Юрий Мильнер

«Есть ли места в Солнечной системе, где может существовать жизнь? Их несколько»

РБКБизнес

Юрий Мильнер: «Есть ли места в Солнечной системе, где может существовать жизнь? Их несколько»

Текст Валерий Игуменов

Самый известный российский технологический инвестор Юрий Мильнер в 2015 году объявил о запуске программы Breakthrough Initiatives, цель которой — поиски внеземной жизни. В том числе с помощью радиотелескопов, которые ищут следы разумных цивилизаций (проект Listen стоимостью $100 млн на десять лет) и отправки космического корабля к Альфе Центавра ($100 млн на 25–30 лет). Журнал РБК расспросил Юрия Мильнера о том, как продвигаются эти проекты, и узнал о новой, пятой по счету космической «инициативе»

Чем известен Юрий Мильнер

Юрий Мильнер — бывший совладелец и председатель совета директоров Mail.Ru Group, основатель фонда DST Global, инвестирующего в интернет-компании на поздних стадиях. Первый большой успех DST Global был связан с инвестициями средств Алишера Усманова и его партнеров в акции компаний Zynga, Groupon и Facebook. Созданный затем фонд DST Global II продолжил инвестировать в интернет: в акции Twitter, китайских Alibaba Group и JD.com, в сервисы Spotify, AirBnB и ряд других.

Начиная с фонда DST Global III, пути Мильнера и Усманова разошлись: основными инвесторами новых фондов, как заявлял Мильнер, являются международные инвесторы, полный состав которых не раскрывается. В числе последних удачных инвестиций Мильнера и фондов DST — китайская Xiaomi, первые акции которой Мильнер купил вскоре после ее основания, в 2011 году, и которая может провести IPO во второй половине 2018 года. Аналитики считают, что рыночная стоимость компании может составить не менее $100 млрд. Весной 2018 года Forbes оценивал личное состояние Мильнера в $3,7 млрд.

В 2012-м Юрий Мильнер учредил ежегодную премию за выдающиеся достижения в области фундаментальной физики в размере $3 млн, в 2013 году — Премию за прорыв в математике в размере тех же $3 млн, а также стал соучредителем Премии за прорыв в области медицины (Life Sciences). Его партнерами по программам Breakthrough Prize стали глава совета директоров Apple Арт Левинсон, создатель Google Сергей Брин, основатель Facebook Марк Цукерберг и основатель Alibaba Group Джек Ма.

— Вы много раз говорили о том, что космос для вас это благотворительность, хобби, но не бизнес. Последние успехи Илона Маска не заставили вас передумать?

— Космос — это судьба (смеется). Передумать в смысле начать делать что-то коммерческое? Нет, не передумал. Я родился в академической семье, физфак МГУ, книги Шкловского читал, «Вселенная, жизнь, разум» — помните такую книгу? Все идет оттуда. Дальше — отклонение от физической траектории: бизнес-школа, бизнес, технологии, интернет, инвестиции и сохранение все-таки детской мечты, связанной с Вселенной и космосом. Для меня, в отличие от тех же Маска и Безоса, основная идея — все-таки поиски жизни во Вселенной. Для меня космос это средство, а не цель.

— Но если я ничего не путаю, первым космическим проектом у вас была инвестиция в стартап Planet Labs, запускающий спутники в коммерческих целях. Она остается у вас сейчас?

— Если посмотреть на коммерческую сторону этого, то есть такая инвестиция, и пока все неплохо у них идет. Но это одна из десятков портфельных инвестиций, ее вполне могло бы не быть. Я бы ее никак не связывал с тем, что я делаю non profit и что сейчас занимает примерно 20% моего времени. В этой части все вертится вокруг life in the Universe, жизни во Вселенной.

— У вас есть четыре инициативы Breakthrough, связанных с поисками этой жизни: Listen, Message, Starshot и Watch.

— Да, и есть еще одна в стадии предварительного анализа, она называется Enceladus — полет к Энцеладу, спутнику Сатурна. Здесь есть логическая конструкция, которая выглядит примерно так: если задумываться о жизни во Вселенной, все сразу распадается на две большие подгруппы. Первая — разумная жизнь, вторая — жизнь вообще, любые ее виды. Разумная жизнь — это проект Breakthrough Listen. Если это разумная цивилизация, они тоже, скорее всего, будут использовать радио и лазеры, потому что это естественный и дешевый способ коммуникации. Они, как мы сейчас, будут излучать в пространство — телевидение, переговоры со спутниками с Земли, отслеживание самолетов радарами и так далее. С помощью достаточно серьезного радиотелескопа, который даже наша цивилизация уже может себе позволить, такое излучение можно засечь на большом расстоянии.

— Даже если они не пытаются нам ничего передать, сказать, послать?

— Да, это то, что называется «leakage», утечка. Поэтому это достаточно осмысленное действие — пытаться уловить какой-то сигнал, который либо целенаправленно посылается, либо происходит в режиме утечки. Мы хотим внимательно посмотреть на миллион близлежащих к Солнцу звезд и сто ближайших к Млечному пути галактик. Уже смотрели на галактику Андромеды, например.

— В прошлом году было объявлено о первых результатах проекта Listen, как я понимаю, достаточно скромных: в чем их суть?

— Естественно, мы не нашли разумную цивилизацию, в противном случае вы бы об этом узнали (смеется). В рамках проекта мы изучили несколько тысяч звезд, ничего драматического не нашли, но обнаружили достаточно интересные вещи, связанные с так называемыми FRB, fast radio bursts, по-русски это называется «быстрые радиовсплески». Не мы обнаружили это явление, но оно интересное и новое. Это достаточно активно развивающаяся тема в астрономии. И нам удалось получить интересную информацию в определенном спектральном диапазоне, который раньше не исследовался. То есть получается, мы какую-то науку делаем, не связанную с поиском внеземных цивилизаций. Это побочный продукт, но тем не менее он интересный и ценный.

«Простая жизнь, скорее всего, крайне распространена»

— Почему именно с этого проекта начали, а не с космического нанокорабля? Кстати, что с этим проектом происходит?

— К проекту корабля мы вернемся, безусловно, но давайте я логически закончу мысль. Проект Listen гораздо более осмысленный сейчас, чем, скажем, пять лет назад, в связи с тем, что была миссия под названием «Кеплер» — большой телескоп, запущенный НАСА в космос. В результате его деятельности мы теперь знаем, что количество планет типа Земли в Млечном пути может быть порядка 100 млрд. При таком количестве кандидатов — с жидкой водой на поверхности, атмосферой и так далее и так далее — вполне разумно предположить, что мы не одни. Особенно с учетом того, что у других цивилизаций мог быть гандикап [неравные условия], связанный с тем, что Вселенная существует 14 млрд лет, а наша планета сформировалась примерно 5 млрд лет назад. Все эти рассуждения логически указывают на то, что если это не очень затратный для нашей цивилизации проект, то его необходимо делать. Не я, так кто-то еще, мы все вместе должны выделить малую толику своих ресурсов на то, чтобы искать и находиться в режиме Listen.

— Пока он не очень затратный, да?

— Да, $100 млн на десять лет. Я считаю, что это вполне разумная трата ресурсов. Дальше перемещаемся в другую большую подгруппу — просто жизнь во Вселенной, необязательно разумная. Есть простая жизнь — те же бактерии, вирусы и прочее. Если поговорить с астробиологами, особенно в последние десять лет, многие из них склоняются к тому, что простая жизнь, скорее всего, крайне распространена. Например, в силу того, насколько быстро она зародилась на нашей планете. Идея в том, что если определенные условия существуют на протяжении миллиарда лет, то просто в силу естественных причин и огромного количества экспериментов, которые проводит природа, простая жизнь в том или ином виде появится. У ученых возрастает уверенность в том, что барьер не такой серьезный, как считалось ранее.

На Земле фактически нет такой ниши, которая не была бы занята, везде есть возможность выживания — в холоде, в жаре, под водой. И у нас есть ряд инициатив в рамках этой парадигмы. Первая — это то, что называется Breakthrough Watch. Это финансирование нескольких проектов, связанных с усовершенствованием наземных оптических телескопов с тем, чтобы можно было впервые в истории получить прямое изображение, direct image планет, которые вращаются вокруг звезд, расположенных недалеко от Солнца. В частности, есть проект с Европейской обсерваторией в Чили как раз на эту тему.

— Сколько стоит это проект?

— Сотни тысяч — единицы миллионов долларов. Это что касается космического пространства за пределами Солнечной системы. Дальше возникает вопрос: а есть ли такие места внутри Солнечной системы, где может существовать жизнь? Анализ показывает, что такие места есть и их несколько. Например, как раз этот спутник Сатурна Энцелад.

«Энцелад — это цель номер один»

— Почему именно этот спутник?

— Там, опять же недавно, побывала миссия НАСА, которой удалось обнаружить ряд вещей. Первое — подо льдом на этом спутнике находится жидкий океан. Второе, и это наиболее драматично и удивительно, — в этом льду есть трещины, и через эти трещины в космос вырываются всплески, «фонтаны» на 200 км вверх. И появляется удивительная возможность, пролетев через этот «фонтан», взять пробу воды без того, чтобы бурить лед. Лед там толстый, технологически довольно сложно его бурить, а вот пролететь через пространство, где есть элементы этой жидкости, воды, было был реально интересно. Если вы зачерпнете воду из нашего Мирового океана, то сразу найдете множество бактерий. Идея состоит в том, чтобы отправить туда миссию, у которой будет специальное оборудование, которое будет исследовать специальные биологические маркеры, потому что предыдущая миссия была заточена на другое. Энцелад — это такая цель номер один.

Еще одна цель — наверное, Европа, спутник Юпитера. Там тоже большой океан, толстый лед, но там в силу ряда причин меньше вероятность возникновения этих «фонтанов», выхода жидкости на поверхность. Дальше интересным объектом является Марс. Но там, чтобы найти какие-то признаки прошлой, скорее всего, жизни, надо бурить поверхность, возможно, на несколько метров. Достаточно сложная технологически, но возможная вещь.

И еще есть такой объект, как Венера, на которую, кстати, именно советских космических аппаратов отправлялось больше всего. Там есть интересная идея, связанная с атмосферой Венеры, потому что на поверхности там точно ничего быть не может, а вот в атмосфере теоретически могли сохраниться какие-то элементы жизни. Венера интересна еще и тем, что согласно физическим моделям она когда-то была в общем-то как Земля. Несколько миллиардов лет назад на Венере были океаны, моря, атмосфера, там все очень было похоже на то, как Земля выглядит сейчас. И в этом смысле теоретически возможно, что если жизнь на Венере сформировалась изначально в земных условиях, она могла бы потом, по мере ухудшения ситуации, занять какие-то другие ниши, в том числе в атмосфере. Венера — интересный пример того, что может произойти с Землей, если возникнет необратимый парниковый эффект.

— Переспрошу на всякий случай: мы не обсуждаем вариант, при котором разумные жители Венеры сели на космические корабли и перелетели, к примеру, на Землю?

— Нет, речь не идет об этом. Мы предполагаем, что если там могла быть простая жизнь, она могла уцелеть даже в такой ситуации. Не на поверхности, там очень высокая температура, а именно в атмосфере, где есть такой слой, в котором примерно «земное» атмосферное давление и «земная» температура. А есть еще совсем экзотический объект под названием Титан, это тоже спутник Сатурна. Там совершенно другая обстановка, там моря и океаны из метана, и если там есть какая-то жизнь, то она радикально другая, не такая, как та, к которой мы привыкли.

«Частные инвестиции могут сыграть дополняющую роль»

— Вы перечисли пять целей это пятой инициативы, а у нее есть уже какое-то название?

— Пока нет, но одним из первых кандидатов мог бы стать именно Энцелад. Астробиологи считают, что там уже есть обнадеживающие свидетельства и просто надо полететь проверить. Проведена большая предварительная работа, более-менее понятно, что искать, где и как. И вот здесь как раз есть некое влияние моего знакомого Илона Маска, но оно не прямое, а опосредованное.

Что он доказал? Что частные предприниматели могут за сравнительно небольшие средства делать какие-то вещи в космосе. Мне было бы интересно продемонстрировать, что частными инвестициями можно что-то делать, интересную науку в космосе. Этим частные предприниматели почти не занимаются — сейчас почти все, что происходит в космосе и не финансируется государством, имеет все-таки коммерческую природу. А если мы говорим про фундаментальные исследования, это все-таки благотворительность. И здесь, мне кажется, есть возможность показать, что с бюджетами намного меньшими, чем у государственных космических агентств, можно делать что-то интересное именно в научном плане.

— Есть популярное мнение, что частная космонавтика развивается сейчас именно потому, что у нее есть понятные коммерческие цели, а государственная находится в некой стагнации в силу того, что ее изначально главная, военная цель перестала быть интересной государствам.

— Я все-таки иду в другом направлении — это чисто научные исследования, они тоже раньше финансировались государством, хотя и в большем объеме, чем сейчас. Мне кажется, здесь есть пространство для частных инвесторов, которые не конкурируют с государственными организациями. Если взять в качестве примера Энцелад — в какой-то момент туда отправится миссия, которая будет стоить миллиарды долларов, на которой будет большое количество различного оборудования. Государства обычно финансирует такие существенные проекты, если у них есть высокая вероятность успеха. А вот частные инвестиции здесь могут сыграть дополняющую роль: это может быть миссия, которая стоит не миллиарды, а десятки миллионов долларов, и которая может отправиться намного раньше, и которая может проложить путь для государственных инвестиций в этой области. Модель, которая мне кажется наиболее разумной и привлекательной, не конкурентная, как у Илона Маска, а взаимодополняющая.

— Миссию на Энцелад вы видите полностью частной или будете привлекать государственные деньги? И много вопросов — на чем лететь, когда, на чем запускать аппарат, кто его будет делать?

— Подобный аппарат предполагается финансировать частным образом. Что касается запуска, здесь есть возможность для переговоров, потому что, если аппарат весит несколько сотен килограммов, а не несколько тонн, то вполне возможна ситуация, при которой он будет побочным грузом: летит большая ракета, несет основной груз и попутно этот груз тоже. Есть и варианты отдельного запуска, сейчас это намного дешевле, чем раньше.

— У вас уже есть планы по срокам полета или это пока отдаленное будущее?

— Сейчас идет этап скорее предварительного анализа и определения целей, но я думаю, не за горами какое-то объявление о первом проекте в этой области. Мне кажется, нужно подчеркнуть еще один важный фактор — если удастся обнаружить независимо возникшую жизнь, даже на уровне простой жизни, бактериальной, если удастся обнаружить в Солнечной системе «второе создание», second creation, это может иметь фундаментальные последствия для поиска жизни во Вселенной в целом. Это будет означать, что жизнь, скорее всего, очень распространена. Намного больше, чем мы раньше предполагали. И если в одном месте она может возникнуть дважды, независимо друг от друга, это будет говорить о том, что жизнь фактически появляется автоматически, если есть приемлемые условия.

«Наука не может не быть международной»

— Как идут дела с проектом космического корабля Starshot, который должен лететь к Альфе Центавра?

— Это отдельный проект — я бы сказал, первая практическая попытка научно и инженерно обосновать возможность межзвездных путешествий. Здесь мы пришли к выводу, что нужно забыть про картинки из Звездных войн, что не нужно строить большие звездолеты и думать в режиме научной фантастики, потому что такого у нас не будет еще очень долго. А нужно рассуждать в более практическом ключе — может быть, нужно послать что-то маленькое, легкое и на большой скорости. И сейчас происходят исследовательские работы в этой области с тем, чтобы определить, насколько это реалистично. Здесь мы тоже объявили о бюджете $100 млн на исследования и разработки, чтобы понять, сможем ли мы это реально сделать в течение 25–35 лет.

Разумеется, в этом проекте, если мы поймем, что сделать это реально, потребуется сотрудничество как частных инвесторов, так и государственных организаций. В случае успешного развития этого проекта я себе представляю что-то типа ЦЕР На — то есть международную организацию с участием многих стран. Потому что это настолько масштабный проект, что вряд ли какая-то отдельная страна или частная компания может это осуществить. Но это все потенциально в будущем, сейчас идет первый этап, исключительно частные инвестиции, направленные на то, чтобы провести первый этап исследовательской работы, который займет несколько лет.

— Может ли к этим пяти инициативам добавиться шестая, седьмая, восьмая?

— Все-таки у них есть общая связующая идеология, которая называется «жизнь во Вселенной». Если возникнут другие идеи и направления, связанные с развитием этой темы, такие инициативы могут появиться. Но здесь есть именно такая заточенность на изучении этого конкретного вопроса, и просто добавлять иные инициативы не очень разумно, этим могут заниматься и успешно занимаются другие предприниматели. В любом случае, похоже, идти по чисто научному направлению желающих намного меньше, чем развивать коммерческий космос.

— Недавно умер ваш друг и коллега по некоторым из этих инициатив Стивен Хокинг. Это может повлиять на реализацию проектов?

— В силу того состояния здоровья, в котором он находился в последние годы, он конечно, не мог принимать активного участия, но его моральная поддержка была крайне важна. Он на протяжении всей своей жизни интересовался темой жизни во Вселенной, и, я думаю, его немного порадовало то, что кто-то в частном порядке начал заниматься этим. Общение с ним было очень воодушевляющим и вдохновляющим. Ну и его одобрение конкретных технических решений тоже было важным, в частности проекта Starshot. Ну и, безусловно, это был уникальный человек, наверное, самый известный человек, который олицетворял собой науку и был, что называется, celebrity, знаменитостью, не только ученым, но и коммуникатором. Конечно, его будет сильно не хватать.

— Повлияла ли на реализацию этих инициатив политика, охлаждение отношений между Россией и США?

— Фундаментальная наука все-таки всегда была международной. Даже во времена холодной войны и противостояния Советского Союза и Америки были совместные проекты, все равно была станция «Мир» в космосе. Я думаю, что наука, особенно фундаментальная, не может не быть международной. Так было на протяжении сотен лет, и надеюсь, что так будет и дальше. Изначально люди договорились о том, что любые научные открытия не могут быть запатентованы, они по определению принадлежат всему человечеству. Мои благотворительные проекты в этой области направлены на поддержку именно такого рода деятельности.

— Вы сами не планируете останавливать или сворачивать какие-то программы?

— Нет, не планирую.

Фото: Getty Images; Bryan Bedder / Getty Images

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Так думают женщины о... Так думают женщины о...

Очередная попытка выяснить, чего хочет женщиина

Playboy
Данила Козловский Данила Козловский

Футбол и кино – одно безумие под названием «Тренер»

Maxim
Когда на Марс Когда на Марс

«Чемодан технологий» для путешествий на другие планеты еще не полон

Русский репортер
Как потушить огонь... молнией Как потушить огонь... молнией

Почему бы не призвать на помощь инструменты Зевса?

Популярная механика
Лиссабон: Город, где сбываются желания Лиссабон: Город, где сбываются желания

Как стилист Владислав Лисовец впервые попал в столицу Португалии

Вокруг света
Камуфляж: для чего он предназначен и как работает Камуфляж: для чего он предназначен и как работает

Камуфляж не всегда ставит своей целью полную маскировку

Популярная механика
Квантовое превосходство Квантовое превосходство

В IT сложилась предреволюционная ситуация

Популярная механика
Возвращение гигантов Возвращение гигантов

Среднерусская популяция зубров вышла на первое место в мире

National Geographic
Верхом на единороге. Основатель Revolut Николай Сторонский может попасть в рейтинг Forbes Верхом на единороге. Основатель Revolut Николай Сторонский может попасть в рейтинг Forbes

Британский финтех-стартап с русскими корнями Revolut и его успех

Forbes
Хаски: Господин собака Хаски: Господин собака

Прошел год с тех пор, как Хаски назвали новой надеждой русского рэпа

СНОБ
Одолжить с умом. Как сменить депозит на облигацию и заработать больше Одолжить с умом. Как сменить депозит на облигацию и заработать больше

Как грамотно собрать портфель из долговых бумаг

Forbes
Как справиться с выгоранием: 6 советов психолога Как справиться с выгоранием: 6 советов психолога

Выгорание может возникнуть и в семейной жизни, и даже в творчестве

Psychologies
Нерусские есть Нерусские есть

Полевые опыты мультикультурализма в условиях Навруза

Русский репортер
Что носили мужчины на этой неделе Что носили мужчины на этой неделе

Много прекрасного для тех, кто успел соскучиться по смокингам

GQ
Subaru Impreza Subaru Impreza

Impreza на отечественном рынке окончательно сдулась и покинула прилавки

АвтоМир
Прогулка по Венеции Прогулка по Венеции

Главной темой интерьера этой квартиры в центре Иркутска стала Венеция

SALON-Interior
Эмили Блант: “Мужчины хотят снимать фильмы о сильных женщинах” Эмили Блант: “Мужчины хотят снимать фильмы о сильных женщинах”

Эмили Блант — о новом проекте и о том, как совмещать личную жизнь и работу

Esquire
«История любой успешной компании — это всегда история в том числе и ее ошибок» «История любой успешной компании — это всегда история в том числе и ее ошибок»

Генеральный директор «Газпромнефти» Александр Дюков поговорил с Forbes

Forbes
Франсис Ольдер и макаронная фабрика Франсис Ольдер и макаронная фабрика

Как булочник из французского Лилля завоевал мировой рынок пирожных «макарон»

Forbes
Диск-жокей, сделай музыку громче: один день с Севой Новгородцевым Диск-жокей, сделай музыку громче: один день с Севой Новгородцевым

Сева Новгородцев о желании вернуться в молодость

СНОБ
Чем знаменит Иоганн Карл Фридрих Гаусс? Чем знаменит Иоганн Карл Фридрих Гаусс?

Короткий ответ: это один из лучших математиков в истории

National Geographic
Где лучше всего поставить скворечник? Где лучше всего поставить скворечник?

Даже такое благородное дело как создание скворечника может выйти для птиц боком

National Geographic
Щупальца прогресса Щупальца прогресса

Экономическое влияние Apple, Google, Facebook и Amazon

Esquire
Кто такая доула: зачем нужна помощница в родах и что она делает Кто такая доула: зачем нужна помощница в родах и что она делает

Давай будем честными: рожать - страшно

Cosmopolitan

В мае в «Редакции Елены Шубиной» выходит новая книга Гузели Яхиной

Esquire
В стиле рок В стиле рок

В основу концепции лёг образ старинного каменного амбара

SALON-Interior
Как воспитать счастливого ребенка в XXI веке: 9 советов психолога Как воспитать счастливого ребенка в XXI веке: 9 советов психолога

Что нужно для счастья и психологического здоровья ребенка

Psychologies
Танцующая с булавами: как одевается гимнастка Маргарита Мамун Танцующая с булавами: как одевается гимнастка Маргарита Мамун

Как одевается спортсменка Маргарита Мамун в обычной жизни

Cosmopolitan
Правила здорового сна: уберите от кровати гаджеты и яблоки Правила здорового сна: уберите от кровати гаджеты и яблоки

Удается ли вам спать достаточное количество часов?

Psychologies
Гравитационная могила: почему обитатели иных миров не могут улететь в космос Гравитационная могила: почему обитатели иных миров не могут улететь в космос

Астрономы уделяют пристальное внимание супер-Землям

Популярная механика
Открыть в приложении