Рената Литвинова о харассменте, оргазмах и свежем романе с миллионером

TatlerЗнаменитости

Немая сцена

Рената Литвинова наконец нашла автора текста себе под стать — богиню кинокритики Зинаиду Пронченко. На страницах «Татлера» две дивы постмодерна говорят о Богомолове, харассменте, оргазмах, свежем романе с миллионером и новом фильме «Северный ветер», куда уж без него.

Шерстяной комбинезон, Dolce & Gabbana; шерстяная шляпа, Lia Gureeva; серьга, колье, кольцо и браслет Reflection de Cartier из белого золота с бриллиантами, все Cartier.

«Если хочешь отомстить, разбогатей», — заявляет голосом из «Мне не больно», вот в этой фирменной беззащитно-принудительной тональности, Рената Литвинова. «Все говно, кроме денег», — поддерживаю тему я. На самом деле мы обе цитируем советы классиков, Рустама Хамдамова и Вуди Аллена. Один был дан довольно давно лично Литвиновой, второй, неблагодарному человечеству, — только что в новой комедии «Фестиваль Рифкина».

Моей собеседнице по-прежнему, как и пятнадцать лет назад, не больно, хотя она болеет ковидом, и поэтому я внимаю ее черно-белой, предельно гламурной аватарке (локоны а-ля Гарбо, дым сигареты а-ля Богарт). Даже от видео по зуму богиня отказалась. Она где-то там возлежит томной одалиской с котом Мишей, наверняка на кушетке, которой позавидовала бы и мадам Рекамье, в разобранных чувствах и в шелковой пижаме Balenciaga ее дорогого, дражайшего товарища Демны. Перед интервью Рената еще надела на палец кольцо с авантажным камнем, ну и какие-то духи по примеру Мэрилин. Духов я не слышу. Зато слышу энтузиазм, озорную заинтересованность породистой хищной кошки, которая сейчас поиграет с мышкой в вопрос-ответ. Какой ваш любимый цвет? Есть ли у вас личный валет?

Когда Ксения Соловьёва, главный редактор журнала, который вы держите в руках, в своей типичной манере смертельно напуганного человека в платье-футляре (как бы чего не вышло, не обидело очередную куртизанку со связями) позвонила мне с неожиданным предложением воспеть Ренату Литвинову, я согласилась сразу. Хотя ни светская жизнь, ни зацикленный на ней «Татлер», еле-еле бороздящий тухлые воды отечественного глянца, мне ни в коем разе не интересны. Но Рената Муратовна, она же не про светскую жизнь, не про накипь дней из сторис инстаграма. Моя профессия — кинокритик, и для меня Литвинова в первую очередь выдающийся кинематографист, неважно, в какой именно ипостаси — комической актрисы или режиссера драм. Литвинова про искусство, в том числе про искусство быть собой, конечно.

Шелковое платье, Dolce & Gabbana; серьги Flower из белого золота с бриллиантами, Mercury; колье Albemarle из белого золота с бриллиантами, Garrard.

Понятно, что с Ренатой надо углубляться в Киру Георгиевну и Алексея Октябриновича, но столько уже она про них рассказывала другим вопрошающим, столько раз два ярчайших гения постсоветского кино совершали вечное возвращение в ее интервью, что я умышленно беру курс не на восток, а на запад. Не в Одессу или Ленинград, а в Париж намерена я отправить Литвинову. Кажется, она даже рада. «Не помню ничего, очистить все огнем», и воспоминания тоже», — говорит она, чуть посерьезнев. «Французское кино полно небожителей, но Ален Делон такой красивый», — мечтаем мы вслух и в унисон. «Я видела его на фестивале в Риге. Организаторы привезли Делона и Брандауэра, они щурились друг на друга, словно две акулы, аж искры летели. Делон тогда дружил с Лебедем, помните? (Помним, помним.) Считал себя маргиналом, но он же икона, личность с характером. Не собиралась произносить это слово, господи, но у него и вправду есть яйца, ему не надо их вешать перед носом». Дальнейший обмен репликами демонстрирует недюжинную осведомленность Ренаты в теме «папиного кино» и уничтожившей его «новой волны». «Делону надо было сыграть Пеперкорна из «Волшебной горы» Манна. Увы, Висконти умер, и Ален, чтобы не мельчить, переквалифицировался из демонических проходимцев во флики».

Владение материалом, по-настоящему глубокое знание истории кино, которое и есть ее истинная любовь навек («мои спектакли — это репетиция моих фильмов»), — суть главное, что следует понимать про Литвинову. А остальное — мужья, жены, всякая полиамория и гламурная параферналия или даже приятельство с Сурковым — все вторично. Нет, разумеется, можно поинтересоваться, что их все-таки связывает и каково ее мнение о дебюте Владислава Юрьевича в роли Мефистофеля у Константина Юрьевича в «Бесах». Ну я интересуюсь для проформы. Ответ следует туманный, мутный, как запотевшее от духа времени стекло. «Владислав Юрьевич — «часть той силы… что вечно совершает благо», сколько я его знаю — всегда кого-то лечит, помогает. И потом он блестящий мужчина».

Слушать подобные сентенции и впрямь невыносимо. Даже если на следующий наводящий вопрос «В сегодняшней России человек разумный может поддерживать власть?» звучит ответ-предсказание из китайского печенья: «От власти надо держаться, думаю, подальше». И поэту, и гражданину. Но почему-то этого не происходит. Близость к кремлевским кукловодам или заказные посты в соцсетях про «похорошела» — подобные экивоки материальных благ ради совершают, к сожалению, многие видные деятели культуры и искусства. Литвинову отличает от них лишь одна деталь. Вместо постиронии и вечного «ну мы же все понимаем, что в России никогда не было иначе и в обозримом будущем тоже не будет» она предпочитает комедию, постдраматический театр того же Богомолова. Кстати, ее приятеля, но от его творчества у нее «когда-то лопнул сосуд в глазу».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Сама себе режиссер Сама себе режиссер

Актриса Ирина Горбачева рассказала о любви к абсурду и реакции на злые слова

Cosmopolitan
В 3500-летнем папирусе нашли древнейшее описание процесса мумификации В 3500-летнем папирусе нашли древнейшее описание процесса мумификации

Египтологи обнаружили старейшее из известных руководств по мумификации

N+1
Где были твои глаза? Где были твои глаза?

Поучительнейшая история из частной практики чужой личной жизни

Tatler
7 самых странных средств от похмелья 7 самых странных средств от похмелья

Человечество всегда искало и находило средства для лечения похмелья

Maxim
Дебютантки 2020 Дебютантки 2020

Девушки из очень хороших семей, которых «Татлер» выводит в свет

Tatler
Ретабло – древнейшее из искусств Ретабло – древнейшее из искусств

Ретабло – картины, которые жертвуют церквям в благодарность о помощи святых

Вокруг света
Стоп-сигнал Стоп-сигнал

Мы перестали ходить на каблуках, но стали ли от этого счастливее наши ноги?

Tatler
R.S.V.P. на шабаш R.S.V.P. на шабаш

Ведьмы — из приспешниц ада в поп-иконы феминистского движения

Elle
Над пропастью во ржи Над пропастью во ржи

Уроженка Новочеркасска и жена Андрея Кончаловского Юлия Высоцкая

Tatler
По дороге с облаками По дороге с облаками

Виа феррата – дорога приключений и острых ощущений, проложенная прямо по скалам

National Geographic Traveler
Сергей Мавроди Сергей Мавроди

Правила жизни Сергея Мавроди

Esquire
Персона Персона

О необычных запросах клиентов и репутации русских александритов

Robb Report
Полеты во сне и наяву Полеты во сне и наяву

Алексей Пивоваров пытается превратить ютьюб в СМИ с качественной журналистикой

Tatler
Мария Аронова. Бабье счастье Мария Аронова. Бабье счастье

Актриса Мария Аронова о семье, слабостях и страхе одиночества

Караван историй
Клуб для взрослых Клуб для взрослых

Игорь Ланцман и Екатерина Сахарова показывают свой дом на дачной улице Горького

Tatler
Смотрите под ноги Смотрите под ноги

Рассказываем, какими бывают деревянные полы и как за ними правильно ухаживать

AD
С грехом пополам С грехом пополам

Андрей Подшибякин — об армагеддоне, в котором мы живем и который не видим

GQ
Продолжение следует Продолжение следует

Почему разрушение кинематографических скреп — это нормально

Glamour
Ботокс: что нужно знать, прежде чем принимать решение Ботокс: что нужно знать, прежде чем принимать решение

Что лучше знать до инъекций ботокса и как он влияет на красоту и здоровье

РБК
Александра Ребенок: «Профессия сделала меня сильной» Александра Ребенок: «Профессия сделала меня сильной»

Александра Ребенок — о сильном характере, умении совмещать материнство и карьеру

Здоровье
Новый альбом Земфиры «Бордерлайн»: что о нем думают психологи Новый альбом Земфиры «Бордерлайн»: что о нем думают психологи

Психологи — о том, как они воспринимают альбом Земфиры «Бордерлайн»

Psychologies
Подземная орхидея: исчезающая красота Подземная орхидея: исчезающая красота

В Западной Австралии цветет подземная орхидея

National Geographic
Шведский роман-катастрофа, оставляющий надежду: фрагмент новой книги Микаеля Ниеми «Дамба» Шведский роман-катастрофа, оставляющий надежду: фрагмент новой книги Микаеля Ниеми «Дамба»

Роман Микаеля Ниеми «Дамба» погружает в атмосферу шведской глубинки

Esquire
Когда близнецы не похожи друг на друга Когда близнецы не похожи друг на друга

Почему одни близнецы похожи друг на друга, а другие нет?

Наука и жизнь
Я перестала делать из хорошего мужа «идеального отца» Я перестала делать из хорошего мужа «идеального отца»

Почему не нужно решать за мужа, каким он должен быть отцом

Psychologies
Носорогов лучше перевозить по воздуху вверх ногами Носорогов лучше перевозить по воздуху вверх ногами

Подвешивание носорогов за ноги безопаснее, чем мы думали

National Geographic
Почему мы заботимся о других в ущерб себе Почему мы заботимся о других в ущерб себе

Стоит ли забывать о собственных желаниях, ломать себя, чтобы угодить другому?

Psychologies
Приз за подписку: как устроены и чем оборачиваются розыгрыши в Instagram Приз за подписку: как устроены и чем оборачиваются розыгрыши в Instagram

Как устроены гивы в инстаграме и почему вокруг них так много скандалов?

РБК
Ученые смоделировали глобальную тектоническую историю Земли за миллиард лет Ученые смоделировали глобальную тектоническую историю Земли за миллиард лет

Глобальная реконструкция тектонических перемещений литосферных плит Земли

N+1
“Молчанию ягнят” — 30 лет! В чем фильм устарел, а в чем остался прогрессивным? “Молчанию ягнят” — 30 лет! В чем фильм устарел, а в чем остался прогрессивным?

Егор Москвитин: каким видится триллер «Молчание ягнят» через 30 лет после выхода

Esquire
Открыть в приложении