Всемирно признанный архитектор Дэвид Аджайе достиг в профессии солидных высот

Robb ReportБизнес

Человек и монумент

Всемирно признанный архитектор сэр Дэвид Аджайе достиг в профессии солидных высот. С Robb Report он обсудил вопросы расы, истории и политики — всё, что скрывается за впечатляющими фасадами его зданий.

Текст Lucy Alexander. Фотопортрет Francis Kokoroko

Дэвид Аджайе в своей студии в Аккре, столице Ганы

Чуть более десяти лет назад Дэвид Аджайе находился на грани банкротства. «Бюджеты в кризис урезали, — вспоминает он. — У меня было около 30 человек в штате и примерно 6 проектов, что довольно много для молодого архитектора. Я старался сам всем рулить, хотя и не был бизнесменом. После процедуры банкротства лично расплатился с каждым сотрудником и потерял все сбережения».

Это стало ударом для архитектора, чьи ранние работы были отмечены за смелый, даже провокационный дизайн. Однако уже в следующем, 2009 году он обошёл конкурентов c проектом Смитсоновского национального музея афроамериканской истории и культуры в столице США. «Только люди подумали, что на мне можно ставить крест, — с восторгом делится воспоминаниями Аджайе, — как Смитсоновский институт возродил моё имя и представил его американской публике. Это казалось чем-то невероятным». Музей, открывшийся в 2016 году, не только поправил финансовое положение британца ганского происхождения, но и помог ему завоевать несколько наград и статус звёздного архитектора. Ещё через год Дэвид Аджайе был произведён в рыцари и получил звание сэра. Его имя связывают с новыми памятниками и музеями, включая будущий Мемориал холокоста у Вестминстерского дворца в Лондоне. Он также стал своего рода рупором чернокожих архитекторов и выступает в этой роли довольно убедительно, хоть и не слишком охотно. В свои 54 сэр Дэвид Аджайе живёт образцовой жизнью стархитектора с офисами в Лондоне, Нью-Йорке и Гане. Среди знаменитостей, для которых он работал, — Юэн Макгрегор, художники Крис Офили и Джейк Чепмен, фотограф Юрген Теллер, Брэд Питт и его фонд Make It Right, а также покойный генеральный секретарь ООН Кофи Аннан. В Нижнем Манхэттене завершается строительство премиального высотного кондоминиума 130 William, а кроме того, в сотрудничестве с Four Seasons ведутся работы над частными резиденциями в Вашингтоне. В прошлом году издательство Thames & Hudson выпустило очередную книгу о проектах архитектора — David Adjaye: Works 1995–2007.

Внутреннее пространство Смитсоновского национального музея афроамериканской истории и культуры по проекту Дэвида Аджайе

До пандемии большую часть времени он проводил на высоте 10 тыс. м — летал с лекциями в Гарвард, Принстон и Йель и курировал проекты в Австралии, Абу-Даби, Ливане, Норвегии, Сенегале, Израиле и Гане. На приёме 2012 года в Белом доме в честь тогдашнего премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона он сидел как почётный гость рядом с Бараком Обамой. «Сейчас он ухитряется быть везде одновременно, — говорит Роуэн Мур, архитектурный критик лондонской The Observer. — Не знаю, как ему это удаётся. Это безумие». Мур считает, что при всей своей популярности Аджайе «не полностью влился» в профессиональную среду, отчасти потому, что его сложно классифицировать. По словам критика, Аджайе силён в умении «реагировать на ситуацию по-новому и создавать внешнюю оболочку здания», но даёт слабину, когда дело доходит до «проработки деталей». В британском обществе подобное едва уловимое высокомерие порой проскальзывает среди в целом положительных комментариев, характеризующих его как модного легковеса, который отлично умеет использовать связи и создавать эффектные проекты, популярные и у знаменитостей, и у широких масс.

Вид музея снаружи

Образ, создаваемый СМИ, иногда расходится с реальностью. «Любимый архитектор Обамы», как его окрестили издания о дизайне, так и не получил заказ на проектирование президентской библиотеки в Чикаго (он достался бюро Tod Williams Billie Tsien Architects). Да и вырос не в зажиточном Хэмпстеде, как сообщает пресса по обе стороны океана, а в соседнем малопривлекательном пригороде Криклвуд. При личном общении Аджайе производит впечатление человека более рефлексирующего и ранимого, чем предполагает его портрет в медиа. Ему явно дороже проекты общественных пространств, чем резиденции для богатых. «Проекты, меняющие мир к лучшему, — вот что меня цепляет», — признаётся архитектор.

С Robb Report он разговаривает по зуму из Аккры, перемежая чёткие формулировки заразительным смехом и скрашивая серый фон офиса жёлтой рубашкой с ярким рисунком (для фотосессии он выбрал более тёмную палитру). Его африканская практика процветает, поэтому сейчас он живёт в столице Ганы с женой Эшли Шоу-Скотт Аджайе и двумя маленькими детьми, вынашивая план построить здесь фамильный дом.

Детство Аджайе прошло в странствиях. Родившись в семье ганского дипломата, он успел пожить в Танзании, Уганде, Кении, Гане, Египте, Ливане и Саудовской Аравии прежде, чем ему исполнилось 13 и семья обосновалась в Лондоне. Его «юность без корней», как он это называет, омрачилась семейной драмой — один из двух его младших братьев, Эммануэль, в младенчестве подхватил инфекцию, которая сказалась на его умственном и физическом развитии.

Суровый фасад (вверху) и залитый светом интерьер (внизу) лондонского Elektra House, принёсшего Аджайе первую славу

Мама Аджайе Сесилия превратилась в сиделку Эммануэля, она и по сей день живёт с ним в Лондоне. Отцу Аффраму пришлось уйти с должности, чтобы перевезти семью и обеспечить сыну уход. «Это изменило отношения в семье, — спокойно говорит Аджайе, — потому что этот годовалый малыш стал единственным объектом внимания моих родителей».

Оказавшись в лондонской государственной школе после частных учебных заведений, подросток Аджайе, по собственному выражению, «попал в большие неприятности». Английская школа показалась ему «до ужаса провинциальной». Но, оглядываясь назад, он ценит и этот опыт. «Лучшее образование вы получаете незаметно для себя, — говорит он. — Вас не испугать новыми обстоятельствами». В путешествиях он по-прежнему чувствует себя как дома. «Мне комфортно работать в любой части мира, куда меня пускают», — добавляет он с улыбкой.

Глобальный подход. Вот лишь несколько примеров мировой экспансии Аджайе

Лесли Локко, декан Архитектурной школы Анны и Бернарда Спитцеров при Городском колледже Нью-Йорка, тоже британка ганского происхождения, знакома с Аджайе около 20 лет и объясняет его успех тем, что он рос «тонким наблюдателем». По её словам, Аджайе «всегда был наполовину внутри и наполовину вне ситуации. Так развивается чутьё. Он невероятно чувствителен к контексту». Подобная особенность творческого почерка, по мнению Локко, раздражает архитектурных критиков: «У него нет фирменного стиля, но всё, что он делает, всегда глубоко продумано». Локко добавляет, что «он мыслит масштабно и не зацикливается на мельчайших деталях проектов».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Счастливы вместе Счастливы вместе

Архитектор Александр Козлов построил для своей семьи идеальный подмосковный дом

Robb Report
Откровенные фото красавиц-актрис сериала «Полярный»: Шпицы, Зверевой и других Откровенные фото красавиц-актрис сериала «Полярный»: Шпицы, Зверевой и других

Актрисы сериала «Полярный» умело демонстрируют свою сексуальность

Cosmopolitan
Чей в море мех? Чей в море мех?

История о том, как люди договорились не истреблять морских котиков

Вокруг света
Переход к земледелию не повлек за собой изменения микробиома ротовой полости человека Переход к земледелию не повлек за собой изменения микробиома ротовой полости человека

Ученые проанализировали образцы 44 древних охотников-собирателей и земледельцев

N+1
Мартин Шоллер Мартин Шоллер

Правила жизни фотографа Мартина Шоллера

Esquire
Горячий чай или холодное молоко: что можно и нельзя пить в жару Горячий чай или холодное молоко: что можно и нельзя пить в жару

Разбираемся, что полезно пить в жаркие дни

РБК
Виктор Началов. Колыбельная для дочки Виктор Началов. Колыбельная для дочки

История Юлии Началовой, рассказанная ее отцом

Коллекция. Караван историй
Монти Пайтон Монти Пайтон

Правила жизни Монти Пайтон

Esquire
Спасти «Северный поток». Почему Байден пожалел любимый проект Путина Спасти «Северный поток». Почему Байден пожалел любимый проект Путина

«Северный поток — 2 достроят, но Украина не пострадает»

СНОБ
Любовь, секс, роботы. Технологии сексуального удовольствия Любовь, секс, роботы. Технологии сексуального удовольствия

В индустрии секс-тека доминируют основатели-женщины

СНОБ
Что общего между человеком с джойстиком и обезьяной с лопаткой? Что общего между человеком с джойстиком и обезьяной с лопаткой?

Нейрофизиолог — о том, как мозг стирает границу между нами и окружающим миром

Reminder
«Ты взял меня из схемы мирозданья» «Ты взял меня из схемы мирозданья»

Татьяна Щербина рассказывает о своём друге Александре Ерёменко и его стихах

Полка
Как повысить самооценку, изменив свое мышление Как повысить самооценку, изменив свое мышление

Какой образ мыслей может научить нас уважать себя?

Psychologies
Вон из спальни, или Современный остракизм: почему власть решила, что страна — это ее кровать Вон из спальни, или Современный остракизм: почему власть решила, что страна — это ее кровать

Сегодня власть относится к стране, будто к личной спальне

СНОБ
Из дерева сделали ион-проводящие мембраны Из дерева сделали ион-проводящие мембраны

Ученые покрыли древесину гидрогелем и превратили ее в ион-селективный материал

N+1
Убил, признался — свободен: мужчина насмерть забил свою девушку, и его отпустили Убил, признался — свободен: мужчина насмерть забил свою девушку, и его отпустили

Жестокое убийство, которое до сих пор не наказано

Cosmopolitan
Сомнительная инвестиция: как две женщины решили судьбу художника Джексона Поллока Сомнительная инвестиция: как две женщины решили судьбу художника Джексона Поллока

Отрывок из книги Майкла Шнейерсона о знаменитых арт-дилерах

Forbes
Хотите поговорить о Боге? 8 необычных сериалов о религии Хотите поговорить о Боге? 8 необычных сериалов о религии

Необычные сериалы о религии

Cosmopolitan
Новички начинают – и выигрывают! Новички начинают – и выигрывают!

Как удержаться на рабочем месте и стать своей в коллективе

Лиза
Как защитить личные данные в интернете Как защитить личные данные в интернете

Как защитить личные данные, кто их ворует и какие есть способы защиты?

СНОБ
Cталинская библия. Лев Симкин: Как живые. Образы «Площади революции»: Знакомые и забытые Cталинская библия. Лев Симкин: Как живые. Образы «Площади революции»: Знакомые и забытые

Отрывки из книги «Как живые» Льва Симкина

СНОБ
Какие плавки надевать на пляж, а какие — в бассейн Какие плавки надевать на пляж, а какие — в бассейн

Купальный дресс-код для настоящих джентльменов на отдыхе!

Maxim
Куратор из Москвы: как федеральные чиновники следят за проблемными регионами Куратор из Москвы: как федеральные чиновники следят за проблемными регионами

Система кураторов из Москвы существует с 2019 года, привела ли она к изменениям?

Forbes
17 cамых сексуальных героинь современных сериалов 17 cамых сексуальных героинь современных сериалов

У тебя встреча с самыми зажигательными героинями сериалов

Maxim
Наши в Европе Наши в Европе

Советские физики и «революция вундеркиндов»

Наука и жизнь
Закалка давлением повысила критическую температуру сверхпроводника Закалка давлением повысила критическую температуру сверхпроводника

Физики научились сохранять высокотемпературную сверхпроводимость селенида железа

N+1
7 сцен из культовых фильмов, в которых актеры не знали, что ждет их на съемочной площадке 7 сцен из культовых фильмов, в которых актеры не знали, что ждет их на съемочной площадке

Иногда то, что ты видишь на экране, — вовсе не гениальная игра актеров, а правда

Maxim
Тело-паспорт: эволюция биометрии от времен британских колоний до наших дней Тело-паспорт: эволюция биометрии от времен британских колоний до наших дней

Человеческое тело уникально. Эту особенность мы используем десятки раз в день!

СНОБ
Cписок 28: кого и за что российские власти объявили СМИ-иностранными агентами Cписок 28: кого и за что российские власти объявили СМИ-иностранными агентами

Министерство юстиции признало 28 изданий и журналистов СМИ-иностранными агентами

TJ
Всё о депрессии, или Почему хорошему человеку бывает плохо, очень плохо Всё о депрессии, или Почему хорошему человеку бывает плохо, очень плохо

Успешные люди больше всех рискуют стать жертвами депрессии

Maxim
Открыть в приложении