Дмитрий Глуховский о возвращении к архаике, русской глубинке и журналистике

ForbesРепортаж

«Пока еще очень многим страшно»: Дмитрий Глуховский — о сериале «Топи», архаичной власти и протестном движении

В конце января на «Кинопоиск HD» вышел мистический сериал «Топи» по сценарию Дмитрия Глуховского. Мы поговорили с писателем о разнице между оппозиционными митингами 2012 и 2021 годов, о возвращении к архаике и патриархату, а еще о русской глубинке и продажной журналистике

Юлия Варшавская

topi-1.jpg__1612173931__77127.jpg
Кадр из сериала «Топи»

28 января в онлайн-кинотеатре «Кинопоиск HD» вышла мистическая утопия Дмитрия Глуховского «Топи», снятая режиссером Владимиром Мирзоевым. По сценарию, пятеро молодых людей отправляются в монастырь недалеко от Соловков, и каждый из них бежит и от объективных проблем в Москве, и от собственных внутренних конфликтов. Инициировал поездку создатель мессенджера, который работает как детектор-лжи, очень напоминающий Павла Дурова. С самого начала зрителю становится понятно, что ничем хорошим их путешествие не закончится, а еще — что этот сериал гораздо больше, чем развлекательный мистический триллер. О том, что на самом деле хотел сказать автор, почему сценарий лежал «на полке» 10 лет и какое отношение эта история имеет к оппозиционным протестам в России, мы спросили у Дмитрия Глуховского.

В тизере сериала на «Кинопоиске» вы сказали, что его никогда бы не показали на ТВ. Почему?

— Начнем с героев. Главный герой создает мессенджер с функцией детектора лжи, от которого Федеральная служба безопасности требует предоставить тайный доступ к пользовательским перепискам.

Герой, который очень напоминает Павла Дурова.

— Ну, это собирательный «Павел Дуров». Это теперь образ Дурова перекочевал в массовую культуру, а я с ним познакомился еще до того, как у него отобрали «ВКонтакте», и он стал Нео из «Матрицы».

Тем более, это у нас один Павел Дуров, а, например, в Беларуси таких героев много. Там есть парень по имени Игорь Лосик, который до недавнего времени голодал (автор оппозиционного телеграм-канала «Беларусь головного мозга», объявивший голодовку в знак протеста против обвинений в организации и подготовке действий, грубо нарушающих общественный порядок — Forbes Life). То есть людей, которые создают технологии, способные пошатнуть или расшатать режим, достаточно много и, разумеется, государству очень нужно запустить свои волосатые руки в эту тему. Так что образ первого героя — собирательный и узнаваемый. Но и достаточно противоречивый.

Второй герой — это журналист, который работает в каком-то кремлевском сливном бачке, такой «фабрике троллей», где они должны отрабатывать все новостные поводы с исключительно лояльной для Кремля оценкой. При этом он как выпускник журфака МГУ лелеет мечту однажды все-таки вернуться к тому, ради чего шел в профессию, то есть служить обществу, а не государству. И найти какой-то компромисс между необходимостью кормить себя и совестью. И это тоже сложная тема для телевидения.

Еще у нас есть героиня — девушка из некой мусульманской кавказской республики, которой родители сначала дали подышать воздухом свободы и отправили учиться в Москву, а потом ее решили выдать замуж за местного силовика на «Кайенне». Выяснилось, что ее свобода была очень призрачной и иллюзорной, что ей пора возвращаться в свою республику, и никакие возражения не принимаются. Тоже, я думаю, для телевизора тема опасная.

И, наконец, девушка из очень консервативной православной семьи, которая находится под пятой своего отца-тирана и которая пытается освободиться — жить как другие современные люди.

И, как вы понимаете, такой набор «актуалочки» на наш телевизор сегодня прорваться не может. Весь телевизионный нарратив в России не столько описывает реальность, сколько предписывает реальности, какой ей следует быть. А, поскольку конструкция это все более хрупкая, то и запретных тем все больше. Поэтому все эти годы, пока платформ не было, нас с режиссером разные каналы отфутболивали.

Так у этого проекта богатая история?

— Идея пришла мне в голову почти 10 лет назад, в преддверие Болотной. Я помню, что в Новый год с 2011-го на 2012-й я не спускался к гостям, потому что в срочном порядке дописывал финал первого варианта сценария и думал, что все вот-вот пойдет к съемкам, потому что там были уже какие-то продюсеры, готовые сериал запускать. Но они рассчитывали сначала на спонсорские деньги, потом — на государственные. В итоге, спонсор почитал — и отказался. «Фонд кино» почитал и тоже отказался.

В итоге, в прошлом году мы наконец нашли продюсеров, которые поверили в эту историю, решили рискнуть — и у нас все сложилось с Яндексом и «Кинопоиском».

А насколько вам пришлось актуализировать сценарий, написанный 10 лет назад? Не только история про создателя мессенджера выглядит очень злободневной, но и героини, которые не хотят жить в патриархальном обществе.

— Историю с мессенджером я немного актуализировал. Остальные темы какими были, такими и остались. Все женские истории были придуманы и написаны уже тогда. И мне лично повестка нового феминизма, которая тогда не была такой популярной, уже казалась интересной. И, возможно, в то время эта сюжетная линия так бы не «зашла», потому что все-таки 10 лет назад девушкам все еще нравилось, что с них снимают ответственность. А мужчинам казалось классным брать на себя эту ответственность. Но все это означало отведение женщинам какой-то второй роли. И конфликт, как мне кажется, уже тогда вырисовывался.

То, что меня тревожит — это возврат к архаике, к патриархальному строю, причем как в мусульманской культуре в России, так и в православной. Архаика всегда означает поражение женщин в правах. Поэтому мои героини борются за свободу от общественного давления, и в том числе, борются с самими собой — от стереотипа, что без замужества они не могут быть счастливы, что без так называемой «женской самореализации», семейной, они не могут считать себя реализованными просто как люди.

Журналист — это тоже образ, который сегодня становится только актуальнее. Все началось в тот момент, когда развернулась история с превращением средств массовой информации в орудие пропаганды, когда у нас отняли возможность честного информирования в интересах общества. И для меня как журналиста это очень понятный конфликт, я изнутри его чувствую. С одной стороны, надо кормить себя и семью. А с другой стороны, ты делаешь что-то достаточно бессовестное, потому что врешь людям в интересах тех, кто тебе платит. В интересах власти. Нужно иметь определенную храбрость и отвагу, чтобы бросать власти вызов. И если ты будешь проявлять принципиальность, тебя могут наказать. Но ты же в журналистику шел не за этим. Шел ты не просто деньги зарабатывать, потому что есть гораздо более хлебные специальности. Но потом, как говорит наш герой, журналист Максим Кольцов, «говно на лопату налипает», не успеешь оглянуться — и ты уже не тот, каким ты был раньше».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Три страшных башкирских рассказа про память Три страшных башкирских рассказа про память

Три талантливых писателя из Уфы и их страшные рассказы

Esquire
Парни поделились главными вещами, которым их научили отцы Парни поделились главными вещами, которым их научили отцы

Эти отцовские уроки запоминаются на всю жизнь

Playboy
Прекращайте уже мечтать о романтических поездках за границу Прекращайте уже мечтать о романтических поездках за границу

C милым рай не на шезлонгах в Дубае, а в ОВД городского округа Химки

GQ
«Путин будет цепляться за власть до последнего». Жанна Немцова — о Навальном, Собчак и надежде на зумеров «Путин будет цепляться за власть до последнего». Жанна Немцова — о Навальном, Собчак и надежде на зумеров

Жанна Немцова о жизни после 27 февраля 2015-го

СНОБ
Линия нижнего белья от Рианны привлекла $115 млн на фоне новостей о закрытии ее модного дома Линия нижнего белья от Рианны привлекла $115 млн на фоне новостей о закрытии ее модного дома

Бренд Рианны привлек миллионные инвестиции

Forbes
Физики разработали самовосстанавливающиеся генераторы для носимой электроники Физики разработали самовосстанавливающиеся генераторы для носимой электроники

Ученые создали гибкий нательный генератор электричества

N+1
Герои популярных мемов, которые умерли, а ты даже не знал об этом Герои популярных мемов, которые умерли, а ты даже не знал об этом

Суду по ним, на том свете действительно собирается отличная компания

Maxim
Принцип 80/20 Принцип 80/20

Как достичь большего с наименьшими усилиями

kiozk originals
Посиделки в графском особняке Посиделки в графском особняке

Жизнь большой «литературной коммуналки» с ее скандалами и творческими вечерами

Караван историй
Дакота Джонсон и Джейсон Сигел о настоящей дружбе, подлизах и мечтах Дакота Джонсон и Джейсон Сигел о настоящей дружбе, подлизах и мечтах

Интервью с Дакотой Джонсон и Джейсоном Сигелом

Cosmopolitan
От чего на самом деле зависит либидо? От чего на самом деле зависит либидо?

Почему высокий уровень либидо – это важно?

Домашний Очаг
«Рана» Оксаны Васякиной — роман о любви и нелюбви. Публикуем его фрагмент «Рана» Оксаны Васякиной — роман о любви и нелюбви. Публикуем его фрагмент

Отрывок из умного и эмоционально насыщенного романа о любви от Оксаны Васякиной

Esquire
Привычки, которые сделали мой мозг моложе Привычки, которые сделали мой мозг моложе

Практики осознанности, благодаря которым мозг может помолодеть

Reminder
Почему мы можем быть такими счастливыми и самодовольными в ущерб всякой логике Почему мы можем быть такими счастливыми и самодовольными в ущерб всякой логике

Жестокая правда о механизмах психологической защиты

Maxim
Айсберг, потопивший «Титаник», и еще четыре знаменитые цветные ретрофотографии Айсберг, потопивший «Титаник», и еще четыре знаменитые цветные ретрофотографии

Снимки, которые ты, возможно, видел раньше, но не знал их истории

Maxim
Устрашающие факты об Элисе Купере Устрашающие факты об Элисе Купере

Элис Купер — самый жуткий рокер этой планеты

Maxim
Зайки и лужайки: что делать, если родственники уговаривают родить ребенка? Зайки и лужайки: что делать, если родственники уговаривают родить ребенка?

Прекрасный ответ на бесконечные предложения срочно обзавестись потомством

Cosmopolitan
«Через 20 лет появятся технологии радикального продления жизни — нужно просто дожить». Антиэйджинг-предприниматели — о том, возможно ли бессмертие «Через 20 лет появятся технологии радикального продления жизни — нужно просто дожить». Антиэйджинг-предприниматели — о том, возможно ли бессмертие

Бессмертие перестало быть чем-то из разряда сказок и ненаучной фантастики

Inc.
Выжившие: как выглядели реальные герои фильмов про экстремальные путешествия Выжившие: как выглядели реальные герои фильмов про экстремальные путешествия

Прототипы героев фильмов о выживании и опасных путешествиях

Cosmopolitan
Когда пациенту разрешают умереть. Отрывок из книги «Современная смерть» Когда пациенту разрешают умереть. Отрывок из книги «Современная смерть»

Отрывок из книги Хайдера Варрайча о том, как медицина изменила уход из жизни

СНОБ
История пастора, связавшегося с проституткой История пастора, связавшегося с проституткой

Отрывок из книги Джона Ронсона «Итак, вас публично опозорили»

СНОБ
Как выглядят анчар, мандрагора и другие таинственные растения, которые ты встречал в книгах Как выглядят анчар, мандрагора и другие таинственные растения, которые ты встречал в книгах

И это не только цветочки!

Maxim
В тридесятом государстве В тридесятом государстве

Боспорское царство – древнейшее государственное образование на территории России

National Geographic Traveler
Отрывок из книги Дэвида Дарлинга и Агниджо Банерджи «Эта странная математика» Отрывок из книги Дэвида Дарлинга и Агниджо Банерджи «Эта странная математика»

Парадокс и его магия

СНОБ
Правила жизни Криса Рока Правила жизни Криса Рока

Актер, Лос-Анджелес, 56 лет

Esquire
«Дом стоит, свет горит. Я окей»: каким получился новый альбом Земфиры «Дом стоит, свет горит. Я окей»: каким получился новый альбом Земфиры

Рецензия на новый альбом Земфиры «бордерлайн»

РБК
58 лет вместе: роман Андрея Мягкова и Анастасии Вознесенской длиною в жизнь 58 лет вместе: роман Андрея Мягкова и Анастасии Вознесенской длиною в жизнь

Андрей Мягков и Анастасия Вознесенская доказали, что любовь живет всю жизнь

Cosmopolitan
Новая этика или новый тоталитаризм? Куда делась свобода слова в интернете Новая этика или новый тоталитаризм? Куда делась свобода слова в интернете

Почему рано или поздно нам всем придется привыкнуть к новой цифровой реальности

Esquire
Роскошь Востока: турецкие сериалы для тех, кому понравился «Великолепный век» Роскошь Востока: турецкие сериалы для тех, кому понравился «Великолепный век»

Самые успешные сериальные проекты турецкого кинематографа

Cosmopolitan
Как порвались связи советской науки с мировой Как порвались связи советской науки с мировой

Советские ученые должны были служить только советской науке и никакой другой

Наука
Открыть в приложении