История главы автоконцерна Карлоса Гона, сбежавшего из Японии в ящике

TatlerОбщество

Футляр от виолончели

Потрясающая история главы автоконцерна Карлоса Гона, сбежавшего из Японии в ящике, — по версии супергероя, который украл его из-под ареста. А также тарифы на спецоперации и подробности того, как это делается не в кино.

Текст: May Jeong

Карлос Гон покидает следственный изолятор в Токио, 2019

Прошлой весной зеленый берет в отставке Майкл Тейлор сидел без работы, как вдруг ему позвонил старый друг, бизнесмен из Ливана. «Привет. Тут парень, нам не посторонний. Его взяли в Японии и шьют дело. Знаешь способ нам помочь?» — «Это можно».

Подробностей Али (так Тейлор назвал мне своего друга) в тот раз не сообщил, даже имени парня не сказал. Ничего странного в этом звонке не было. В свое время Тейлор возглавлял American International Security Corporation, частную военную компанию, которая осуществляет рискованные миссии — в том числе вытаскивает людей из трудных ситуаций. За двадцать лет работы он составил себе в определенных кругах репутацию, его знали как человека, провернувшего сложнейшие спасательные мероприятия по всему свету. В основном это были неофициальные заказы ФБР и Госдепартамента — например, вытаскивали девочку, увезенную ее отцом в Ливан, несмотря на запрет суда, и подростка, которому грозила тюрьма за ДТП в Коста-Рике, где он не очень удачно провел весенние каникулы. За свою карьеру Майкл выполнил больше двадцати такого рода просьб, за которые, в зависимости от сложности, брал от $20 тыс. до $2 млн. На подготовку некоторых уходили годы. У Майкла есть прозвище — Капитан Америка, и не случайно: он живет в биполярном мире, населенном исключительно патриотами и предателями, «нашими парнями» и «плохими парнями». И рассказывает он о своих подвигах в совершенно супергеройской стилистике, у него все эпично, ярко, крупно. Побег Карлоса Гона из-под ареста в Токио в пересказе Тейлора выглядит как очередная серия комикса. Но это из реальной жизни — топ-менеджер Гон просто нанял правильного супергероя.

Майкл Тейлор и Джордж Зайек в аэропорту Осаки

В 2004‑м Майкл Тейлор обеспечивал безопасность американских разведчиков в Багдаде, они там готовили список военных преступлений Саддама Хусейна. Тогда Майкл и познакомился с ливанцем Али, знакомым знакомых. Али придумал бизнес в Ираке, где шла война, — страховать автомобили, бизнесы, жизни — и явно нуждался в телохранителях. Тейлор подогнал кавалькаду Chevrolet Suburban, забрал Али сразу по приземлении, провез его по Baghdad Airport Road (самым опасным семи милям в мире того времени) и высадил внутри укрепленных, с бойницами стен и бетонных баррикад «зеленой зоны».

И вот Али звонит из Багдада и сыпет вопросами. А как именно будет организована операция? Сколько будет стоить? Тейлор отвечал, что понятия не имеет. Вытащить человека из Японии, густонаселенной, отлично контролируемой властями островной страны, — совсем не то же самое, что из разваливающегося Ирака, и раньше Майкл подобного не делал. Он сказал: «В рекламе такого не было. Не забывай все-таки, что мы не в Голливуде».

Но стал изучать вопрос. Довольно быстро выяснил, о ком идет речь. На следующий день сам перезвонил Али: «Ты о Карлосе Гоне, бывшем CEO «Ниссана», который под домашним арестом в Токио?» Али подтвердил. Тейлор помнит, что ответил ему: «Это будет большое дело».

Тейлору сейчас пятьдесят девять лет. Если бы он знал, что «да» приведет к его аресту, аресту его сына Питера, перспективе экстрадиции их обоих в Японию, заголовкам в новостях, где в связи с этим делом упоминаются токийская прокуратура, американский Госдепартамент, департамент юстиции, департамент международных отношений, спецотряд федеральных маршалов, Массачусетский федеральный суд, сенатор штата Миссисипи и Белый дом, он в жизни бы не снял трубку. И не было бы большой истории, чтобы нам сейчас рассказать.

Люди с деньгами не привыкли к тому, что их в чем-то ограничивают. Свобода перемещения по миру — один из главных бонусов привилегированного класса. У джетсеттера, президента Nissan, Mitsubishi и Renault Карлоса Гона (по-арабски его имя произносится как «Гусан») имелись дома в Рио, Бейруте, Париже и Амстердаме. За четыре месяца под японским арестом мир ужался до его дома в Токио, где он ждал суда по обвинению в растрате. На парадную дверь были направлены три камеры слежения, два из его паспортов, бразильский и ливанский, были отобраны и заперты в офисе адвоката. Штраф за нарушение домашнего ареста — $9 млн залога.

На пресс-конференции в Бейруте после побега, 2020

Гону предъявили целый букет обвинений в финансовых преступлениях, включавший незадекларированный доход в $80 млн за восемь лет, перевод более $16 млн личных убытков в бухгалтерские книги компании и использование сложной цепочки подставных юрлиц, которые выставляли компании счета за привольный образ жизни ее CEO. Его особняк в Бейруте, по версии Nissan, был куплен и отремонтирован за почти $15 млн ниссановских денег. Гон настаивал, что обвинения были частью корпоративного «заговора», которому помогали власти Японии, — с целью выжить его из Nissan. («Единственный комментарий, который я дам, состоит в том, что мистер Гон с момента своего ареста утверждает, что не виновен ни по одному пункту обвинений, ему предъявленных» — это все, что его пресс-секретарь Лесли Джанг-Исенватер ответила на список наших к ней вопросов.)

Друзья Гона в Ливане волновались. Сидящий день за днем дома, с разрешением только обедать в ближайшем «Гранд Хаятте» и посещать адвоката, Гон начал впадать в отчаяние. Его дело будет долгие годы двигаться по японским судам, что означало бессрочное сидение под домашним арестом. «Я тут могу помереть», — друг передал нам слова шестидесятилетнего сидельца. Запас надежды практически иссяк, он почти не ел и перестал заниматься спортом, и тут позвонил Али, знакомый его жены Кэрол. Али рассказал Гону о мужике, которого знал со времен Багдада, спеца по вызволению людей из плена. Возможно, Гону это будет интересно? Еще как интересно! И тогда Али свел Тейлора с Кэрол.

С женой Кэрол на ювелирной выставке в Лувре, 2015

Карлос Гон женился в 2016 году. По случаю свадьбы устроил в Версале вечеринку в стиле Марии-Антуанетты: вино из его винодельни, двухметровая пирамида профитролей, актеры в напудренных париках. «Мы хотели, чтобы все выглядело, словно мы пригласили гостей к себе домой, — сказала тогда Кэрол в интервью журналу Town & Country. — Не слишком искусственно».

Тейлор полетел в Бейрут, встретился с Кэрол в доме в историческом районе Ашрафи. Они говорили много часов. Кэрол сказала, что ее мужа сторожат, «как пороховой склад». Что свет в его крошечной темнице не выключают 24/7 и на улицу выпускают на полчаса в день. Что допросы длятся по восемь часов. Что у него даже кровати там нет. (Тюремщики привезли ему соломенный татами, что в Японии считается нормальной кроватью.) Что обвинения против него — «фальшивка», состряпанная японскими властями, которым важно не дать Гону шанса на более полное слияние с Renault, французским автопроизводителем. Что японцы «не любят иностранцев».

Тейлор улетел домой в Массачусетс в сомнениях, но заинтригованный. Почитал о японской судебно-правовой системе, которую объявил «средневековой» Комитет ООН по пыткам. Подозреваемым часто не дают доступа к адвокатам, в тюрьме их могут держать и допрашивать бесконечно долго, не предъявляя обвинения, это называется «юстицией заложников». В Японии, стране с низким уровнем преступности, процент обвинительных приговоров — 99,4 %, больше, чем в Северной Корее. Тейлор пришел к выводу, что Гон все-таки жертва. «Я почувствовал, что он заложник, — сказал он. — Что его пытают. И тогда возникла эмпатия».

К самому Тейлору правовая система тоже была несправедлива, причем неоднократно. В 1984‑м, когда после увольнения из спецназа он работал в Бейруте, одна женщина заявила об изнасиловании — и Майкла арестовали. Обвинение было снято, когда коллеги дали показания, что в момент предполагаемого совершения преступления Тейлор был за границей.

В 1988‑м он работал частным сыщиком. Признал себя виновным в том, что подложил наркотики в машину женщины. Он не отрицает этот факт, но говорит, что взял на себя вину коллеги, который хотел помочь клиенту получить опеку над детьми и забрать их у «безответственной матери».

Однако его ждало еще большее испытание. В 2007‑м старый друг по спецназу, работавший в Афганистане, предложил Тейлору подать заявку на контракт — тренировать афганских солдат, которые воевали с «Талибаном». У Тейлора тогда было свое секьюрити-агентство, но он согласился за роскошные деньги: $54 млн за пять лет работы. В 2012‑м, через два месяца после завершения этого контракта, Тейлор выполнял задание Администрации по наркоконтролю. $3 млрд в золотых слитках, которые когда-то принадлежали бывшему ливийскому диктатору Муаммару Каддафи, были переданы ливанской радикальной исламской организации «Хезболла». Тейлора наняли перехватить слитки в море, по дороге в Сирию. Но до окончания миссии его отозвали домой и обвинили в мошенничестве с договорами субподряда и во многом другом. По версии федеральных прокуроров, Тейлор получил информацию об афганском контракте Пентагона от своего приятеля времен службы в спецназе и отблагодарил его за это. Риск, что он сбежит, сочли высоким, поэтому Майклу не дали выйти под залог, и он провел четырнадцать месяцев в государственной тюрьме Юты в ожидании суда. Деньги заканчивались, он не мог больше платить адвокату и принял решение признать себя виновным по двум обвинениям из списка. Отсидел в общей сложности девятнадцать месяцев.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Внимание на экран Внимание на экран

Глава «Роскино» Евгения Маркова о санкциях и трудностях перевода

Tatler
Синдром отличника Синдром отличника

Актер «Гоголь-центра» Михаил Тройник — о выборе, искусстве и точных науках

OK!
Я не боюсь сказать Я не боюсь сказать

Телеведущая Сати Спивакова написала книгу почти обо всем, что думает

Tatler
Конфетно-букетный период Конфетно-букетный период

Уместно ли поздравлять сильных и независимых женщин с 8 Марта?

GQ
Это моя добыча Это моя добыча

Сторонники «львиной диеты» уверены, что можно питаться одним лишь мясом

Tatler
Ретабло – древнейшее из искусств Ретабло – древнейшее из искусств

Ретабло – картины, которые жертвуют церквям в благодарность о помощи святых

Вокруг света
Тонкий шрам на любимой попе Тонкий шрам на любимой попе

Зачем красивые девушки в инстаграме рисуют себе целлюлит

Tatler
Продолжение следует Продолжение следует

Почему разрушение кинематографических скреп — это нормально

Glamour
Над пропастью во ржи Над пропастью во ржи

Уроженка Новочеркасска и жена Андрея Кончаловского Юлия Высоцкая

Tatler
Пирог с мясом и почками, черный пудинг и другие рецепты от Шерлока Холмса Пирог с мясом и почками, черный пудинг и другие рецепты от Шерлока Холмса

Рецепты, блюда по которым готовила миссис Хадсон для Шерлока Холмса

СНОБ
Цой жив Цой жив

Виктор Цой погиб в автокатастрофе в Юрмале 15 августа 1990 года

Esquire
Комик накануне обвинений Комик накануне обвинений

Несвоевременная биография Вуди Аллена

Эксперт
Бить или не бить? Бить или не бить?

Как не доводить дело до потасовки и что предпринять, если она неизбежна?

GQ
Я разрешаю себе уйти в отрыв! Я разрешаю себе уйти в отрыв!

Актриса Екатерина Гусева о танцах, откровенных сценах и принятии возраста

Добрые советы
Грек на душу Грек на душу

Если хочется тепла, песка и голубого неба – нужно ехать в Грецию!

Cosmopolitan
«Она во всём виновата!»: потрясающая история Йоко Оно, вдовы Джона Леннона «Она во всём виновата!»: потрясающая история Йоко Оно, вдовы Джона Леннона

Йоко Оно - одна из самых известных женщин в мире

Cosmopolitan
Что дает работа стоя? Опыт предпринимателей Что дает работа стоя? Опыт предпринимателей

Вертикальное положение помогает лучше концентрироваться

Reminder
По дороге с облаками По дороге с облаками

Виа феррата – дорога приключений и острых ощущений, проложенная прямо по скалам

National Geographic Traveler
История PortalPlayer — компании, которая разработала iPod для Apple и исчезла История PortalPlayer — компании, которая разработала iPod для Apple и исчезла

Ради Apple PortalPlayer отказалось от всех клиентов, но не удержалась на рынке

VC.RU
Персона Персона

О необычных запросах клиентов и репутации русских александритов

Robb Report
Метод Inbox Zero. Как быстро разгребать почту и не пропускать ничего важного Метод Inbox Zero. Как быстро разгребать почту и не пропускать ничего важного

Как оптимизировать работу с электронной почтой?

Inc.
Что приготовить из консервированного тунца, найденного в холодильнике: 8 крутых рецептов Что приготовить из консервированного тунца, найденного в холодильнике: 8 крутых рецептов

Что приготовить из тунца, консервированного в масле?

Playboy
Новый альбом Земфиры «Бордерлайн»: что о нем думают психологи Новый альбом Земфиры «Бордерлайн»: что о нем думают психологи

Психологи — о том, как они воспринимают альбом Земфиры «Бордерлайн»

Psychologies
По кусочку По кусочку

Есть ли какое-то объяснение привычки кусочничества?

Худеем правильно
Любовь в зрелом возрасте: где и как ее искать? Любовь в зрелом возрасте: где и как ее искать?

Как еще раз построить отношения в зрелом возрасте

Домашний Очаг
Как стать актером: ключевые этапы на пути к великой карьере, славе и деньгам Как стать актером: ключевые этапы на пути к великой карьере, славе и деньгам

От большого желания к конкретным действиям

Playboy
Илья Ковальчук: «У нас забрали флаг и гимн – мы будем забирать медали» Илья Ковальчук: «У нас забрали флаг и гимн – мы будем забирать медали»

Хоккеист сборной России: о возвращении на родину и украденной клюшке

GQ
Первое фото, первое селфи, — все пионеры фотографии в одном месте Первое фото, первое селфи, — все пионеры фотографии в одном месте

По этим самым старым в своем роде снимкам легко оценить прогресс фотографии

Maxim
Каково это: критические дни в космосе? Каково это: критические дни в космосе?

Оказывается, есть такая профессия - космический гинеколог

Cosmopolitan
Венсан Кассель: «Когда заканчиваются съемки фильма, я сбриваю волосы и чувствую себя свободным» Венсан Кассель: «Когда заканчиваются съемки фильма, я сбриваю волосы и чувствую себя свободным»

Венсан Кассель — один из самых знаменитых актеров во Франции

GQ
Открыть в приложении