Февральская православная революция

620-тысячную страну-курорт заливает волна народных протестов

Русский репортерОбщество

Февральская православная революция

Текст: Константин Федоров, Даниил Африн

С начала года в Черногории происходит что-то невероятное. 620-тысячную страну-курорт заливает волна народных протестов. Если в начале января вышли сотни, в середине — тысячи людей, то в феврале мирные шествия по городам и весям собирают каждое воскресенье и четверг добрую сотню, а то и две сотни тысяч людей от мала до велика — под треть страны. Если бы протесты были прозападные, это уже было бы главное событие в мире, а поскольку они проправославные, то мало интересуют даже Россию.

Каждый вечер четверга главная проезжая улица городка Герцег-Нови становится пешеходной. Некоторые держат в руках свечи и иконы, впереди кто-то несет хоругви, а двое молодых людей тянут тележку с огромной комбиколонкой для дискотеки. Она мигает яркими цветными лампочками, разливая витиеватые византийские песнопения. Возглавляют процессию два священника. Река людей плавно движется через город.

Время от времени все начинают скандировать: «Недамо светине, недамо светине», что значит: «Не отдадим святыни». Примерно каждые двадцать минут процессия останавливается, служится молебен, священник говорит проповедь. Публика преимущественно приличная и мирная на вид, за исключением горстки крепких парней, смахивающих на футбольных фанатов. Гораздо больше женщин с детьми, пенсионеров и обычной молодежи. Да тут весь город! По крайней мере не меньше половины. Доносятся обрывки речи священника, он почти кричит в микрофон:

— И пусть они знают, что мы против этого их закона — я бы даже сказал, антизакона, — будем до лета ходить с шествиями, до осени будем ходить, и всю жизнь будем ходить, если надо будет! А потом и наши дети наше дело продолжат…

Началось все накануне Нового года, когда парламент страны большинством голосов, выгнав за двери просербскую оппозицию, принял закон «О свободе вероисповедания и убеждений и правовом статусе религиозных общин».

Неделимая благодать

Если объяснить его вкратце, закон предполагает изъятие собственности канонической Сербской православной церкви (СПЦ) на территории Черногории и передачу ее во владение малочисленной самостийной Черногорской православной церкви, не признанной ни одной из канонических поместных церквей. То есть СПЦ рискует лишиться большинства приходов. Более 650 объектов, в том числе почитаемые в народе святыни, такие как Цетиньский монастырь Рождества Богородицы и монастырь Острог, оказались под угрозой передачи.

Поэтому духовенство местной епархии Сербской православной церкви во главе с митрополитом Амфилохием и призвало православную общественность всеми силами противостоять осуществлению планов правительства. Первые маленькие протестные акции встретили вялое сопротивление полиции. А теперь по воскресеньям, четвергам и церковным праздникам на протест выходит полстраны, и полицейские не вмешиваются. Такая массовая поддержка СПЦ — неожиданность не только для правительства, но даже для митрополита Амфилохия.

— Это чудо. Не в религиозном смысле — в самом очевидном, в смысле феномена: процессии из сотен тысяч людей не похожи ни на что кроме чуда. И когда мы их видим, то понимаем, что не можем проиграть. Но вопрос в том, что мы выиграем, что будет дальше.

Мы беседуем с писателем Николой Маловичем в его собственном книжном магазинчике («книжаре») в самом сердце старого города Герцег-Нови. Слева лестница к Часовой башне, справа каскад ступенек спускается к морю. Никола Малович — известный сербский писатель, а еще местный краевед, человек с круглой седеющей головой и орлиным носом. Только что, не скрывая удовольствия, он подписал мне экземпляр своей книги в русском переводе. Вместе мы пытаемся разобраться в происходящем в нашем маленьком городке — и во всей этой маленькой стране.

— У нас тут все запутанно, хотя немного похоже на Россию. Сербская православная церковь солидарна с президентом Сербии Александаром Вучичем, как РПЦ — с Путиным. СПЦ очень довольна линией сербского президента и не автономна от сербской власти. А здесь, в Черногории, сербская церковь автономна от черногорских властей. Однако черногорский глава СПЦ митрополит Амфилохий в оппозиции и к сербскому президенту, и — с недавних пор — к местному правительству тоже. И это очень странно, потому что митрополит Амфилохий в подчинении СПЦ.

Совсем рядом, за дверьми магазина, проходит финал спортивного состязания, детской «Скалинады». Дети бегут вверх по ступенькам на время. Герцег-Нови — город ступенек, а забег по ним — традиционный вид спорта, как теперь крестные ходы. Как раз у книжного магазина финиш; наша беседа то и дело прерывается, в микрофон объявляют имена участников.

— Сербский и черногорский режимы в сделке, в доле, это сотрудничающие власти.

Никола продолжает свою мысль:

— Народы Сербии и Черногории братские, они, по нашей поговорке, «как два глаза на одной голове». Но сегодня лидеры отстранили народы от власти, и теперь Мило Джуканович и Александар Вучич — сами эти два глаза на одной голове, хитрых глаза. Власти заключили дьявольскую сделку, они противопоставляют два народа друг другу, потому что политики могут выиграть от этой вражды — получить политические бонусы от разделения. И это порочный ход, потому что исторически мы, народ Черногории и Сербии, — одно целое.

Никола отхлебывает кофе, оценивающе изучает нас и продолжает.

— Если вы заглянете в исторические атласы и карты, у нас на Балканах было три разных сербских королевства — Сербия, Босния и Черногория. И Герцег-Нови, где мы сейчас находимся, был основан Твртко Первым, королем континентальных и прибрежных сербов. Когда Оттоманская империя завоевывала Сербию, наша страна оставалась островом свободы всего сербского народа — из-за гор, скал и защищенной береговой линии. И всего каких-то двадцать лет назад маленькая группа людей, возглавляемых Мило Джукановичем, умудрилась отделить нас от сербов и начать строить другую нацию! Другую идентичность, другую церковь — все якобы отдельное. Поэтому большинство населения в Черногории против этого. Вот главная причина массовых протестных маршей. Вот в чем суть происходящего, — говорит Никола.

Добавим, что у протестов есть еще связующее начало — духовные традиции, соединяющие православие и коренную балканскую культуру с ее родовым семейным культом. Родовое сознание здесь настолько органично вошло в христианство, что теперь культ предков неотделим от православного цикла. В каждой семье празднуется своя Слава, день святого — покровителя всей семьи. На сочельник возжигается ритуальный костер из дубовых поленьев, «бадняк» — это из культа предков, но часть Рождества. Священник окропляет костер вином, освящает ритуальный огонь, а собравшиеся от каждой семьи подбрасывают пучок дубовых ветвей, перевязанных лентой, похожих на фасции. И это воссылание молитв — одновременно поминовение предков.

А последний Бадняк 6 января собрал первый в году синхронный мощный митинг — по всем приходам священники объясняли волнующие события в стране, и каждый на свой лад. У нас перед костром и с огнем в глазах выступал молодой батюшка, выпускник философского факультета. Он в своей пламенной речи разъяснил клиру концепцию симулякров и симуляции. Дескать, вот там, на площади перед ратушей, — переделанный западный Санта Клаус и «джингл беллз», это симулякр; а у нас — настоящий святой Николай, и мы поем «Наша вера православна». Там симуляция, а тут все настоящее… Когда местный хор девочек запел эту песню, толпа дружно подняла руки и сложила пальцы для крестного знамения.

Своя Слава есть и у всего народа — это праздник Святого Саввы. На это празднование в конце января собралось еще больше людей. И наконец, синхронизировав все приходы и селения, через неделю, 2 февраля, Черногория побила свой собственный рекорд, собрав на одновременный крестный ход почти треть населения.

Сельские жители, участники первой массовой «литии» (крестного хода), спускаются к городу Герцег-Нови

Да, мы безумцы

Мы благодарим Николу, выходим из его книжного магазина, сворачиваем наверх и, пройдя под часовой башней, оказываемся на Белависте, главной площади Старого города рядом с храмом Архангела Михаила.

Священника этого храма, оказывается, тоже зовут Никола. Отец Никола просит подождать его за столиком в кафе напротив. Через десять минут появляется его огромная фигура в черном, рядом мальчишка лет десяти — внук, и женщина из попечительского совета — как выясняется, русскоговорящая, наша соотечественница Юлия. Она тут живет уже лет тридцать и работает риелтором.

— «Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым». — Отец Никола решил сходу объяснить нам суть ситуации.

Между тем, говорит он, эти слова апостола Павла в недавнем времени мы услышали из уст нашего президента, Мило Джукановича. Когда он в своей недавней речи назвал наши крестные ходы, эти наши молебны — безумием, а нас — безумцами, вряд ли он знал, что говорит чистую правду, просто буквально цитирует апостола Павла. Церковь всегда не от мира сего! В таком контексте это абсолютная правда и ничего нового — все это было и у нас, и в России, и в других странах, со времен Французской революции длится эта борьба.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

7 вопросов Леониду Ольшанскому, защитнику автомобилистов 7 вопросов Леониду Ольшанскому, защитнику автомобилистов

Леонид Ольшанский о взятках и штрафах

Русский репортер
Быть начеку: краткий гид по оружию самообороны Быть начеку: краткий гид по оружию самообороны

Есть два типа людей: одни с пистолетом, другие копают

Популярная механика
Сальвадор Дали в Москве: сюр, очередь и Бог Сальвадор Дали в Москве: сюр, очередь и Бог

Что важнее — шедевры искусства или фончики для «Инстаграма»

Русский репортер
«Государство — это блондинка с динозавром на улице»: правила венчурного бизнеса от Анатолия Чубайса «Государство — это блондинка с динозавром на улице»: правила венчурного бизнеса от Анатолия Чубайса

Краткое изложение выступления Анатолия Чубайса о венчурном бизнесе

Forbes
Металлические подсолнухи на выжженном поле Металлические подсолнухи на выжженном поле

Будущее солнечных батарей будет совсем не таким, как кажется сегодня

Naked Science
Как два предпринимателя из России превратили $10 млн в $5 млрд за 13 лет Как два предпринимателя из России превратили $10 млн в $5 млрд за 13 лет

Инвестировать $10 млн в Veeam Software, а спустя 13 лет продать за $5 млрд

Forbes
«Можно стартовать» «Можно стартовать»

Начато производство первого летного экземпляра самолета МС-21

Эксперт
После урагана над Англией возникли вымеобразные облака: фото После урагана над Англией возникли вымеобразные облака: фото

Редкое и захватывающее явление — вымеобразные облака

National Geographic
P.S. Я себя люблю P.S. Я себя люблю

Носить то, что нравится, есть то, что любишь, быть собой — разве не это счастье

Вокруг света
Зачем России мирить ливийцев Зачем России мирить ливийцев

Нефть, газ и борьба европейских элит похоронили режим Каддафи

Эксперт
6 признаков, что ты пьешь слишком много воды (и это очень плохо) 6 признаков, что ты пьешь слишком много воды (и это очень плохо)

Чрезмерная гидратация также может быть опасной

Playboy
Добро с кулаками Добро с кулаками

Яркий, сексуальный альфа-самец, готовый встать на защиту любимой

Вокруг света
Одинокая, самодостаточная и счастливая: возможно ли это? Одинокая, самодостаточная и счастливая: возможно ли это?

Почему нам иногда так не хватает рядом близкого человека

Psychologies
Значение одной улыбки: как важно делиться хорошими новостями Значение одной улыбки: как важно делиться хорошими новостями

Делиться «маленькими» хорошими новостями очень важно

Psychologies
Экспорт зерна вновь хотят ограничить Экспорт зерна вновь хотят ограничить

Введение ежегодных квот на вывоз зерна может привести к убыткам производителей

Эксперт
Как правильно пить мартини: 9 изысканных способов употребления вермутов Как правильно пить мартини: 9 изысканных способов употребления вермутов

Один из любимых напитков Джеймса Бонда и не только

Playboy
Мы еще повоюем: стоит ли бороться за любовь Мы еще повоюем: стоит ли бороться за любовь

Все уже привыкли к мысли, что отношения – это сложно и над ними нужно работать

Cosmopolitan
И целой зимы мало И целой зимы мало

Куда податься тем, кому в этом году катастрофически не хватило снега

Лиза
Диетические хлебцы для похудения: польза и вред Диетические хлебцы для похудения: польза и вред

Хлеб и диета — несовместимые понятия?

Cosmopolitan
Милош Бикович — о BadComedian, детстве в Белграде и девяностых Милош Бикович — о BadComedian, детстве в Белграде и девяностых

Милош Бикович вспоминает о лихих девяностых и рассуждает, почему стал знаменит

РБК
Приключения авантюриста и каналокопателя Фердинанда де Лессепса Приключения авантюриста и каналокопателя Фердинанда де Лессепса

Человек, который ухитрился уместить в свою жизнь главный триумф и главный провал

Maxim
Алкогений: Эрнест Хемингуэй Алкогений: Эрнест Хемингуэй

Нестареющая икона международной богемы Эрнест Хемингуэй

Maxim
Стина Джексон: Серебряная дорога Стина Джексон: Серебряная дорога

Роман «Серебряная дорогая» Стины Джексон стал книгой 2019 года в Скандинавии

СНОБ
23 февраля: какие защитники нам нужны в этот праздник и другие дни 23 февраля: какие защитники нам нужны в этот праздник и другие дни

В каких защитниках нуждаются современные женщины

Cosmopolitan
Emma Roberts Emma Roberts

У Эммы Робертс есть все шансы стать большой звездой

Elle
Laura Mercier Laura Mercier

Лора Мерсье научила американских женщин естественному макияжу

Elle
Если страсти не кипят Если страсти не кипят

Кажется, что вокруг – любовь и романтика, а ваши чувства утратили остроту

Лиза
В американском аквариуме родился редчайший морской дракон В американском аквариуме родился редчайший морской дракон

В неволе эта рыба почти не размножается

National Geographic
20 песен, которые чаще всего звучат в кинофильмах 20 песен, которые чаще всего звучат в кинофильмах

Список песен, которые ты точно слышал в кинофильмах

Maxim
Мария Аронова: «Я гость в кино» Мария Аронова: «Я гость в кино»

О новом сериале, второй части «Льда» и своем методе общения с неприятными людьми

Лиза
Открыть в приложении