Не последние солдаты

Генерал-майор и правозащитник рассказывают о чеченском конфликте

Русский репортерИстория

Не последние солдаты

Свидетельство генерал-майора Геннадия Фоменко

Бойцы Софринской бригады в Грозном, декабрь 1999 года

Бои за Старые промыслы и Заводской район Грозного в декабре 1999 — феврале 2000 года — центральные эпизоды битвы за Грозный. В них запечатлена солдатская драма софринцев, заплативших самую высокую цену за общую победу: за период с 26 декабря по 31 января потери группировки, воевавшей в Старых промыслах, составили 73 убитых и 284 раненых. Это более 35% от общего числа потерь всех частей Внутренних войск МВД, принимавших участие в операции. «РР» поговорил с бывшим комбригом 21-й ОБрОН ВВ (отдельной бригады оперативного назначения Внутренних войск) МВД генерал-майором Геннадием Фоменко.

21 декабря 1999 года в Ханкале состоялось совещание только что созданной группировки Особого района: собрались все командиры частей, которым было предписано принимать участие в грядущей операции по взятию Грозного. Никто не знал, зачем нас вызвали. В разрушенном ангаре оборудовали песочный макет местности предстоящих действий. Я никого из присутствовавших офицеров, кроме генерал-лейтенанта Булгакова, раньше в глаза не видел. Совещанием руководил генерал-полковник Трошев, который и зачитал директиву генерал-полковника Казанцева о создании группировки. Там же Трошев объявил, что ответственным за операцию назначен генерал-лейтенант Булгаков, который сообщил мне: «Твоя бригада идет на главном направлении. Знаю: справишься».

Я знал, какие задачи стояли перед нами, знал лично многих командиров воинских частей, имел представление о силах в распоряжении группировки. Этих сил было явно недостаточно для активных действий на трех направлениях. Значит, необходимых резервов для Грозного не будет. Также тревожило, что слово «штурм» не употреблялось применительно к действиям в городе, а говорилось лишь о «специальной операции». Командование вроде бы понимало, что в Грозном будут находиться крупные бандформирования, но само решение об их уничтожении было упрощенным. Действия войск планировались по только им понятному облегченному варианту.

Командиры батальонов были уверены, что штурмовать начнем в первой половине января, что ошибок Первой кампании никто повторять не станет, штурмуя Грозный под Новый год. О времени «Ч» не сообщалось, сроки начала операции до последнего момента не назывались.

О противнике мы тоже ничего не знали. Можно что угодно говорить, но в боевом распоряжении всегда есть раздел «сведения о противнике», а когда я получал боевое распоряжение — там сведений не было. Я опросил командиров частей Минобороны на этот предмет, поскольку не знал, какой противник передо мной, какие силы, где его опорные пункты… Хотя бы что-нибудь! С чего начинать? Куда наносить огневые удары? Я ничего этого не представлял.

Первоначально мне ставилась задача рассечь Старые промыслы по улице 9-я линия. Выполнив это, я должен был частью сил блокировать восточную сторону и основными силами бригады на всю ширину района провести специальную операцию в западном направлении до поселка Загряжский, а в случае успеха на западе другой частью бригады идти на восток, к улице Алтайской. Генерал-лейтенант Булгаков давал нам четверо суток на выполнение задачи. Численный состав 21-й бригады вместе с приданными силами (теми, кто принимал участие в операции) был 2000 человек. Также мне придали порядка 600 человек собровцев и омоновцев. И еще около 250 чеченских ополченцев.

25 декабря с утра я с командирами батальонов занимался рекогносцировкой на своем командном пункте, который располагался на высоте 298.0. Около полудня меня вызвал генерал Малофеев. Помню, что еще продолжался бой за Карпинский курган. На наших глазах на высоту для атаки заходили пары «двадцатьчетверок» (ударный вертолет Ми-24. — «РР»). Малофеев мне говорит: «Пришло распоряжение из штаба группировки, командующий определил время “Ч” — завтра в шесть утра». Я просто опешил… Боевое слаживание не проведено, ничего не сделано, люди не одеты, не экипированы, базовый район — в 14 километрах! Малофеев повторил, что «Булгаков даже слушать об отсрочках не станет, это ультимативно».

Почему такая внезапная спешка? На мой взгляд военно-политическое руководство страны рассматривало освобождение Грозного от незаконных вооруженных формирований, как ключ ко всей чеченской кампании. Страна находилась под воздействием внешних политических сил, в первую очередь давления на российское руководство со стороны стран Большой восьмерки, Совета Европы и ОБСЕ, которые склонялись к применению санкций к России в случае неисполнения их рекомендаций — то есть требований начать мирные переговоры с руководством Чечни и перевести силовые действия в политический процесс. Поэтому Москве хотелось поскорее услышать доклад об освобождении чеченской столицы, а Масхадов надеялся на то, что работа предстоящей Парламентской ассамблеи Совета Европы заставит Москву прекратить проведение контртеррористической операции и перейти к переговорам, как это было в 1995–1996 годах.

26 декабря мы, по сути, проводили разведку боем. Бронетехнику в район не заводили, отказавшись использовать ее как броню для прикрытия пехоты, а применяя только как огневое средство и укрывая боевые машины во дворах за домами. По итогам первого же дня в бригаде было двое убитых и 13 раненых; стало понятно, что перед нами укрепрайон боевиков. Мне также стало ясно, что разведданных от наших «старших братьев» ждать не приходится и вскрывать узлы обороны боевиков придется «вручную».

Эта разведка боем не на всех повлияла мобилизующе. Началось брожение среди приданных мне собровцев. А после совещания старших командиров всех Северо-западных отрядов СОБР 27 декабря в их группах пошли разговоры про то, что «нас подставляют».

Один из старших офицеров мне объяснил:

— Мы — милиция. Мы не подряжались на ведение боевых действий. Мы сделали запросы в свои УВД, чтобы нам дали письменное распоряжение оттуда на участие в боевых действиях.

И вот у меня ситуация: с одной стороны, они в моем оперативном распоряжении, с другой стороны — это милиция, не армия. Это семейные, взрослые люди на контракте. Кричать на них бесполезно. И первыми в город заходили мои солдатики. Побатальонно, по правилам общевойскового боя.

27 декабря продолжили с восьми утра. Наступали широким фронтом в четыре километра. В ходе ожесточенного боя захватили бомбоубежище боевиков, но передовая группа 1-го батальона попала в засаду на пересечении улиц Заветы Ильича и Черноземной и потеряла одну БМП, в которой погиб мехвод (механик-водитель. — «РР») и несколько человек было ранено. По итогам двух первых дней мы зачистили фронт протяженностью два километра, а на левом фланге смогли пересечь Старопромысловское шоссе.

Командир 21-й ОБрОН ВВ Геннадий Фоменко (в центре)

В 12 часов дня 28 декабря Булгаков своим приказом вывел из моего оперативного подчинения два приданных мне батальона, оставляя меня только с моим личным составом. Также в приказном порядке Булгаков распорядился развернуть всю мою бригаду на восток на девяносто градусов. Этот тактический разворот тремя батальонами занял около восьми часов, поскольку по ходу всей пьесы зачищали каждый дом. Мне докладывали о результатах досмотров домовладений и о занятых рубежах, и я понимал, что моджахеды маневрируют и отходят. Между тем спецоперация превращалась в гонку: все торопились уложиться в предъявленные сроки, а о «качестве работы» не думали. По сообщениям отдельных командиров подразделений, участвовавших в операции, у Ханкалы складывалось впечатление, что по Старым промыслам уже можно пробежать, что огневое сопротивление боевиков слабеет и они практически бегут, — одна только Софринская бригада топчется на месте… Неудивительно, что Булгаков ежечасно отдавал распоряжения форсировать наступление.

Развернув бригаду на восток, мне навязали тактику Первой войны — наступления вдоль основных улиц (Старопромысловского шоссе). Именно эта тактика не оправдала себя в 1994–1995 годах, когда наши войска, наступая вдоль магистралей, лоб в лоб сталкивались с хорошо укрепившимся противником. Я же наступал «гребенкой», двигаясь поперек трассы. Я бил чеченцев во фланги, зная, что они не могут подготовить свои опорные пункты к круговой обороне. Булгаков, выслушав мои возражения, в категоричной форме сообщил, что в случае срыва задачи я буду освобожден от занимаемой должности…

Улица 9-я линия — это голая полоса шириной 300 метров, пересекающая улицу Заветы Ильича. С восточной стороны она засажена тополями, в тени которых прилепились частные одноэтажные домики. С западной — застроена кирпичными пятиэтажками, примыкающими одна к другой и образующими подобие монолитной крепостной стены. В 8:00 без стрельбы прямой наводкой по пятиэтажным домам, так как боевые порядки запретили ставить танки и самоходную артиллерию, пройдя переулками, мои батальоны и вышли к хрущевкам из красного кирпича. В лоб вышли. Цепью…

Главная причина катастрофы, разразившейся там, — радиомолчание чеченцев ночью. Ни единого разговорчика. Ни словечка. Мы бы сориентировались, но они нас провели.

Как только мои достигли середины рубежа улицы, сразу заработал эфир. Мой начальник связи мне говорит: срочно сюда! И наш переводчик-чеченец докладывает:

— Они встревожены. Идет перекличка их амиров. Вот сейчас слушаю — их главный амир спрашивает, где техника. Все время спрашивает: техника где? А вот сейчас сказали, мол, дальше запускать нельзя, потому что опасно, не удержат…

Я схватил свою станцию — и всем командирам батальонов: — Говорит Беркут-122. Проснулась радиосеть противника. Впереди боевики! Рывком срочно преодолевайте полосу.

И началось…

Их разделяло открытое пространство. Батальоны не смогли рывком занять пятиэтажки: до броска штурмовых групп нужно было выбивать снарядами все окна, делать проломы в стенах. Увидев сплошную массу пехоты, боевики испугались, что мои солдатики зацепятся за дома первой линии, — и тогда все, инициатива была бы за нами! Вся длинная, почти трехкилометровая улица, тянувшаяся от стадиона Ташкала до улицы Парашютистов через улицу Заветы Ильича, была одним сплошным узлом обороны. Здесь был их подготовленный рубеж. И они за него сражались с заранее оборудованных огневых позиций. Стреляло буквально каждое окно в каждом доме. Поскольку все мои группы согласно приказу были развернуты вдоль Старопромысловского шоссе, они и вышли не во фланг боевикам, а вынуждены были атаковать в лоб, буквально шагая на их пулеметы и автоматы, — причем все это происходило на голом, ничем не защищенном пространстве.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Константин и хаос междуцарствия Константин и хаос междуцарствия

Отречение великого князя от престола оказалось удобным поводом для мятежа

Дилетант
Вопрос о революции должен оставаться открытым Вопрос о революции должен оставаться открытым

Возможна ли революция в современном мире?

Эксперт
Отряд Дамбл… Давора Отряд Дамбл… Давора

Как родители и дети решили отстоять директора школы

Русский репортер
«А может, ты сразу пойдешь?» Как при увольнении получить шесть окладов и не поссориться с руководством «А может, ты сразу пойдешь?» Как при увольнении получить шесть окладов и не поссориться с руководством

Как начать поиски новой работы и не испортить отношения с начальством?

Forbes
Масхадов, Путин и начало штурма Масхадов, Путин и начало штурма

Генерал-полковник — о штабных противоречиях и о начале штурма Грозного

Русский репортер
Чего хотят женщины Чего хотят женщины

Сирша Ронан объяснила, почему так важно дружить с женщинами

Grazia
От чего умер Ленин? От чего умер Ленин?

На момент смерти Ленину было всего 53 года. На здоровье он никогда не жаловался

Дилетант
Что сейчас происходит с карьерой Александра Кокорина Что сейчас происходит с карьерой Александра Кокорина

Почему Кокорин отказывается ехать в «Сочи» и получает меньше 20 тысяч рублей

GQ
Грозный-2000: не город-герой Грозный-2000: не город-герой

20-летие штурма: реконструкция и новые свидетельства

Русский репортер
Добро с кулаками Добро с кулаками

Яркий, сексуальный альфа-самец, готовый встать на защиту любимой

Вокруг света
Кино, кино и домино Кино, кино и домино

Два брата дают вторую жизнь заброшенным советским кинотеатрам в Москве

Forbes
9 безумных гаджетов, которые реально существуют 9 безумных гаджетов, которые реально существуют

Инженеры не перестают удивлять оригинальными решениями, делающими жизнь проще

Популярная механика
Ты мой кумир! Ты мой кумир!

Вспоминаем, от кого мы сходили с ума в 1990-х годах

Лиза
Марго Робби: «Тишина меня оглушает, моя стихия – шум» Марго Робби: «Тишина меня оглушает, моя стихия – шум»

Она признанный талант, актриса с широким диапазоном

Psychologies
Александр: империя за 12 лет Александр: империя за 12 лет

Блестящие военные победы царя Македонии

Дилетант
Прощание с легендой: почему уход Баффета отразится на инвесторах во всем мире Прощание с легендой: почему уход Баффета отразится на инвесторах во всем мире

Уход Баффета чреват последствиями не только для акционеров Berkshire Hathaway

Forbes
Бедные Виндзоры: 8 членов королевской семьи, которые не владеют миллионами Бедные Виндзоры: 8 членов королевской семьи, которые не владеют миллионами

Августейшие особы, которые гораздо беднее, чем ты думаешь

Cosmopolitan
Каршеринг начали угонять: кто, как и зачем это делает Каршеринг начали угонять: кто, как и зачем это делает

Незавершенная поездка на каршеринге может обернуться угоном

РБК
Renault Arkana. Сидя на диване, её не понять Renault Arkana. Сидя на диване, её не понять

Купе-кроссовер Renault Arkana создавался специально для России

4x4 Club
Крестовый психоз бедноты Крестовый психоз бедноты

Крестовый поход бедноты запомнился грабежами и массовыми убийствами

Дилетант
Глава «РТ-Инвеста» — РБК: «Мусорный бизнес абсолютно небогатый» Глава «РТ-Инвеста» — РБК: «Мусорный бизнес абсолютно небогатый»

Андрей Шипелов рассказал о необходимости закрыть мусорные полигоны

РБК
Дженнифер Иган: Манхэттен-Бич Дженнифер Иган: Манхэттен-Бич

Книга Дженнифер Иган «Манхэттен-Бич» вошла в список лучших романов

СНОБ
Стрижки для кудрявых и вьющихся волос, которые носят знаменитости Стрижки для кудрявых и вьющихся волос, которые носят знаменитости

Если у вас кудри, не спешите их выпрямлять

Cosmopolitan
5 неожиданных вещей, которые спровоцировали массовые бунты 5 неожиданных вещей, которые спровоцировали массовые бунты

Первопричины бунтов могут быть крайне нелепыми

Maxim
10 российских исполнителей, которые попали в зарубежные чарты 10 российских исполнителей, которые попали в зарубежные чарты

Наши люди наконец стали регулярно красоваться в зарубежных хит-парадах

Maxim
Как правильно бриться опасной бритвой: пошаговая инструкция, чтобы не истечь кровью Как правильно бриться опасной бритвой: пошаговая инструкция, чтобы не истечь кровью

Роскошный, но довольно рискованный опыт бритья опасной бритвой

Playboy
Возвращение в Острог. Пытки. Отрывок из книги Возвращение в Острог. Пытки. Отрывок из книги

«Сноб» публикует «Песнь девятнадцатую» — главу, посвященную пыткам

СНОБ
7 пар обуви, опасных для здоровья 7 пар обуви, опасных для здоровья

А как вредишь своим ногам ты?

Лиза
Кто в Инстаграме учит морали Кто в Инстаграме учит морали

Искренность, доброта и панические атаки нового поколения

Русский репортер
У сына конфликт с одноклассником: как помочь? У сына конфликт с одноклассником: как помочь?

В ситуации разногласий или вражды помогайте ребенку проговаривать свои эмоции

Psychologies
Открыть в приложении