Дело «Сети»* как зеркало, но не революции

Почему за нереальные преступления дают нереальные сроки

Русский репортерОбщество

Дело «Сети»* как зеркало, но не революции

Почему за нереальные преступления дают нереальные сроки

Текст: Ольга Тимофеева-Глазунова, Виталий Лейбин

Заседание суда 10 февраля

10 февраля суд вынес приговоры семерым фигурантам дела «Сети»* из Пензы. Приговоры шокировали общество иррационально большими сроками — до 18 лет строгого режима. По версии ФСБ, одиннадцать молодых людей из Пензы и Петербурга создали террористическое сообщество «Сеть»*, но факта конкретных террористических действий в деле нет. 25 февраля ожидаются приговоры фигурантам дела «Сети»* из Санкт-Петербурга. Что это говорит о нашем обществе и государстве?

— Они достают и серьезно так говорят: это взрывное устройство, — так описывает Елена Багатова, мать осужденного на 16 лет Ильи Шакурского, обыск в их квартире. — Оперативник Шепелев кладет его на стол, следователь Токарев там свои бумаги разложил. «Взрывное устройство» им помешало, они положили его под стол, потом оно выкатилось на середину кухни… И никого это не беспокоило! Жильцов дома не эвакуировали. Мы как находились на кухне, так и были на кухне. И этот баллончик катался у нас из угла в угол. Только когда взрывотехник приехал, мы перешли в комнату. Следователи стали просматривать книги у Ильи и забрали Льва Толстого, «Суеверие государства»…

«Как мы можем призывать ценить классику, когда книги, находящиеся в каждой школьной или районной библиотеке, приговариваются судом к уничтожению?» — говорится на страничке «ВКонтакте» екатеринбургского книжного магазина «Пиотровский». Он вместе с другими книжными из Петербурга, Перми, Красноярска, Краснодара, Тулы и Москвы закрылся на один день в знак протеста против приговора по делу «Сети»* в Пензе.

С публичными призывами к пересмотру дела выступили самые разные общественные и профессиональные группы: ученые, врачи, кинематографисты, художники — не только правозащитники. На пикеты к зданию ФСБ на Лубянке в Москве выстроилась очередь из самых разных обычных людей.

Дело приобрело значение главного публичного конфликта начала года, и понятно, почему. Общество потрясли огромные сроки в отсутствие потерпевших и скольконибудь внятно описанного факта преступления (Дмитрий Пчелинцев получил 18 лет — срок, который получают убийцы и террористы, виновные в смерти людей), рассказы подсудимых о перенесенных пытках, молодость и добродушие некоторых фигурантов дела: кормили бездомных, спасали животных.

С другой стороны, публичная позиция обвинения хотя и поддержана рядом крупных государственных медиа (например, НТВ в фильме «Опасная сеть»), но выглядит малоубедительной. Причем не только потому, что призывающие к гуманизму выглядят всегда лучше, чем призывающие к расправе, но и потому, что понятные ценности (терроризм и кровавые революции — плохо) повисли в отсутствие понятного публике факта преступления. «Создание террористического сообщества», пока не произошло теракта и даже не создан план конкретного преступления, обличать нелегко.

При этом в деле очень много неясностей, и, как часто бывает в крупных политических делах, попытки найти объективные ответы редки.

Есть свидетели, пошедшие на сделку со следствием и давшие показания против своих знакомых, — их поведение объяснимо, но не вызывает сочувствия. Есть какое-то оружие и какие-то наркотики. Есть игра с оружием на видео. Есть некие слова — в прослушках и файлах, и это отнюдь не слова всепрощения и милосердия.

Все это надо обсуждать беспристрастно, но это сложно — очень много понятных эмоций. Тем не менее «РР» попытался как можно более объективно (в условиях, когда сторона обвинения мало что комментирует) ответить на вопрос о том, чем в реальности располагают защита и обвинение.

Какие есть доказательства

Обвинение в деле «Сети»* ссылается на большие массивы доказательств. Это видео, электронные документы, изъятые с ноутбуков обвиняемых, оружие, анархистская литература и показания секретного свидетеля. Следствие утверждает, что разработка по делу велась с 2015 года, поэтому в качестве доказательств принимаются показания и рапорты оперативников.

Видео

Именно видео является единственной сильной частью в целом довольно голословного фильма НТВ «Опасная сеть»; с видеофрагментов фильм и начинается. Это нарезка двух записей: на одной некие молодые люди разбирают из ящика, судя по материалам дела, макеты стрелкового оружия (но диктор говорит, что оно боевое). На втором молодые люди бросают «коктейли Молотова» в заброшенное здание; виден огонь.

Видеоролики, приобщенные к делу, следствие посчитало тренировками с целью вооруженного захвата власти. Обвиняемые говорят, что это была игра в страйкбол.

В страйкболе используются легкое пневматическое оружие, копии реального оружия, которые стреляют пластиковыми шариками калибром 6 миллиметров, а также игровые гранаты. Самодельные гранаты обычно запрещены из соображений техники безопасности, но на суде защита утверждала, что в начале игры могут быть созданы, например, декорации горящего здания.

Хотя страйкбол не раз вызывал претензии со стороны властей в разных местах страны, два года назад он был официально признан как вид спорта.

В суде допрашивался один из создателей страйкбола в России Константин Петрушко. Он посмотрел десяток видеороликов, найденных в компьютере Ильи Шакурского, и подтвердил, что все это страйкбол, кроме одного фрагмента, где все происходящее похоже на тактическую подготовку. — Видео в страйкболе часто снимают, чтобы рекламировать свою команду, — говорит адвокат Оксана Маркеева. — В фильме НТВ использовали фрагмент видео, где бутылки кидают о стены: «Готовы к штурму?» — «Готовы!» — и побежали. Но эти кадры просто вырваны из контекста. Если посмотреть всю съемку, то вы увидите: они снимали, а у них не получилось — они поворачиваются к человеку с камерой и смеются. «Ну что, давайте еще раз!»

Итого Некоторые из обвиняемых так или иначе увлекались боевыми играми и/или тренировали боевые навыки. Но сами по себе эти факты не преступление. Страйкбол — понятная зона интереса ФСБ, многие из украинских страйкболистов при случае пошли на войну, причем воевали по обе стороны. Но многие и не пошли.

Тексты

Одним из основных доказательств вины по делу «Сети»* следствие считает некий документ, обозначенный следствием как «Свод “Сети”*», который хранился на ноутбуке Ильи Шакурского в файле под названием «Положение». — По версии следствия, «Свод “Сети”*» — это общая масса тех документов, которые были обнаружены на компьютере. В приговоре написано, что «Сводом “Сети”*» называется файл «Положение». Это просто распечатка файлов в формате А4, где рукой следователя подписано сверху: «Положение», «Съезд 2017» — мы можем так любой документ распечатать со своего компьютера и подписать. Откуда эти файлы распечатывались и как они вообще в дело попали, не раскрывается. Считается, что это учредительные документы. Они якобы были обнаружены на компьютере Шакурского. Так как Шакурскому, как и Дмитрию Пчелинцеву, вменяется создание террористического сообщества, логично, что у них на компьютере должны быть какие-то учредительные документы. У Пчелинцева ни одного документа вообще не обнаружено.

Что в текстах? Например, есть такой пафосный пассаж из «Свода»: «Мы обязаны обеспечить людей возможностью защитить себя. Мы не крыша народа, мы первая кладка черепицы, на которую должны лечь остальные кладки людей, которых бросит власть, как только почувствует угрозу. Необходимо стать костяком, создавшим народную милицию, чтобы не дать совершить старые ошибки еще раз и не ввести иерархическую полицию».

В документе также описаны тактические роли и способ организации сообщества. На это упирало обвинение, выстраивая версию террористического сообщества; на подтверждение этой версии работали и материалы допросов.

Защита опротестовывала уже сам факт законности и аутентичности документов. В частности, потребовала изучения файлов и нашла в суде свидетельства о том, что содержание текстов могло меняться в ходе следствия.

На суде открывают ноутбук Шакурского — документа «Съезд 2017» там не оказалось. Но есть документ «Положение». Согласно метаданным, последние изменения в него вносились 14 декабря 2017 года, хотя Илью Шакурского арестовали еще 18 октября, а вещественные доказательства, включая ноутбук, официально вскрыли уже 20 февраля 2018 года, — говорит адвокат Оксана Маркеева. — При этом никаких данных о том, что пакет с ноутбуком вскрывали до 20 февраля 2018 года, нет. Когда вещественное доказательство опечатывают, то сверху приклеивают листок, на которой ставят дату, расписываются следователи, понятые — все, кто присутствует. Открыли, этот листок положили внутрь, сверху наклеили другой, расписались, опечатали. Ничего этого в данном случае нет. Но согласно метаданным, этот ноутбук открывался как минимум 14 декабря 2017 года.

— Сам ноутбук хранит больше информации. Можно проверить, сколько раз и когда он включался?

— Конечно. Следствие должно было провести компьютерно-техническую экспертизу. Провело ли ее следствие? Нет. Это сделали мы — насколько могли. Мы не имеем права проводить экспертизу, но мы попросили специалиста провести исследование.

Защита привлекла в качестве специалиста сотрудника ООО «Белкасофт». Согласно информации на официальном сайте, компания «является производителем специализированного программного обеспечения для цифровой криминалистики, проведения компьютерно-технических экспертиз и расследования корпоративных инцидентов».\

— Специалист ООО «Белкасофт» установил в своем исследовании, что в эти файлы вносились изменения, а некоторые были созданы уже после того, как ребята были арестованы, — говорит адвокат.

— Он смог осмотреть ноутбук?

— Дело в том, что когда я вступила в дело — 28 мая — Московский окружной военный суд, который в Петербурге рассматривает дело «Сети»* в отношении Бояршинова и Филинкова, запросил вот эти файлы, которые были на ноутбуке у Шакурского. И я попросила, сделайте копии и для меня. А там привлекался специалист суда, чтобы все происходило под протокол — те же самые файлы, что есть у суда, были переданы и мне. А я передала их специалисту ООО «Белкасофт».

Специалист ООО «Белкасофт» Игорь Михайлов установил, что последняя модификация файла «Положение» была произведена 14 декабря 2017 года. А автор этого файла — Shepelev, что совпадает с фамилией оперативника ФСБ.

В деле было еще несколько документов. По поводу файла с именем «16+6», созданного в 2015 году, эксперт Игорь Михайлов отмечает следующее:

«Вероятно, в отношении данного файла применялись меры принудительного удаления информации об обстоятельствах его создания, хранящиеся в теле файла. Внести изменения этих данных простому пользователю недоступно, то есть необходимо специальное оборудование». Дата последней модификации файла «Восход» — 10 августа 2017 года, то есть до ареста Шакурского. Однако автором файла является Shepelev, установил специалист.

— Файл «Съезд 2017» вообще не нашли на компьютере у Шакурского в суде. По материалам дела он как-то там оказался: он описывается, его анализируют психологи и эксперты-лингвисты. Дата последней модификации файла‚ — 10 августа 2017 года, а автор опять — Shepelev.

— А где, на чьем ноутбуке он хранится?

— Шакурского!

— Если в суде его не нашли, то как он там хранится?

— Вот нам тоже интересно, как он там хранится! Мы говорим: эти файлы изменены или привнесены. Мы ходатайствуем об экспертизе ноутбука Шакурского. Суд нам отказывает. В дальнейшем ноутбук исследовался еще не раз. Мы его открываем, начинаем смотреть — причем смотрели и с нашим специалистом, и со специалистом ФСБ Ганиным, и со специалистами суда. Это все видели. Так вот там, в метаданных, написано, что некоторые файлы открывались и изменялись 30 октября 2017 года. Это значит, что ноутбук изъяли у Шакурского, а спустя две недели вскрыли и внесли в него изменения. Наш специалист в суде сказал, что возможно установить: когда и что с этими файлами делали — при условии, что вы пришлете компьютер на техническую экспертизу. Суд проверять эти факты не стал.

Поскольку суд не усомнился в приемлемости доказательств, защита боролась за собственную экспертизу содержания текстов.

Следователь в рамках предварительного следствия назначал экспертизу, чтобы установить, есть ли там призывы к насилию, и, конечно, нашел таковые. Защита Шакурского передала эту экспертизу на рецензию филологу Андрею Смирнову — это ведущий специалист экспертной организации «Лаборатория прикладной лингвистики» и один из авторов программы «Производство судебных лингвистических экспертиз по экспертной специальности “Исследование продуктов речевой деятельности”».

«Выводы, к которым пришли эксперты, не являются обоснованными, — заключил Смирнов, заметив, что экспертизу провели с нарушением методики. — Анализ рецензируемого заключения показал, что при проведении исследования эксперты не руководствовались ни научными методами анализа, ни названными следователем обстоятельствами дела, нетвердо представляли себе задачу, которая решается с помощью судебных экспертиз… По ходу реферирования исследуемых текстов эксперты действительно описывали имеющиеся в них призывы и лозунги “Свободу всем арестованным”, “Нет политическим репрессиям”, “Долой чиновников, бандитов и ментов”, “Права человека и социальная справедливость”, “Да здравствует демократия и свободная Беларусь”, “Свободу политзаключенным”, “Долой полицейское государство”, “Мы победим”, “Да здравствует анархия”, “Свободу всем и сейчас”, “Против всякой власти”, “Да здравствует творческое Ничто”».

Эксперты «описывают смысл каждого высказывания. Например, “Свободу всем арестованным”, по их мнению, выражает требование освободить всех арестованных единомышленников. “Нет политическим репрессиям” содержит требование “прекратить карательные меры, принимаемые государственными органами в отношении людей, придерживающихся определенных политических взглядов”. Однако ни в одном из этих побудительных высказываниях эксперты не описывают высказывания об имуществе или технических приспособлениях, которые уничтожаются путем поджогов. То есть вывод “о призывах к уничтожению имущества и поджогах” является голословным, необоснованным и не подтверждается приведенными цитатами».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Простые вещи Простые вещи

Денис Шевченко к 30 годам прошел путь от челнока до владельца модного бренда

Forbes
БДСМ, ЛГБТ и лассо правды:  эволюция первой иконы феминизма в комиксах БДСМ, ЛГБТ и лассо правды:  эволюция первой иконы феминизма в комиксах

Удивительная жизнь психолога Уильяма Марстона, автора Чудо-женщины

Forbes
Коронавирус: Эпидемия в мире соцсетей Коронавирус: Эпидемия в мире соцсетей

Коронавирус: пока вранье, мошенники и хайп опаснее болезни

Русский репортер
Евгений Капьев: «Бумажная книга на сто процентов жизнеспособна» Евгений Капьев: «Бумажная книга на сто процентов жизнеспособна»

Как книги противостоят всей остальной индустрии развлечений

Эксперт
В активном «Поиске»: чудо в Лесосибирске В активном «Поиске»: чудо в Лесосибирске

Как построить в глубинке то, чего там по всем законам вообще не может быть

Русский репортер
Как мучились мы музыкой в СССР Как мучились мы музыкой в СССР

Воспоминания о том, с какой допотопной аудиотехникой приходилось сосуществовать

Maxim
Что откроет Россия в Латинской Америке Что откроет Россия в Латинской Америке

Латинская Америка совершает правый дрейф

Эксперт
В конце жизни Солнце разрушит свои астероиды В конце жизни Солнце разрушит свои астероиды

Что такое YORP-эффект и как он влияет на звезды?

Популярная механика
Поддержать своих Поддержать своих

Рак был всегда: о нем было известно и древнеегипетским врачам, и Гиппократу

Дилетант
Дело к войне? Эксперты о том, чем кончится обострение ситуации в Идлибе Дело к войне? Эксперты о том, чем кончится обострение ситуации в Идлибе

Чем грозит развитие конфликта в Идлибе, и о возможных выходах из ситуации

СНОБ
Приют для коронавируса: в чем опасность и уникальность летучих мышей Приют для коронавируса: в чем опасность и уникальность летучих мышей

Человечество столкнулось с целым рядом прежде неизвестных вирусных инфекций

Популярная механика
La Vie En Rose (Berry). Жизнь в цвете розовых ягод La Vie En Rose (Berry). Жизнь в цвете розовых ягод

Американец во главе парижского Дома Haute Couture? Почему бы и нет

Elle
Дебоши, измены и мошенничество: все скандалы Джигана и Оксаны Самойловой Дебоши, измены и мошенничество: все скандалы Джигана и Оксаны Самойловой

Вспомнили, в чем обвиняли супругов Джигана и Оксану Самойлову

Cosmopolitan
Выбираем эмоции: зачем нужна саморегуляция и как ей научиться Выбираем эмоции: зачем нужна саморегуляция и как ей научиться

Как научиться спокойно воспринимать любые ситуации и справляться со стрессом

РБК
Российский истребитель 5-го поколения: лучший в мире? Российский истребитель 5-го поколения: лучший в мире?

В чем особенности истребителя 5-го поколения по сравнению с другими машинами?

Популярная механика
«Мы системно боремся со здравым смыслом» «Мы системно боремся со здравым смыслом»

Михаил Лифшиц: почему он против солнечных электростанций, в чем ошибся Илон Маск

Эксперт
Корзина неутешительная Корзина неутешительная

На минимальном наборе продуктов питания строится вся экономика страны

Огонёк
В Германии найден уникальный кинжал римского легионера В Германии найден уникальный кинжал римского легионера

В римском захоронении нашли кинжал, ножны и пояс I века нашей эры

National Geographic
Триллион в пользу бедных Триллион в пользу бедных

Что даст отмена НДФЛ для россиян с зарплатой на уровне МРОТ?

РБК
Ironman выставили на продажу: китайский миллиардер хочет за организатора триатлонов $1 млрд Ironman выставили на продажу: китайский миллиардер хочет за организатора триатлонов $1 млрд

Wanda Sports Group задумалась о продаже организатора соревнований по триатлону

Forbes
«Я нахожусь в самом начале пути» «Я нахожусь в самом начале пути»

Почти два года назад Владимир Машков кардинально изменил свою жизнь

OK!
Как устроен зенитный ракетно-пушечный комплекс «Тунгуска» Как устроен зенитный ракетно-пушечный комплекс «Тунгуска»

ЗРПК «Тунгуска» способен отбиться и от стройбатовца, и от боевых вертолетах

Maxim
Самые фриковые охотницы на богатых мужей из шоу «Давай поженимся» Самые фриковые охотницы на богатых мужей из шоу «Давай поженимся»

Какие девушки предпочитают открывать охоту на перспективных мужчин

Cosmopolitan
«Хищные птицы» с Марго Робби: рецензия «Хищные птицы» с Марго Робби: рецензия

Чем хороша и чем плоха феминистская экшен-комедия «Хищные птицы» с Марго Робби

Esquire
Они настоящие! Они настоящие!

В стоматологии наступила эпоха новой искренности

Собака.ru
«Дорогие штучки» с Тиной Канделаки: пять самых дорогих картин из коллекции Дмитрия Рыболовлева «Дорогие штучки» с Тиной Канделаки: пять самых дорогих картин из коллекции Дмитрия Рыболовлева

Тина Канделаки расскажет о самых ценных картинах из собрания Дмитрия Рыболовлева

Forbes
«Корабль-призрак» сел на мель после года странствий по Мировому океану «Корабль-призрак» сел на мель после года странствий по Мировому океану

Грузовое судно совершило одиночную одиссею через Атлантику

National Geographic
Что происходит с модой красных ковровых дорожек сегодня Что происходит с модой красных ковровых дорожек сегодня

Мужские образы на церемониях наград начали пусть и медленно, но меняться

GQ
Четыре жены-подростка и 12 детей: чего еще мы не знали о Чарли Чаплине Четыре жены-подростка и 12 детей: чего еще мы не знали о Чарли Чаплине

Чего же мы не знаем о комике Чарли Чаплине?

Cosmopolitan
Ждёт ли нас клеточная революция в лечении диабета? Ждёт ли нас клеточная революция в лечении диабета?

Интервью с академиком Мариной Шестаковой

Наука и жизнь
Открыть в приложении