Владимир Мединский

SNCКультура

Comments

Интервью

SNC публикует эксклюзивное интервью главреда Наталии Архангельской с министром культуры Российской Федерации Владимиром Мединским, взятое в субботнюю полночь в кабинете директора Музея архитектуры имени Щусева под звуки выступления певицы Луны. Мединский — о государственных деньгах, блогерах и Кирилле Серебренникове.

Владимир Ростиславович, должность министра культуры Российской Федерации вы занимаете уже пять лет. При таких сроках и в таких должностях люди задумываются о том, какими они хотели бы остаться в истории. Вы задумываетесь?

Я не думаю о месте в истории – я думаю о работе на конкретном порученном мне рабочем месте.

А ведь вы доктор исторических наук…

(Улыбается.) Некоторые оспаривают это.

Но никто не спорит, что вы фанат истории. Какой ваш любимый период?

Поскольку я фанат не просто истории, а еще и военной истории, скажу, что мне интереснее прочих период до Первой мировой. Даже, пожалуй, до Крымской, франко-прусской – то есть до второй половины XIX века. Война, даже справедливая, – это всегда трагедия и смерть. И, увы, это неотъемлемая трагическая сторона нашего несовершенного мира. Но когда в начале ХХ века началось массовое производство пулеметов, война окончательно превратилась в кровавое месиво. Тогда многие испытали шок, в прессе всерьез писали – мол, отныне войнам пришел конец. Дескать, с этого момента в атаку идти бессмысленно: один удачно поставленный пулемет безо всяких полководческих изысков косит батальоны в считаные минуты. Чудовищно, но настоящее пиршество смерти было впереди. Теперь вот можно покрошить неприятеля дронами, вообще не вставая с офисного кресла.

А разве до пулеметов в войне было благородство?

Объясню через очень предметное понятие – холодное оружие. Давно им увлекаюсь, собираю русское длинноклинковое боевое – то, что участвовало в бою, не в параде.

Так вот, в определенном смысле это – да, благородное оружие. И оно требует от воина не только мастерства, но именно благородства. С навыками понятно: возьмите в руки меч да попробуйте им помахать хотя бы минут десять. Тут нужны и сила, и выносливость, и ловкость. Ведь напротив, лицом к лицу – не зеркало в фитнес-клубе, не хлипкий хипстер и не оператор беспилотника где-то за горизонтом. Против вас – такой же обученный воин с таким же мечом.

Я уж не говорю о том, что хороший меч в те времена – не штамповка с конвейера, а штучное производство; сделать его – тоже искусство. А доспехи, боевой конь – вообще целое хозяйство. Но это так, лирически-производственное отступление. Это к тому, что воин – профессия, дело жизни.

И вот вы со шпагой или саблей – напротив такого же профессионала (никто другой на поле боя не попадет). И в глаза ему смотрите – реальному противнику, человеку, а не какой-то абстрактной толпе на экране монитора.

И такая высокая цена схватки, необезличенность врага, – все это принуждало к ответственности на поле боя. И в жизни соответственно – неудобно ведь свою натуру всякий раз менять: мол, по будням-то можно и размазней побыть, а вот на сечу выйду благородным дворянином. Нет, так не бывает. Кирасир с палашом, офицер со шпагой, гусар с саблей – натура цельная. Так и сложилась воинская культура. Саблей не принято размахивать по-пустому. Непреложная истина: «Не доставай из ножен без нужды, не вкладывай в ножны без чести». С клинком в руках все зависит только от тебя – от мастерства, от смелости. А огнестрел делает бой актом удаленным, не требующим многолетней подготовки, вообще обезличенным, массовым и оттого еще более безнравственным.

Поэтому воином мы называем сегодня не любого гопника со стволом в кармане, а того, кто придерживается вот этой вот культуры, которая осталась от человека с мечом. Оттуда идут понятия «воинская честь», «воинская доблесть». И отчасти именно кодекс воинского благородства заложен в основы консерватизма, того, что мы называем многовековыми традиционными ценностями.

Про вашу работу. Руководящий пост – как правило, история про то, как заставить что-то приносить прибыль. Мне кажется, вы больше, чем кто-либо другой, сталкиваетесь с проблемой под названием «Искусство должно зарабатывать». Это так?

Искусство в первую очередь должно просвещать человека, помогать ему чувствовать и осмыслять. Для этого оно должно быть востребованным, то есть эффективным в широком смысле слова. И деньги в искусстве (да и вообще в жизни, даже в экономике как таковой) не конечная ценность и не цель вообще, а объективный критерий такой эффективности. KPI (ключевые показатели эффективности. – Прим. SNC) в нашем случае – лишь производная от количества посетителей, зрителей, читателей, слушателей. Если вы работаете хорошо, у вас интересно, к вам ходят люди и платят за билет, буклет, экскурсию, обед в вашем кафе – тогда вы получаете большой дополнительный бюджет плюсом к дотации от государства. Я делаю ставку на гармоничное сотрудничество художника, музейщика и эффективного профессионала, эффективного менеджера культурной отрасли. Бывает, это один и тот же человек (как, например, Шахназаров, Гергиев или Трегулова), бывает, два разных. И вопрос личностных оценок: нравится или не нравится человек – не принципиальный. Если он эффективен – это не имеет значения. Бывает и наоборот: восторгаюсь чьим-то творчеством, но если в театре – финансовая катастрофа, приходится принимать кадровые решения.

Какими решениями вы гордитесь больше всего? Допустим, если говорить о музеях – раз уж мы в кабинете директора Музея архитектуры.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Готовимся к весне-2019: отделяем горячие тренды от менее актуальных Готовимся к весне-2019: отделяем горячие тренды от менее актуальных

Как собрать себе модный образ и не потратить лишних денег

Cosmopolitan
Планшетные дети Планшетные дети

Что делать, если ребенок не выпускает гаджет из рук

Лиза
Андреевский крест Андреевский крест

Андрей Малахов дает большое интервью Сергею Минаеву после ухода с Первого канала

Esquire
Письма счастья Письма счастья

Письменные медитации

Yoga Journal
Мать в два хода Мать в два хода

Ученым удалось отредактировать геном человека

Vogue
Мечта детства Мечта детства

Топ-менеджеры «Ростсельмаша» отправляются в поля обслуживать свою технику

Популярная механика
Она сама пришла Она сама пришла

Как понять, где заканчивается плохое настроение и начинается депрессия

Cosmopolitan
Скорая помощь Скорая помощь

Алина Успенская развернула в Лондоне благотворительную арт-деятельность

Tatler
Сельская аристократия Сельская аристократия

Оба участника не растеряли качеств, которые отличали премиальные универсалы

Quattroruote
Ой, мамочка! Ой, мамочка!

Родить ребенка после 40 лет – это событие. Разбираем все страхи и сомнения

Добрые советы
15 мыслей Франсуа Озона 15 мыслей Франсуа Озона

Французский режиссер поделился пятнадцатью из множества своих мыслей

GQ
А дверь найдёте сами А дверь найдёте сами

Самые скандальные увольнения в игровой индустрии

Игромания
Её реплика Её реплика

Женя Куйда, золотая девочка московского света

Tatler
Арктический бурлак Арктический бурлак

«Бурлак» – грузовик, которому нипочем глубокий снег, лед, вода, болота

Популярная механика
Удачное начало дня: 4 правила Удачное начало дня: 4 правила

Доказано: люди, которые рано встают, успевают больше, работают продуктивнее и чувствуют себя лучше. Но мало просто проснуться рано – важно выполнить ряд полезных действий. О том, каких именно, рассказывает психотерапевт Линда Эспозито.

Psychologies
Слова и музыка Слова и музыка

Скриптонит был умен, необкурен, высказывал более чем радикальные суждения

L’Officiel
Главный немецкий бренд Главный немецкий бренд

Как социальная система Германии справляется с освобождением человека от труда

GEO
Карьера менеджера Карьера менеджера

Как Владислав Мартынов стал предпринимателем, инвестором и блокчейн-энтузиастом

РБК
Hyundai Sonata Hyundai Sonata

Продажи автомобиля начались, а мы уже успели на нем прокатиться

АвтоМир
В надежных руках В надежных руках

Театральную программу фестиваль «Дягилев PS» открывает спектаклем «Коко Шанель»

Vogue
Теория малых дел Теория малых дел

Не слишком ли сильно стараются родители, стараясь занять ребенка?

Добрые советы
Кто в доме главный? Кто в доме главный?

О чем мы спорим с партнером на самом деле?

Psychologies
«Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars «Господи, благослови Milky Way»: о несладкой жизни основателей Mars

Чем живут скрытные миллиардеры из семьи Марс

Forbes
Lexus ES Lexus ES

Найдется ли, в чем упрекнуть шестое поколение ES – седаны XV50 и XV60

АвтоМир
Голос будущего Голос будущего

Группа компаний cyber Fund работает на блокчейне и криптовалюте

РБК
Золото Альбертины Золото Альбертины

Интервью с директором венского музея Альбертина

СНОБ
Будем признательны Будем признательны

Александр Железняков знает, как не прогневить правосудие

GQ
Идет запись Идет запись

Роскошные шубы, красавицы поклонницы и дерзкий трек «Не забывай» нашего героя

Elle
На страже морей На страже морей

Как жители Нижней Калифорнии сохранили подводные богатства прибрежных вод

National Geographic
Дым и зеркала Дым и зеркала

Как создавался «Бегущий по лезвию»

Мир Фантастики
Открыть в приложении