Следствие под следствием

На фоне разговоров о грядущей реформе силовых структур и множащихся слухов то о переформатировании, то вовсе о расформировании следственного комитета РФ только что опубликованные результаты исследования института проблем правоприменения об особенностях работы нашего следствия и правоохранительной системы в целом представляются крайне актуальными. Они позволяют понять, как устроена правовая система, в которой «процессуальным браком» считается оправдание человека, преступность выявляется только в маргинальных слоях, а оценка эффективности работы ориентирована не на качественные, а на количественные показатели

Огонёк

Россия и мир | Тема номера

Следствие под следствием

На фоне разговоров о грядущей реформе силовых структур и множащихся слухов то о переформатировании, то вовсе о расформировании следственного комитета РФ только что опубликованные результаты исследования института проблем правоприменения об особенностях работы нашего следствия и правоохранительной системы в целом представляются крайне актуальными. Они позволяют понять, как устроена правовая система, в которой «процессуальным браком» считается оправдание человека, преступность выявляется только в маргинальных слоях, а оценка эффективности работы ориентирована не на качественные, а на количественные показатели

Кирилл Титаев, ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге

Как известно, окончательно признать виновным человека, обвиняемого в каком-либо преступлении, может только судья. Однако в российской практике приговор судьи менее чем в 1 проценте случаев будет коренным образом отличаться от заключения следователя. Менее чем в 1 проценте случаев после работы следователя человек может быть реабилитирован. Эти удивительные цифры превращают следователя в ключевую фигуру российской уголовной юстиции — ведь именно он по факту, забирая дело у оперативников, выносит решение о виновности.

Место такого человека в российской системе поиска преступников тоже уникально. В большинстве стран принята так называемая двухчастная система, где, во-первых, существуют полицейские и детективы, которые бегают по улицам, разговаривают с людьми, собирают улики и другую ценную информацию, а во-вторых, имеются прокуроры, которые совместно с судьями превращают собранную полицией информацию в юридически корректно оформленные документы, которые указывают, что преступление совершил именно этот человек. Где-то основная нагрузка по производству доказательств лежит на суде: именно судья следит за их корректностью. Где-то, напротив, прокурор самостоятельно проводит экспертизу и приносит в суд уже готовые документы. Иногда в помощь прокурору выделяется специальный человек, который контактирует с судом. Но везде и всюду мы видим двухчастную систему.

В России иначе: система трехчастная. У нас есть полиция, есть прокурор, но есть еще и следствие, которое основательно отделено от двух других ведомств (хотя формально следователи существуют в Следственном комитете РФ, а также в ФСБ и МВД, причем на долю последней структуры приходится самый большой штат следователей, они работают как независимая профессиональная группа; скажем, следователи МВД чаще общаются с прокуратурой, чем с полицией). В результате такой организации судопроизводства возникает ситуация, когда с каждым материалом — будь то опрос свидетеля или протокол осмотра места происшествия — последовательно работают три человека: полицейский, следователь и прокурор, периодически дублируя функции друг друга. Основная нагрузка при этом лежит на следователе: именно он, принимая «сырье» у полиции, превращает его в уголовное дело — главный документ российского судопроизводства. Заметим, трехчастная система крайне негибкая: прокурор в России не может давать полиции указания по делу через голову следователя — поискать дополнительные улики, найти такого-то человека, хотя именно прокурор, по закону, координирует борьбу с преступностью и обязан следить за ходом дела в целом. У нас сотрудник прокуратуры имеет право только вернуть дело обратно (обвалив всю работу следователя) или пустить его дальше в суд. В условиях крайней забюрократизированности процесса тонкая совместная работа над делом разных ведомств становится невозможной. Все это предсказуемо снижает шансы на оправдание человека.

Разумеется, у такой организации судопроизводства в России есть своя логика, о которой речь пойдет ниже. Но практически сразу при знакомстве с ней возникают и логичные вопросы. Скажем, такой: как наш следователь умудряется никогда не привлекать к ответственности невиновных, то есть с первого раза угадывать, что именно этого человека точно осудят?

Реальность за порогом Следственного комитета отличается от той, что показывают в детективах: как правило, вместо увлекательного поиска преступника следователь занят оформлением бумаг. Даже самое простое уголовное дело должно содержать не менее 150 страниц
Фото Сергей Киселев

О даре предвидения

Чтобы ответить на многочисленные вопросы, связанные с организацией работы ключевого звена российского судопроизводства, Институт проблем правоприменения провел опрос самой массовой категории следователей — занятых в системе МВД — в трех регионах РФ, получив в общей сложности 681 заполненную анкету, а кроме того, провел ряд глубинных интервью. Сопоставив полученные данные с показаниями статистики, можно пролить свет на внутреннюю кухню представителей этой уникальной профессии.

Если говорить о даре предвидения приговора, свойственном нашим следователям, то, видимо, его секрет коренится в двух вещах. Во-первых, правоохранительная система в РФ устроена таким образом, что работает с очень простыми и очевидными делами. Именно поэтому на душу населения у нас преступность оказывается ниже, чем в Германии. Что происходит с мало-мальски сложными делами? Они либо отфильтровываются на предварительной стадии еще полицией, которая отказывается возбуждать уголовное дело, начинать серьезное разбирательство, не находя состава преступления, либо становятся «глухарями». «Глухарь» — это дело, в котором точно не найдут никакого подозреваемого (по самым разным причинам). Если следователь видит, что от дела никуда не деться, а до подозреваемого не добраться, то он тяжело вздыхает и начинает набивать его самыми разными бумагами (протоколами, освидетельствованиями и прочим), чтобы имитировать активность. Со временем, как он знает, это дело просто уйдет в архив.

Посмотрим на статистику: 30 процентов составов преступлений (это даже не статьи УК, а отдельные части статей, образующие пресловутые «составы») дают 90 процентов российской преступности. Что это за составы? Самые элементарные из существующих: кражи, грабежи, мошенничества — наиболее популярная троица. Все остальные составы преступлений, которых насчитываются сотни, российское следствие предпочитает либо не замечать, либо преобразовывать во что-то простое.

Эта особенность, кстати, вполне проявилась в громком деле против Алексея Навального: эксперты, за дебатами которых я следил, за голову хватались, увидев вменяемый ему состав преступления,— по их мнению, следствие просто не справилось с делом, сведя все к родному и понятному мошенничеству. Иллюстрация красноречивая: получив сложное дело, следователь либо не будет им заниматься, либо постарается свести его к простой растрате.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Начинаем предвидеть, когда видим Начинаем предвидеть, когда видим

Обстоятельства и мир вокруг нас меняются, а как меняемся мы?

Огонёк
Загадка «кошачьей диаспоры» на Мадагаскаре Загадка «кошачьей диаспоры» на Мадагаскаре

Откуда на Мадагаскаре появились кошки?

National Geographic
Эра сокрушителей брендов Эра сокрушителей брендов

Новое поколение потребителей выбирает удобство и дешевизну

Forbes
Джазовые гитаристы справились с импровизацией без когнитивного контроля Джазовые гитаристы справились с импровизацией без когнитивного контроля

Но для этого понадобились годы тренировок

N+1
Запас прочности: как женщины в малом бизнесе переживают «вирусный» кризис Запас прочности: как женщины в малом бизнесе переживают «вирусный» кризис

Предпринимательницы о том, как сейчас обстоят дела и к чему они готовятся

Forbes
Четыре юных кавалера: истории любви Ирины Аллегровой Четыре юных кавалера: истории любви Ирины Аллегровой

Её называют императрицей российской эстрады не только из-за любимой песни

Cosmopolitan
Весенняя диета Весенняя диета

Результат этой диеты: эффективное снижение веса и сияющая кожа

Лиза
#пронауку: как время приема пищи влияет на здоровье и вес #пронауку: как время приема пищи влияет на здоровье и вес

Диетологи советуют тщательно изучать состав продуктов

РБК
«Худшее место во время пандемии»: коронавирус может уничтожить бизнес коворкингов WeWork «Худшее место во время пандемии»: коронавирус может уничтожить бизнес коворкингов WeWork

Растет вероятность того, что WeWork падет жертвой пандемии

Forbes
Компания без супергероя: как будет жить банк Олега Тинькова после ухода своего основателя Компания без супергероя: как будет жить банк Олега Тинькова после ухода своего основателя

Выдержит ли банк новую волну кризиса и уход своего яркого лидера?

Forbes
Все заразы умрут, а мы останемся Все заразы умрут, а мы останемся

Уничтожить человечество: способна ли суперболезнь убить всех людей

Naked Science
Химики разобрались в цветной фотографии середины XIX века Химики разобрались в цветной фотографии середины XIX века

Цвета на фотографии середины XIX века объяснили распределением наночастиц

N+1
Как не испортить осанку, работая дома Как не испортить осанку, работая дома

Запомните: диван и ноутбук – ваши главные враги

GQ
Ваня Усович: “У меня нет паники по поводу будущего. Все складывается удачно, несмотря на мою лень” Ваня Усович: “У меня нет паники по поводу будущего. Все складывается удачно, несмотря на мою лень”

Ваня Усович о своей социофобии, любви к корпоративам и шутках про Лукашенко.

Esquire
Зима, которой не было: как подготовить автомобиль к тёплому сезону Зима, которой не было: как подготовить автомобиль к тёплому сезону

Автомобиль требует внимания в преддверие весны и тем более лета

Популярная механика
Воспитание — это не управление ребенком Воспитание — это не управление ребенком

Воспитывая, вы устанавливаете правила и требуете их соблюдения

Psychologies
В погоне за исцелением от коронавируса: как ученые пытаются спасти мир В погоне за исцелением от коронавируса: как ученые пытаются спасти мир

Врачи в самых разных странах пытаются разгадать секрет COVID-19

GQ
Нейронный зонд из проводящего полимера напечатали на 3D принтере Нейронный зонд из проводящего полимера напечатали на 3D принтере

Новый способ позволил напечатать полимер толщиной в 30 микрометров

N+1
Крупные спутники Урана образовались вместе с изменением наклона оси вращения планеты Крупные спутники Урана образовались вместе с изменением наклона оси вращения планеты

Крупные спутники Урана сформировались в результате конденсации водяного пара

N+1
«Мир разрушит то, что будет после вируса»: миллионеры построили шикарные бункеры на случай массовых беспорядков «Мир разрушит то, что будет после вируса»: миллионеры построили шикарные бункеры на случай массовых беспорядков

Состоятельные люди готовятся к тому, чтобы спуститься в свои подземные бункеры

Forbes
Конец фильма: что видят люди перед смертью Конец фильма: что видят люди перед смертью

В конце любой кинокартины на экране появляются финальные титры

Популярная механика
Витамин В3 помог иммунитету в борьбе с глиобластомой Витамин В3 помог иммунитету в борьбе с глиобластомой

В больших дозах витамин В3 уменьшил размеры опухоли в мозге модельных животных

N+1
Смерть нам не к лицу: 5 видов оружия, которым не стоит воевать Смерть нам не к лицу: 5 видов оружия, которым не стоит воевать

Есть оружие, применения которого лучше не допускать

Популярная механика
«Я не хочу превращаться в старого брюзгу» «Я не хочу превращаться в старого брюзгу»

Евгений Маргулис о современных трендах и о том, как не стареть душой

OK!
Веганы против мяса: крайней станет Земля? Веганы против мяса: крайней станет Земля?

Каждый из нас слышал: не ешь мясо, так ты ослабишь глобальное потепление

Naked Science
Муха на стене: что значит изолироваться по-настоящему Муха на стене: что значит изолироваться по-настоящему

Для чего нас на самом деле нужна самоизоляция и что значит быть «мухой на стене»

РБК
Российский стартап Openface научил алгоритм определять проблемы кожи и запустил производство индивидуальной косметики Российский стартап Openface научил алгоритм определять проблемы кожи и запустил производство индивидуальной косметики

Тренд на персонализацию добрался и до косметики

VC.RU
Запертые: как не дать карантину разрушить ваши отношения Запертые: как не дать карантину разрушить ваши отношения

Рассказываем, как не убить друг друга на карантине и сохранить отношения

Cosmopolitan
Факты Факты

Наука в фактах

Naked Science
Круговая осада. Четыре экстренные задачи правительства Мишустина Круговая осада. Четыре экстренные задачи правительства Мишустина

Последствиями пандемии могут стать безработица, банкротства и экономический спад

Forbes
Открыть в приложении