Как покоряли мир отечественные танцовщики, художники и музыканты

Культура.РФКультура

Русские сезоны. Часть 1

Как покоряли мир отечественные танцовщики, художники и музыканты

Авторы: Елена Антонова, Екатерина Проворная

0:00 /
1353.069

Русские сезоны — самые известные в мире театральные гастроли, которые с успехом продолжались с 1908 по 1921 год. Бессменным руководителем антрепризы был Сергей Дягилев. Через искусство оперы и балета он рассказывал Европе и Америке об отечественной культуре с ее национальными традициями и последними авангардными настроениями. На лучших театральных сценах мира блистали примы Императорских театров, постановки оформляли известные российские и зарубежные художники, а музыку к спектаклям писали знаменитые композиторы — классики и экспериментаторы. Дягилевские постановки стали настоящим переворотом в театральном мире: каждая превращалась в красочное шоу с роскошными костюмами, завораживающими декорациями и музыкой. Портал «Культура.РФ» вместе с фестивалем «Русские сезоны — 2019» рассказывает об истории этого феномена.

Русские сезоны: краткая история

Аншлаги и громкие премьеры, безденежье и уход артистов, возвращение на сцену и место в истории.

1906 год. Выставка русских художников в Париже

Перед тем как организовать первые театральные гастроли, Сергей Дягилев устроил выставку русского искусства на Осеннем салоне в Париже. Он привез в столицу Франции иконы и работы мастеров XVIII–XIX веков. А особое внимание уделил художникам из группы «Мир искусства», в которой ранее состоял. На выставке представили полотна Льва Бакста, Константина Сомова, Мстислава Добужинского, Валентина Серова. Именно они позже оформляли многие балеты для Русских сезонов.

1908 год. Федор Шаляпин: опера «Борис Годунов» и открытие Русских сезонов

В 1907 году импресарио организовал в Париже Русские исторические концерты. А спустя год состоялась громкая премьера, которая стала началом многолетней славы отечественного искусства за рубежом. Всемирную известность Русским сезонам принесли балеты, однако история гастролей началась с исторической оперы — «Бориса Годунова». Для чего было везти ее в столицу европейской культуры? Сергей Дягилев хотел показать зарубежной публике «подлинную Русь» и не пожалел для этого ни времени, ни сил.

Чтобы воссоздать дух эпохи, большое внимание уделили оформлению спектакля. Художник Иван Билибин поехал в Архангельскую область — покупать для костюмов русские сарафаны и вышитые ткани. А сам Дягилев ходил по петербургским барахолкам: искал старинные традиционные предметы обихода и одежду. Александр Бенуа писал: «Особенно же Сергей пристрастился к расшитым золотом и блестками головным платкам, из которых надумал делать отложные воротники боярских кафтанов и шуб».

Главную роль — царя Бориса — исполнил Федор Шаляпин. После премьеры зрители долго не отпускали артистов со сцены. «Публика вела себя удивительно, так могут вести себя только экспансивные французы — кричали, обнимали нас, выражали свои благодарности артистам, хору, дирижеру, дирекции», — вспоминал Шаляпин.

1909 год. Анна Павлова: олицетворение русского балета

На вторые Русские сезоны Сергей Дягилев готовил для Парижа балет. Он получил на постановки большую государственную субсидию: артистам разрешили репетировать в театре Эрмитаж и использовать во время гастролей роскошные декорации из Мариинского театра. Однако вскоре антрепризу лишили поддержки. Одна из причин — ссора импресарио с балериной Матильдой Кшесинской, имевшей вес при дворе.

К счастью, Дягилева поддержала его парижская знакомая — мадам Серт, пианистка, покровительница художников и музыкантов.

Она помогла арендовать и обустроить французский театр Шатле. В Париж Сергей Дягилев привез пять балетов — «Павильон Армиды», «Половецкие пляски», «Пир», «Клеопатру» и «Сильфид». На знаменитой «голубой» афише Валентин Серов изобразил воздушную Анну Павлову — и балерина, и плакат стали символом Русских сезонов. Однако европейская публика была восхищена не только Павловой — Тамара Карсавина и Вацлав Нижинский, Вера Фокина и Ида Рубинштейн покорили французских зрителей. Декорации работы Александра Бенуа, Николая Рериха и Льва Бакста легли в основу новой моды на все восточное. После «Клеопатры» платья стали стилизовать под египетские костюмы и даже в интерьерах появились детали из декораций к спектаклю.

Рассказывает ректор Академии русского балета имени А.Я. Вагановой, премьер Большого театра, народный артист РФ Николай Цискаридзе:

К моменту появления дягилевской труппы в Европе уже не существовало классического балета как жанра. Эта была прерогатива исключительно русского двора: не надо забывать, что и школа, и театр с его огромной труппой в конце XIX века содержались на деньги императорской семьи. А в Европе к тому времени уже произошли буржуазные революции и балет существовал как приложение к опере. В оперных театрах, и то не во всех, были небольшие балетные труппы. Их выступления шли как дивертисмент, как способ заполнить время. Зачастую даже свет в зале не приглушался.

И вот в таких культурно-исторических условиях в Европе появился Сергея Дягилев со своими Русскими сезонами. То, что он привез, — это был отдельный вид искусства. Постановки на специально придуманные сюжеты; симфоническая музыка, которая раньше не использовалась в балетах либо которая была написана специально, по заказу. Для Европы это была диковинка. Кроме того, в это же время в Европе расцвела мода на ориентальность, ар-нуво. Все великие участники антрепризы очень чутко уловили эту тенденцию, развили ее, культивировали все эти ориентальные сюжеты. В дальнейшем все художники, которые работали в этой антрепризе, стали очень модными в Европе. Они создавали эскизы для трикотажа, мебели, ювелирных украшений.

Вообще, дягилевская интуиция, помноженная на трезвый расчет, очень помогли успеху Русских сезонов. Можно сказать, что Дягилев придумал весь современный пиар. Он придумал наружную рекламу, когда завешивался весь город. Он первым стал водить артистов по салонам, чтобы с ними общалась публика — это был такой аналог современного участия в ток-шоу. Именно он стал рассказывать об их закулисной и частной жизни. И именно он понял, что лучший двигатель в искусстве — это скандал…

Все это не отменяло его художественного и коммерческого чутья. Ведь изначально он пробовал себя и в организации художественных выставок, и в постановке опер. Изначально, при организации антрепризы, решающим было то, что Анна Павлова и другие талантливые солисты Императорских балетных трупп дали свое согласие на участие. Но достаточно быстро стало понятно, что ни опера, ни выставки не приносят желаемой отдачи, не вызывают нужного резонанса и не способствуют привлечению финансовых потоков. Иное дело — русский балет. И хотя я сам танцевал много балетов из Русских сезонов и могу сказать, что спектакли той эпохи были менее оснащены технически и были больше похожи на живые инсталляции, — они выглядели очень красиво, а главное, диковинно для Европы того времени. И уже после первого Сезона стало понятно, что это успех. Лучшие артисты антрепризы быстро осознали, что они могут составить себе и жизнь, и карьеру, отличную от той, что у них была в России. И они стали устраиваться в Европе очень активно. Но их действительно очень любили в Европе потому, что никто в мире не может сделать в балете то, что могут русские.

И именно русские после революции выучили европейцев балетному искусству, а также и разнесли это по всему миру. Труппа Анны Павловой стала первой, кому удалось объехать все континенты — и во многих странах стала первопроходцем. Успех русского балета — это аксиома. Не надо забывать, что Джордж Баланчин, создатель американского балета, — выпускник нашей школы. Серж Лифарь, руководитель Парижской оперы, также выходец из Российской империи: он сначала учился в Киеве у Брониславы Нижинской, а затем, будучи участником дягилевской труппы, доучивался у других танцоров. Продолжать можно долго. По сей день во всех театрах мира идет русская классика — «Лебединое озеро», «Баядерка», «Раймонда» Мариуса Петипа. Несмотря на свое происхождение, Петипа — балетмейстер русский. Он ни одного дня не работал у себя на родине. И по сей день некоторые делают как бы свою версию «Спящей красавицы» или «Лебединого озера», ставят свое имя, используют хореографию, идеи, режиссерские ходы Петипа и зарабатывают на этом деньги. Конечно, если в какую-то страну мира приезжает труппа из России, там хотят видеть исключительно классический балет. Наши современные балеты иностранцам не очень интересны. А то, как могут танцевать русские артисты большие классические спектакли — с драматическими коллизиями, с настоящей драматургией, — больше не может никто.

1910 год. Игорь Стравинский: первый балет с русскими мотивами

После Русских сезонов артисты быстро становились знаменитыми, и каждый год Дягилев открывал и продвигал новые таланты. Благодаря гастролям мир узнавал о самых талантливых отечественных балеринах и танцорах, художниках и хореографах. В 1910 году Дягилев ставил балет «Жар-птица». А музыку к нему написал молодой композитор Игорь Стравинский, которого после премьеры уже знала вся Европа. «Жар-птица» стала первым балетом с русскими национальными мотивами, а спектакль «Петрушка» на музыку Стравинского — хитом Сезона в 1911 году.

1914 год. Наталия Гончарова: авангардный «Золотой петушок»

Любовь к России и всему русскому, привитая Европе дягилевскими Сезонами, достигла своего апогея в 1914 году, после премьеры балета «Золотой петушок». Постановку в авангардной живописной манере с «огненным» колоритом оформила Наталия Гончарова. Сенсацией стало новаторское решение: балет совместили с элементами оперы. Эстетика этого спектакля открыла новый этап в истории дягилевских балетов: на смену модернизму пришел авангард. Вместе с уходящей эпохой труппу покинули и ее многие артисты, включая Анну Павлову: они подписали контракты с зарубежными театрами. На пороге следующего этапа Сергею Дягилеву предстояло собрать новую постоянную труппу.

1917 год. Пабло Пикассо: новый эпатажный стиль

Однако планы нарушила Первая мировая война. В 1915 году полноценных Сезонов не было, а в 1916-м Дягилев с труппой — частично обновленной — гастролировал по Америке. В Европу артисты вернулись с премьерой — балетом «Парад». Либретто написал Жан Кокто, музыку создал авангардист Эрик Сати, а хореографию — Леонид Мясин, молодой, но уже прославленный дягилевскими Сезонами балетмейстер. В постановке как театральный художник дебютировал Пабло Пикассо, он создал декорации и костюмы. Однако публика, в то время еще весьма консервативная, не сразу приняла эпатажный стиль нового спектакля. В результате полное признание «Парад» получил только через два года в Лондоне — тогда одну из главных ролей исполнила легендарная Тамара Карсавина.

Рассказывает историк моды, сценограф, коллекционер Александр Васильев:

Думаю, что повторение Русских сезонов сегодня невозможно — потому что в тех Сезонах был очень большой формат новизны. Новизны встречи с русскими художниками, с русской музыкой, с русскими хореографами. Мне повезло: я лично знал некоторых артистов дягилевской труппы — Александру Данилову, Анатолия Вильзака, Валентину Кашубу, Тамару Жевержееву. Это общение бесценно и многое дало для понимания успеха Русских сезонов.

Мне кажется важным сохранить память об этом явлении. Тут есть и доля патриотизма, и гордости за то, что Дягилев сделал для мировой культуры. Поэтому, когда у меня появляется возможность, я стараюсь пополнить свою коллекцию костюмами дягилевских постановок — и в целом платьями той эпохи. Например, в коллекции Фонда Александра Васильева есть костюмы по эскизам Леона Бакста из «Шехеразады», «Синего бога», «Тамары», «Спящей красавицы». То, что делал Бакст, было уникальным именно с точки зрения декоративно-прикладного искусства. Он обращался к восточным мотивам, к традициям XVIII века. Он был одним из первых, кто ввел геометрию в моду. В его костюмах много треугольников, прямоугольников, квадратов. Именно это подвело моду к новому этапу — этапу ар-деко. В коллекции также есть костюмы из «Половецких плясок» по эскизам Рериха; костюмы Ларионова из «Русских сказок» и Пикассо из «Треуголки». Кроме того, мне удалось собрать большую коллекцию фотографий, афиш, а также программок дягилевских представлений — начиная с самых первых, в 1909 году.

Если говорить про современность, то на сегодняшний день, в XXI веке, как бы хорошо ни были подготовлены танцоры в Москве и Петербурге, в Перми и Новосибирске, как бы ни были сильны некоторые российские хореографы и композиторы — упомянутой новизны встречи уже не будет. После Дягилева русский балет продолжался в форме «Русского балета Монте-Карло», в форме балета полковника де Базиля, а затем балета маркиза де Куэваса, Нуриева, Макаровой и Барышникова. И это уже была постоянная встреча с шедеврами русского балета. То есть вот этого удивительного первого шока, поражающего воображение публики, больше не состоится. Лучшие художники своего времени, лучшие танцоры, лучшие хореографы, лучшие музыканты, лучшие дирижеры — плюс опера, не забывайте. Все это вместе подарило великое цветение муз эпохи Серебряного века.

1921 год. Коко Шанель и воссоздание дягилевского балета

В 1921 году Русские сезоны настиг экономический кризис. Балет «Спящая красавица», привезенный Дягилевым в Лондон, был успешным, но не прибыльным. Доходы не перекрыли трат на декорации, аренду зала и переезды труппы. На помощь импресарио снова пришла его давняя знакомая — мадам Серт. Она была хорошо знакома с Коко Шанель и обратилась к ней за помощью, рассказав о тяжелом положении самой красивой в мире балетной антрепризы. Шанель вложила в восстановление Сезонов колоссальные средства, а через несколько лет даже участвовала в постановках, создавая костюмы.

Леон Бакст. Эскиз к балету Петра Чайковского «Спящая красавица». 1921. Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид, Испания

1925 год. Джордж Баланчин: новая знаменитость Русских сезонов

Звучное имя хореограф Джордж Баланчин приобрел благодаря изобретательному Сергею Дягилеву. Импресарио посоветовал Георгию Баланчивадзе представляться на европейский манер. Бывший ученик Театрального училища при Мариинском театре, Джордж Баланчин обновил для Дягилева «Песню соловья» и поставил спектакль «Барабо», которые вдохнули новую жизнь в балетную антрепризу. Баланчин работал с Дягилевым до конца Русских сезонов, а потом переехал в США и основал Школу американского балета.

1929 год. Смерть Сергея Дягилева: конец Русских сезонов

В 1927 году у Сергея Дягилева появилось новое увлечение: он собирал книги и даже планировал организовать самое крупное в Европе книгохранилище. Параллельно с новым проектом до последних дней Дягилев трудился над постановками, договаривался с театрами и искал артистов. С ним по-прежнему работали ведущие хореографы, танцоры и художники Европы.

19 августа 1929 года после обострения давней болезни Дягилев скончался в Венеции. Похоронили великого импресарио на кладбище Сан-Микеле. Через много лет, в 1971 году, неподалеку от Дягилева похоронили Стравинского.

На могилу композитора традиционно приносят записки на нотной бумаге, а Дягилеву — балетные пуанты. Со смертью импресарио Русские сезоны прекратились, но его антреприза навсегда осталась яркой страницей в истории мировой культуры.

Рассказывает продюсер, глава артистического агентства «Ардани» Сергей Данилян:

Успех Русских сезонов напрямую связан с уникальностью личности самого Сергея Дягилева. Есть такое понятие — visionnaire. Человек, который видит. Провидец в каком-то смысле. Таким человеком и был Дягилев. Масштаб его мышления поражал. Мы должны понимать, что он представлял тот самый интеллигентный культурный слой, который был сформирован до революции. Такой человек обязан был появиться — чтобы русское искусство не осталось в пределах национальных границ, а шагнуло в Европу.

Влияние Русских сезонов на мировую культуру бесценно. Мы должны понимать, что до конца 50-х годов ХХ века — когда шествие по миру начали такие компании, как балет Большого театра, Кировский балет, — так вот, до этого времени на Западе представление о русском искусстве было основано именно на Русских сезонах Сергея Дягилева. И тех людей, которые с ним сотрудничали. Анна Павлова, Серж Лифарь, Джордж Баланчин — их влияние на французский, американский балет имело большое значение.

После падения железного занавеса очень многое изменилось. Мир изменился, стал более открытым. Сегодня существует множество балетных компаний — тех, кто представляет уже новое поколение. Рудольф Нуриев, Наталья Макарова, Михаил Барышников, которым довелось руководить западными компаниями, продолжают традицию того же Баланчина или Лифаря, который, как мы знаем, руководил Парижской оперой. Российские деятели культуры живут и работают по всему миру, поют и ставят в лучших оперных театрах — как Дмитрий Черняков, например.

Если говорить о качественном моменте, то я не беру на себя смелость сказать, что у нас сегодня нет Бакста, Коровина, Головина, Гончаровой, Пикассо и многих других, кто работал в Русских сезонах, включая композиторов уровня Прокофьева, Стравинского. Но в то же время мы понимаем, что те, кто есть, — это именно те, кто есть. И с этим надо считаться. И сравнивать мы не можем. Но то, что Дягилеву повезло и в его время появилось — и благодаря ему в том числе — такое количество выдающихся деятелей искусства в разных направлениях, то это факт, и в данном случае мы можем только его констатировать — и больше ничего.

И еще мы можем учиться у него, на каком уровне — интуитивном или каком-то другом — просчитать возможность успеха того или иного артиста. Лучшее, что я лично взял из опыта Русских сезонов, — это то, что надо уметь рисковать, потому что если не рисковать, то ты ничего не сможешь добиться никогда; с другой стороны, надо верить в людей, с которыми ты работаешь; надо верить, что они обладают тем самым художественным потенциалом, который может иметь мощное влияние и выражение, то есть это группа больших и интересных артистов, с которыми я сотрудничаю и сотрудничал. Они — это те, кого вывело на первые роли время и их талант. Я стараюсь сейчас работать с молодыми артистами, хореографами, пытаться создать им условия, при которых таланты и возможности были бы раскрыты и они получили бы возможность для роста и развития.

Портал «Культура.РФ» благодарит Международный проект о достижениях российской культуры и Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина за помощь в подготовке спецпроекта.

Обложка раздела Русские сезоны: краткая история: Леон Бакст. Эскиз костюма для балета Игоря Стравинского «Жар-птица» (фрагмент). 1910. Государственный центральный театральный музей имени А.А. Бахрушина, Москва

Фотографии: classicalmusicnews.ru; vassiliev.com.ru; Egor Berladin / cargocollective.com

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

10 фактов о кошках: киприоты, пацифисты, полиглоты 10 фактов о кошках: киприоты, пацифисты, полиглоты

Эти факты помогут узнать и понять кошек чуть больше

Популярная механика
Вечерний алкоголь и частые перекусы: 4 безболезненных способа избавиться от вредных привычек Вечерний алкоголь и частые перекусы: 4 безболезненных способа избавиться от вредных привычек

Пора взяться за себя!

Playboy
Гудбай, Америка: 10 фактов о Христофоре Колумбе, которых вы не знали Гудбай, Америка: 10 фактов о Христофоре Колумбе, которых вы не знали

Все самые интересные факты о Христофоре Колумбе в нашей подборке

Популярная механика
Моя терапия: «Тревога и печаль стали выносимыми — и это уже было счастье» Моя терапия: «Тревога и печаль стали выносимыми — и это уже было счастье»

Что делать, когда не можешь спать и есть?

Psychologies
Ева без рая Ева без рая

Ева Грин встретилась на руинах старой Европы с Алексеем Тархановым

Tatler
Темная сторона удовольствия: зачем древние стоики практиковали добровольный дискомфорт Темная сторона удовольствия: зачем древние стоики практиковали добровольный дискомфорт

Отрывок из книги Уильяма Ирвина «Радость жизни»

Forbes
Пирог с курицей, грибами и гречкой Пирог с курицей, грибами и гречкой

Идеальное платоновское блюдо — пирог

Weekend
Новая роскошь Новая роскошь

Как экостиль может быть люксовым

SALON-Interior
Театр одного фаната Театр одного фаната

«Фассбиндер» — биография абьюзера, циника и садиста

Weekend
В Мьянме открыли новый вид обезьян. Он уже под угрозой исчезновения В Мьянме открыли новый вид обезьян. Он уже под угрозой исчезновения

Численность нового вида составляет всего 199-259 особей

N+1
Этан, метан, азот и Титан Этан, метан, азот и Титан

Титан можно было бы даже сравнить с Землёй, если бы не одно «но»

Наука и жизнь
Отрывок из книги Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд» Отрывок из книги Светланы Алексиевич «Время секонд хэнд»

Отрывок из книги «Время секонд хэнд» — о страдании и мужественности

TJ
«Не плачь!»: как не надо реагировать на чувства детей «Не плачь!»: как не надо реагировать на чувства детей

Как часто мы говорим детям: «Не плачь!», «Не ной», «Ты что, плакса?»

Psychologies
Умная почка Умная почка

Почки создают условия для высокой эффективности работы клеток всех органов

Наука и жизнь
День матери: 10 знаменитостей, сохранивших теплые отношения с мамами День матери: 10 знаменитостей, сохранивших теплые отношения с мамами

Вспоминаем знаменитостей и их мам, которые находятся в хороших отношениях

РБК
Европа в западне Европа в западне

По плечам ли Европе борьба с терроризмом?

Огонёк
Скромный памятник Колумбу Скромный памятник Колумбу

Анна Толстова о судьбе Ильи Остроухова, оставшегося в тени

Weekend
Лик Луны. Отрывок из книги Оливера Мортона Лик Луны. Отрывок из книги Оливера Мортона

Глава из книги Оливера Мортона «Луна. История будущего»

СНОБ
Маленький человек 2.0 Маленький человек 2.0

«Человек из Подольска» — кафкианская история с фальшивым хеппи-эндом

Weekend
Woody Allen Woody Allen

Вуди Аллен о своих кошмарах, извечной печали и разбитых сердцах

Elle
Почему древние млекопитающие Южной Америки проиграли северным собратьям Почему древние млекопитающие Южной Америки проиграли северным собратьям

Что произошло с древней фауной Южной Америки?

National Geographic
Юрий Тарасов. Бабочки на снегу Юрий Тарасов. Бабочки на снегу

Актер Юрий Тарасов: «Честно говоря, устал от ограниченности выбора»

Караван историй
Дежурный по стране. Памяти Михаила Жванецкого — великого советского сатирика Дежурный по стране. Памяти Михаила Жванецкого — великого советского сатирика

Михаил Жванецкий — великий комедийный артист

Esquire
Что посмотреть и попробовать в Костроме. Гид «РБК Стиль» Что посмотреть и попробовать в Костроме. Гид «РБК Стиль»

Рассказываем, что посмотреть в Костроме, где остановиться и пообедать

РБК
Неуправляемый ребенок Неуправляемый ребенок

Что стоит за плохим поведением детей?

Лиза
7 знаменитых актеров, у которых нет ни одной хорошей роли в кино 7 знаменитых актеров, у которых нет ни одной хорошей роли в кино

Халтура — карьере не помеха

Maxim
20 ошибок при самостоятельном окрашивании волос, которых легко избежать 20 ошибок при самостоятельном окрашивании волос, которых легко избежать

Что греха таить: все мы периодически красим (и портим) волосы дома

Cosmopolitan
Самый лучший компьютер, которого ни у кого не было: краткая история NeXT Самый лучший компьютер, которого ни у кого не было: краткая история NeXT

Как выглядел прадед iOS

Maxim
Одна вокруг света. Сколько стоит переправиться через океан Одна вокруг света. Сколько стоит переправиться через океан

97-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко

Forbes
Российские ученые предложили альтернативу таблице Менделеева Российские ученые предложили альтернативу таблице Менделеева

Российские ученые предложили новый вариант представления химических элементов

National Geographic
Открыть в приложении