Где во время карантина пропадал главный массовик-затейник Михаил Друян

TatlerСтиль жизни

Танцующий в тишине

Организатор главных светских праздников столицы Михаил Друян на взлете пандемии сбежал с нашего тонущего корабля и двести два дня наслаждался жизнью. Теперь вернулся и не жалеет ни о чем. Вместе со всей Москвой ему завидовала Ксения Соловьёва.

Продюсер Михаил Друян у бассейна виллы Paradise на Пангане.

В его рюкзаке Saint Laurent редкого графитового оттенка до сих пор лежит номер газеты «Коммерсантъ» от 19 марта с передовицей о том, что тысячи россиян не могут вернуться на родину из-за коронавируса. Ранним утром 20 марта пассажир уровня Platinum Михаил Григорьевич Друян вылетел в Бангкок — понятия не имея, когда и, главное, куда вернется.

Я отлично помню середину марта, когда весь наш худо-бедно сложенный светский домик стал рассыпаться на глазах. Герои «Татлера» один за другим уезжали по маршруту Куршевель–Коммунарка. Мероприятия отменялись на глазах. Жертвой таинственной болезни пал пышущий здоровьем велнес-ужин «Татлера» в ресторане Regent by Rico, а ведь для него уже были закуплены страшно напоминающие коронавирус морские ежи. И только Друян никак не желал отменять свой день рождения. Ольга Сергеевна Слуцкер звонила: «Михаил, скажу тебе честно, я не приду», а он сопротивлялся: «Ну вот как МХТ продолжает работать, а я не должен праздновать». Впрочем, ко дню рождения закрыли и МХТ.

Самые стойкие к Мише все-таки пришли, но мероприятие на двести веселых гостей на «Стрелке» превратилось в камерный ужин на пятнадцать все в том же «Рико». Да и те пятнадцать, прежде чем подтверждать, осторожно интересовались, будут ли присутствовать лыжники из Трех долин. На входе уже стояли тепловизоры. Ксения Собчак сообщила, что купила сорок килограммов гречки, и никак не могла взять в толк, зачем так рисковать здоровьем и уезжать не пойми куда. «Какая там медицина, в этом Таиланде?» — недоумевала она. Миша успокаивал: «Ксюша, я специально проверял рейтинг Университета Джонса Хопкинса (индекс безопасности стран мира с точки зрения их устойчивости к воздействию эпидемий был опубликован в октябре 2019 года. — Прим. «Татлера»). Таиланд там на шестом месте».

В двенадцать ночи продюсер закрыл счет, а в восемь утра уже сидел «в толстовке, в холодном самолете», ковыряя свой стандартный дорожный набор из «Кофемании». «Правильно делаете, — сказала ему девушка на стойке посадки пассажиров бизнес-класса. — Я тоже хотела полететь в Таиланд, но с послезавтра они отменяют все рейсы». Так в жизни главного массовика-затейника столицы начались двести два дня вдали от родины.

Мы вспоминаем все это, сидя в Мишиной квартире с девятью окнами, выходящими на МИД и на храм Святителя Николая на Щепах. Это вторая по счету собственная жилплощадь тридцатидевятилетнего уроженца Красноярска в Москве. Квартира была куплена семь лет назад на гонорар после «одного очень большого дня рождения человека из Санкт-Петербурга» (именинник был доволен настолько, что еще и дал Друяну в долг недостающую сумму). Казалось бы, Мишу в Москве знает каждый лабрадудль, однако из числа всех наших общих знакомых, насколько мне известно, дома у него не бывал никто. Даже мама, приезжая навестить сына, живет в «Метрополе». Человек, который очень (и даже слишком) много знает о личной жизни других, крайне неохотно пускает в свою собственную. Поэтому спешу отчитаться: в квартире у Друяна — километры обуви, рядами стоящей в длинном коридоре, классные коралловые двери и такая же коралловая кухня с плитой Siemens («любимый бренд Путина»), на которой за эти годы ни разу ничего не приготовили.

Когда Миша понял, что не хочет проводить карантин с видом на МИД, он позвонил приятелю, журналисту и музыканту Игорю Григорьеву, который в тот момент пустил корни на тайском острове Панган. «Как у тебя дела?» — «Ты знаешь, глядя отсюда на остальную планету, я думаю, что очень хорошо». — «Я тебя понял, покупаю билет». Через несколько часов Игорь перезвонил: «Тут все изменилось. Таиланд ввел обязательную справку, в которой должно быть написано, что ты не болеешь ковидом». В Москве о существовании такой справки не слышали. Друян рванул в MedSwiss и взял все бумажки, которые только смог. Как оказалось потом, в тот момент он уже болел.

Что берет с собой человек, не зная, когда вернется? Ровно тридцать два разрешенных к провозу килограмма «всякого разного» — его людям размаха Друяна хватает в обычной жизни недели на две. В Таиланд Миша взял пару шелковых костюмов Dries Van Noten, куртку-ветровку (чтобы ездить на север страны), несколько кашемировых свитеров (они ни разу не пригодились). И много книг — как и каждый из нас, Друян надеялся за время самоизоляции прочитать все то, что не смог прочесть в доковидной жизни (как и каждому из нас, Мише на самоизоляции читалось плохо).

В Бангкоке он в прекрасном расположении духа заселился в «Пенинсулу» и поехал ужинать в Eat Me. «Пробую вино, рыбу и понимаю, что вкусовые рецепторы меня подводят», — рассказывает Друян. В тот момент о симптоме «потеря обоняния» еще не кричали на каждом углу, поэтому все было списано на восьмичасовой перелет и хронический тонзиллит.

В начале этого приключения Миша чувствовал себя немножечко Индианой Джонсом. Он бежит, за ним все рушится, но ему всякий раз удается уйти живым. Только-только он улетел на Самуй, как закрылся Бангкок. Перебрался на Панган — закрылся весь архипелаг Самуй. На Пангане туристов встречали люди в респираторах. «Мне задали пару вопросов и пустили — иначе, как сказал Игорь Григорьев, я бы оказался на обложке Bangkok Post». Из России Григорьеву в подарок была привезена четверть килограмма черной икры, которую тот немедленно запостил в фейсбук с подписью «Чрезвычайное положение».

Михаил арендовал виллу Paradise возле пляжа Salad, рай с четырьмя спальнями и бассейном инфинити, по гуманной цене сто евро в сутки — «в семь раз ниже, чем до войны». Заняв горизонтальное положение, убежденный синефил первый раз в жизни посмотрел сериал. «Корона» не зашла, зато «Убийство Версаче» Друян проглотил за пару дней. Впрочем, очень быстро стало ясно, что в раю даже с «Нетфликсом» будет скучно. Друг Григорьев постановил: «Раз уж мы здесь оказались, это не просто чтобы мы отдыхали. Надо работать над собой».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Хороший, плохой, злой Хороший, плохой, злой

Евгений Чичваркин вспоминает Бориса Березовского

Tatler
9 правил полезного ужина 9 правил полезного ужина

Эти простые условия помогут быстро и без усилий избавиться от лишнего веса

Лиза
Эшли Грэм Эшли Грэм

Эшли Грэм поделилась впечатлениями от родов

Elle
Что приготовить из консервированного тунца, найденного в холодильнике: 8 крутых рецептов Что приготовить из консервированного тунца, найденного в холодильнике: 8 крутых рецептов

Что приготовить из тунца, консервированного в масле?

Playboy
Разговорчики в строю Разговорчики в строю

Адвокат Добровинский выполняет заявки читателей

Tatler
Иранцы переехали в США, а затем вернулись на родину. Один из них получил 10 лет тюрьмы за шпионаж Иранцы переехали в США, а затем вернулись на родину. Один из них получил 10 лет тюрьмы за шпионаж

Из стабильной жизни в Штатах к обвинениям, обыскам и приговору

TJ
Стоп-сигнал Стоп-сигнал

Мы перестали ходить на каблуках, но стали ли от этого счастливее наши ноги?

Tatler
Новый вид гусей определили по росписи в древнеегипетской гробнице Новый вид гусей определили по росписи в древнеегипетской гробнице

Ученые обратили внимание на рисунок, возраст которого составляет около 4600 лет

National Geographic
На своем месте На своем месте

В этом году в жизни Владимира Мединского большие перемены

GQ
Большая голубая гасконская гончая Большая голубая гасконская гончая

Эта гончая — аристократ, обладатель белой кости и голубой крови

Weekend
Медвежья заслуга Медвежья заслуга

Сорок лет назад наша страна на неделю забежала прямо в будущее

Tatler
Аня, два ее мужа и один котенок Аня, два ее мужа и один котенок

За очередным поворотом судьбы может оказаться то, что давно перестала искать

Psychologies
Космические нейтрино рождаются квазарами Космические нейтрино рождаются квазарами

Нейтрино рождаются вблизи черных дыр в далеких активных галактиках

Популярная механика
Что дает работа стоя? Опыт предпринимателей Что дает работа стоя? Опыт предпринимателей

Вертикальное положение помогает лучше концентрироваться

Reminder
Продолжение следует Продолжение следует

Почему разрушение кинематографических скреп — это нормально

Glamour
Смотрите под ноги Смотрите под ноги

Рассказываем, какими бывают деревянные полы и как за ними правильно ухаживать

AD
В верном направлении В верном направлении

Путешествуем по России

Grazia
Максим Диденко и Павел Семченко — о своей выставке в ГРАУНД Солянке Максим Диденко и Павел Семченко — о своей выставке в ГРАУНД Солянке

Максим Диденко и Павел Семченко — о понимании жизни и борьбе с социопатией

СНОБ
По кусочку По кусочку

Есть ли какое-то объяснение привычки кусочничества?

Худеем правильно
По дороге с облаками По дороге с облаками

Виа феррата – дорога приключений и острых ощущений, проложенная прямо по скалам

National Geographic Traveler
Персона Персона

О необычных запросах клиентов и репутации русских александритов

Robb Report
Конфетно-букетный период Конфетно-букетный период

Уместно ли поздравлять сильных и независимых женщин с 8 Марта?

GQ
Метод Inbox Zero. Как быстро разгребать почту и не пропускать ничего важного Метод Inbox Zero. Как быстро разгребать почту и не пропускать ничего важного

Как оптимизировать работу с электронной почтой?

Inc.
Мужская марка, за которой стоит следить: новый петчворк и мультикультурность Ahluwalia Мужская марка, за которой стоит следить: новый петчворк и мультикультурность Ahluwalia

Прия Алувалия получила награду от королевы за достижения в британском дизайне

Esquire
Михаил Гиголашвили: Кока. Новый роман лауреата премии «Большая книга» Михаил Гиголашвили: Кока. Новый роман лауреата премии «Большая книга»

Первая глава из романа-странствия Михаила Гиголашвили «Кока»

СНОБ
Осип Мандельштам Осип Мандельштам

Правила жизни Осипа Мандельштама

Esquire
План Б План Б

Рассказываем о трёх альтернативах знаменитых на весь мир локаций

National Geographic Traveler
Чем пахнет эпоха? Она пахнет кофе Чем пахнет эпоха? Она пахнет кофе

Как кофе вызывал споры между поэтами и провоцировал насилие

GQ
Второе пришествие суборбитальной баллистики Второе пришествие суборбитальной баллистики

Какие полеты изменят этот век?

Наука
Акции на 500 тысяч фунтов и ключи от Bentley: что забывают в британских отелях Акции на 500 тысяч фунтов и ключи от Bentley: что забывают в британских отелях

Список вещей, которые оставляли в отелях

National Geographic
Открыть в приложении