Спасут ли москвичи дом Булошникова

Спасут ли москвичи дом Булошникова. Против сноса поднялась общественная кампания

Русский репортерОбщество

Спасут ли москвичи дом Булошникова

Против сноса здания поднялась общественная кампания

Дарья Данилова

Фото Станислав Красильников/ТАСС

В Москве завершился этап публичных слушаний о реконструкции дома Булошникова на Большой Никитской. На месте трехэтажного исторического здания с двухсотлетней историей хотят построить элитный жилой комплекс в семь этажей. Жители района проголосовали против. Теперь слово за Правительством Москвы.

Когда-то здесь стояла аристократическая усадьба XVII века. В разные времена ею владели князья Мещерские и Ромодановские, графы Головкины. Необычный дом со скругленным углом по переулку был построен на месте переднего двора в 1830 году, когда усадьба перешла в руки купца Федора Булошникова, хлебопека и мецената. В тот год Москву накрыла эпидемия холеры. Булошников организовал бесплатное питание для бедняков в своей гостинице на Смоленском рынке.

На первом этаже дома на Большой Никитской продавали хлеб, второй занимали квартиры. Впоследствии в здании разместилось издательство «Мусагет», печатавшее символистов. Здесь бывали Андрей Белый, Зинаида Гиппиус, Александр Блок и другие поэты Серебряного века.

В советские годы главный дом усадьбы был снесен, на его месте построили школу. При Лужкове решили разделаться и с усадебным флигелем. В 1996 году его лишили иммунитета и уничтожили. Тогда же защитный статус потерял и дом Булошникова. Сейчас это последнее сохранившееся здание, имеющее отношение к старинной усадьбе.

О том, что дом Булошникова в опасности, стало известно в середине декабря, когда муниципальный депутат Пресненского района Елена Ткач опубликовала протокол заседания Градостроительно-земельной комиссии (ГЗК) под руководством Сергея Собянина. Еще в ноябре 2018 года комиссия согласовала строительство 32-метрового дома по адресу Большая Никитская, дом 17, строение 1, то есть как раз на месте дома Булошникова. Исходя из текста протокола дом ждали снос или надстройка. Инициатором и застройщиком выступает ООО «МейнЭстейт», которое владеет историческим зданием.

— В эскизе семь высоких этажей, что вполне соответствует десяти этажам в спальном районе, — говорит один из основателей движения «АрхНадзор» Рустам Рахматуллин. — Это совершенно «ядерный» потенциал. Такой высотности не может быть в этом месте города! С точки зрения градостроительной, здесь все уже сложилось, завершилось. По всей нечетной стороне застройки, от старого Университета на Моховой до театра у Никитских ворот, самое высокое здание — Консерватория, четыре этажа по улице. Все остальные дома подведены едва ли не под один карниз. Никаких компромиссов с чьими-то «хотелками» здесь быть не может. Кроме того, Большая Никитская не имеет здесь парковок, движение сужено по проекту «Моя улица» — и при этом мы вбиваем сюда десятиэтажный жилой дом.

Большая Никитская улица находится в буферной зоне Кремля и Красной площади — на территории Всемирного наследия ЮНЕСКО. Соответственно, любое строительство здесь должно быть согласовано с ЮНЕСКО. Большая Никитская улица вся состоит из памятников архитектуры. По закону они защищают от сноса и своих соседей.

— Памятники как будто раскрывают зонты над своим окружением — охранные зоны, — объясняет Рустам Рахматуллин. — Они очерчивают территорию неприкосновенности вокруг себя. Дом Булошникова со всех сторон окружают памятники: дома № 13 (Консерватория), № 15 и № 19 (театр Маяковского и усадьба Шаховской), дома напротив — № 16 и № 18 (церковь Малого Вознесения), № 24 и № 26 — все это памятники. И только дом № 17 — дом купца Булошникова — не охраняется. И вот застройщики шарят по карте (или им помогают), находят эти белые пятна и цепляются за них! А правительство Москвы вместо того, чтобы скорректировать охранную зону, оказывает кому-то любезность.

По словам Рахматуллина, сейчас речь идет не только о спасении конкретного дома, а о сохранении облика всей исторической улицы.

— Исторические дома, не только памятники, не должны отстаивать свое право на жизнь, подобно тому как старики не должны отстаивать свое право на жизнь. Это застройщик должен доказывать, что его проект имеет право на жизнь, причем за счет смерти старого дома, и что этот проект является общественным благом. В чем здесь общественное благо? Да ни в чем. Спокойное существование Никитской улицы, школы, Консерватории, театров — это общественное благо. А когда вся «забота» сводится к тому, сколько этажей жилья здесь построить, чтобы нагреть руки, — это не есть общественное благо!

За два века дом несколько раз реконструировали: надстраивали третий этаж, расширяли к востоку, меняли перекрытия и инженерные системы. В интервью «Московскому Комсомольцу» гендиректор ООО «МейнЭстейт» Андрей Маталыга заявил, что «в доме остались только фрагменты исторических стен», а также пообещал «очень бережно подходить к корректировке внешнего вида объекта».

Однако предыдущие проекты предпринимателя говорят сами за себя. Благодаря компании ООО «ЛидЭстейт», также принадлежащей Андрею Маталыге, Москва в мае 2017 года уже потеряла дом Неклюдовой на Малой Бронной, построенный в 1840-х годах. Как и в случае с домом Булошникова, застройщик собирался только реконструировать особняк, сделав надстройку. Застройщик и власти города много раз подчеркивали: сноса не будет. Главное здание дома Неклюдовой перешло в собственность ООО «ЛидЭстейт» в ноябре 2016-го. Через полгода, посреди майских праздников, его снесли. Теперь на кону судьба дома Булошникова.

С середины декабря за спасение дома Булошникова развернулась целая общественная кампания, которая не прекращалась даже в новогодние праздники. В соцсетях звали приходить на публичные слушания, видеообращения к власти записали знаменитые артисты и общественные деятели — Светлана Немоляева и Игорь Костолевский, Владимир Познер и Всеволод Чаплин. Активисты собирали подписи и заявления против реконструкции, провели несколько митингов и пикетов, а петицию фонда «Внимание» за включение здания в охранную зону подписали около 20 тысяч человек. Дом Булошникова, пустовавший уже несколько лет, оказался в центре внимания.

И наконец 17 января в Московском колледже бизнес-технологий начались публичные слушания. Зал, рассчитанный на 250 человек, оказался набит под завязку: на слушания зарегистрировались 700 участников. Люди продолжали приходить и после окончания регистрации, в двух помещениях колледжа организовали трансляцию.

— Мы накануне с активистами думали, сколько человек придет, — рассказывает муниципальный депутат Пресненского района, координатор Общественной коалиции в защиту Москвы Елена Ткач. — Ну двести, триста… Чтобы триста человек приходило на слушания — такого я ни разу не видела. А здесь пришли семьсот! Я внимательно наблюдала за лицами. Было видно, что представители власти удивились. То, что было очень много людей из префектуры в зале, показывает, что они готовились и знали, что будет такой интерес. И при всем этом они растерялись, потому что не ожидали столько народа. Я сама не ожидала.

В президиуме заседали представители управы и застройщика. Открывая собрание, завсектором строительства и имущественно-земельных отношений управы Людмила Полянская сказала, что за свою десятилетнюю практику она впервые видит такой интерес к теме слушаний. Когда президиум объявил высоту будущего здания, зал скандировал «Позор!», а затем абсолютным большинством проголосовал против реконструкции. Однако на этом единодушие собравшихся кончилось. Не договорившись о линии защиты, участники встречи разбились на три лагеря. Сергей Митрохин призывал сорвать слушания, депутат Мосгордумы Елена Шувалова — переизбрать президиум, Рустам Рахматуллин — выразить письменный протест против реконструкции. Официальным лицам так и не удалось успокоить возмущенных горожан. Через 40 минут после начала президиум покинул зал, не справившись с управлением. Покидая свое место, Полянская пыталась перекричать Митрохина: «Пожалуйста, заполните ваши листочки и сдайте для протокола, я очень вас прошу!» Слушания признали состоявшимися.

22 января мэр Москвы Сергей Собянин поручил провести дополнительную экспертизу по дому Булошникова. Решение о судьбе здания будет принято по ее результатам. Под давлением общественности мэрия притормозила процесс, и это — достижение.

В «Архнадзоре» подчеркнули, что это беспрецедентный случай. «Уже и не вспомнишь, когда общественное мнение заставляло столичные власти хотя бы взять паузу и публично поставить под сомнение свои решения, принятые ранее», — написали на странице движения в соцсетях.

Но не все защитники дома верят в благие намерения мэра. Елена Ткач предположила, что власти «постараются сбить накал протеста и потом снова попробуют протащить вандальную инициативу». На этот случай у активистов есть запасной план.

— Если решение будет не в нашу пользу, мы выйдем на улицу, — говорит Елена Ткач. — Это будет такой плевок в москвичей, которого люди не потерпят. Вообще-то мы думали перекрыть Большую Никитскую. Мне уже жители говорят: машинами забьем, встанем вокруг и не дадим подхода к этому дому. Идей много.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

И грянул гром И грянул гром

Кто в мире меньше всех защищен от штормов и наводнений

Русский репортер, июль'19
На дне знаний На дне знаний

Как мы заботимся об образовании детей

Русский репортер, сентябрь'19
10 примет времени, изменивших наш быт 10 примет времени, изменивших наш быт

Forbes представляет 10 самых ярких примет нашего времени

Forbes, сентябрь'19
Расида Лакоба Расида Лакоба

Создательница марки Rasario раскрывает секрет успеха российского бренда

Elle, февраль'19
Лестница в небо Лестница в небо

Храм Саграда Фамилия великого Антонио Гауди оказался банальным самостроем

Караван историй, февраль'19
Анастасия Волочкова: «Все беды – из-за бабской зависти» Анастасия Волочкова: «Все беды – из-за бабской зависти»

Балерина о том, как она помирилась с бывшим супругом

StarHit, январь'19
Немного переработали Немного переработали

Наше стремление к красоте дорого обходится планете

Vogue, февраль'19
Киберспорт: главные герои, большие деньги и жесткие законы виртуальных игр Киберспорт: главные герои, большие деньги и жесткие законы виртуальных игр

Мы попробовали изучить некоторые законы и требования киберспорта

Men’s Health, январь'19
Алкогений: Жерар Депардье Алкогений: Жерар Депардье

Вкус к вину Жерар Депардье приобрел с детства

Maxim, январь'19
Дар вулкана Дар вулкана

Крупнейшее месторождение, сформированное вулканом

Популярная механика, февраль'19
Дур-Унташ, Иран Дур-Унташ, Иран

Зиккурат Дур-Унташ в Иране

Maxim, февраль'19
Jaguar E-Pace Jaguar E-Pace

Jaguar E-Pace. Самая компактная модель в линейке

Quattroruote, февраль'19
Центровой из поднебесья Центровой из поднебесья

Хоккеист Евгений Малкин. Строго по центру

Men’s Health, февраль'19
Диета, которая убивает Диета, которая убивает

Анорексия – одно из самых распространенных заболеваний среди подростков

Лиза, январь'19
Кибервоины Кибервоины

Сравнительный тест Volvo XC90 и Volkswagen Touareg

АвтоМир, январь'19
Голоса из тундры Голоса из тундры

Журналистка из Канады Дженнифер Кингсли побывала на Чукотке

National Geographic, февраль'19
Дело выгорит Дело выгорит

Можно ли снова разжечь в себе энтузиазм при синдроме профессионального выгорания

Добрые советы, февраль'19
Папа и мама в разводе Папа и мама в разводе

Двое перестают быть мужем и женой, но навсегда остаются родителями общих детей

Psychologies, февраль'19
Искусство реновации Искусство реновации

Один из знаковых отелей Дубая и всего Ближнего Востока – Jumеirah Bеаch Нotеl

National Geographic, январь'19
Отложенный старт Отложенный старт

Вдохновляющие примеры знаменитостей, которые добились успеха после 30 лет

Лиза, январь'19
Как Ким Джонс поставил моду на конвейер на показе Dior Men Как Ким Джонс поставил моду на конвейер на показе Dior Men

Почему мы верим в его «новую элегантность»

GQ, январь'19
Hyundai Santa Fe Hyundai Santa Fe

Hyundai Santa Fe. Ставка на комфорт, безопасность и премиальное качество

Quattroruote, февраль'19
Море внутри: чем заняться в Севастополе Море внутри: чем заняться в Севастополе

Сегодня Севастополь претендует на звание Южной столицы России

National Geographic, январь'19
Простота по-американски Простота по-американски

Дешевый общепит как национальное достояние

Вокруг света, февраль'19
Анфиса Чехова: Я научилась быть откровенной Анфиса Чехова: Я научилась быть откровенной

У телеведущей Анфисы Чеховой – премьера!

Лиза, январь'19
“Забрать назад свое сердце” “Забрать назад свое сердце”

За любой нашей болью скрывается невыраженная эмоция

Psychologies, февраль'19
Самая обаятельная и привлекательная Самая обаятельная и привлекательная

Ирина Муравьёва. Знаменитая актриса, которую обожают несколько поколений

OK!, январь'19
Игра на миллиарды Игра на миллиарды

Игры с вирусом. Моделирование глобальной пандемии

Популярная механика, февраль'19
Ford Mondeo: болезни роста Ford Mondeo: болезни роста

Запас прочности Ford Mondeo

АвтоМир, январь'19
Клетка для чемпиона Клетка для чемпиона

Клетчатый флаг и клетчатый принт для чемпиона «Формулы‑1» Льюиса Хэмилтона

GQ, февраль'19