Белорусский «Санта» Группа Александра Мошенского завоевала российский рынок сельди, а теперь и молока.

РБК

Крупный план / Продукты

Белорусский «Санта»

Как группа Александра Мошенского завоевала российский рынок сельди и молока

История белорусских продуктов на российском рынке делится на три этапа. Сначала они робко жались в стороне, потом уверенно занимали лучшие места. Третий этап разворачивается сейчас — сначала девальвация рубля взвинтила цены на товары из Белоруссии, затем случилось охлаждение отношений между странами. Группа «Санта» Александра Мошенского, один из крупнейших производителей продуктов питания в Белоруссии и на постсоветском пространстве, пережила два первых этапа с хорошей прибылью. Сможет ли она сейчас удержаться от убытков?

Текст: Владимир Гендлин
Фото: Арсений Несходимов для РБК

Деревня Красная Горка в Смоленской области. Граница России и Белоруссии в трех километрах, она никак не оформлена, никаких пограничников с овчарками, только заболоченные леса вдоль трассы М-1. Таможни между странами Союзного государства тоже нет — только пункт предварительного уведомления, где контроль грузов осуществляют сотрудники Россельхознадзора. Через Красную Горку идет основной массив грузов из Белоруссии, 400–450 фур в сутки, примерно такой же объем пропускают остальные четыре в Брянской, Смоленской и Псковской областях вместе взятые.

В восемь утра на Красной Горке толпятся четыре десятка фур — это немного, основной поток идет с шести вечера до четырех утра, рассказывает Алексей Шитиков, заместитель руководителя управления Россельхознадзора по Брянской и Смоленской областям. У заместителя начальника отдела карантинного фитосанитарного контроля Нины Анищенковой весь день не смолкает телефон — надо оперативно решать, какую фуру пропустить, какую развернуть назад (неправильно оформлены документы), какую пустить на утилизацию (контрабанда).

У входа в домик, где сидят госинспекторы, стоит пожилой водитель. Стоит уже восьмой день — попал на февральские праздники. Его фуру с шампиньонами задержала ГИБДД в Рославле: по документам она следовала из Ставрополя в Ростовскую область, дата отправления — 3 февраля. А у грибов срок хранения 48 часов. Как эта фура оказалась за тысячу километров в Смоленской области, почему путешествует почти месяц? «Это польские грибы, — уверена Анищенкова. — Пойдут на утилизацию». Бывает так, что добросовестные перевозчики проходят границу и получают необходимые документы, но потом эти документы каким-то образом попадают в чужие руки. «Через нас пройти у них шансов нет, но они надеются, что в глубинке России проверяющие будут не слишком внимательны», — добавляет она.

Основная контрабанда — польские яблоки и шампиньоны, турецкие томаты, весной пойдут киви и клубника из Греции, потом косточковые. В последнее время пошел поток поддельных документов, говорит Анищенкова: «Посылаем сертификат на подтверждение либо в информационную систему «Аргус», либо в центральный аппарат Россельхознадзора». Сергей Буренко, начальник отдела пограничного ветеринарного контроля на транспорте, зачитывает статистику: за 2015 год сотрудниками управления утилизировано 78 партий объемом 1243 т, за 2016 год — 166 партий объемом 2473 т, за 2017 год — уже 30 партий на 506 т.

Растет поток контрабанды, и растет число нарушений по качеству и оформлению документации.

С ветеринарным контролем в чем-то проще: есть утвержденный реестр белорусских предприятий, которым разрешено поставлять продукцию в Россию, сейчас их около 600. Но работы от этого не меньше. Вместе с госинспектором Михаилом Ратниковым идем досматривать рефрижератор. Привычным взглядом он осматривает наружные датчики — соблюден ли температурный режим. Водитель открывает борт, инспектор вскрывает ближайшую коробку, разглядывает этикетку на банке с икрой мойвы, сверяя дату и адрес выработки. «Это крупный производитель, у таких нарушений практически не бывает, — говорит он. — Видите, сходятся дата и адрес выработки — г. Брест, улица Катин Бор, 106».

В 2015 году «Санта Бремор» получила $318,2 млн выручки, «Савушкин продукт» — $427,7 млн. Консолидированная выручка группы «Санта», с учетом компаний меньшего размера, в 2015 году составила около $1 млрд.

Свободная зона

Северо-западная окраина Бреста, Ленинский район. Вдоль Северного полукольца тянется улица Катин Бор. Вокруг на много километров типичная промзона. Название пошло от мызы (хутора) Katenborg, и только на рубеже XX века его «русифицировали». В XIX веке тут работала суконная фабрика, после постройки Брест-Литовской крепости — военный госпиталь.

Сегодня Катин Бор — один из главных промышленных центров города, здесь с 1996 года действует свободная экономическая зона «Брест», резиденты которой имеют налоговые льготы и таможенные преференции. С основанием Таможенного союза в 2010 году и Евразийского экономического союза в 2015-м местные производители оказались в очень выгодном положении — можно получать беспошлинно заграничное сырье, на месте перерабатывать и так же беспошлинно отправлять на реализацию на рынки ЕАЭС. С 1 января 2017 года им все же приходится платить ввозные пошлины и НДС на импортное сырье и материалы, используемые для изготовления собственной продукции для рынка Таможенного союза.

В Катином Бору работают такие разные компании, как СП «БелтТрансОйл» ООО, СООО «Первая шоколадная компания», мебельное ИП ООО «Черный Красный Белый», производитель мясных продуктов «Инко-Фуд» и многие другие. Здесь же с 1998 года работает и СП «Санта Бремор» ООО (принятое в Белоруссии обозначение формы юрлиц), «предприятие по переработке рыбной продукции и производству мороженого»

«Да мы еще со времен Советского Союза поставляли вам креветки и сельдь», — разъяснял президент Александр Лукашенко представителям российских СМИ бессмысленность шуток о наводнивших российские прилавки креветках, мидиях и рыбе из страны, не имеющей выхода к морю. В Белоруссии в советское время работали крупные предприятия по производству копченой, соленой, вяленой рыбы, пресервов — «Белрыба», «Рыбокомплекс», «Витебскрыба» и другие. И сегодня в стране работают десятки, если не сотни частных предприятий, занятых переработкой рыбы.

Владелец «Санта Бремор» шутки о «белорусских креветках» тоже не любит: может быть, еще и потому, что компания, которой в следующем году исполнится 20 лет, начинала с денег, заработанных на креветках.

Группа перерабатывает 20 тыс. т сельди в год, выпуская также разные виды икры, салаты, пасту криля, сурими и прочие товары

Белорусская селедка

Скорее всего, большинству жителей России неизвестно имя Александра Мошенского: с отечественной прессой он общается очень редко. В Белоруссии его знают гораздо лучше: согласно ежегодному рейтингу интернет-портала «Ежедневник», владелец группы компаний «Санта» входит в тройку крупнейших по влиянию и размеру капитала бизнесменов страны.

Мошенский входит в совет по развитию предпринимательства Республики Беларусь, в совет по развитию экспорта и товаропроводящей сети за рубежом при премьер-министре страны и в ряд других организаций, через которые белорусские власти общаются с крупнейшими бизнесменами страны. На выборах 2010 года Мошенский был доверенным лицом Лукашенко, который не раз прилюдно хвалил его и ставил в пример его компанию.

Бизнес он начинал с отцом, Михаилом Мошенским, который в 1990-х годах основал компании МП «Нила» и СП «СантаИмпэкс Брест» ООО, занимавшиеся оптовой торговлей рыбой и ее переработкой. Мошенский-старший родился на курильском острове Итуруп. В тех краях рыба — местное золото, основа производства и уклада жизни. В Бресте Михаил Мошенский окончил школу, поступил в техникум, затем устроился в институт железнодорожного транспорта, где до 1991 года работал в конструкторском бюро, разрабатывая ЭВМ и прочие высокотехнологичные вещи. Но промышленность стала разваливаться, пришлось уйти с работы и искать новые способы заработка на жизнь.

В те времена в Белоруссии объявились голландцы из компании L. Kok Seafood Ltd. Они искали в постсоветских республиках дешевую рабочую силу для тяжелой, но незамысловатой работы — очистки креветок. Михаил Мошенский организовал работу, арендовал цех, из которого очищенные креветки отправлялись обратно в Голландию. Этот бизнес, правда, скоро закончился — голландцы выяснили, что на соседней Украине можно нанять работников еще дешевле. Пришлось думать, чем заниматься дальше.

К этому времени к отцу присоединился Александр, окончивший в 1992 году мехмат Белорусского государственного университета. Конструктор и математик пришли к выводу, что самый рациональный путь — продолжать заниматься морепродуктами. И тогда впервые обратили внимание на Дальний Восток, откуда стали поставлять в Белоруссию сначала треску, затем минтай, а заодно развивали международную торговлю. В этом им помогали все те же голландцы из L. Kok Seafood, с которыми и была создана совместная компания «Санта Импэкс Брест».

В 1998 году грянул кризис, вызванный российским дефолтом: именно тогда поняли, что надо уходить от низкомаржинальной оптовой торговли, вспоминает Александр. Устойчивее и надежнее в кризис выглядели компании, имевшие производственные активы. К этому времени возникла новая стратегия — заняться переработкой рыбы и производством готового продукта. Еще до кризиса Мошенские на арендованных площадях выпустили первый такой продукт — филе сельди «Матиас» с разными видами посола, и уже к лету 1998 года продавали эту линейку в объемах до 4 т в год.

Филе сельди покупали сами, технологию и специи поставляла немецкая фирма Abelmann. С ее дочерней компанией Мошенские в марте 1998 года зарегистрировали белорусско-германское СП «Санта Бремор» в качестве резидента СЭЗ «Брест». В июле 1999 года началось строительство завода, а его открытие состоялось в мае 2001 года. Мошенский-старший этого не увидел — основатель бизнеса скончался в мае 2000-го.

В 2013 году группа приобрела за $52 млн российскую компанию «Русское море». «Санта Бремор» получила завод в Ногинске по производству пресервов из охлажденной норвежской форели и семги, а также икры лососевых рыб

Группа на миллиард

Отец и сын вложили в проект все имевшиеся у них на тот момент $750 тыс., столько же вложили немцы, и еще $2,5 млн совместное предприятие заняло в Европейском банке реконструкции и развития (ЕБРР). Изначально в СП 51% принадлежал «Санта Импэкс Брест», 49% — Alpha Mar Seafood Import & Export GmbH. Сейчас немецкая доля значительно ниже — в последующие годы белорусская сторона выкупала доли партнеров. «Там остался миноритарий, его роль в бизнесе исчезающе мала», — говорит Александр Мошенский. Он не уточняет долю этого акционера и не говорит, сколько денег было потрачено на выкуп доли немцев.

«Мы начинали как greenfield, а ориентировались изначально на все постсоветское пространство», — вспоминает Мошенский. Именно первый завод стал основой нынешней группы «Санта», одного из крупнейших производителей продуктов питания на этом пространстве и во всей Восточной Европе. По оценке Мошенского, в Белоруссии группа удерживает лидерство с долей в 30–40% рынка. Главного продукта, сельди, группа перерабатывает 20 тыс. т в год, выпуская также разные виды икры, салаты, пасту криля, сурими и прочие товары.

В группу входят компании «Санта Бремор» — производство рыбной продукции, салатов, мороженого, других продуктов питания, логистические и прочие компании, «Санта Импэкс Брест» — дистрибуция продуктов питания, транспортные услуги и др., «Русское море» — производство и дистрибуция рыбной продукции в России, «Савушкин продукт» — производство молокопродуктов в Белоруссии, а также ряд более мелких компаний. Продажами занимаются собственные дистрибьюторские компании в Белоруссии, России, Молдавии и на Украине. Там же расположены 15 логистических комплексов общей площадью 39 тыс. кв. м с собственным автопарком. 900 наименований продукции продается в 29 странах мира. В группе работают 12 тыс. сотрудников.

По данным группы, в 2015 году «Санта Бремор» получила $318,2 млн выручки, «Савушкин продукт» — $427,7 млн (результатов 2016 года пока нет). По словам представителей группы, консолидированная выручка группы «Санта», с учетом компаний меньшего размера, в 2015 году составила около $1 млрд. Цифры чистой прибыли или убытка «Санта» не раскрывает.

Продукты питания — одна из четырех основных статей экспорта Белоруссии. Главным потребителем для них всегда была Россия, растущий в 2000-х годах рынок которой в решающей степени позволил небольшой компании Мошенского превратиться в огромную группу и крупнейшего поставщика продуктов.

Экспансия в Россию

В России продукция «Санта Бремор» продается со времен, когда больших торговых сетей здесь не было. В начале 2000-х годов на российском рыбном рынке работали крупные местные игроки — «Русское море», ГК «Ледово», «Дальпико Рыбсервис» и много иностранцев. Но рынок пресервов в то время только зарождался, его бурный рост начался с 2003 года, и «Санта Бремор» подоспела как раз к разделу пирога.

Торговые сети были еще слабы и не могли диктовать условия производителям — львиная доля продаж шла через уличные торговые точки и старые гастрономы. «Белорусские производители очень быстро и агрессивно вошли в рынок, — вспоминает гендиректор компании «Национальная дистрибьюция» Анна Вовк, — была выбрана и быстро занята правильная ценовая ниша».

В 2004 году Мошенский рассказывал журналу «Секрет фирмы», как компания продвигала свои продукты на начальном этапе: «Мы вскрывали упаковки, давали пробовать филе в магазинах, на базарах — везде, где только можно. Убеждали, что филе покупать выгоднее, чем целую сельдь, и оно вкуснее». Когда в России окрепли большие продуктовые сети, покупатели уже хорошо знали белорусскую сельдь.

В том же году «Санта Бремор» поставила в Россию около 10 тыс. т рыбной продукции на сумму $36 млн (вся выручка компании в том году была $100 млн). Для сравнения: в 2012 году Белоруссия экспортировала 29 тыс. т готовой консервированной рыбы и икры на $125 млн, сообщал Белстат. Из них на долю «Санта Бремор» пришлось 98%, а 94% всего экспорта ушло в Россию.

Укреплению позиций «Санта Бремор» на российском рыбном рынке помогла покупка в 2013 году у Максима Воробьева и Геннадия Тимченко ЗАО «Русское море», основного производственного актива одноименной группы, уходившей с розничного рынка (с 2015 года группа называется «Русская аквакультура»). За $52 млн «Санта Бремор» получила завод в Ногинске по производству пресервов из охлажденной норвежской форели и семги, а также икры лососевых рыб мощностью 35 тыс. т в год

В молоке группа «Санта» имеет сейчас еще более серьезные позиции. В 2000-х годах «Санта Бремор» начала скупать акции Брестского молокозавода, Пинского сырозавода и других молочных заводов в окрестностях Бреста. Была произведена консолидация этих предприятий, выделены средства на допэмиссию — таким образом появился «Савушкин продукт». В компанию сегодня входят четыре производства в Бресте, Пинске, Столине и Каменце. Сколько денег на это было потрачено, компания не раскрывает, сообщая лишь, что на модернизацию завода было потрачено около $200 млн.

Сегодня «Савушкин продукт» перерабатывает свыше 600 тыс. т молока в год, доля компании на рынке Белоруссии в разных категориях — 20–40%. Для сравнения: лидер российского рынка Danone в 2015 году переработал 1,6 млн т молока, идущая второй PepsiCo — 1,5 млн т. Белорусская компания со своим объемом могла бы занять третье место.

Как рассказала журналу РБК Марина Лапенкова, директор по работе с глобальными компаниями «Nielsen Россия», сегодня «Савушкин продукт» входит в топ-10 игроков в индустрии молочной продукции, занимая долю в 1,2% в натуральном выражении. А технологии создания брендов, обкатанные на рыбе и мороженом, пригодились для создания молочных брендов и продвижения их на российский рынок.

За свое

Активность белорусских производителей не вызывала восторга у российских конкурентов. «С самого начала многие российские производители были недовольны низкими ценами и уровнем господдержки белорусских производителей, — говорит Марина Петрова, генеральный директор Petrova Five Consulting. — Там государство в лице Министерства сельского хозяйства и продовольствия помогает предприятиям экспортировать их продукцию, снимая многие административные барьеры, и российские производители хотели бы иметь со стороны своего государства сопоставимый уровень поддержки».

Недовольство местных игроков усилилось после введения Россией в 2014 году эмбарго на ввоз продуктов из стран, поддержавших антироссийские санкции. Как говорит Петрова, в новых условиях по многим позициям у белорусских производителей фактически нет конкуренции. Белорусские компании обвиняли в реэкспорте продукции из стран, подпавших под эмбарго.

Как говорится в опубликованном в 2015 году исследовании аналитического центра при правительстве РФ со ссылкой на данные Белстата, в 2014 году Белоруссия увеличила экспорт в Россию соленой, сушеной и копченой рыбы на 125% по сравнению с 2013 годом, при этом на 61% нарастив импорт свежей и охлажденной рыбы, главным образом из подпавшей под эмбарго Норвегии.

Но сопровождавшее введение санкций падение рубля привело к резкому росту цен на белорусские товары, говорит Вовк, что ужесточило конкуренцию внутри России. Кроме того, Россия усилила протекционистские меры в отношении местных производителей. В числе таких мер были действия, связанные с отзывом из списка Россельхознадзора разрешенных белорусских предприятий, отмечает Анна Вовк: «Даже был запрещен ввоз сливок, из-за чего в прошлом, 2016 году был коллапс на рынке сливочного масла — цена на него на полках магазинов выросла чуть ли не в три раза».

Белорусским производителям пока помогает уверенность российских покупателей в высоком качестве продуктов, которое контролируется государством. «Да, сохранилась система государственного контроля качества, — говорит Мошенский. — И еще в Белоруссии нет контрафакта».

Правда, качество белорусских продуктов то и дело ставят под сомнение инспекторы Россельхознадзора, которые едва ли не ежемесячно закрывают поставки с белорусских предприятий и отбирают у них сертификаты Таможенного союза.

Нефть, газ, еда

В начале февраля президент Лукашенко публично вспылил, потребовав возбудить уголовное дело против главы Россельхознадзора Сергея Данкверта. «Как когда-то по Керимову и Баумгертнеру было, за нанесение ущерба государству», — напомнил Лукашенко о конфликте вокруг компании «Уралкалий». Ее гендиректор Владислав Баумгертнер в 2013 году был арестован в Белоруссии и провел несколько месяцев в СИЗО и под домашним арестом, а совладельца Сулеймана Керимова Белоруссия объявляла в международный розыск.

«Все эти Данкверты — люди заинтересованные», — заявил Лукашенко, обвинив российских чиновников в нечестной игре. «Они, конечно, по качеству и цене не могут конкурировать с белорусской продукцией. Теперь вы понимаете, почему устанавливаются эти барьеры», — сказал президент Белоруссии. Данкверт в тот же день распорядился приостановить поставки в Россию говядины и говяжьих субпродуктов со всех предприятий Минской области.

«Мои люди инспектировать белорусские предприятия не ездят, — говорит Сергей Буренко. — И я не собираюсь, мало ли какие провокации могут быть». Он отверг предположение о том, что претензии Россельхознадзора к мясу из Минской области стали местью за угрозы в адрес главы ведомства: «В Минской области был большой вброс говядины и субпродуктов с Украины со срезанными клеймами».

В то же время некоторые эксперты полагают, что нынешний конфликт вокруг продовольствия — лишь побочный эффект других, более серьезных трений между Россией и Белоруссией. «Если в прежние времена Россия шла на уступки, то сейчас ожидается некоторое переформатирование отношений. Обострение вызвано тем, что деньги заканчиваются и в Белоруссии, и в России», — говорит президент фонда «Народная дипломатия» Алексей Кочетков.

В 2016 году Александр Лукашенко решил, что если обе страны живут в едином экономическом пространстве, справедливо платить за газ по внутрироссийским ценам. И в одностороннем порядке установил эту цену — сначала $73 за 1 тыс. кубометров, затем $83 за 1 тыс. кубов (вместо прописанных в контракте $132). В ответ Россия в третьем квартале 2016 года снизила поставки нефти в Белоруссию с оговоренных 5,3 млн до 3,5 млн т, а в четвертом квартале — до 3 млн т.

Лукашенко настаивает на равных ценах на энергоносители, хотя экономика Белоруссии в 30 раз меньше российской и у страны нет таких затрат на границы, оборону или на районы Крайнего Севера, говорит Андрей Суздальцев, заместитель декана факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики. «А мы подсчитали, что за 20 последних лет в Белоруссию было закачано через различные займы и преференции порядка $100 млрд», — добавляет он.

В конце января вице-премьер Аркадий Дворкович оценил долг белорусской стороны в $550 млн. А пресс-служба Кремля напомнила, что с 2011 по 2015 год в Белоруссию беспошлинно ежегодно поставлялось 18–23 млн т нефти, в результате чего российский бюджет недополучил $22,3 млрд.

«Санта» и другие белорусские производители продуктов в этих политических играх — словно между молотом и наковальней, меньше всего им сейчас нужны споры между государствами. В 2015 году выручка «Санта Бремор» упала на 28% по сравнению с 2014 годом, до $318,2 млн, а выручка «Савушкин продукт» — на 11%, до $427,7 млн т. Группа не раскрывает отчетность по всем годам, но похоже, это первое падение выручки за много лет.

«Последние пару лет мы хуже работаем в России, снизились объемы и рентабельность, — рассказывает Мошенский. — На 2017 год самые радужные планы — выйти на результаты 2014 года».

Хочешь стать одним из более 100 000 пользователей, кто регулярно использует kiozk для получения новых знаний?
Не упусти главного с нашим telegram-каналом: https://kiozk.ru/s/voyrl

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Юваль Харари: «Некоторые люди будут бесполезны с точки зрения экономики» Юваль Харари: «Некоторые люди будут бесполезны с точки зрения экономики»

Пять мыслей Юваля Харари о будущем, которые кажутся наиболее актуальными сегодня

РБК
Рыжий тролль Рыжий тролль

Как раскололась Америка.

GQ
Гарантийное обслуживание Гарантийное обслуживание

Этот номер о людях, которые не перестают бороться

Esquire
Со знаком “плюс Со знаком “плюс

Со знаком “плюс"

Cosmopolitan
По чу­жим следам По чу­жим следам

Дом в Вирджинии работы архитектора Уильяма Лоренса Боттомли, который отреставрировал архитектор Мэдисон Спенсер.

AD
Систе­ма взглядов Систе­ма взглядов

Знакомимся поближе с Кьярой Ферра­ньи, ее стилем и империей, которую она построила.

Glamour
Путешествующий бонсай Азумы Макото Путешествующий бонсай Азумы Макото

Композиции японского флориста побывали на границе космоса.

Популярная механика
Range Rover Velar Range Rover Velar

Четвертую модель в линейке Range Rover ее создатели называют самым дорожным автомобилем за всю историю Land Rover.

Quattroruote
Театр — Вера Мартынов Театр — Вера Мартынов

Беседа с Верой Мартынов — художником проекта и куратором Нового Пространства Театра Наций.

Numéro
Land Rover Discovery Land Rover Discovery

Да, Disco 4 – не эталон надежности. Однако нам кажется, что многие свои грехи эта модель все же оставила в прошлом.

АвтоМир
Я могу дать сдачи Я могу дать сдачи

Наталья Ионова, сценический псевдоним Глюк'оZa, о дворовом детстве, летающих тарелках и найденной женственности.

Домашний Очаг
Хватит на всех Хватит на всех

Всегда ли помощь связана с финансами? Определенно нет.

Добрые советы
Илья Глинников: Главный мужской порок – попытки казаться круче Илья Глинников: Главный мужской порок – попытки казаться круче

Илья Глинников о недостатках сильного пола: «Главный мужской порок – попытки казаться круче».

Лиза
На сты­ке времен На сты­ке времен

Дом в Австралии начала XX века, которому придал современный вид дизайнер Грег Наталь.

AD
Гражданин Петербург Гражданин Петербург

Как в Северной столице устроен общественный протест.

Русский репортер
Genesis G90 Genesis G90

Похоже, новый премиальный седан – заключительный аргумент Кореи, фиксирующий новую реальность.

АвтоМир
Киндер-сюрприз Киндер-сюрприз

Большое досье на маленького кандидата в президенты Франции Эмманюэля Макрона и его история любви.

Tatler
Тотальная распродажа Тотальная распродажа

Офпрайсы и аутлеты занимают рынок торговли одеждой.

РБК
Беседа с Ольгой Громыко Беседа с Ольгой Громыко

Писательница из Беларуси Ольга Громыко хорошо известна отечественным поклонникам фантастики, особенно юмористической. Фэнтезийный цикл о ведьме Вольхе и космическая опера о лихой команде «космоолухов» имели большой успех, принесли писательнице горячую любовь множества фанатов и сделали её одной из главных звёзд издательства «Альфа-книга».

Мир Фантастики
Яблоч­ки от яблоньки Яблоч­ки от яблоньки

Иванка и Тиффани Трамп - девушки мечты со всеми подробностями.

Tatler
Юлия Барановская: игрушки должны быть раскиданы по всей квартире! Юлия Барановская: игрушки должны быть раскиданы по всей квартире!

Юлия Барановская: игрушки должны быть раскиданы по всей квартире!

Лиза
Высокий средний уровень Высокий средний уровень

Игорь Золотовицкий о документальном театре, гарвардских студентах и новых прочтениях классики.

Русский репортер
Ford Explorer и Jeep Grand Cherokee Ford Explorer и Jeep Grand Cherokee

Думаете, эти автомобили в повседневной жизни сильно похожи? Как раз наоборот!

АвтоМир
Сдела­ет из него человека Сдела­ет из него человека

Эмма Уотсон и Дэн Стивенс рас­кры­ва­ют сек­ре­ты съе­мок ки­но­сказ­ки «Краса­ви­ца и Чудови­ще».

Glamour
Фабрика медиа Фабрика медиа

Как незаметно для всех создать крупнейший медиахолдинг в России.

РБК
Максим Диденко Максим Диденко

За последний год Максим Диденко стал едва ли не самым востребованным театральным режиссером.

Esquire
Всемирное тяготение Всемирное тяготение

Перед премьерой своего нового фильма Федор Бондарчук рассказал Esquire, чем московский район Чертаново притягивает инопланетян, нелегальных мигрантов и режиссеров отечественных блокбастеров.

Esquire
За пригоршню долларов За пригоршню долларов

Полтора века назад продажа Аляски Соединенным Штатам была обдуманным и необходимым шагом.

GEO
Жизнь и роли Патрика Стюарта Жизнь и роли Патрика Стюарта

Бывают актёры одной роли, а Патрик Стюарт — актёр двух ролей, в каждой из которых неподражаем.

Мир Фантастики
Они были рыжие и коротконогие Они были рыжие и коротконогие

И довольно симпатичные. Теперь мы можем заглянуть в глаза неандертальцам.

GEO
Открыть в приложении