Интервью с Одином Байроном

СНОБЗнаменитости

Он такой Один

Американский актер Один Байрон рассказал «Снобу» о вокальных опытах, балете и жизни вне «Интернов».

Текст ~ Сергей Николаевич
Фотографии ~ Эрик Панов
Стиль ~ Елисей Косцов

Джинсовая куртка c принтом, хлопковый свитшот, джинсы, шелковые носки, кожаные ботинки, все Gucci.

Время от времени он трогает себе горло, будто оно у него болит.

– Ты простужен? – спрашиваю я.

– Нет, вечером спектакль. Это такой специальный массаж, чтобы лучше звучал голос.

По этой причине он отказывается от кофе и вина. Они все «сушат связки». Как стопроцентный американец с примесью скандинавской крови Один Ланд Байрон относится к собственному организму с тем же осторожным и продуманным тщанием, с которым на высококлассном автосервисе полагается инспектировать и чинить Bentley.

Собственно, тело для артиста – это и есть его инструмент, главное орудие труда. От степени его сохранности зависит все: карьера, роли, успех, жизнь. Раньше нашим актерам объяснять это было более или менее бесполезно. Как бухали, так и продолжали бухать. А иначе откуда взяться вдохновению и куражу, вопрошали они, глядя стеклянными непонимающими глазами. В последние годы ситуация стала заметно меняться. Сужу по артистам «Гоголь-центра», «Табакерки», МХТ. Огромные физические нагрузки, необходимость существовать в совершенно разных форматах – кино, сериалы, театр, концертные программы, телешоу – заставляют держать форму, демонстрировать максимальную готовность к любому вызову или предложению. Но даже на этом фоне Один Байрон – уникальное явление. Профессиональный певец. Владеет навыками классического балета. Драматический актер, прилежно освоивший все премудрости традиционной психологической школы. Наконец, у него идеальный русский. Английский акцент практически не слышен. Он лишь изредка путает окончания, по чему и можно распознать в нем иностранца. Ну и еще эта подчеркнутая, нездешняя вежливость. Улыбчивая дистанция, которая принята в общении на Западе. Русские так не умеют. Мы или обдаем льдом, или с ходу обрушиваем весь нерастраченный запас откровений, которых от нас никто не ждет. В Америке так не полагается. И дело даже не в какой-то заведомой холодности или расчетливой сдержанности американцев, просто там до сих пор наивысшей доблестью считается не грузить ближних и дальних своими проблемами, а справляться самим, прикрываясь идеальным белозубым фасадом. Они даже на похоронах не перестают улыбаться, а на все вопросы отвечают рефлекторным Fine.

Вот и сейчас, пока мы жуем c Одином какие-то невкусные бургеры в кафе неподалеку от Курского вокзала, меня не покидает ощущение, что разговорить его будет трудно. И не потому, что он намерен всенепременно от меня что-то скрыть или увиливает от моих вопросов. Просто есть стена, возведенная воспитанием, ментальностью, мышлением, которую не преодолеть за время часового интервью.

– Я по натуре типичный интроверт, – будто извиняется Один. – Мне трудно даются такие беседы. Понимаю, что это важная часть профессии, но театр забирает у меня столько энергии, что на общение с журналистами ее просто не остается. Может, поэтому, если вы заглянете в интернет, почти не найдете никаких интересных материалов обо мне.

Джинсовая куртка, хлопковый свитшот с шелковой вышивкой, джинсы, все Gucci.
Кашемировое пальто, джинсы, все Gucci; кожаные кроссовки, Reebok; футболка, собственность Одина.

Еще до нашей встречи я не поленился залезть в Google. Как легко догадаться, меня там поджидали сплошные «Интерны» – ситком, в котором Один снимался на протяжении почти пяти лет. Первый сезон, второй сезон… Кто с кем сошелся, почему поссорился, как помирились. И ни одной толковой рецензии ни на «Форель разбивает лед», ни на «Мертвые души», ни на «Кафку», ни на его последнюю большую работу в «Гоголь-центре» в спектакле «Демоны». На всех фото мелькал один и тот же улыбчивый, простодушный ботаник, с необычайно высоким, умным лбом. Невольно царапнула мысль, что с такими лбами в ситкомах сниматься не полагается. Это и был его Фил Ричардс, американец в России. В каком-то смысле Один, конечно, играл там себя. И в то же время не совсем.

Его семья жила в Дулуте, штат Миннесота. Родители развелись, когда Одину было двенадцать лет. Отец – владелец лесопилки, мама – врач, точнее, nurse practitioner, что-то вроде нашего терапевта. Она живет теперь в Новой Зеландии. Еще есть старший брат – серьезный журналист-международник. Работает в «Вашингтон пост», а его жена – в ООН.

– О, они дико умные люди! Я один такой...

– Какой?

– Ну, занимаюсь несерьезным делом. При этом актерская карьера, которую Один сознательно выбрал, потребовала от него неимоверных усилий, нешуточного упорства и, похоже, серьезных денег. Одно перечисление разных курсов и учебных заведений, которые он окончил, приводит в замешательство. Он вообще обожает учиться. Даже в этом году, когда поехал в отпуск к себе в Миннесоту, первым делом записался на курсы Le Cordon Bleu, чтобы совершенствоваться в изысках французской кулинарии. Не знаю, какой он повар, но актер первоклассный. Впрочем, поначалу все складывалось довольно сложно.

Когда в начале нулевых Один приехал завоевывать Нью-Йорк, то быстро убедился, что музыкальный театр, куда он так хотел попасть, это очень маленький, тесный и замкнутый мир. Все жестко регламентировано и просчитано на два хода вперед – рисковать здесь никто не собирается. Потому что любая, самая малая вероятность неуспеха означает только то, что ты мгновенно выбываешь из игры, а твое место займет кто-то другой. Попасть в бродвейское шоу, идущее шесть раз в неделю, а по субботам – дважды, днем и вечером, – предел мечтаний для любого актера в Нью-Йорке. Изнурительный конвейер, не оставляющий пространства для творчества и самосовершенствования.

Шерстяной джемпер, Gucci.

– В Нью-Йорке все запредельно дорого. Тут не до поисков или экспериментов. От тебя ждут результата. Причем немедленно. Ты должен хорошо сделать свою работу, чтобы получить новый контракт и попасть в другое шоу. Если, например, на Бродвее ставят «Кабаре» Боба Фосса, там все должно соответствовать фильму 1972 года. Точь-в-точь. Шаг вправо, шаг влево – расстрел. Никаких импровизаций! Нельзя обманывать ожидания публики, которая всегда права потому, что платит деньги. Мне это было невыносимо скучно. Хотелось чего-то совсем другого.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Плот больного воображения Плот больного воображения

Яхтсмен Дональд Краухерст – самый загадочный горемыка яхтенного спорта

Maxim
Федор Смолов Федор Смолов

Форвард рассказал, как ему удалось стать самым крутым рос­сийским футболистом

Maxim
Личное дело Личное дело

Ксения Собчак вместе с Верой Кричевской сняла документальный фильм о своем отце

Vogue
Соперница Путина. Как Ксения Собчак стала голосом оппозиции Соперница Путина. Как Ксения Собчак стала голосом оппозиции

Собчак — идеальный спарринг-партнер для власти

Forbes
Обнять и плакать Обнять и плакать

Ксения Собчак о мужском эго, которое мешает ей стать президентом

GQ
Бастионы просят огня Бастионы просят огня

Мексиканский Тулум как альтернатива Сен-Барту

Tatler
Глобальный Рейх Глобальный Рейх

Что, если бы страны «оси» победили во Второй мировой войне

Naked Science
Выходи из комнаты Выходи из комнаты

Соверши гриль-вечеринку

Playboy
Jeep Wrangler Jeep Wrangler

Только для особых ценителей и профессионалов

АвтоМир
7 шагов, чтобы есть меньше сладкого 7 шагов, чтобы есть меньше сладкого

Казалось бы, нет ничего страшного в одном пирожном или паре конфет. Однако даже умеренное потребление сахара каждый день чревато лишним весом, диабетом, высоким холестерином, сердечно-сосудистыми заболеваниями и кариесом. Вот почему количество сахара желательно свести к минимуму. Но как сделать это максимально безболезненно для себя?

Psychologies
«Работая в кино, нельзя быть хорошим парнем» «Работая в кино, нельзя быть хорошим парнем»

Прагматичный и мудрый Энтони Хопкинс – об актерстве, деньгах и медных трубах

Playboy
Рио Рита Рио Рита

После двух лет молчания Рита Ора выпускает альбом

Vogue
Смерч в большом городе Смерч в большом городе

Ученые предупреждают: климатические атаки на мегаполисы будут множиться

Огонёк
Зима надежды нашей Зима надежды нашей

У сборной России — великие планы и новая форма

Vogue
Под крышей дома своего Под крышей дома своего

Старинный дом Клаудии Шиффер и Мэтью Вона в сельской Англии

Vogue
Renault Koleos Renault Koleos

Большой французский кроссовер вернулся, и у него совсем другие амбиции

Quattroruote
Показала характер Показала характер

Бизнес-леди Оксана Лаврентьева в объективе Эллен фон Унверт

Elle
Если не кот, то кто? Если не кот, то кто?

Какого питомца завести, если синих змей никто, кроме тебя, не видит

Maxim
Одаренный ребенок — повод для беспокойства? Одаренный ребенок — повод для беспокойства?

Некоторые дети с раннего детства проявляют необычайно высокие способности — к музыке или математике, или какой-то другой деятельности. На них возлагают особые надежды. Но лишь 3-5% удается эти надежды оправдать. Что происходит с остальными? И какие ошибки допускают родители? На вопросы Psychologies отвечает детский психолог, доктор психологических наук Александр Венгер.

Psychologies
В поисках истинного Христа В поисках истинного Христа

Археологи ищут свидетельства жизни Христа на Святой земле

National Geographic
Допинг национального масштаба Допинг национального масштаба

5 декабря МОК отстранил сборную России от участия в зимней Олимпиаде-2018

РБК
Одна на всех Романовых Одна на всех Романовых

Матильда Кшесинская прожила долгую и счастливую жизнь

Дилетант
Лучше гор могут быть Лучше гор могут быть

На этих зимних курортах вы отлично проведете время

Glamour
Елена Яковлева: «Елки проверяют на прочность» Елена Яковлева: «Елки проверяют на прочность»

Интервью с актрисой, известной как «интердевочка» и Каменская

Лиза
Как вырабатывать гормоны счастья? Как вырабатывать гормоны счастья?

Дофамин, эндорфин, окситоцин, серотонин... Можно ли стимулировать их выработку? Можно ли в результате стать счастливее? Ответы на эти вопросы мы нашли в книге заслуженного профессора Калифорнийского университета Лоретты Грациано Бройнинг «Гормоны счастья».

Psychologies
Искусственный интеллект глупее пчелы. Пока Искусственный интеллект глупее пчелы. Пока

Cо временем компьютерные нейросети станут умнее человека

Forbes
Психология зачатия: как влияют эмоции? Психология зачатия: как влияют эмоции?

Тщательная подготовка – залог благополучного появления долгожданного малыша

9 месяцев
Сменила профиль Сменила профиль

Эмбер Хёрд убедительно играет роль иконы ЛГБТ и феминизма

Tatler
С островом без сокровищ С островом без сокровищ

Как Джонни Депп рухнул с киноолимпа в долговую яму

Tatler
Секреты съемок «Звездных Войн» Секреты съемок «Звездных Войн»

Все, что вы хотели знать о закулисье великой киносаги

CHIP
Открыть в приложении