Жизнеописание треугольника Маяковский + Брик + Брик

StoryРепортаж

Хаши с Маяковским

Всё, что вы прочтёте, – вымысел. Жизнь Владимира Маяковского, Лили Брик, Осипа Брика не является в этом рассказе точной копией того, что канонизировано в хрониках, в мемуарах, в литературоведении… Правду ищите там

Ираклий Квирикадзе

Владимир Маяковский, Варвара Степанова, Осип Бескин и Лиля Брик в квартире Бриков. 1928 год

Если честно, жизнеописание треугольника Маяковский + Брик + Брик далось мне чрезвычайно трудно. Мысли мои по поводу каждого из них (особенно мужа и жены Бриков) как-то не определились при чтении несметного количества литературных хроник – я утонул… Мои утонувшие мысли там, на дне, по сей день прыгают, кувыркаются, хихикают, корчат рожи. И не только вам, но и мне ничего не понятно: ху из ху?

На дворе зима 2019 года. За окном идёт снег – густой, тяжёлый. Я вижу каток 20-х годов XX века, и двое из троих моих героев не очень умело, но энергично скользят на коньках-снегурках.

Мужчина – Владимир Маяковский, высокий, под два метра. Женщина – Лиля Брик, тонкая, хрупкая, на голове белая вязаная шапочка с длинными ушами зайчонка. Под бравурную музыку военного оркестра они скользят, взявшись крест-накрест за руки. На трибунах Ося Брик – муж Лили. Он в круглых очках-велосипедах. Поднимает голову, видит конькобежцев и что-то кричит им. В грохоте труб слышно – что-то вроде…

– Володя, сегодня в пять в радиотеатре выступление! Не забудь!

Владимир и Лиля не слышат Осю. Владимир шепчет:

– Люблю, детик… Люблю страшно…

Повторяет многократно: «Люблю страшно», «Люблю, детик», «Люблю страшно». Скрипят снегурки. На каток выехал Ося Брик. Военный оркестр исполняет вальс композитора Золотоносова. Между валторной и фаготом стоят два работника ОГПУ – Арсений Блюмкин и Казимир Таранцев. Они не дуют в трубы, они смотрят на танцующих. Блюмкин, старший по званию, говорит в ухо Таранцеву:

– Надо быть чистоплотным, чтобы твоя внешность располагала к тебе клиентов и давала возможность вынудить из них всё необходимое…

– Вынудить? Или выудить?

– Я говорю как написано в инструкции… И постоянно помни приёмы иезуитов. Они не шумели на всю площадь о своей работе, а были скрытными людьми, обо всём знали и умели действовать… Вот ты вчера разговаривал с Маяковским…

– Я вчера с ним в карты играл… Во время игры он не разговаривает, поёт оперные арии…

…На катке пусто. Кажется, что на всей планете никого нет, кроме Владимира, Лили, Оси и оркестра духовых инструментов при ОГПУ, который вскоре станет оркестром имени Феликса Эдмундовича Дзержинского, а чуть позже будет расстрелян в полном составе. Начнут с флейты, а последним расстреляют большой барабан.

Маяковский и Лилечка в 1918 году

…Маяковский и Лиля Брик поднимаются на воздушном шаре в день премьеры фильма Эйзенштейна. На парусиновом пузе шара надпись: «Старое и новое». Эйзенштейн не решается сесть в корзину. Его тянет вверх Маяковский. Толпа смеётся. Те же Блюмкин и Таранцев внимательно следят за Владимиром, Лилей и их друзьями. Такая у них работа. Блюмкин шепчет в ухо Таранцеву…

– Грешит…

– Кто?

– Маяковский…

– С Лилей Брик грешит при живом муже…

– Не о Лиле сейчас речь…

Воздушный шар с надписью «Старое и новое» на парусиновом пузе медленно взлетает в воздух. Эйзенштейн так и не сел в корзину. Не сел и Ося. А смелый Маяковский и смелая Лиля весело машут руками толпе и оркестрантам. На Тушинском поле все, кроме Блюмкина и Таранцева, задрали головы вверх. Блюмкин поясняет:

– Он грешит с Великой Русской Литературой… Мнит себя чёрт знает кем! Это страшная болезнь, Казимир. Жить ради своей славы! Таких людей немного, но они всё же есть… Великие паразиты!

– Пока есть!

– И наша задача какая?

– Уменьшить их число.

Отважные воздухоплаватели высоко поднялись над Тушинским полем. Из серых туч выглянуло солнце, озолотило парусину. И две фигуры – бритоголового гиганта в костюме, галстуке-бабочке и смеющуюся женщину, в глазах которой озорство и полное отсутствие страха высоты. Маяковский, сложив ладоши рупором, кричит вниз:

– Хорошо!

Внизу, на поле, Ося Брик тоже сложил ладоши в рупор:

– Не слышно! Кричи во весь голос!

– Кричу! Здесь хорошо!

От автора: Свет настольной лампы освещает мой стол, заваленный книгами о Маяковском. Это: «Тайна гибели Владимира Маяковского», «Пристрастные рассказы» Лили Брик, «Распечатанная бутылка», «Лиля Брик – Эльза Триоле. Неизданная переписка», «Фрагменты из воспоминаний футуриста», «Загадка и магия Лили Брик», Собрание сочинений Владимира Маяковского…

Прочтя эти тома, я, словно забыв их содержание, пишу не «про это», а о другом… Мне кажется, что я что-то понял…

Об их треугольнике знали все. Даже Иосиф Виссарионович Сталин интересовался, что это за любовь втроём? Ему не нравилось, что Маяковский написал поэму «Владимир Ильич Ленин» и никак не напишет «Иосиф Виссарионович Сталин». Он позвал однажды Маяковского. Они говорили на грузинском, пели на грузинском. В то лето они встретились в Гаграх на даче Сталина. Маяковский работал водолазом, охранял купания вождя.

Водолаз стоит на дне Чёрного моря. На нём тяжёлый водолазный костюм. Пузырьки воздуха взвиваются над скафандром. Водолаз смотрит вверх, где по морю плывёт человек. Видны длинные трусы, живот, ноги. Иногда появляются подбородок и усы. Это плывёт Сталин. Глаза водолаза (как вы догадались, это Маяковский) неотрывно смотрят на купающегося вождя. Вот усы и живот проплыли над скафандром. Забыв о всех инструкциях, водолаз оттолкнулся от дна и всплыл на поверхность моря, снял скафандр и поздоровался:

– Дила мшвидобиса, беладо! (Доброе утро, вождь!)

Сталин прервал плавание и удивлённо уставился на всплывшего со дна человека:

– Ты кто?

– Поэт Маяковский.

– Тот самый?

Владимир утвердительно кивнул головой. Сталин улыбнулся.

– Хорошие революционные стихи пишешь. «Выньте, гулящие, руки из брюк – берите камень, нож или бомбу…» (Смеётся.) Помню…

Поэту лестно слышать из уст пышноусого пловца свои стихи. Сталин перешёл на грузинский.

– Ты, я слышал, много ездишь по Западу. Он заразен. Оттуда взял моду на любовь втроём? Одна жена, два мужа. Как их… (Вспоминает.) Брик… Брик он, она в девичестве Коган… Евреи.

– Я искренне люблю и её, и его…

– И его?!

– Нет… Совсем не то, что вы подумали… Это не объяснишь… Я…

– Ты замечательный поэт. Думаю, наилучший. Этим многое прощается… Заходи в гости. Попьём красного вина. Петь умеешь?

– В детстве пел.

– Приходи. Попоём. Расскажешь, кто такая твоя Лиля… Её муж Ося… Я не понимаю… Объяснишь… Я же любопытный очень.

На мраморной веранде сталинской дачи за столом сидят Сталин и поэт-водолаз Владимир Маяковский. Они поют в два голоса. На столе графин вина, скромная закуска. Кончив пить, Сталин спрашивает:

– Володя, сколько тебе лет?

– Тридцать три.

– Возраст Христа… (Смеётся.) «В белом венчике из роз…»

– Любите поэзию, Иосиф Виссарионович?

– Я сам поэт…

Вождь потянулся к графину с вином. В полумраке, в кустах, зашевелился человек, видимо, виночерпий, хотел подойти разлить вино по стаканам, Сталин остановил его жестом. Сам разлил.

– Я маленький поэт. А ты… Гигант! Зачем Маяковскому быть водолазом?..

– Мне интересно всё в жизни, Иосиф Виссарионович…

– Знаешь, я завидую и даже ревную…

– К кому?

– К Ленину.

– Завидуете?

– Ты обессмертил его в своей поэме…

Сталин поднял стакан, улыбнулся.

– За тебя.

Выпив стакан, встал, подошёл к мраморным колоннам, прислонился, стал набивать табаком кабардинскую трубку. Закурил.

Обещай, что напишешь поэму «Иосиф Виссарионович Сталин».

В густых зарослях рододендрона идут Сталин и Маяковский. Оба нетрезвые. Сталин тихо мурлычет:

– Значит, напишешь?

– Да, Иосиф Виссарионович.

Неожиданно Маяковский стал чихать.

– Легко простужаешься? Такой большой на вид, сильный и не закалённый…

– Простуда и грипп – мои враги.

– И что за отношения у тебя с этими Бриками?

Одна кровать на троих? (Пьяный смешок.)

– Иосиф Виссарионович… Если были бы не вы… (Видно, как Маяковский оскорблён.) Как можно такое подумать? У меня жизни нет без этой женщины!

– Хочешь на дуэль меня вызвать?

– Были бы времена Пушкина, Лермонтова, вызвал бы, Иосиф Виссарионович…

Сталин выдержал долгую паузу, потом отошёл к кусту, отвернулся, стал лить струю.

Трагикомичность этой сцены усиливает одна деталь. В гуще куста угадывается силуэт охранника (они сидят почти под каждым кустом).

На щёку молодого работника ОГПУ льётся сверкающая в лунном свете струя. Охранник молчит, не шевелится, не выдаёт своего присутствия. А в глазах даже некое восхищение…

Продолжая своё дело, Сталин оборачивается головой к Маяковскому:

– Ты интересен мне как поэт! Певец революции! И только… Вся эта шумиха вокруг твоей личной жизни, все эти сплетни, любопытство по поводу чужих постелей не стоят того, чтобы тратить на это время… Вне поэзии поэта Маяковского для меня не существует… Понял? Поэтому прости за лишние вопросы…

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Cosmo-эксперимент: Как жить по максимуму на минимум? Cosmo-эксперимент: Как жить по максимуму на минимум?

Наш автор живет по максимуму на 5000 рублей

Cosmopolitan
Что будет, если не спать: удивительные и опасные трансформации организма Что будет, если не спать: удивительные и опасные трансформации организма

Мы жалуемся на недосып, но все еще сильно недооцениваем важность сна

Playboy
Хотите уснуть? Прочитайте эту статью Хотите уснуть? Прочитайте эту статью

Что именно происходит во сне и почему

National Geographic
Как перестать искать в мужчине отца Как перестать искать в мужчине отца

Как взрослой женщине изменить негативный сценарий и найти равного партнера

Psychologies
Как провести последние выходные лета в Москве Как провести последние выходные лета в Москве

Не упустим отличную погоду и самые интересные активности в городе

Vogue
Kia K900. Большой мальчик Kia K900. Большой мальчик

Kia K900. Что новый флагман готов противопоставить конкурентам?

АвтоМир
Революция Риз Революция Риз

От блондинки в законе — до многодетной матери, активистки и бизнес-леди

Vogue
Почему звезды выступают на Супербоуле бесплатно Почему звезды выступают на Супербоуле бесплатно

Почему звезды выступают на Супербоуле бесплатно

Forbes
Обмани меня Обмани меня

Считается, что говорить и врать люди научились практически одновременно

Добрые советы
Ветер в помощь: пассажирский Boeing разогнался до сверхзвуковой скорости Ветер в помощь: пассажирский Boeing разогнался до сверхзвуковой скорости

Рекорд поставил самолет авиакомпании Virgin Atlantic

National Geographic
Рожденные воевать: лучшие ударные вертолеты мира Рожденные воевать: лучшие ударные вертолеты мира

Современная армия немыслима без узкоспециализированных вертолетов

Популярная механика
Шуба на выход Шуба на выход

Казахстан — первая страна в китайском транспортном коридоре

Forbes
Мощный и хлипкий: тест-обзор Honor View 20 Мощный и хлипкий: тест-обзор Honor View 20

Honor View 20 не полностью раскрывает свой потенциал

Популярная механика
«Формула-1»: самые крутые трассы «Формула-1»: самые крутые трассы

За какими гонками стоит следить особенно пристально

GQ
Приложение для медитаций Calm оценили в $1 млрд Приложение для медитаций Calm оценили в $1 млрд

Приложение для медитаций Calm оценили в $1 млрд

Forbes
Гадкий утенок. Есть ли будущее у Sukhoi Superjet 100 в Европе Гадкий утенок. Есть ли будущее у Sukhoi Superjet 100 в Европе

Кто виноват в провале бизнес-модели Sukhoi Superjet 100 в Европе

Forbes
Прекрасное далеко: как лишить будущего свою компанию Прекрасное далеко: как лишить будущего свою компанию

Большинство компаний, занимаясь стратегическим планированием, допускают ошибки

Forbes
Страх перед родами: Как перестать бояться? Страх перед родами: Как перестать бояться?

Почему важно преодолеть страх перед родами и как это сделать?

9 месяцев
Советские принц и принцесса Советские принц и принцесса

Писатель Константин Симонов много лет добивался руки Валентины Серовой

Story
19 худших на свете подарков, которые можно сделать девушке (и ты наверняка уже делал) 19 худших на свете подарков, которые можно сделать девушке (и ты наверняка уже делал)

Она запомнит этот подарок. Но вряд ли это будет хорошее воспоминание

Playboy
Традиция удивлять Традиция удивлять

Технофишки новой модели Porsche 911

Quattroruote
В Шампани с пропиской: как меняется мода на вина из региона В Шампани с пропиской: как меняется мода на вина из региона

Гамма ароматов и вкусов в сегодняшнем шампанском шире, чем когда бы то ни было

Forbes
Откуда деньги? Откуда деньги?

К чему нужно быть готовым сегодня, если вы хотите открыть счёт за границей

Robb Report
Люди в черном Люди в черном

Дизайнер Грег Натале построил семейный дом, больше похожий на ночной клуб

AD
Пап-культура Пап-культура

У каких пап дочери вырастают счастливыми?

Добрые советы
Правила жизни Карла Лагерфельда Правила жизни Карла Лагерфельда

Модельер, фотограф, коллекционер и издатель

Esquire
Как сделать город удобным для детей Как сделать город удобным для детей

Российские города все еще остаются недружелюбным местом для детей

СНОБ
Как изменятся цены на элитное жилье в мировых столицах в 2019 году Как изменятся цены на элитное жилье в мировых столицах в 2019 году

Рост цен на элитное жилье по всему миру замедлился

Forbes
Чрезмерная забота. Почему закон о квалификации инвесторов может навредить рынку Чрезмерная забота. Почему закон о квалификации инвесторов может навредить рынку

Типичный клиент брокерской компании кардинально изменился за последние 10 лет

Forbes
Папа может: Дэвид Бекхэм, Филипп Киркоров и другие примерные отцы среди звезд Папа может: Дэвид Бекхэм, Филипп Киркоров и другие примерные отцы среди звезд

Идеальные отцы среди знаменитостей

Cosmopolitan
Открыть в приложении