Создатель «Холопа» и «Текста» о том, что история важнее политики и даже юмора

Русский репортерРепортаж

Клим Шипенко: Я режиссер, а не активист

Создатель «Холопа» и «Текста» о том, что история важнее политики и даже юмора

Текст: Анна Рыжкова

Режиссер Клим Шипенко выпустил в прокат сразу две суперуспешные картины с разницей в два месяца. Его комедия «Холоп» собрала в прокате уже более трех миллиардов (выше в рейтинге только «Аватар»), а драматический фильм «Текст» взял премию «Золотой орел» в номинации «Лучший фильм года». «РР» поговорил с Климом Шипенко о том, как ему удалось сделать за короткий срок рекордно кассовое и очень глубокое кино.

Формула «Холопа»

Когда вы начинали снимать «Холоп» и представляли, что кино выйдет на экран вместе с другими предновогодними семейными фильмами, вы думали о том, как победить?

Какой сейчас должна быть хорошая русская комедия? Наверное, она должна быть непошлой. Но вы скажете, что и пошлое кино может быть очень смешным. Тогда предположим, что комедия должна быть смешной! Ну, есть юмор Вуди Аллена, Петросян, а есть КВН — попасть с юмором тоже не так легко… Дьявол в нюансах, они в итоге все и решают. Все зависит от того, как ты чувствуешь жанр. Кто-то с треском провалится, кто-то соберет огромную сумму в прокате. Но ни те ни другие не будут иметь формулы.

В интервью вы говорите, что «Холоп» собрал почти три миллиарда, потому что в нем правильно подобраны «ингредиенты» комедии. Что вы имеете в виду?

Я думал так: если мы представим, что ни одна шутка не сработает в этой комедии, если людям — вдруг! — будет ни разу не смешно, кино должно оставаться хорошей, работающей историей. Вот такая у меня была задача. И я заранее думал о том, что это кино для кинотеатров и больших экранов. «Холоп» снят как приключенческий фильм, и есть визуальный аттракцион, который рассчитан не для экрана ноутбука. То есть зритель понимает, зачем он пришел в кино и купил билет. Есть любовь, есть лето — и это блюдо вовремя подано к столу зимой, на каникулах. Рассчитать время подачи — это ведь ремесло целой группы людей. Прокатчики сидят и ломают голову, чтобы высчитать время релиза.

В «Холопе» чувствуется пародия на не очень качественное патриотическое кино — герой помещается в прошлое, но эта альтернативная реальность вообще не претендует на достоверность. Это было частью вашей задумки?

Я не закладывал этого осознанно, а дальше — кто как поймет. Патриотическое кино я и сам ведь снял — «Салют-7». Я и сам художественно приукрасил историю советских космонавтов. И это нормально, если речь идет о большом зрительском художественном кино. Можно преувеличивать, если ты не заявляешь свою работу как документальную. Поэтому мы изменили фамилии в «Салют-7». Все люди, делающие кино по историческим событиям, сталкиваются с дилеммой: остаться верным правде или делать увлекательный фильм. Каждый решает этот вопрос по-своему.

Сила «Текста»

Когда вы решили снимать кино по книге «Текст» Дмитрия Глуховского, что вы увидели в этой истории важного для себя?

Книга тяжелая, и я был потрясен историей. Потому что она проникла в меня как человека, а не как режиссера. Было сложно придумать форму — перевести книгу в формат двухчасового кино. Сложность, трогательность, злободневность — все это зацепило.

В истории идет речь о герое, которому подбрасывают наркотики. Когда вы прочитали этот текст, вы были уже знакомы с подобными делами в России?

Я знаю, что огромное количество людей сидит по этой статье и обвинение по ней практически невозможно опротестовать. Мы брались за этот проект еще до истории Ивана Голунова, и настолько громких дел тогда еще не было, но мне рассказывали знакомые. То есть лично я с этим не сталкивался, но слышал от людей, которые оказывались в беде.

Вы когда-нибудь переживали что-то подобное по степени несправедливости, что и герой, которому подбросили наркотики?

Конечно, нет! Да, в центре «Текста» — очень сильная драма, которая и становится основой для истории. Но несмотря на злободневность, я выбрал историю потому, что увидел в тексте книги кино. Это главная причина. Все же я режиссер — не журналист и не политический активист.

Вы не считаете, что кино в итоге получилось политическим?

А что значит политическое кино? Для меня это сериал «Карточный домик», фильм «Вся президентская рать».

В кино показаны грехи системы, которые разрушили жизнь одного человека.

Я ведь не показываю десять ситуаций, а показываю одну. Когда я снимаю полицейского или сотрудника наркоконтроля, который неправильно себя ведет, значит ли, что я делаю политическое заявление? Нет. Я рассказываю художественную историю, которая подчиняется драматургии. Так что фильм, я бы сказал, социальный — он вскрывает несправедливость в отношении человека без связей. Политику я не особо здесь вижу. А какой политический комментарий делает кино? «У нас есть несправедливость»? Ну, она везде есть…

Кажется, что история все-таки иллюстрирует большое количество подобных дел в стране. И, зная контекст, зритель уже не воспринимает случай героя как частный.

Я думаю, зритель видит, что у маленького человека нет прав. Ну да, после фильма такое ощущение создается.

Во время награждения в вашей команде прозвучало пожелание о том, чтобы детям «ничего не подбрасывали». Вы думали о своем сыне-подростке, когда снимали родительскую линию — студента и его мамы-филолога, которая ставит стул у двери и не пускает сына на вечеринку в Москву?

Безусловно. Но моему герою 21, а сыну 12. Поэтому я больше думал о том, что я сам вырос с матерью-одиночкой. И мне эта модель отношений очень понятна. Среда, в которой я рос, тоже чем-то похожа на ту среду, в которой показан герой. Я рос в Кузьминках, в спальном районе, потом на Багратионовской — никогда не в пределах Садового кольца. А Лобня в фильме представляет собой всю Россию за пределом МКАДа, это может быть совершенно любой город.

Минкульт отказал «Тексту» в поддержке. Вы понимаете причину?

Это большой вопрос для меня. Хотелось бы, чтобы министерство было в диалоге с авторами. Отказывают, и ты остаешься в неведении. Это потому, что я плохой сценарий написал? Или потому, что я плохой режиссер? Или продюсеры плохие? Или я не того актера презентовал? Или плохое настроение было у людей, которые принимали решение? Вы скажите мне прямо — может, я исправлю ситуацию! Лучше бы говорили: «Ваш фильм денег не заработает, так сказал Иван Иванович — он знает наверняка». В общем, у режиссеров в индустрии нет представления о правилах игры. Мне отказывали много раз, и я никогда не знал, почему.

Если кино не получает поддержку Минкульта, насколько это большая проблема — найти другие источники финансирования?

Большая проблема. Деньги, как правило, возвратные, и ты должен долго объяснять, каким образом ты вернешь бюджеты, учитывая, что кино — лотерея. Отказ Минкульта почти всегда означает, что проекта не будет. То, что «Текст» сделали, — это ситуация из ряда вон выходящая, потому что две компании решили рискнуть и скинуться. И это был бюджет, не сопоставимый с бюджетом большинства массовых патриотических фильмов.

Вы на награждении сказали, что «Текст» собрал в два раза больше, чем ожидали. А как вы делали прогноз?

В два раза больше, чем estimate — это сумма, которую прогнозирует прокатчик, а не сама команда проекта. Думали, что «Текст» соберет 200 миллионов, а собрал почти 400.

Как вы думаете, почему?

Потому что зритель увидел в этом фильме себя, друзей. Фильм снят таким образом, что зритель становится соучастником и сопереживает главному герою гораздо сильнее — я специально снимал его от первого лица, он чем-то похож на квест. Видимо, этот опыт зрителю понравился, потому что кто-то по четыре раза ходил. И потом, сейчас общественное мнение становится важным фактором кинопроката. Раньше было иначе: человек посмотрел фильм, рассказал о нем близким друзьям — и все. Сейчас у многих в социальных сетях по тысяче подписчиков в среднем. Вроде это не так и много, но если такие люди вдруг не смогли промолчать о фильме, то на основе их впечатлений в кино решит пойти еще тысяча человек, а не только родственники и два-три друга! Человек рассуждает так: «Я знаю Машу, это явно не заказная реклама, деньги она за отзыв не получала». Так случилось с «Текстом». Хороший, позитивный «сарафан» работает теперь сильнее рекламы, в которую вкладываются бюджеты. То же самое произошло с «Холопом».

«Текст» несколько недель был в прокате только формально — то есть на сайтах кинотеатров можно было найти сеансы, но билеты не продавались. Это для чего?

Для того чтобы успеть в отбор на «Оскар». Мне очень хочется снимать кино, которое смотрит большое количество зрителей. Я часто говорю, что стремлюсь в Голливуд. Я считаю себя жанровым режиссером, а зрительское жанровое кино лучше всего делают там. Если бы я был режиссером, как Сергей Дворцевой или Бакур, то есть работал бы в радикально авторском сегменте, то у меня были бы другие цели. Хочется поработать с теми бюджетами и техническими возможностями, которые есть в Голливуде. У нас, к сожалению, таких возможностей нет.

У вас есть план покорения Голливуда?

Если бы была известна схема действий! Давайте я отвечу на этот вопрос, когда сниму там кино. Могу сказать, что у меня есть агент в Лос-Анджелесе, который занимается поиском проектов для меня. Но пока-то я ничего не снял. Сниму — расскажу.

Влияние режиссера

На церемонии награждения «Золотого орла» вы попросили Минкульт не штрафовать режиссера Сергея Дворцевого за долг по фильму «Айка». А что, всех авторов надо прощать?

Моя речь относилась исключительно к вопросу Сергея Дворцевого. Всех режиссеров под одну гребенку — это тоже неправильно, потому что у каждого свое кино. Я не говорю, что теперь не нужно никого штрафовать и что в порядке вещей просить у Минкульта деньги на бессрочных условиях. Может быть, кто-то работает с продюсерами, которые недобросовестно себя ведут с деньгами, выделенными на фильм. Просто Дворцевой — это особый случай. Он может ждать снег и потратить на ожидание много времени, но это не прихоть, а его творческий метод. Он признан мировым сообществом, побывал в Каннах, его кино вошло в шорт-лист «Оскара». Не всех ведь туда берут! Поэтому я и подумал, что Минкульт должен рассмотреть эту ситуацию отдельно и понять, что штрафовать Дворцевого на неподъемную для него сумму, 7 миллионов, — неправильно.

В своей речи вы в том числе обращались лично к новому министру культуры Ольге Любимовой. Вы получили реакцию на свои слова?

Лично она мне ничего не сказала. Но я слышал от людей, близких к Минкульту, что решение могут пересмотреть. Я не считаю, что моя речь имеет большую силу. Это всего лишь была просьба одного режиссера за другого. Кстати, я бы хотел, чтобы вы написали: я не поблагодарил автора книги «Текст» Дмитрия Глуховского со сцены не по каким-то личным причинам, а просто потому, что перенервничал. Я думал все это время, в каких словах попросить за Дворцевого, и остальное выпало из головы — теперь дико переживаю! Также не поблагодарил ни маму, ни жену, ни детей.

После сразу двух успешных фильмов в прокате СМИ о вас стали говорить как об одном из самых влиятельных режиссеров в России прямо сейчас. Вы верите, что это повлияет на поддержку других ваших проектов?

Я к этому стремился — прекрасно, если так! Надеюсь, что мне реже будет отказывать Минкульт и Фонд кино, что мне будет проще искать бюджеты на фильмы. Сейчас мы с продюсером ищем деньги на мой новый проект «Есенин». Два года назад мы уже просили финансирования у Фонда кино, но нам отказали… Хотя я все-таки не понимаю, что такое «влиятельный». Понятно, как может быть влиятельным политик или бизнесмен. Но режиссер в России? Я не знаю, на кого я влияю.

Фотогафии: Александра Аксентьева

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Ход Козыревым Ход Козыревым

Почему Михаил Козырев не может гордиться своим культовым саундтреком к «Брату 2»

Esquire
Когда возраст берет нас в заложники Когда возраст берет нас в заложники

Старение часто становится испытанием

Psychologies
Закатать в биобанку Закатать в биобанку

Кто и зачем в России собирает биологические материалы людей и животных

Русский репортер
Американский перевал Дятлова: пятеро парней, потерянных в снегах Американский перевал Дятлова: пятеро парней, потерянных в снегах

В 1978 году пятеро парней пропали в городе Чико по пути с баскетбольного матча

Cosmopolitan
Грозный-2000: не город-герой Грозный-2000: не город-герой

20-летие штурма: реконструкция и новые свидетельства

Русский репортер
Брат ты мне или враг? Брат ты мне или враг?

Разбираем пять мифов о дружбе

Psychologies
Билли Айлиш: без взрослого дяди Билли Айлиш: без взрослого дяди

Что на самом деле объединяет подростков и буржуазный мир

Русский репортер
Зачем России мирить ливийцев Зачем России мирить ливийцев

Нефть, газ и борьба европейских элит похоронили режим Каддафи

Эксперт
Уроки новой «войны» Уроки новой «войны»

Как вести себя инвестору, когда будут случаться внешние шоки

Forbes
Чем женский японский язык отличается от мужского Чем женский японский язык отличается от мужского

Отрывок из книги Гастона Доррена о языках «Вавилон: Вокруг света за 20 языков»

СНОБ
Game over Game over

Как разработчик игр компания Nexters за год выросла в 15 раз

Forbes
Гнет свою линию: куда идет эволюция смартфонов Samsung Гнет свою линию: куда идет эволюция смартфонов Samsung

В феврале проходит традиционное для Samsung событие — Galaxy Unpack

РБК
Прекрасен их союз Прекрасен их союз

Самые крутые звездные пары, которые растопят ваши сердца

Grazia
Мой Сталинград Мой Сталинград

Когда началась война, я была студенткой мединститута

Наука и жизнь
Невидимая рука рынка: как анонимы в Telegram научились двигать котировки и почему это опасно Невидимая рука рынка: как анонимы в Telegram научились двигать котировки и почему это опасно

Телеграм-каналы научились «двигать рынки» и влиять на стоимость акций

Forbes
Наш скворечник Наш скворечник

История удивительной семьи и любви, которой хватает на всех

Домашний Очаг
Безнадежный тупик: почему страна богатеет, а доходы граждан падают Безнадежный тупик: почему страна богатеет, а доходы граждан падают

Госбюджет России в превосходной форме, а вот в экономике все неладно

Forbes
«Сценарии читает искусственный интеллект». Глава Miramax о том, как должен работать современный кинопродюсер «Сценарии читает искусственный интеллект». Глава Miramax о том, как должен работать современный кинопродюсер

О тонкостях работы голливудской студии и влиянии технологий на киноиндустрию

Forbes
Мой остров больше Мой остров больше

У сестры Ричарда Брэнсона тоже есть частный райский остров

Tatler
Яркая смерть: как бренды зарабатывают на цвете и почему это плохо для планеты Яркая смерть: как бренды зарабатывают на цвете и почему это плохо для планеты

Одежда ярких цветов – один из способов нанести вред окружающей среде

GQ
Протоиерей Николай Данилевич: Раскол не устраняется росчерком пера Протоиерей Николай Данилевич: Раскол не устраняется росчерком пера

УПЦ (МП) вместе с РПЦ отказалась признавать решение Вселенского патриарха

СНОБ
В поисках искусственного сердца В поисках искусственного сердца

В ближайшие годы в больницы поступят новые приборы для лечения болезней сердца

Эксперт
Водителей испугали репрессией: что на самом деле будет со штрафами Водителей испугали репрессией: что на самом деле будет со штрафами

Новые штрафы для автомобилистов в Госдуме назвали коммерческими

РБК

О своем видении политики на Украине и мнением о конституционной реформе

Esquire
Гарик Мартиросян о гонорарах в стендапе, цензуре и диагнозе человечеству Гарик Мартиросян о гонорарах в стендапе, цензуре и диагнозе человечеству

Почему Гарик Мартиросян до сих пор не прекращает шутить

GQ
MAXIM рецензирует румынский нуар «Свистуны» MAXIM рецензирует румынский нуар «Свистуны»

«Свистуны» — олицетворение классического нуара

Maxim
10 лучших автоматов и пулемётов мира 10 лучших автоматов и пулемётов мира

Война никогда не меняется в отличие от её инструментов

Популярная механика
Как правильно выбрать беговую дорожку для дома Как правильно выбрать беговую дорожку для дома

Пробежка – один из лучших способов сохранять спортивную фигуру

CHIP
Повестка Греты Тунберг: при чем здесь экономика Повестка Греты Тунберг: при чем здесь экономика

О том, как сделать дискуссию содержательной

Русский репортер
Питательная маска для волос: 5 лучших рецептов для всех типов Питательная маска для волос: 5 лучших рецептов для всех типов

Важна ли питательная маска в уходе для волос?

Cosmopolitan
Открыть в приложении