В чем риск слишком глубокого погружения в рабочий процесс

PsychologiesБизнес

Когда работа нас поглощает

Работа – естественный способ нашей самореализации, но и она может стать опасно навязчивой. Неумение выстраивать границы, низкая самооценка, тревожность и страх потерять смысл жизни заставляют нас все глубже погружаться в рабочий процесс. Оправданны ли такие перегибы?

Текст Антон Солдатов

«Обстановка дома была напряженная. Я поздно возвращалась с работы. А когда приходила, все делала машинально. Я прокручивала в голове статьи специалиста, с которым должна была встретиться через несколько дней. Перед сном я брала в постель его тексты и подчеркивала избранные места, восхищаясь точностью замечаний и широтой ссылок. Он мне даже ночью снился. Муж уже с трудом это выносил, но я ничего не могла с собой поделать. Я была в совершенно ненормальном состоянии». К счастью, 42-летняя Евгения, руководитель проекта, успешно провела беседу с автором статей, которые так ее восхитили, и постепенно в семье все вернулось в норму. До следующей важной встречи. «Излишняя вовлеченность в работу выражается в том, что нам трудно проводить границы между жизнью личной и профессиональной, – говорит коуч Мария Макарушкина. – До какого-то момента, если работа интересна, она вдохновляет. То, что мы делаем в профессии, нам многое дает: радостную вовлеченность в процесс, удовлетворение от сделанного, уверенность в себе, высокую самооценку. Но когда мы переходим некую грань, может наступить истощение».

Осознание того, что с нашей жизнью что-то не так, приходит постепенно. Еще вчера мы не видели ничего необычного в том, чтобы задержаться в офисе до полуночи пару раз в неделю, а во время встречи с друзьями давать в мессенджере указания для команды программистов. Но однажды воскресным утром мы обнаруживаем, что отправляем ребенка на прогулку с няней, потому что надо отшлифовать выступление к понедельнику. И главное – такие жертвы уже стали чем-то обыденным.

Опасность трудоголизма в том, что мы сами навязываем себе жизнь на пределе возможностей. Мы сами отказываемся уходить в положенный по закону отпуск и превращаем свой дом в филиал офиса. Почему мы делаем это и как вернуть свои отношения с работой к гармоничному состоянию?

Границы вовлеченности

Работа, которой мы занимаемся только ради денег, на которую мы ходим «для галочки», не способна придать жизни смысл, утверждает юнгианский аналитик Лев Хегай. «Истинное назначение любой работы, которой мы посвящаем значительную часть нашей жизни, – в среде, которая способствует нашему развитию как личности», – подчеркивает он.

Если работа приносит радость, нет ничего страшного в том, чтобы иногда тратить на нее дополнительное время – например, когда мы трудимся над чем-то по-настоящему важным и вдохновляющим или когда знаем, что наша жертва окупится в будущем. «Такая самоотдача, если она направлена на конкретную цель и четко ограничена по времени, может сыграть стимулирующую роль», – соглашается Мария Макарушкина. Хорошо проделанная работа требует от нас вложения сил и мобилизации способностей. Нам приходится импровизировать, проявлять сообразительность и инициативу. Но именно поэтому, считает Мария Макарушкина, нужно время от времени отвлекаться: «Если мы работаем постоянно, наша креативность снижается. Чтобы принимать творческие решения, порождать новые идеи, нужно, чтобы в мозге все время образовывались новые связи. Идеи могут прийти во сне или во время отпуска. Отдых, переключение не просто прихоть или награда, а необходимость».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Нужна ли нам лучшая версия себя? Нужна ли нам лучшая версия себя?

От нас со всех сторон требуют, чтобы мы самим себе сделали апгрейд

Psychologies
Ученое искусство Энди Грейси Ученое искусство Энди Грейси

Тема исследований художника – феномен жизни и отношения живого с неживым

Популярная механика
Мария Коваль Мария Коваль

Мария Коваль делает сыры, которые известны далеко за пределами Переславля

Seasons of life
По-английски По-английски

Все шло хорошо – пока он внезапно не исчез без объяснения причин

Cosmopolitan
Женский орден на мужской груди Женский орден на мужской груди

Система орденов Российской империи отличалась от советского времени и наших дней

Дилетант
Дружба крепкая? Дружба крепкая?

Есть ли выход из "френд-зоны"?

Cosmopolitan
«Обратная сторона свободы – уныние»: история 29-летнего миллионера «Обратная сторона свободы – уныние»: история 29-летнего миллионера

Многие из нас мечтают о жизни без графика и офиса. О свободе делать то, что хочешь. Сергей Потанин, автор видеоблога «Записки путешественника», в 23 года придумал идею бизнеса, в 24 – заработал первый миллион. Вот уже шесть лет он путешествует, не заботясь о финансах. Мы поговорили с ним о том, как найти дело жизни, следовать за мечтой и чем опасна так желанная многими свобода.

Psychologies
Мама, не горюй! Мама, не горюй!

Топ-модель Крисси Тейген о своей послеродовой депрессии

Glamour
Лавка писателя Лавка писателя

Интервью с писателем Владимиром Сорокиным

L’Officiel
Человек планетарного значения Человек планетарного значения

Интервью с Алексеем Леоновым

GALA Биография
Город планетарного масштаба Город планетарного масштаба

Весь мир превращается в единый гигантский мегаполис

Русский репортер
Логика Ло Логика Ло

За что мы столько лет любим Джей‑Ло

GQ
Все дело в шляпе Все дело в шляпе

Евгений Миронов руководит Театром Наций, играет в спектаклях, снимается в кино

Esquire
Он такой тревожный! Он такой тревожный!

Как общаться с ребенком, который всего боится

Домашний Очаг
Главная роль Главная роль

Елизавета Боярская в роли Анны Карениной

Домашний Очаг
Коллективный аудитор Коллективный аудитор

CrowdSystems помогает брендам изучать аудиторию с помощью покупателей

Forbes
Взяли под козырек Взяли под козырек

Актер Киллиан Мерфи об «Острых козырьках», славе и работе с Джейми Дорнаном

Glamour
Бремя первых Бремя первых

Как государственная поддержка навредила Тимуру Бекмамбетову

Forbes
Космос | Памятник в пустоте Космос | Памятник в пустоте

Земные артефакты, покинувшие Солнечную систему

Мир Фантастики
Любовь Успенская Любовь Успенская

«Я вообще-то не москвичка. И даже не россиянка»

Esquire
Богатейшие люди царской России Богатейшие люди царской России

К началу XX века богатейшими людьми были не аристократы, а предприниматели

Дилетант
Право на роль Право на роль

Накануне премьеры Игорь Бочкин поговорил с нами о своей новой работе в театре

Добрые советы
Персона Персона

Арман Давлетяров, гендиректор МУЗ-ТВ

SNC
Инвалидное кресло Рузвельта Инвалидное кресло Рузвельта

Как Франклин Делано Рузвельт, получив паралич обеих ног, преодолел предрассудки

Дилетант
Между черной и белой Между черной и белой

Неприятно признаваться, но мы завидуем, и порой довольно мучительно

Добрые советы
Гений места Гений места

В «Барвихе Luxury Village» придумали свадьбу под ключ

Vogue
Студенты на вулкане Студенты на вулкане

Зачем бизнес-школа «Сколково» возит слушателей программы MBA на Камчатку

РБК
Пото­му что я банда Пото­му что я банда

Анто­нио Банде­рас раз­вел­ся, уехал в Лондон, влюбился и поступил в школу моды

Tatler
Один из «Миллиардов»: кто вы в большом бизнесе Один из «Миллиардов»: кто вы в большом бизнесе

Сериал «Миллиарды» как пособие по выживанию в компании

Forbes
Руки прочь Руки прочь

О совсем нелинейном пути к эпохальным изменениям

Quattroruote
Открыть в приложении