Нейроуниверситет

Нейроуниверситет. Зачем высшему образованию искусственный интеллект

Русский репортерОбщество

Нейроуниверситет

Зачем высшему образованию искусственный интеллект

Андрей Константинов

Каким должно стать образование в цифровой век? Образовательный интенсив «Остров», состоявшийся в прошлом году на острове Русский во Владивостоке, можно считать самым масштабным российским экспериментом на эту тему. О текущих его итогах мы попросили рассказать Василия Третьякова, генерального директора Университета 2035, под эгидой которого проходил «Остров»

— Слышал, что все участники «Острова» носили какие-то браслеты. Зачем?

— Людей заставляли работать 11 дней по 14 часов в сутки, причем они постоянно сталкивались с вызовами, не могли что-то сделать. Искусственный интеллект, который подсказывал людям, куда идти, все время толкал человека в те области, с которыми он был не знаком. Мы стремились форсировать преодоление человеком внутренних барьеров, выйти за привычные рамки — допустим, научить управленца программировать. Это очень сложно и психологически, и физически. Необходимо было мониторить состояние людей и собрать данные для себя, чтобы понять, можно ли так делать вообще; для этого мы использовали биометрические датчики частоты сердечного ритма (включая микробиения сердца, которые дают очень много информации о состоянии человека — мы продолжаем ее исследовать).

В реальном времени браслеты давали данные о том, какой уровень стресса и усталости у каждого обучающегося. Рекомендации выдавались человеку с учетом его состояния, не позволяя перегружаться и надолго выключаться. Чем старше были люди, тем им было труднее, у многих участников старше 35 лет после шести дней наступало истощение. А наша цель — научиться с помощью такой обратной связи годами удерживать человека на творческом подъеме, в самом продуктивном периоде. Ведь задача нашего университета — не пичкать человека новыми знаниями, а позволять ему оставаться продуктивным и понимать, куда он движется.

— Вообще Университет 2035 — это ведь не совсем вуз?

— Это вообще не место, а новый формат в образовании. Потребность в нем диктовалась тем, что у людей есть запрос на саморазвитие, а адекватных этому запросу форматов нет. Каждый из нас это ощущает на себе. Как мы сейчас строим свою траекторию развития? Что-то иногда читаем, ходим на какие-то мероприятия, — но отсутствуют форматы, в которых человек мог бы систематически заниматься саморазвитием.

Раньше можно было освоить профессию и всю жизнь совершенствоваться в ее рамках, добавляя себе недостающие компетенции редкими курсами повышения квалификации. Это больше не работает, особенно когда вам нужно создать новый технологический продукт. В зависимости от особенностей этого продукта нужно получить передовые знания и компетенции, характерные для совершенно разных профессий — и все это вы должны собрать сами! В вузах такой сборке не учат. При этом число образовательных форматов все время растет, вы уже не способны сами разобраться в их многообразии и оценить, что вам нужно. Поэтому и возник вопрос: как создать университет, который сможет это делать, собирая лучшие методы обучения компетенциям со всего мира. Нужен университет, который позволяет человеку построить свою персональную траекторию развития, который сопровождает его на протяжении всей жизни. В мире в последние годы разные коллективы пытаются решить эту задачу — но пока все работают в формате готовой образовательной программы, куда помещают учащегося.

— У вас нет готовой программы?

— Мы впервые сказали, что у нас нет выпускников. Мы со временем узнаем все больше и больше о человеке, который к нам пришел, а значит, можем давать ему все более точные рекомендации. И классического здания с аудиториями у нас нет и не будет. «Университет 2035» — цифровой, наша задача — не построить университет сам по себе, а создать новые практики, методики, которые распространятся на всю систему образования и повысят ее качество.

— Что такое «Остров», как он возник?

— Вы же понимаете, что если просто дать человеку цифровой сервис, помогающий развиваться, то у него, скорей всего, не хватит мотивации, не возникнет сильной включенности. Сначала мы пытались проводить регулярные встречи — интенсивы, рассчитанные на десятки человек, чтобы поддержать их мотивацию к освоению нужного им цифрового контента. Но поняли, что энергетики таких встреч не хватает: они не дают нужного заряда на постоянное самообучение и саморазвитие. Стало понятно, что нужно что-то совсем иное. И этим иным, снимающим все барьеры форматом стал «Остров».

— Но ведь там тоже были привычные лекции, воркшопы, проверка заданий?

— Да, к тому же все происходило в университетских аудиториях ДВФУ, было какое-то расписание — но этим привычные вещи и ограничивались. Можно начать с того, как осуществлялся набор. Мы разработали цифровую систему отбора, которая позволяла получить очень много информации о человеке, в том числе о его личных качествах, привычных способах поведения, о том, что его мотивирует, об особенностях мышления. Мы не выделяли лучших по каким-то общим для всех критериям — нам нужны были разные люди, которые подходили бы для разных ролей, дополняли бы друг друга, добавляли команде какие-то недостающие компетенции: технари, гуманитарии, лидеры. Ведь задача Острова — не обучить отдельных людей, а сформировать сообщество, которое будет само себя мотивировать на развитие и порождать коллективы, способные решать сложные задачи.

Отбор осуществлял искусственный интеллект; он же рекомендовал человеку мероприятия на основе всей накопленной о нем информации. Выбор, конечно, делали сами участники — а он был непрост, ведь одновременно проходили десятки мероприятий. Постоянный выбор приводил к тому, что человек все время переосмыслял, чему именно он хочет научиться, кем видит себя в будущем — предпринимателем или разработчиком технологий, создателем конкретного продукта или создателем целых экосистем. И люди переопределяли свои цели, начинали по-другому себя оценивать, потому что увидеть, что ты можешь и чем ценен, можно только в сообществе, среди людей, которым ты нужен.

— А что это были за люди?

— Получилось очень сбалансированное сообщество. Конечно, были студенты, но было и сто выдающихся школьников (они, кстати, разбираются в цифровых технологиях на порядок лучше взрослых участников), были участники команд, создающие технологии будущего, создатели стартапов и руководители компаний, чиновники, занимающиеся цифровизацией. Средний возраст участников — за 30. В итоге они поняли, что гораздо лучше для проектов строить коллаборации, куда входят люди разного возраста, с разным опытом и из разных социальных групп.

— Как оценить итоги «Острова»?

— Пока однозначно оценить ничего нельзя — ведь мы продолжаем следить за траекторией развития участников, работаем с ними дальше. Для нас принципиально важно, что произойдет в их жизни: кто создаст новый проект, кто поменяет работу, кто с кем выстроит сотрудничество. Мне кажется, они сейчас очень активны и жадны до знаний, но все же пока рано об этом судить — еще и полугода не прошло.

И мы сами очень многому научились. Поняли, что такое цифровой след, как его преобразовать в цифровой профиль компетенций, как использовать все эти данные в работе. Поняли, что спорт по утрам — это очень правильно, и когда человек пробует себя в чем-то новом из области спорта, это мотивирует его преодолевать барьеры в профессиональной сфере. Многие из этих открытий уже отразились на новых проектах Университета 2035.

— Что это за проекты?

— Обучаем региональных чиновников принципам управления на основе данных: например, необходимо развивать транспортную систему на основе данных сотовых операторов о передвижениях людей в городе. Мы кстати, теперь используем для обратной связи и нейроинтерфейсы — гарнитуры ЭЭГ, которые регистрируют активность мозга, когнитивную нагрузку и таким образом показывают, насколько человеку легко даются те или иные знания.

Очень интересный формат мы запустили с университетом в Великом Новгороде, а в следующем году планируем охватить десятки и сотни вузов. Мы строим персональные траектории студентов, которые включаются в создание технологических продуктов — наша диагностика помогает им освоить недостающие компетенции, выбрать роли и объединиться в команды. Ребята начинают видеть свои перспективы, понимают, зачем им нужны знания, как их завтра применить на практике, и кардинально меняют свое отношение к учебе!

Фотография: Артем Ганжа

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Театр Театр

Обзор новых постановок. Рекомендации и оценки

Русский репортер, июль'19
Вишенка на торте Вишенка на торте

Татьяна Власова – экономист по образованию и в прошлом спортсменка с амбициями

Playboy, август'19
Мне хорошо дома с детьми и с Пашей Мне хорошо дома с детьми и с Пашей

Ольга Ломоносова красивая, сдержанная, пожалуй, даже немного застенчивая

Добрые советы, февраль'19
Первая песня про оральный секс, покорившая хит-парады Первая песня про оральный секс, покорившая хит-парады

Непристойности и поп-музыка пересекались еще за полвека до появления Ники Минаж

Maxim, январь'19
Hyundai Tucson Hyundai Tucson

Hyundai Tucson. Рестайлинг на экваторе модельной жизни

Quattroruote, февраль'19
Объемы мирового турпотока достигли рекордного уровня Объемы мирового турпотока достигли рекордного уровня

Объемы мирового турпотока достигли рекордного уровня

National Geographic, январь'19
«Актерство всегда между правдой и ложью» «Актерство всегда между правдой и ложью»

Николасу Кейджу на прошлой неделе исполнилось 55 лет

Огонёк, январь'19
Узелки на память Узелки на память

«Шерстяной народ» — это бабушки, которые вяжут красивейшие варежки

Seasons of life, январь'19
Рыжий клоун Рыжий клоун

Ксения Драгунская вспоминает об отце

Story, январь'19
Почему все любят флисовые куртки? Почему все любят флисовые куртки?

Почему все любят флисовые куртки?

GQ, январь'19
Модный гороскоп: что носить будущей весной Модный гороскоп: что носить будущей весной

Вычисляем самые подходящие для вас тренды по звездам

Vogue, январь'19
Удивительные заключения Удивительные заключения

Как и где появились тюрьмы

Maxim, февраль'19
Второе дело Хоттабыча Второе дело Хоттабыча

Второе дело Хоттабыча. Карельского мемориальца Юрия Дмитриева снова посадили

Русский репортер, январь'19
Ты просто космос Ты просто космос

Дизайнер Марк Ньюсон: что общего между аэрокосмической индустрией и брендами

AD, февраль'19
Папа и мама в разводе Папа и мама в разводе

Двое перестают быть мужем и женой, но навсегда остаются родителями общих детей

Psychologies, февраль'19
«Я хотел создать молоко из травы, убрав из этого процесса корову» «Я хотел создать молоко из травы, убрав из этого процесса корову»

Разговор с ведущим специалистом в области синтеза наноматериалов

Огонёк, январь'19
Спасут ли москвичи дом Булошникова Спасут ли москвичи дом Булошникова

Спасут ли москвичи дом Булошникова. Против сноса поднялась общественная кампания

Русский репортер, январь'19
Раз и навсегда Раз и навсегда

Тренировки для триатлона. Начинай готовиться к летнему сезону

Men’s Health, февраль'19
Ошибки природы Ошибки природы

Сегодня эволюционизм — главная биологическая теория

Вокруг света, февраль'19
Анастасия Волочкова: «Все беды – из-за бабской зависти» Анастасия Волочкова: «Все беды – из-за бабской зависти»

Балерина о том, как она помирилась с бывшим супругом

StarHit, январь'19
Осторожно: ПМС! Осторожно: ПМС!

Предменструальный синдром – это не женский каприз, а реальный диагноз

Лиза, январь'19
Иду на контакт Иду на контакт

Что делать, если мужчина не решается сблизиться с тобой

Лиза, январь'19
Закон педальный Закон педальный

Очередные поправки в правилах дорожного движения

АвтоМир, январь'19
Вижу цель Вижу цель

Иляна Эрднеева поймала Андрея Бурковского на очередном витке его карьеры

Glamour, февраль'19
Махершала Али Махершала Али

Один из самых талантливых и невероятно стильных актеров нашего времени

Elle, февраль'19
Волонтеры собирают тонны мячей для гольфа со дна Тихого океана: видео Волонтеры собирают тонны мячей для гольфа со дна Тихого океана: видео

Американские дайверы на протяжении двух лет собирают в воде мячики

National Geographic, январь'19
Спасти нельзя реновировать: Что нам делать с памятниками архитектуры Спасти нельзя реновировать: Что нам делать с памятниками архитектуры

О том, как не превратить город в мумию

Собака.ru, январь'19
А теперь слово защите А теперь слово защите

Тест-драйв не самых распространенных средств женской гигиены

Cosmopolitan, февраль'19
Виктория Толстоганова и Светлана Тегин. На одном языке Виктория Толстоганова и Светлана Тегин. На одном языке

Разговор между актрисой Викторией Толстогановой и дизайнером Светланой Тегин

Караван историй, февраль'19
Что такое плохо Что такое плохо

Дима Билан попытался убедить Glamour, что он плохой мальчишка

Glamour, февраль'19