Что происходит с российским кино прямо сейчас

EsquireРепортаж

Спорная индустрия

Для разговора о настоящем и будущем российского кинематографа Esquire собрал вместе кинокритика, режиссера, продюсера блокбастеров и представителя онлайн-кинотеатра и сделал все возможное, чтобы никого не обидеть в ходе дискуссии.

Сергей Минаев, главный редактор Esquire. Илья Найшуллер, режиссер. Ирина Сосновая, продюсер. Петр Ануров, продюсер. Зинаида Пронченко, кинокритик

Сергей Минаев: Наш майский номер посвящен кино. Мы собрались — я не подгадывал, так случайно вышло — 31 марта. Ровно 40 лет назад, 31 марта 1980-го, советский фильм «Москва слезам не верит» получил «Оскар». Илья, сегодня все обсуждают уже твой фильм, который возглавил прокат («Никто». — Esquire).

Ирина Сосновая: Американский прокат!

Сергей: Да, американский прокат. Что ты в связи с этим чувствуешь?

Илья Найшуллер: У меня нет такого праздничного настроения, которое, по идее, должно быть. Я рад, что критики восприняли экшен-фильм, что бывает не так часто. И что у зрителей 95% положительных откликов. Думаю, это гораздо важнее, чем первое место в прокате. А само первое место радует тем, что открывает многие двери. Это конструктивно.

Сергей: Зинаида, в одном из интервью вы сказали, что люди идут в кино (в профессию), не чувствуя страны, о которой снимают. Вы можете это пояснить?

Зинаида Пронченко: Могу. Во-первых, существует самоцензура. Они (работники кино. — Esquire) это, может, и чувствуют, но снимают одно и то же. Никаких актуальных тем наше кино не поднимает. Чечни — нет, протестов — нет. А если и есть, то в какой-то метафорической форме, как в «Союзе спасения» или недавнем «Майоре Громе». Консервативная риторика, которая мне не близка. Если говорить о кино, которое снимает или продюсирует Жора Крыжовников или не присутствующий здесь продюсер «Кахи» (Алексей Троцюк. — Esquire), — это какой-то бесконечный анекдот. Есть роман Уоллеса «Бесконечная шутка», а это бесконечный анекдот, причем с бородой. Это не-удивительно, потому что многие люди, которые сейчас делают кино, пришли из КВН.

Если говорить об авторском кинематографе, то страна — это люди, а снимают о России. Работы того же Звягинцева — при всем уважении — не о конкретных героях.

Сергей: Вопрос о «Кахе». Вот живут люди на юге России, такие вот у них прибаутки, такая у них жизнь. Это же кассово успешное кино, люди пошли его смотреть — значит, кого-то узнали на экране.

Зинаида: То, что фильм кассово успешный, для меня вообще не критерий.

Сергей: Тем не менее люди же зачем-то на него пошли.

Зинаида: Люди пошли, потому что до этого восемь лет смотрели одноименный сериал.

Сергей: Ну смотрели же. YouTube бесплатен. Не нравится — можно не смотреть. Значит, это сериал про них?

Зинаида: Мне кажется, не про них, а скорее как анекдот — про чукчу, еврея и русского. В общем-то это кино довольно ксенофобное. Я читала любопытную рецензию на феминистском сайте kimkibabaduk, где автор пишет: с одной стороны, автор «Кахи» дает право голоса нацменьшинствам, с другой — подчеркивает карикатурность, мизогинию, жлобство, пятое-десятое. То есть этот фильм не выходит за рамки предубеждений и клише.

Сергей: Ир, ты смотрела обзор Бэдкомедиана?

Ирина: Конечно.

Сергей: Он о том же, о чем говорят уважаемые гости. Ты согласна с этим? Вопрос даже не о туалетном юморе, а о герое. В одном из интервью Троцюк сказал: «Мы практически нового Гайдая сняли, такой новый «Шурик». Это прямая цитата.

Ирина: Мне не хочется ни критиковать, ни защищать коллег. Но мне кажется, очень важно не относиться к кинематографу по-снобски: мол, есть фильмы для умных, а есть фильмы для дураков. Кино — это искусство, в котором необходимо признавать, насколько парадоксально разными бывают люди. Признавать, что есть одни, а есть другие.

Сергей: Ты согласна с оценкой Бэдкомедиана, что этот фильм сделал героем ублюдка? Он избил своего друга — да нормально, по приколу, смешно! Я не морализаторствую, просто задаю вопрос. Я далекий от морали человек.

Ирина: Ты правильно назвал это «оценкой». У Бэдкомедиана одна оценка, у кого-то еще — другая. По большому счету, все, что показывают в кино, так или иначе нейтрально. Оценку дает зритель. То, о чем говорит Зинаида, это ее оценка. Она считает, что страна на экране должна выглядеть так, авторы «Кахи» считают, что страна должна выглядеть иначе. И то и другое — по-своему правда.

Сергей: Петр Вячеславович, вы согласны с тезисом, что современное российское кино не передает дух времени? Потому что одни темы табуированы, другие показаны гротескно или с хихиканьем.

Петр Ануров: Я согласен. Но есть разные формы разговора со зрителем. Существует разное кино: подростковые комедии, «Борат», оскаровские фильмы и так далее. Я согласен с тем, что мне как зрителю — как, видимо, и Зинаиде, — и многим другим не хватает фильмов, которые были бы одновременно и визуально безупречно сделаны, и говорили на актуальные темы честно и талантливо, и могли бы проникнуть в сердца широкого зрителя. Такого кино не хватает, потому что его сложно снять. Нужно иметь вкус, владеть профессией, быть смелым. Просто наша индустрия, пока, видимо, не в той фазе, хотя преодолела уже определенные точки роста в отдельных сегментах.

Сергей: Платформы, на ваш взгляд, помогают этому процессу?

Зинаида: Наверное, помогают. Хотя ваша платформа не помогает (обращаясь к Сосновой и имея в виду START. — Esquire).

Ирина: Почему вы так нашу платформу оцениваете?

Зинаида: Потому что все, что вы делаете, мне не нравится. Вы убиваете даже реальные идеи, смыслы и истории, которые могли бы получиться классными. Пример с «Хорошим человеком» вопиющий, на мой взгляд. У вас на руках был совершенно гениальный материал про ангарского маньяка, была написана книга, был цикл интервью. Вместо этого вы нам выдаете какой-то соплежуйный...

Мне кажется, очень важно не относиться к кинематографу по-снобски. Кино — это искусство, в котором необходимо признавать, насколько парадоксально разными бывают люди

Ирина: Это опять же ваша оценка.

Зинаида: Это всегда моя оценка.

Ирина: Какие проекты российских платформ вы считаете достойными?

Зинаида: Единственное, что мне понравилось за последнее время, — это «Топи». Все. Насколько я понимаю, вы купили у Дмитрия Глуховского еще один проект, с которым собираетесь запускаться. Мне уже заранее страшно, я беспокоюсь, как он будет умерщвлен.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Метод Inbox Zero. Как быстро разгребать почту и не пропускать ничего важного Метод Inbox Zero. Как быстро разгребать почту и не пропускать ничего важного

Как оптимизировать работу с электронной почтой?

Inc.
Артем Овчаренко: о премьере балета «Чайка» в Большом театре, любви к себе и онлайн-шопинге Артем Овчаренко: о премьере балета «Чайка» в Большом театре, любви к себе и онлайн-шопинге

Артем Овчаренко – о премьере балета «Чайка» в Большом театре и любви к одежде

GQ
Один день: как мир встречал 9 мая 1945 года Один день: как мир встречал 9 мая 1945 года

7 мая в 2:41 в Реймсе был подписан акт о безоговорочной капитуляции Германии

Esquire
Говорит и доказывает Говорит и доказывает

Как можно трезво смотреть на актуальные процессы и оставаться главным оптимистом

Harper's Bazaar
Сергей Жуков. Наивный мишка Сергей Жуков. Наивный мишка

Сергей Жуков: «Нет, все девчонки-юбчонки останутся в прошлом»

Коллекция. Караван историй
Вот такой бизнес… Вот такой бизнес…

Обсуждение ленд-лиза редко обходится без упоминания о корыстолюбии США

Дилетант
Денис Родькин и Элеонора Севенард: Денис Родькин и Элеонора Севенард:

Он хотел стать машинистом, она же с детства мечтала о балете

Караван историй
В Изернии найдена мраморная голова императора Августа В Изернии найдена мраморная голова императора Августа

Уникальная находка может открыть неизвестные страницы в римской истории города

N+1
Какими были правила дорожного движения в дореволюционной России? Какими были правила дорожного движения в дореволюционной России?

Универсальную и всеобщую систему ПДД в России внедрили только в советское время

Культура.РФ
Мы все манипуляторы? Мы все манипуляторы?

Люди нередко подозревают друг друга в манипулировании. Кто прав?

Psychologies
Лучшие РПГ игры с открытым миром: топ-6 Лучшие РПГ игры с открытым миром: топ-6

Самые интересные ролевые игры с уникальным геймплеем в открытом мире

CHIP
Главное чудо Главное чудо

Даже в далеком зауральском городке дети спорят о тайнах Вселенной

СНОБ
Соцпакет против абьюза: как компании защищают своих сотрудников от домашнего насилия Соцпакет против абьюза: как компании защищают своих сотрудников от домашнего насилия

Как организовать корпоративную помощь пострадавшим от абьюза?

Forbes
Пикантные фото Ходченковой, Лебедевой и других звезд фильма «Любовь без размера» Пикантные фото Ходченковой, Лебедевой и других звезд фильма «Любовь без размера»

Горячие фото звезд фильма «Любовь без размера»

Cosmopolitan
Павел Кудрявцев: «Мы построим самую инновационную сеть обслуживания» Павел Кудрявцев: «Мы построим самую инновационную сеть обслуживания»

Как ВТБ собирается стать ориентиром для всего финансового рынка

Forbes
7 неизвестных фактов об известных писателях 7 неизвестных фактов об известных писателях

О чем никогда не расскажут на уроках литературы

Maxim
Дело в шлаке Дело в шлаке

Золошлаковые отходы — серьезная экологическая проблема

Эксперт
Меган Фокс: Меган Фокс:

Меган Фокс - первый настоящий секс-символ ХХI века

Cosmopolitan
«Не переживай, родишь другого»: с чем сталкиваются женщины, потерявшие ребенка «Не переживай, родишь другого»: с чем сталкиваются женщины, потерявшие ребенка

Как пережить перинатальную потерю и поддержать женщину, потерявшую ребенка

Cosmopolitan
Россияне скупают недвижимость в Турции: зачем и можно ли на этом заработать Россияне скупают недвижимость в Турции: зачем и можно ли на этом заработать

Как покупать жилье в Турции, чтобы заработать?

Forbes
Взлёт и падение «Белой розы»: как студенты из Мюнхена боролись с Гитлером с помощью брошюр — и оказались на гильотине Взлёт и падение «Белой розы»: как студенты из Мюнхена боролись с Гитлером с помощью брошюр — и оказались на гильотине

Брат и сестра Шоль до самой смерти боролись против нацизма внутри Германии

TJ
Солнечная миниатюра Солнечная миниатюра

Маленькая студия с оптимистичной стилистикой mid-century modern

Идеи вашего дома
12 учителей рассказывают о самых глупых родительских выходках 12 учителей рассказывают о самых глупых родительских выходках

Ужасные поступки родителей, которые особо запомнились учителям

Cosmopolitan
Новый TikTok-тренд: жидкий хлорофилл для очищения кожи — мнение экспертов Новый TikTok-тренд: жидкий хлорофилл для очищения кожи — мнение экспертов

Поможет ли вода с хлорофиллом, чтобы избавиться от высыпаний и розацеи?

Cosmopolitan
5 способов упростить изучение иностранного языка (мнение ученых) 5 способов упростить изучение иностранного языка (мнение ученых)

Пять доказанных наукой способов, как можно выучить иностранный язык

Maxim
Никаких симптомов: каждый пятый болен предиабетом и не знает об этом Никаких симптомов: каждый пятый болен предиабетом и не знает об этом

Что такое предиабет и как предотвратить его развитие?

Cosmopolitan
«Паства не хочет видеть меня либералом». Что бывает со священниками, которые поддерживают оппозицию «Паства не хочет видеть меня либералом». Что бывает со священниками, которые поддерживают оппозицию

Зачем клирики РПЦ выступали в защиту оппозиции и как их наказывали?

СНОБ
Почему нам не нравится сексистская реклама Почему нам не нравится сексистская реклама

Что не так с рекламой, которая основана на гендерных стереотипах

Psychologies
Стоит ли смотреть на драматический образ Анджелины Джоли в «Те, кто желает мне смерти» Стоит ли смотреть на драматический образ Анджелины Джоли в «Те, кто желает мне смерти»

Анализируем новый фильм режиссера Тейлора Шеридана

GQ
Артисты фестиваля Esquire Weekend: Mika Vino — инди-музыкант, который играет новый блюз Артисты фестиваля Esquire Weekend: Mika Vino — инди-музыкант, который играет новый блюз

Творчество Моше Винокурова берет свое вдохновение в 1960-х

Esquire
Открыть в приложении