Философ Дмитрий Узланер — об интересе к правой повестке по всему миру

ОгонёкОбщество

«Современный консерватизм — это мощная глобальная идеология»

Философ Дмитрий Узланер — об интересе к правой повестке по всему миру

Беседовала Ольга Филина

Философ, религиовед, научный сотрудник Московской высшей школы социальных и экономических наук Дмитрий Узланер

Феномен «глобального консерватизма» получил новое прочтение

Международная коллаборация ученых, собранная Университетом Инсбрука, более пяти лет изучала современных консерваторов в разных странах, беря глубинные интервью и анализируя их взгляды. Одним из итогов стало понимание транснационального характера даже самых почвеннически ориентированных движений. Об этом и о многом другом рассказал в беседе один из участников исследовательского проекта — философ и религиовед Дмитрий Узланер, научный сотрудник Московской высшей школы социальных и экономических наук.

— Что делает правую повестку сегодня настолько актуальной, что кто-то ради нее готов идти на штурм Капитолия, а кто-то выстраивает идентичность — свою и страны — вокруг условных «традиционных ценностей»?

— Это многомерный процесс, я могу затронуть лишь одну из его граней — ту, что связана с проблематикой так называемых культурных войн. Культурными войнами называют тот конфликт, который развернулся в США вокруг последствий культурной революции 1960-х годов. Эта революция поставила под сомнение многие прежние определенности — о гендерных ролях, о роли религии в обществе, о допустимом и недопустимом поведении. До некоторой степени мы по-прежнему переживаем эхо этой революции — на наших глазах пересматриваются принципы, которые тысячелетиями доминировали в человеческой культуре, например принцип патриархальности, принцип доминирования (белого) мужчины. Происходит плюрализация морали, плюрализация образов жизни. Признание получают все новые, ранее маргинализированные идентичности.

Вокруг этих процессов возникают две группы — те, кто приветствует эти революционные преобразования (прогрессисты), и те, кто им сопротивляется (консерваторы). А учитывая масштабность происходящих преобразований — не удивительно, что страсти кипят нешуточные: получают распространение самые нелепые, самые абсурдные и иррациональные теории заговора, демонизирующие оппонентов. Собственно, сам термин «война», который принят для описания этих конфликтов, выбран не случайно — он отражает накал противостояния. Скажем, в моих беседах с американскими консерваторами то и дело всплывал образ «холодной гражданской войны»: мол, раньше была холодная война с Советским Союзом, и мы с либералами как-то ладили перед лицом общего врага, а потом СССР сгинул, и мы перешли в режим непримиримой конфронтации друг с другом.

— В этой конфронтации намечается перевес одной из сторон?

— Проигравшими в противостоянии все чаще мыслят себя протестанты. Американские традиционалисты проводят аналогии между собой и диссидентами в тоталитарной политической системе — что, кстати, стимулирует их интерес к опыту советских диссидентов (в качестве примера могу назвать бестселлеры американского консервативного журналиста Рода Дрейера). Они чуть ли не готовятся уходить в леса. Трамп во многом был надеждой на противодействие этим пугающим переменам. А его уход воспринимается как путь к неминуемой катастрофе: теперь-то уж либералы точно возьмут свое с удвоенной силой.

Эти панические настроения характерны и для консерваторов в России. Тут у них больше возможностей, поэтому они предпринимают невероятные усилия для того, чтобы эта прогрессистская повестка была задавлена в России на корню (к сожалению, вместе с людьми, ее олицетворяющими).

— Это противодействие имеет характер реакции?

— У американского экономиста Альберта Хиршмана есть очень хорошая книга «Риторика реакции», над переводом которой на русский язык я работал. Он говорит там, ссылаясь на концепцию Томаса Хемфри Маршалла, о поступательном поэтапном процессе расширения свобод. Первая волна — это требование гражданских прав и свобод (слова, совести и т.д.); вторая волна — предоставление политических прав и свобод, в частности, всеобщего избирательного права; третья — экономических и всего, что связано с социальными гарантиями (медицина, образование и т.д.). Каждая такая волна наталкивалась на свой «волнорез» — реакцию, то есть на людей, которые пытались препятствовать прогрессу. Развивая эту логику, позволю себе сказать, что сегодня мы живем в период наката «четвертой волны» расширения свобод: права и свободы распространяются на тех, кого до этого или не замечали, или же кто был человеком второго сорта. Если бы эта волна не встречала противодействия, человечество не было бы самим собой.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Спасти Рождество Спасти Рождество

Италия опять превратилась в «красную зону»

Огонёк
Не только бессонница: что делать с храпом, лунатизмом и ночными кошмарами Не только бессонница: что делать с храпом, лунатизмом и ночными кошмарами

Психотерапевты и сомнологи — о расстройствах, мешающих полноценно спать

Reminder
Шаг к безопасности в Европе Шаг к безопасности в Европе

США не хотят начинать очередной цикл эскалации и конфликта с Россией

Эксперт
Преимущества доброты для ребенка с точки зрения науки Преимущества доброты для ребенка с точки зрения науки

Почему эмпатия важна, как ее развивать и какова ее роль в успехе детей?

СНОБ
Техпарад Техпарад

Новости мира науки и техники

Популярная механика
Острые предметы Острые предметы

Последние десять лет в российском спорте — эра женского фигурного катания

GQ
Тепловой стресс cнизил устойчивость кораллов к подкислению морской воды Тепловой стресс cнизил устойчивость кораллов к подкислению морской воды

Тепловой стресс разъедает скелеты кораллов

N+1
Как посадка деревьев может навредить природе, или 10 правил восстановления лесов Как посадка деревьев может навредить природе, или 10 правил восстановления лесов

Как правильно восстанавливать леса

National Geographic
Поминутная тарификация. Как планировать дела, чтобы ими было приятно заниматься Поминутная тарификация. Как планировать дела, чтобы ими было приятно заниматься

Коучи Роджер Сайп и Робб Збиерски — об идеальной технике тайм-менеджмента

Reminder
Две красные дорожки! Как звезды должны вести себя на церемониях награждения Две красные дорожки! Как звезды должны вести себя на церемониях награждения

Пройти по красной дорожке почетно, но делать это надо по правилам

Cosmopolitan
Мудборд: как поднятый воротник пальто стал атрибутом «шпионского стиля» — и добавляет образу лихости Мудборд: как поднятый воротник пальто стал атрибутом «шпионского стиля» — и добавляет образу лихости

Одна небольшая деталь — и образ считывается совсем иначе

Esquire
4 вегетарианских рецепта со свеклой, идеально подходящих для зимнего перекуса 4 вегетарианских рецепта со свеклой, идеально подходящих для зимнего перекуса

Из свеклы можно приготовить не только винегрет

Playboy
KPI как способ демотивации сотрудников KPI как способ демотивации сотрудников

Отрывок из книги Святослава Бирюлина «KPI, которые убьют ваш бизнес»

СНОБ
Мнение: подкастинг выстоял в 2020 году, но в 2021-м будет труднее — меньше идей и сделок Мнение: подкастинг выстоял в 2020 году, но в 2021-м будет труднее — меньше идей и сделок

Глава подкастинговой компании – о том, как будет развиваться индустрия

VC.RU
Как Мелинда Гейтс превратила Microsoft в компанию, где не страшно произнести: «Я был неправ» Как Мелинда Гейтс превратила Microsoft в компанию, где не страшно произнести: «Я был неправ»

Отрывок из книги Мелинды Гейтс «Момент взлета»

Forbes
Лучшие оригинальные фильмы ужасов Netflix Лучшие оригинальные фильмы ужасов Netflix

Рассказываем о восьми картинах, которые сделают ваш вечер более эмоциональным

GQ
Эффект цитруса Эффект цитруса

Какие полезные качества скрывают в себе цитрусы

Лиза
Мальчики в платьях и еще 4 ненормальности, которые были нормой жизни 100 лет назад Мальчики в платьях и еще 4 ненормальности, которые были нормой жизни 100 лет назад

Современные люди точно будут в шоке от того, что в прошлом считалось нормальным

Maxim
Ed Sheeran Ed Sheeran

Эд Ширан — о музыке, клипах, турах и том, как не видеть солнце несколько месяцев

ЖАРА Magazine
Большая часть микропластика в Арктике происходит не от мусора, а от одежды Большая часть микропластика в Арктике происходит не от мусора, а от одежды

Ученые: микропластик попадает в Северный Ледовитый океан в результате стирки

National Geographic
Власти города в Бельгии извинятся за последнее сожжение «ведьмы» — в 16 веке её обвиняли в сексе с дьяволом Власти города в Бельгии извинятся за последнее сожжение «ведьмы» — в 16 веке её обвиняли в сексе с дьяволом

История о том, как опасны власти, если они принимают решения на основе слухов

TJ
Памятка для родителей: что происходит, если подростка задержали на митинге Памятка для родителей: что происходит, если подростка задержали на митинге

Как действовать и как помочь, если вашего ребенка задержали на митинге

Forbes
Савонарола: борец с коррупцией и искусством Савонарола: борец с коррупцией и искусством

Джироламо Савонарола стал символом бескомпромиссной схватки за чистоту церкви

Дилетант
Гранд-вавилон: склоки, скандалы, влюбленности и прочее закулисье Большого театра Гранд-вавилон: склоки, скандалы, влюбленности и прочее закулисье Большого театра

Рассказываем о самых громких историях о Большом театре

Cosmopolitan
Как рожденная в СССР «принцесса» Анголы стала владельцем активов на $3 млрд Как рожденная в СССР «принцесса» Анголы стала владельцем активов на $3 млрд

Изабель душ Сантуш была богатейшей женщиной Африки, пока ее активы не заморозили

Forbes
Петров-Водкин для инженера: как простые советские люди становились коллекционерами искусства Петров-Водкин для инженера: как простые советские люди становились коллекционерами искусства

Истории советских коллекционеров — людей, посвятивших жизнь собиранию искусства

Forbes
Не сходите с ума на работе Не сходите с ума на работе

Как создать спокойную компанию

kiozk originals
Реальные смешные истории о том, как мы собираемся на свидания Реальные смешные истории о том, как мы собираемся на свидания

Сборы на свидание - это не только волнительно, но и смешно

Cosmopolitan
Готовим дома магазинные десерты: молочный ломтик, ириска с орехом и маршмелоу Готовим дома магазинные десерты: молочный ломтик, ириска с орехом и маршмелоу

Готовить дома магазинные десерты — это вызов себе

Cosmopolitan
Томми Ориндж: Там мы стали другими Томми Ориндж: Там мы стали другими

Глава из книги Томми Оринджа «Там мы стали другими» о коренном населении Америки

СНОБ
Открыть в приложении