Путь Золушки

Как снять кино о маленьком человеке и больших проблемах

Русский репортерРепортаж

Путь Золушки

Как снять кино о маленьком человеке и больших проблемах

Текст: Анна Рыжкова

Режиссер фильма «Новенький» Мария Сопова (в центре) с командой актеров

Социальное кино у нас ассоциируется с трогательными видеороликами или с тяжелыми мрачными фильмами. Но, оказывается, оно может быть другим. Можно со смехом рассказывать о детях-сиротах. Можно снимать кино на инвалидной коляске. Можно превратить киностудию в веселый проект для детей — даже если работать эта студия будет в больнице. «Русский репортер» поговорил с лауреатами кинофорума «Благотворительность в объективе», который провел в Москве «Шередарь» — благотворительный фонд реабилитации детей, перенесших тяжелые заболевания

Единица, готовая помогать  

Цепочка прихожан неуверенно движется к выходу из храма в Пучкове. Люди держат друг друга за плечи, чтобы не потеряться в толпе. Алена сосредоточенно проговаривает слова священника, сжимает и разжимает свои пальцы в ладони женщины, та время от времени кивает. Так проводится служба для слепоглухих, а Алена — главная героиня документального фильма «Общее дело», который в этом году победил на кинофоруме «Благотворительность в объективе».

— Я узнала, что есть люди, которые переводят литургию для глухих, прикинула по картинке и поняла, что это будет сильно! — рассказывает режиссер Василиса Балашова, студентка ВГИКовской мастерской В. П. Лисаковичка и А. И. Гелейна. — Когда уже приступили к съемкам, произошла сложная ситуация: оператор обиделся, что я не разрешила включить в квартире у героини дым-машину, и кинул меня. То, что там хрущобы с коврами на стенах, его не особо волновало. Вечером директор нашей студии во ВГИКе зовет меня с предзачетной пары: «Бегом сюда». Выяснилось, что оператор накатал на меня телегу, и мне поставили условие: либо я иду в академ, либо сама нахожу себе нового оператора за три дня. Какое-то время я ездила снимать сама, оставалась у героини ночевать и, сидя в электричке, пыталась найти кого-то еще с операторского факультета.

— Почему тебе интересно снимать кино на социальные темы? 

— Это не добавляет тебе минусов к карме, и можно попробовать хоть как-то заработать на своих фильмах, помогая разным организациям. И потом социальное кино не обязательно должно быть о сирых и убогих. В основе может быть любая острая проблема, которая касается зрителя.

— Тексты литургий мало кто понимает среди людей, которые приходят в церковь. А неслышащие, благодаря сурдопереводу, понимают лучше нас. В этом идея? 

— Можно и так сказать. Но если честно, я об этом не задумывалась, когда снимала кино. Вот каждый смотрит, трактуя по-своему, а я удивляюсь. Я подумала, что есть путь человека к Богу. Мы не знаем, насколько и чем на самом деле люди могут быть ограничены на этом пути. Но есть человек, помогающий слепым и глухим преодолеть физические ограничения. Ей в фильме даже знакомый сурдопереводчик говорит: «Зачем тебе это все надо? Глухие ведь неблагодарные». Тем не менее Алена готова помогать и бросает вызов быту.

Мастер третьего курса факультета документальной режиссуры во ВГИКе Виктор Лисакович — автор «Катюши» (1964), первого психологического погрета в русском документальном кино. Это ставший уже классическим очерк о медсестре Екатерине Михайловой — единственной девушке, служившей в морской пехоте во времена Великой Отечественной.

— Конфликт поколений — это проблема для ВГИКа? 

— Мы чувствуем, конечно, что многое уже поменялось, и приходится иногда спорить. Раньше гораздо меньше надо было заботиться о продвижении твоей работы. Раньше в центре всего был герой. Но сейчас, мне кажется, аудиторию привлекают не локальные личные истории, а более масштабные проблемы, которые зрителя непосредственно касаются. Мы показываем фильмы и надеемся, что мастер хотя бы чуть-чуть будет доволен.

— Бывает, что вы и в темах расходитесь? 

— Лисакович часто говорит: «Не понимаю, зачем я это смотрел». У нас, например, студентка делала кино о трансгендере. Не знаю, как уж она писала сценарий, чтобы его одобрили в итоге… Фильм она сняла, тихонько смонтировала, записала на диск и сразу сдала в архив, не показывая мастеру.

— Необходимость продвигать свое кино связано с тем, что сейчас почти каждый может снимать? У любого в руках есть камера в виде телефона, некоторые люди ежедневно устраивают прямые эфиры в социальных сетях.

— Это разные пласты. Если ты снимаешь профессионально, ты ищешь финансирование, договариваешься с фестивалями. А если ты любитель — не паришься. В интернете можно научиться сводить звук, делать цветокоррекцию. Но нам такие любители сильно повышают профессиональную планку. В 2000-х началась мода на съемку жизни как она есть. Есть VHS-ка — можешь уже снимать кино. Сейчас этим уже никого не удивишь. Просто жизнь, ну и что? А чем это отличается от того, что я сейчас возьму и сторис для Инстаграма запишу?

— Ты не считаешь, что именно «горизонтальное» кино, про быт человека без прикрас, сейчас выходит на первый план? 

— Методы сейчас очень конфликтуют друг с другом, это видно даже по спорам наших преподавателей во ВГИКе. Кто-то считает, что концепция разбежкинской школы — это что-то сверхдокументальное, про реальность, а кто-то — что это даже неуважение к зрителю. Ты воспринимаешь такой фильм просто как примету времени. Мне, честно говоря, сложно представить, что человека можно будет завлечь бытовым повествованием.

Кино без осадка

Ситуация. Вы — родители пятерых детей, непослушных и громких — выгружаете сумки с продуктами из машины и обнаруживаете на заднем сидении шестого ребенка. Вы почти по инерции ведете его домой, он сам печет печенье на вашей тесной кухне, он перемыл всю посуду и помирил всех ваших детей. Вы понятия не имеете, на каком языке он бормочет, но вы обязательно заберете «новенького» к себе в семью, передумаете расклеивать объявления о пропавшем ребенке и будете веселиться. Скорее всего потому, что вы — выдуманные герои фильма.

Алена, героиня документального фильма «Общее дело» Василисы Балашовой, переводит службу для слепоглухой

— Ваше кино о детях-сиротах и об усыновлении напоминает скорее сказку. Почему? 

— Это собирательный образ идеального ребенка, — объясняет режиссер Мария Сопова, лауреат «Благотворительности в объективе» в номинации игрового кино. — Дети, живущие без родителей, — как с другой планеты, такие маленькие принцы. Конечно, на самом деле с детьми из детского дома бывает очень сложно, но из-за того, что они действительно говорят на другом языке, мы не понимаем, какая у них может быть тонкая и сильная душа. А что если у нас просто нет возможности ее разглядеть?

— Комедия — нестандартный жанр для социального кино. 

— Через смех люди гораздо лучше воспринимают сложные темы. Человека проще заставить плакать, чем смеяться; к тому же, когда он плачет, он скорее отвернется от темы, не захочет больше в нее погружаться. А комедия не оставляет осадка, злости на мир за то, что он так ужасен. Никто не любит морализаторства — ни дети, ни взрослые, и когда с экрана нас начинают учить, мы не хотим этого, независимо от темы. Зритель все равно хочет развлекаться, ему должно быть интересно.

— А вы сами верите в то, что кино на социальную тему может решить проблему? 

— Раньше верила, сейчас не могу сказать так однозначно. Одно кино ничего не сделает, конечно. Но если сравнить сегодняшнюю ситуацию с тем, как относились к социальным проблемам и проектам в 90-е годы, можно сказать, что она изменилась к лучшему. Раньше слова «Это тебе что, благотворительность?» звучали как ругательство... И у меня есть какое-то странное убеждение, что художник несет перед миром ответственность. Он не может использовать свои способности эгоистично, делая кино для собственного удовольствия. Я очень люблю снимать, но меня особенно вдохновляют истории, которые на людей могут хоть как-то повлиять. Не просто «секс, наркотики, рок-н-ролл».

Мария Сопова — режиссер и художественный руководитель детской социальной киностудии «КиноШкид». Студия работает с детьми из групп социального риска, с детьми с серьезными заболеваниями — по просьбе благотворительных фондов может научить ребенка писать сценарии и раскадровки, готовить реквизиты, монтировать. Фильм «Новенький» был снят также на базе «КиноШкида».

— Дети с иммунодефицитом по много месяцев живут в больнице и из-за этого находятся в угнетенном состоянии. Они сами-то не верят в свое выздоровление, некоторые буквально жить не хотят. А мы даем им цель, чтобы они не просто ехали в больницу, а ехали в больничную киностудию. Так и запустили проект «Кино поднимает иммунитет». Мы также делали профориентационный лагерь для «хрупких» детей (с заболеванием «несовершенный остеогенез». — «РР»), где они могли попробовать разные кинопрофессии. Неважно, есть у тебя ноги или нет, ты можешь сидеть и монтировать, писать сценарии. Они окрыленными уезжали из этого лагеря! Мы хотели, чтобы они поняли: можно быть творцами и фильма, и собственной жизни.

— Как вы обычно ищите деньги для своих проектов? 

— Сейчас у нас президентский грант, а вообще запускаем краудфандинговые кампании, обращаемся в фонды. Для «хрупких» детей мы очень легко нашли средства. Но бывает и по-другому. Недавно мы делали проект «Читай четко» — мой любимый: собрали подростков с девиантным поведением, пригласили известных рэперов и сняли видеоклип на тему чтения. Пока готовились, читали много поэзии, и Бродского, и Мандельштама, учились перекладывать стихи на музыку. Но на этот проект мы не смогли собрать деньги. Не интересны людям подростки.

Кадр из фильма «Новенький» Марии Соповой

И как выкрутились?

— Да никак. Сами все снимали, и папа одной девочки 100 тысяч нам дал. Так и наскребли на клип.

Чаплин — тоже социальное кино

Еще один победитель кинофорума — Владимир Рудак из Петрозаводска, инвалид-колясочник. Его фильм — о подготовке слепых из организации «Белая трость» к кругосветному путешествию на яхтах. В одном из эпизодов зрячие члены команды участвуют во флешмобе  «Путешествие между мирами» — надевают повязки на глаза и пытаются пройти по городу. Только сам Владимир против деления на миры.

Кадр из фильма «Новенький» Марии Соповой

— Владимир Рудак нам как-то сказал: «Почему вы думаете, что мы другие? Мы такие же, как вы», — рассказывает председатель жюри кинофорума «Благотворительность в объективе», режиссер-документалист Виталий Калинин. — Поэтому разговаривать нужно на равных. Помимо финансирования главная сложность — не пуститься в «сопли». Дело, которым мы занимаемся, связано с человеческой бедой. Нужно перестать вести себя покровительственно. Часто мы наблюдаем, как режиссер начинает, как я говорю, «поддувать» — сюсюкать, жалеть... Социальное кино — это не значит, что я сам поднимаюсь или поднимаю своего героя.

Часто ли бывает, что фильм, в котором есть очень сильный и убедительный положительный герой, теряет остроту, конфликт?

— Как правило, конфликт в социальном кинематографе строится на преодолении внешних обстоятельств. Но может лежать и гораздо глубже. Я хотел бы узнать, что думает человек вечером, когда ложится спать. Главный конфликт человека — его размышления о том, как он прожил день и что будет дальше. Пока этого мы не увидели на кинофоруме.

— Если режиссер не может быть «покровителем» для своего героя, то в чем суть его социальной работы?

— Феллини и вообще итальянский неореализм, французская новая волна и даже Чаплин — это социальное кино, где герой — маленький человек. Не победитель, а человек, который хочет рассказать, как он живет. А живет он маленькими проблемами. Но именно они и составляют проблемы всего общества. У маленького человека есть путь Золушки — от страдания к взлетам. Это и дарит надежду. Если человек не надеется, то не может подняться. В этом суть социального кино — дать человеку в этом сложном мире возможность надеяться. Но не на чудо, а на себя, людей, окружающую среду.

Фотографии: Руслан Альтимиров; Василиса Балашова/ Всероссийский государственный институт кинематографии им. С. А. Герасимова

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Открой #Моспром. Индустриальная эстетика Открой #Моспром. Индустриальная эстетика

Москвичи своими глазами увидели работу московских промышленных предприятий

Русский репортер, июль'19
Индия: Джанмаштами Индия: Джанмаштами

Представить себя богом хотя бы на один день может каждый человек

Вокруг света, август'19
Лето — это маленькая жизнь Лето — это маленькая жизнь

Новый фильм Кирилла Серебренникова «Лето» показали на Каннском фестивале

Vogue, июль'18
Почему девушки падают в обморок, что делать, если сбились суточные ритмы и где добыть кальций кроме творога Почему девушки падают в обморок, что делать, если сбились суточные ритмы и где добыть кальций кроме творога

Вопросы наших читателей

Maxim, июнь'18
11 городов Чемпионата Мира-2018 11 городов Чемпионата Мира-2018

Мундиаль – отличный повод узнать лучше города нашей великой Родины

Playboy, июнь'18
Острова Чатем. Новая Зеландия Острова Чатем. Новая Зеландия

Некоторые из наиболее редких морских птиц размножаются только здесь

National Geographic, июль'18
Кто ответит за мисселинг Кто ответит за мисселинг

ЦБ собирается научить финансистов ставить интересы клиентов выше собственных

Эксперт, июнь'18
Англичане катаются за сыром с холма: видео Англичане катаются за сыром с холма: видео

Сотни людей катятся кувырком с крутого холма, чтобы догнать головку сыра

National Geographic, июнь'18
Как модно сервировать стол фарфором и хрусталем Как модно сервировать стол фарфором и хрусталем

О тонкостях убранства по-французски с Vogue делится Татьяна Полякова

Vogue, июнь'18
Секретные материалы: Южная Корея Секретные материалы: Южная Корея

Южная Корея открыта и дружелюбна к туристам

National Geographic, июнь'18
Apple представила новый ремешок для часов! (и новые iOS и macOS) Apple представила новый ремешок для часов! (и новые iOS и macOS)

Ежегодное обновление всех операционных систем Apple получилось неожиданно бодрым

Maxim, июнь'18
Вей ци: наш энергетический щит Вей ци: наш энергетический щит

Как повысить уровень энергии, который защищает нас от болезней

Psychologies, июнь'18
7 приемов против увядания кожи в жаркие дни 7 приемов против увядания кожи в жаркие дни

Как не пострадать из-за любви к солнцу и не покрыться прыщами

Лиза, июнь'18
Такие свободные колибри Такие свободные колибри

Почему все смотрят на танцовщиц самбы и никто — на феминисток

Русский репортер, июнь'18
В городе Энн В городе Энн

Энн Ха­тау­эй давно отказалась от ролей жертвы

Glamour, июль'18
В метро разрешат фото- и видеосъемку В метро разрешат фото- и видеосъемку

Обновленный Министерством транспорта проект правил пользования метрополитеном

National Geographic, июнь'18
Pillars of Eternity 2: Deadfire Pillars of Eternity 2: Deadfire

Pillars of Eternity 2: Deadfire. Острова невезения

Игромания, июль'18
Бензин не роскошь Бензин не роскошь

Главная причина очередного топливного кризиса

Эксперт, июнь'18
Топ-7: лучшие голы в истории Топ-7: лучшие голы в истории

За историю мундиаля были забиты тысячи голов, но немногие попали в наш рейтинг

Playboy, июнь'18
«Звёздные войны», которые не написали «Звёздные войны», которые не написали

Отменённые проекты Star Wars: книги и комиксы

Мир Фантастики, июль'18
Чем заняться моднице в эти выходные в Москве Чем заняться моднице в эти выходные в Москве

Наслаждаться летом в открытом кинотеатре и искать самый классный винтаж

Vogue, июнь'18
Все проблемы от нервов? Все проблемы от нервов?

Что такое неврозы, чем они опасны и как с ними справиться

Лиза, июнь'18
Марс, пульс, температура Марс, пульс, температура

Зонд InSight: заглянуть внутрь Марса

Популярная механика, июль'18
Для чего нужны независимые прокатные компании Для чего нужны независимые прокатные компании

Как прокатчикам удается осуществлять свою миссию

Эксперт, июнь'18
Актер выложил невинное (ну совсем!) ФОТО из Диснейленда. И что тут началось! Актер выложил невинное (ну совсем!) ФОТО из Диснейленда. И что тут началось!

Маразм только что взял новую, невиданно высокую ноту! Аплодируем вприсядку!

Maxim, июнь'18
Джентльменский набор Милоша Биковича Джентльменский набор Милоша Биковича

Совместное интервью Givenchy и Maxim с актером Милошем Биковичем

Maxim, июнь'18
Пластик: реальная угроза Пластик: реальная угроза

Мельчайшие частицы пластика наносят вред водным животным, но вредят ли они нам

National Geographic, июнь'18
Cтоун-терапия Cтоун-терапия

Шэрон Стоун изменила своему основному инстинкту – теперь она дизайнер интерьеров

Tatler, июль'18
Руководитель Красного гида Мишлен стал кулинарным директором Jumeirah Group Руководитель Красного гида Мишлен стал кулинарным директором Jumeirah Group

Майкл Эллис призван изменить кулинарную стратегию международной сети отелей

National Geographic, июнь'18
Сон в жуткую ночь. Такого позора футбольная Германия не знала никогда! Сон в жуткую ночь. Такого позора футбольная Германия не знала никогда!

4-й день великого турнира, который проходит в России

Maxim, июнь'18