Как снять кино о маленьком человеке и больших проблемах

Русский репортерРепортаж

Путь Золушки

Как снять кино о маленьком человеке и больших проблемах

Текст: Анна Рыжкова

Режиссер фильма «Новенький» Мария Сопова (в центре) с командой актеров

Социальное кино у нас ассоциируется с трогательными видеороликами или с тяжелыми мрачными фильмами. Но, оказывается, оно может быть другим. Можно со смехом рассказывать о детях-сиротах. Можно снимать кино на инвалидной коляске. Можно превратить киностудию в веселый проект для детей — даже если работать эта студия будет в больнице. «Русский репортер» поговорил с лауреатами кинофорума «Благотворительность в объективе», который провел в Москве «Шередарь» — благотворительный фонд реабилитации детей, перенесших тяжелые заболевания

Единица, готовая помогать  

Цепочка прихожан неуверенно движется к выходу из храма в Пучкове. Люди держат друг друга за плечи, чтобы не потеряться в толпе. Алена сосредоточенно проговаривает слова священника, сжимает и разжимает свои пальцы в ладони женщины, та время от времени кивает. Так проводится служба для слепоглухих, а Алена — главная героиня документального фильма «Общее дело», который в этом году победил на кинофоруме «Благотворительность в объективе».

— Я узнала, что есть люди, которые переводят литургию для глухих, прикинула по картинке и поняла, что это будет сильно! — рассказывает режиссер Василиса Балашова, студентка ВГИКовской мастерской В. П. Лисаковичка и А. И. Гелейна. — Когда уже приступили к съемкам, произошла сложная ситуация: оператор обиделся, что я не разрешила включить в квартире у героини дым-машину, и кинул меня. То, что там хрущобы с коврами на стенах, его не особо волновало. Вечером директор нашей студии во ВГИКе зовет меня с предзачетной пары: «Бегом сюда». Выяснилось, что оператор накатал на меня телегу, и мне поставили условие: либо я иду в академ, либо сама нахожу себе нового оператора за три дня. Какое-то время я ездила снимать сама, оставалась у героини ночевать и, сидя в электричке, пыталась найти кого-то еще с операторского факультета.

— Почему тебе интересно снимать кино на социальные темы? 

— Это не добавляет тебе минусов к карме, и можно попробовать хоть как-то заработать на своих фильмах, помогая разным организациям. И потом социальное кино не обязательно должно быть о сирых и убогих. В основе может быть любая острая проблема, которая касается зрителя.

— Тексты литургий мало кто понимает среди людей, которые приходят в церковь. А неслышащие, благодаря сурдопереводу, понимают лучше нас. В этом идея? 

— Можно и так сказать. Но если честно, я об этом не задумывалась, когда снимала кино. Вот каждый смотрит, трактуя по-своему, а я удивляюсь. Я подумала, что есть путь человека к Богу. Мы не знаем, насколько и чем на самом деле люди могут быть ограничены на этом пути. Но есть человек, помогающий слепым и глухим преодолеть физические ограничения. Ей в фильме даже знакомый сурдопереводчик говорит: «Зачем тебе это все надо? Глухие ведь неблагодарные». Тем не менее Алена готова помогать и бросает вызов быту.

Мастер третьего курса факультета документальной режиссуры во ВГИКе Виктор Лисакович — автор «Катюши» (1964), первого психологического погрета в русском документальном кино. Это ставший уже классическим очерк о медсестре Екатерине Михайловой — единственной девушке, служившей в морской пехоте во времена Великой Отечественной.

— Конфликт поколений — это проблема для ВГИКа? 

— Мы чувствуем, конечно, что многое уже поменялось, и приходится иногда спорить. Раньше гораздо меньше надо было заботиться о продвижении твоей работы. Раньше в центре всего был герой. Но сейчас, мне кажется, аудиторию привлекают не локальные личные истории, а более масштабные проблемы, которые зрителя непосредственно касаются. Мы показываем фильмы и надеемся, что мастер хотя бы чуть-чуть будет доволен.

— Бывает, что вы и в темах расходитесь? 

— Лисакович часто говорит: «Не понимаю, зачем я это смотрел». У нас, например, студентка делала кино о трансгендере. Не знаю, как уж она писала сценарий, чтобы его одобрили в итоге… Фильм она сняла, тихонько смонтировала, записала на диск и сразу сдала в архив, не показывая мастеру.

— Необходимость продвигать свое кино связано с тем, что сейчас почти каждый может снимать? У любого в руках есть камера в виде телефона, некоторые люди ежедневно устраивают прямые эфиры в социальных сетях.

— Это разные пласты. Если ты снимаешь профессионально, ты ищешь финансирование, договариваешься с фестивалями. А если ты любитель — не паришься. В интернете можно научиться сводить звук, делать цветокоррекцию. Но нам такие любители сильно повышают профессиональную планку. В 2000-х началась мода на съемку жизни как она есть. Есть VHS-ка — можешь уже снимать кино. Сейчас этим уже никого не удивишь. Просто жизнь, ну и что? А чем это отличается от того, что я сейчас возьму и сторис для Инстаграма запишу?

— Ты не считаешь, что именно «горизонтальное» кино, про быт человека без прикрас, сейчас выходит на первый план? 

— Методы сейчас очень конфликтуют друг с другом, это видно даже по спорам наших преподавателей во ВГИКе. Кто-то считает, что концепция разбежкинской школы — это что-то сверхдокументальное, про реальность, а кто-то — что это даже неуважение к зрителю. Ты воспринимаешь такой фильм просто как примету времени. Мне, честно говоря, сложно представить, что человека можно будет завлечь бытовым повествованием.

Кино без осадка

Ситуация. Вы — родители пятерых детей, непослушных и громких — выгружаете сумки с продуктами из машины и обнаруживаете на заднем сидении шестого ребенка. Вы почти по инерции ведете его домой, он сам печет печенье на вашей тесной кухне, он перемыл всю посуду и помирил всех ваших детей. Вы понятия не имеете, на каком языке он бормочет, но вы обязательно заберете «новенького» к себе в семью, передумаете расклеивать объявления о пропавшем ребенке и будете веселиться. Скорее всего потому, что вы — выдуманные герои фильма.

Алена, героиня документального фильма «Общее дело» Василисы Балашовой, переводит службу для слепоглухой

— Ваше кино о детях-сиротах и об усыновлении напоминает скорее сказку. Почему? 

— Это собирательный образ идеального ребенка, — объясняет режиссер Мария Сопова, лауреат «Благотворительности в объективе» в номинации игрового кино. — Дети, живущие без родителей, — как с другой планеты, такие маленькие принцы. Конечно, на самом деле с детьми из детского дома бывает очень сложно, но из-за того, что они действительно говорят на другом языке, мы не понимаем, какая у них может быть тонкая и сильная душа. А что если у нас просто нет возможности ее разглядеть?

— Комедия — нестандартный жанр для социального кино. 

— Через смех люди гораздо лучше воспринимают сложные темы. Человека проще заставить плакать, чем смеяться; к тому же, когда он плачет, он скорее отвернется от темы, не захочет больше в нее погружаться. А комедия не оставляет осадка, злости на мир за то, что он так ужасен. Никто не любит морализаторства — ни дети, ни взрослые, и когда с экрана нас начинают учить, мы не хотим этого, независимо от темы. Зритель все равно хочет развлекаться, ему должно быть интересно.

— А вы сами верите в то, что кино на социальную тему может решить проблему? 

— Раньше верила, сейчас не могу сказать так однозначно. Одно кино ничего не сделает, конечно. Но если сравнить сегодняшнюю ситуацию с тем, как относились к социальным проблемам и проектам в 90-е годы, можно сказать, что она изменилась к лучшему. Раньше слова «Это тебе что, благотворительность?» звучали как ругательство... И у меня есть какое-то странное убеждение, что художник несет перед миром ответственность. Он не может использовать свои способности эгоистично, делая кино для собственного удовольствия. Я очень люблю снимать, но меня особенно вдохновляют истории, которые на людей могут хоть как-то повлиять. Не просто «секс, наркотики, рок-н-ролл».

Мария Сопова — режиссер и художественный руководитель детской социальной киностудии «КиноШкид». Студия работает с детьми из групп социального риска, с детьми с серьезными заболеваниями — по просьбе благотворительных фондов может научить ребенка писать сценарии и раскадровки, готовить реквизиты, монтировать. Фильм «Новенький» был снят также на базе «КиноШкида».

— Дети с иммунодефицитом по много месяцев живут в больнице и из-за этого находятся в угнетенном состоянии. Они сами-то не верят в свое выздоровление, некоторые буквально жить не хотят. А мы даем им цель, чтобы они не просто ехали в больницу, а ехали в больничную киностудию. Так и запустили проект «Кино поднимает иммунитет». Мы также делали профориентационный лагерь для «хрупких» детей (с заболеванием «несовершенный остеогенез». — «РР»), где они могли попробовать разные кинопрофессии. Неважно, есть у тебя ноги или нет, ты можешь сидеть и монтировать, писать сценарии. Они окрыленными уезжали из этого лагеря! Мы хотели, чтобы они поняли: можно быть творцами и фильма, и собственной жизни.

— Как вы обычно ищите деньги для своих проектов? 

— Сейчас у нас президентский грант, а вообще запускаем краудфандинговые кампании, обращаемся в фонды. Для «хрупких» детей мы очень легко нашли средства. Но бывает и по-другому. Недавно мы делали проект «Читай четко» — мой любимый: собрали подростков с девиантным поведением, пригласили известных рэперов и сняли видеоклип на тему чтения. Пока готовились, читали много поэзии, и Бродского, и Мандельштама, учились перекладывать стихи на музыку. Но на этот проект мы не смогли собрать деньги. Не интересны людям подростки.

Кадр из фильма «Новенький» Марии Соповой

И как выкрутились?

— Да никак. Сами все снимали, и папа одной девочки 100 тысяч нам дал. Так и наскребли на клип.

Чаплин — тоже социальное кино

Еще один победитель кинофорума — Владимир Рудак из Петрозаводска, инвалид-колясочник. Его фильм — о подготовке слепых из организации «Белая трость» к кругосветному путешествию на яхтах. В одном из эпизодов зрячие члены команды участвуют во флешмобе  «Путешествие между мирами» — надевают повязки на глаза и пытаются пройти по городу. Только сам Владимир против деления на миры.

Кадр из фильма «Новенький» Марии Соповой

— Владимир Рудак нам как-то сказал: «Почему вы думаете, что мы другие? Мы такие же, как вы», — рассказывает председатель жюри кинофорума «Благотворительность в объективе», режиссер-документалист Виталий Калинин. — Поэтому разговаривать нужно на равных. Помимо финансирования главная сложность — не пуститься в «сопли». Дело, которым мы занимаемся, связано с человеческой бедой. Нужно перестать вести себя покровительственно. Часто мы наблюдаем, как режиссер начинает, как я говорю, «поддувать» — сюсюкать, жалеть... Социальное кино — это не значит, что я сам поднимаюсь или поднимаю своего героя.

Часто ли бывает, что фильм, в котором есть очень сильный и убедительный положительный герой, теряет остроту, конфликт?

— Как правило, конфликт в социальном кинематографе строится на преодолении внешних обстоятельств. Но может лежать и гораздо глубже. Я хотел бы узнать, что думает человек вечером, когда ложится спать. Главный конфликт человека — его размышления о том, как он прожил день и что будет дальше. Пока этого мы не увидели на кинофоруме.

— Если режиссер не может быть «покровителем» для своего героя, то в чем суть его социальной работы?

— Феллини и вообще итальянский неореализм, французская новая волна и даже Чаплин — это социальное кино, где герой — маленький человек. Не победитель, а человек, который хочет рассказать, как он живет. А живет он маленькими проблемами. Но именно они и составляют проблемы всего общества. У маленького человека есть путь Золушки — от страдания к взлетам. Это и дарит надежду. Если человек не надеется, то не может подняться. В этом суть социального кино — дать человеку в этом сложном мире возможность надеяться. Но не на чудо, а на себя, людей, окружающую среду.

Фотографии: Руслан Альтимиров; Василиса Балашова/ Всероссийский государственный институт кинематографии им. С. А. Герасимова

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

От редактора От редактора

Государство и мы

Русский репортер
10 идей, куда отправиться в отпуск любительницам искусства 10 идей, куда отправиться в отпуск любительницам искусства

Неочевидные музеи по всему миру — от Японии до Бразилии

Vogue
Моя история Моя история

Успеть бы всё сказать. Поэтому телеграфным стилем и по пунктам

Дилетант
Мертвая русалка и еще 5 удивительных мистификаций, в которые все поверили Мертвая русалка и еще 5 удивительных мистификаций, в которые все поверили

Все эти загадочные существа — просто фейки

Cosmopolitan
Дофамин, старение, стресс и рак Дофамин, старение, стресс и рак

Ученые: какой конкретный механизм связывает стресс и рак?

Наука и жизнь
Мост Мост

Почему Крым теперь снова — не остров

Русский репортер
Мемовая рекурсия: девушка из мема про неверного парня сама стала мемом Мемовая рекурсия: девушка из мема про неверного парня сама стала мемом

Возмущенная девушка из того самого мема про неверного парня сама стала мемом

Playboy
Салонные игры Салонные игры

Машина – целый интерактивный мультимедийный комплекс.

АвтоМир
Стоит ли носиться с прошлыми успехами? Стоит ли носиться с прошлыми успехами?

Это только в глянцевых журналах все идет ровно и гладко

Psychologies
«Я не готова сближаться»: новые отношения после развода «Я не готова сближаться»: новые отношения после развода

Когда семейная жизнь заканчивается и на горизонте возникает новая привязанность

Psychologies
Топ-7: лучшие голы в истории Топ-7: лучшие голы в истории

За историю мундиаля были забиты тысячи голов, но немногие попали в наш рейтинг

Playboy
«Оно того не стоило» «Оно того не стоило»

Интервью с Сергеем Григоровичем

Игромания
Впервые на видео: кормление маленьких дальневосточных леопардов Впервые на видео: кормление маленьких дальневосточных леопардов

Фотоловушка запечатлела процесс вскармливания дальневосточных леопардов

National Geographic
Женская лига Женская лига

Инструкция по выживанию в женском коллективе

Лиза
Между небом и землей Между небом и землей

Не одно поколение людей мучает вопрос: действительно ли существуют рай и ад

StarHit
Ген победы. Для чего существует человек? Ответ на этот вопрос тебе может не понравиться Ген победы. Для чего существует человек? Ответ на этот вопрос тебе может не понравиться

О британского ученого-эволюциониста Ричарда Докинза

Maxim
В Москве открылась фотовыставка «Турция: почувствуй вкус жизни» В Москве открылась фотовыставка «Турция: почувствуй вкус жизни»

5 июня в Москве открылась фотовыставка «Турция: почувствуй вкус жизни»

National Geographic
Фонд будущих накоплений Фонд будущих накоплений

Экономист Евгений Гонтмахер — о путях выхода из пенсионного кризиса

Огонёк
«Я смогла простить деда, который бросил своих детей» «Я смогла простить деда, который бросил своих детей»

Трогательная история, рассказанная писательницей Тэмсин Грей

Psychologies
Погода на июньские выходные будет холодной и дождливой Погода на июньские выходные будет холодной и дождливой

Отдых омрачит холодный фронт, который принесет неустойчивую и дождливую погоду

National Geographic
«Человек-муравей и Оса», «Небоскреб» и другие главные фильмы июля «Человек-муравей и Оса», «Небоскреб» и другие главные фильмы июля

Прочитай наши рецензии и реши, бежать ли тебе в кинотеатр

Maxim
Духов день: праздник Земли-именинницы Духов день: праздник Земли-именинницы

Жители одного из сел Нижегородской области раз в году поклоняются березе

National Geographic
Удар по занятости. Чем повышение пенсионного возраста опасно для российской экономики Удар по занятости. Чем повышение пенсионного возраста опасно для российской экономики

Россия рискует пойти по стопам некоторых стран ЕС

Forbes
Лучшие шутки дня и токсичные отношения с работодателем Лучшие шутки дня и токсичные отношения с работодателем

Пиротехнический дайджест авторского юмора с авторской орфографией

Maxim
Дорого-богато Дорого-богато

«СтарХит» узнал, чем Пугачева удивляет Галкина

StarHit
На “Кинотавре” показали “Сердце мира” Наталии Мещаниновой; кажется, вот она — новая «Аритмия» На “Кинотавре” показали “Сердце мира” Наталии Мещаниновой; кажется, вот она — новая «Аритмия»

Один из сквозных сюжетов Мещаниновой — застывшее в янтаре время

Esquire
Нет визы — нет стадиона: Роман Абрамович остановил стройку новой арены для «Челси» Нет визы — нет стадиона: Роман Абрамович остановил стройку новой арены для «Челси»

Роман Абрамович заморозил проект по реконструкции стадиона для клуба «Челси»

Forbes
Чем заняться и что посмотреть в Иерусалиме: гастрономия Чем заняться и что посмотреть в Иерусалиме: гастрономия

На вопрос, зачем ехать в столицу Израиля, обычно отвечают – «ради всего святого»

National Geographic
Смотрим «Во власти стихии»: это как «Эверест», только теперь в океане! Смотрим «Во власти стихии»: это как «Эверест», только теперь в океане!

MAXIM посмотрел «Во власти стихии» и написал рецензию без воды и спойлеров

Maxim
Что нужно знать о грузинских дизайнерах — участниках Pitti Uomo Что нужно знать о грузинских дизайнерах — участниках Pitti Uomo

Популярность грузинских дизайнеров вышла за рамки узкого сообщества

Esquire
Открыть в приложении