку. Вы его не задавали, но я все равно отвечу. (Смеется.) Знаете, ее преображение и вправду происходило очень болезненно, и концовка может показаться по-своему жесткой, но Сьюзен срывает с себя украшения, стирает помаду — к старой, несчастливой жизни она уже не вернется. Серьезные перемены даются дорогой ценой — в этом одна из главных идей фильма.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Правила жизни Моби Правила жизни Моби

Правила жизни певца и композитора Моби

Esquire
Плановая агрономика Плановая агрономика

Как Белгородская область из незаметных аграрных регионов прорвалась в тройку крупнейших производителей продовольствия в России

Forbes
Скарлетт Йоханссон Скарлетт Йоханссон

Откровенный разговор со Скарлетт Йоханссон о моногамии и фатальных суперженщинах

Playboy
Объединяющая страсть Объединяющая страсть

Южная Корея готовится к проведению зимней Олимпиады. Сочи отдыхает.

Русский репортер
Белорусский «Санта» Белорусский «Санта»

Белорусский «Санта» Группа Александра Мошенского завоевала российский рынок сельди, а теперь и молока.

РБК
Фабрика медиа Фабрика медиа

Как незаметно для всех создать крупнейший медиахолдинг в России.

РБК
Продавцы талантов Продавцы талантов

За что люди любят насилие и танец.

GQ
Восстание машин Восстание машин

А того ли мы боимся?

Игромания
Параллельная жизнь Параллельная жизнь

Иран способен восхищать и возмущать одновременно. Мы отправились в фотопутешествие по одной из самых закрытых стран мира.

The Rake
15 мыслей Евгения Миронова 15 мыслей Евгения Миронова

Отметив полувековой юбилей, Худрук Государственного театра наций не теряет связи с корнями и дышит полной грудью.

GQ
Поле битвы Поле битвы

Испытываем первый в мире виртуальный полигон для реальных боев.

Популярная механика
Range Rover Velar Range Rover Velar

Четвертую модель в линейке Range Rover ее создатели называют самым дорожным автомобилем за всю историю Land Rover.

Quattroruote
Renault Koleos Renault Koleos

Сменив поколение, французский кроссовер подрос и превратился из гадкого утенка в прекрасного лебедя.

АвтоМир
К школе готов?! К школе готов?!

Готовим ребенка к школе.

Лиза
Настоящее не то, чем кажется Настоящее не то, чем кажется

Многие считают, что мы живём в эпоху сбывшегося киберпанка, какой её представляли фантасты 1980-х. Но много ли предсказаний на самом деле сбылось? Так ли мы близки к иллюзорной реальности и киборгам?

Мир Фантастики
Слов мот и транжир Слов мот и транжир

Откровенный разговор Ольги Шелест и рэп-суперзвезды Мота.

Glamour
Мэттью Макконахи Мэттью Макконахи

Мэттью Макконахи прошел непростой путь от дешевых комедийных ролей до сложных, многослойных персонажей серьезных драм – за что и популярен теперь по обе стороны Атлантики.

Playboy
Беседа с Ольгой Громыко Беседа с Ольгой Громыко

Писательница из Беларуси Ольга Громыко хорошо известна отечественным поклонникам фантастики, особенно юмористической. Фэнтезийный цикл о ведьме Вольхе и космическая опера о лихой команде «космоолухов» имели большой успех, принесли писательнице горячую любовь множества фанатов и сделали её одной из главных звёзд издательства «Альфа-книга».

Мир Фантастики
Что делать с «сильной женщиной»? Что делать с «сильной женщиной»?

Психолог Илья Латыпов рассказывает о том, что делает женщину сильной и что делать мужчине рядом с сильной женщиной?

Домашний Очаг
Девочки vs мальчики. Воспитывать одинаково или по-разному? Девочки vs мальчики. Воспитывать одинаково или по-разному?

Советует психолог Александр Кузнецов.

Домашний Очаг
Нарисуйте нам взрывопотама Нарисуйте нам взрывопотама

Как художнику-самоучке из Подольска удалось поселить своих монстров в Голливуде.

Популярная механика
Ford Explorer и Jeep Grand Cherokee Ford Explorer и Jeep Grand Cherokee

Думаете, эти автомобили в повседневной жизни сильно похожи? Как раз наоборот!

АвтоМир
Вкус манги Вкус манги

Скарлетт Йоханссон об аниме и моногамии.

GQ
Гражданин Петербург Гражданин Петербург

Как в Северной столице устроен общественный протест.

Русский репортер
Как вернуть счастье в брак? Как вернуть счастье в брак?

Как вернуть счастье в брак?

Домашний Очаг
Реки у нас под ногами Реки у нас под ногами

Большинство рек в крупных городах текут под землей, в коллекторах.

Популярная механика
Андрей Миронов. Парадоксы жизни и кино Андрей Миронов. Парадоксы жизни и кино

Жизнь Миронова и его героев полна парадоксов. Вспоминаем некоторые эпизоды.

Лиза
Land Rover Discovery Land Rover Discovery

Да, Disco 4 – не эталон надежности. Однако нам кажется, что многие свои грехи эта модель все же оставила в прошлом.

АвтоМир
Сдавайся! Сдавайся!

Как помочь ребенку пережить экзамены.

Добрые советы
Ярлык на ве­ли­кое княжение Ярлык на ве­ли­кое княжение

Звезда Парижской оперы Ильдар Абдразаков - о мировой славе и любви всей своей жизни.

Vogue
Открыть в приложении