Социальные услуги стали непосильным бременем для казны, и власть хочет разделить ношу с бизнесом и НКО.

Огонёк

Россия и мир | Тема номера

Лакомое бремя

Социальные услуги стали непосильным бременем для казны, и власть хочет разделить ношу с бизнесом и НКО. Вектор понятен: начав с соцобеспечения, государство намерено избавиться от социалки в самом широком смысле этого емкого понятия — по сути, от всей. Первые шаги уже сделаны — с 2017 года для социально ориентированных НКО открывается доступ к оказанию услуг, которые финансируются из бюджета. Пока речь идет о 10 процентах сумм, выделяемых регионами на эту статью расхода,— но это сотни миллиардов рублей, которые должны освоить новые участники процесса. «Огонек» попытался разобраться, откуда и как они возникнут? По каким схемам будут перетекать огромные деньги? Кому попадут?

Наталия Нехлебова

С советских времен страна унаследовала огромную и дорогую сеть социальных учреждений. Это, как правило, комплексные центры по социальному обслуживанию пожилых, центры реабилитации инвалидов, дома-интернаты для престарелых и инвалидов, центры сопровождение кризисных семей, психоневрологические интернаты… В целом только на социальное обслуживание регионы тратят около 200 млрд рублей в год (есть и другие затратные сектора социалки). Система одряхлела инфраструктурно и морально, стало очевидно: госмонополия на оказание соцуслуг должна, наконец, закончиться.

Разговоры об этом начались три года назад. «Мы должны исключить дискриминацию негосударственного сектора в социальной сфере, — говорил в 2014-м президент, — убрать для него все барьеры. Конкуренция — это решающий фактор повышения качества услуг». А в конце 2015 года появилось президентское поручение: постепенно передавать социально ориентированным НКО 10 процентов бюджета, предусмотренного на социальные региональные и муниципальные программы. Регионы опешили, не зная, за что хвататься, с чего начать. Минэкономразвития поспешило на помощь — разработало «Комплекс мер, направленных на обеспечение поэтапного доступа СО НКО к бюджетным средствам». И заработать этот комплекс в полную силу должен аккурат в нынешнем, 2017 году.

Внешне пакет выглядит вполне симпатично: тут предполагается и распространение лучших практик по предоставлению НКО доступа к соцуслугам, и обучение сотрудников НКО, и развитие добровольчества в социальной сфере, и даже формирование рейтинга субъектов РФ (куда ж нынче без рейтингов!) по обеспечению доступа СО НКО к деньгам. В ответственных исполнителях значатся семь (!) министерств. Во главе — Минфин, Минэкономразвития и Минтруд. Забавно, однако, что при этом так до сих пор и не ясно, сколько конкретно денег нужно отдать и кому. И главное — откуда их взять?

Между тем в любом случае деньги под раздачу грядут (большие или очень большие — уже детали). Так что вопрос допуска НКО и бизнеса на поле соцуслуг — настоящая головная боль для местных властей. И эта «боль» будет только крепчать: с нынешнего января в четырех регионах — Мурманской области, Башкортостане, Пермском крае и Ханты-Мансийском автономном округе — будет опробоваться новый законопроект Минфина «О государственном заказе на оказание государственных услуг в социальной сфере». По нему средства на некоторые госуслуги будут распределяться по новой схеме: на конкурсной основе среди государственных организаций, бизнеса и НКО. И речь идет уже не только о соцзащите, но и об образовании, здравоохранении, занятости населения, спорте, искусстве, туризме…

Вектор, иными словами, понятен: начав с соцобеспечения, государство намерено избавиться от социалки в самом широком смысле этого емкого понятия — по сути, от всей. Так кто же эту ношу подхватит?

Конкурировать за деньги и клиента в социальной сфере должны в итоге три игрока — госорганизации, бизес и НКО. Как это должно работать? Вот идеальная картинка: граждане, кому положено получать помощь бесплатно, будут получать ее бесплатно, а участникам процесса государство за труды возместит. Соревнуясь друг с другом, организации трех видов будут работать лучше, эффективнее, экономнее. Короче, заживем!..

В означенной тройке самая темная лошадка — НКО: сможет ли она с ходу резво «поскакать»? Сомнения (и серьезные) на этот счет имеются, и вовсе не случайно с этого года для социально ориентированных НКО предусмотрена очередная преференция. Они могут получать статус исполнителя общественно полезных услуг и вместе с ним — право на приоритетные меры поддержки. Например, если государство оказывает им имущественную или финансовую помощь, то не менее чем на два года (это поможет держаться на плаву в условиях неопределенности финансирования). Существует перечень того, чем такие НКО должны заниматься (всего 20 направлений) — это, в частности, услуги по оказанию социальной помощи пожилым, детям, инвалидам, людям в непростой жизненной ситуации, семьям с детьми-инвалидами, услуги по их психологической поддержке и содействию в трудоустройстве, по профилактике безнадзорности и социального сиротства…

Список социальных услуг расширяется. Бабушке теперь и дрова наколят, и корм коту принесут. Правда, за деньги…
Фото: Интерпресс / Photoxpress.ru

Нечего и некому 

Сейчас регионы спешно готовят собственные «Комплексы мер по доступу НКО к бюджетным средствам» по образу и подобию федерального, интересуются опытом друг друга и мучаются вопросом: откуда же взять и вырвать эти 10 обещанных процентов, чтобы передать на сторону? Ведь все уже давно распределено.

«Получается, министр соцразвития в регионе должен ликвидировать часть своих подведомственных учреждений, чтобы нам часть бюджета передать,— говорит Игорь Гаал-Савальский, председатель региональной ревизионной комиссии ОНФ в Новосибирской области.— Бюджет, например, Новосибирской области не предусматривает никаких дополнительных источников. Все распределено внутри системы. И министерство говорит мне: ”Ты понимаешь, нас и так урезали, куда ты со своими услугами пытаешься втиснуться?“».

Но анекдотичность ситуации еще и в том, что эти 10 процентов, о которых говорил президент, не просто неоткуда взять. На самом деле зачастую их некому передать. Несмотря на обилие зарегистрированных НКО, по-настоящему сильных организаций, которые умеют находить дополнительное финансирование, привлекать добровольцев, которые готовы взять на себя ответственность и отчитываться перед государством за потраченные деньги, у нас очень мало. А некоторые регионы вообще не обнаружили у себя НКО, действительно готовых оказывать профессиональные услуги по стандарту.

С 2015 года у нас формируются реестры поставщиков социальных услуг. В них входят все — и госучреждения, и бизнес, и некоммерческие организации. Так вот, социально ориентированные НКО значатся в реестре поставщиков социальных услуг только в 63 регионах. Больше всего их в Башкортостане — 59, в Новосибирской области — 16, Ленинградской области — 11, Ханты-Мансийском автономном округе — 15, Пермском крае — 8. В столице — всего 2, так же как и в большинстве регионов. При этом многие из них на самом деле… услуг не оказывают.

«От НКО ждут, чтобы они стали серьезными игроками на рынке социальных услуг, но только небольшое количество организаций к этому готовы,— комментирует директор архангельского центра социальных технологий ”Гарант“ Марина Михайлова.— У многих НКО нет штатных сотрудников, четкой системы управления организацией и профессиональной бухгалтерии. И никто не хочет понять: люди не могут уснуть активистами, а завтра проснуться профессионалами».

В 20 регионах созданы ресурсные центры для выращивания НКО. Но для этого нужно время. В Европе и Америке, где соцуслуги оказывают в основном некоммерческие организации, на становление системы ушли десятки лет. А сама она оказалась продуктом развития гражданского общества. У нас же локомотивом всей этой затеи стала административная директива, вызванная необходимостью считать деньги.

Переименуем — будем жить

Но деваться некуда: задача поставлена, семь министерств стоят на страже и следят за ее исполнением (скоро и рейтинг выстроят) — что же делать регионам? Самые резвые уже попробовали делиться деньгами. И передовой опыт имеется. Странный, правда…

Алевтине Саяевой 33 года. Она директор Автономной некоммерческой организации (АНО) социального обслуживания «Луч Надежды» в Архангельском районе Республики Башкортостан. Прежде чем стать директором АНО, она полтора года работала специалистом по социальной работе в «Государственном комплексном центре социального обслуживания Архангельского района». В 2015 году комплексный центр вдруг перевоплотился в АНО, а Алевтина — в его директора. «Как мы работали, так и работаем, — говорит Алевтина, — социальные работники те же, подопечные тоже. Что нового? Ну… дополнительные услуги мы разрабатываем и оказываем. Платные, разумеется. У нас 40 новых платных услуг появилось помимо бесплатных. От них зависит зарплата соцработников. Да и подопечным нашим понятно, к кому обратиться, если кому, например, надо снег почистить».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Музыка сфер Музыка сфер

Шоколадный коблер как по нотам

Огонёк
«Не простила мать и не хочу за ней ухаживать»: история двух сестер «Не простила мать и не хочу за ней ухаживать»: история двух сестер

У наших героинь оказались разные воспоминания и о своем детстве, и о матери

Psychologies
84 года назад… В СССР приняли сталинскую конституцию 84 года назад… В СССР приняли сталинскую конституцию

84 года назад в Аргентине родился Папа Римский, а в Испании погиб поэт

Вокруг света
Как не угодить в водородную ловушку Как не угодить в водородную ловушку

Россия может занять место ключевого провайдера водорода для Европы

Эксперт
10 цитат из писем Марселя Пруста 10 цитат из писем Марселя Пруста

Как вымысел и правда переплетаются в письмах Марселя Пруста

Arzamas
Движение внутрь Движение внутрь

Дочери Форте рассказывают о внутреннем устройстве знаменитого лондонского отеля

Elle
Анастасия Волочкова. Почему она ушла из Большого и чем занимается сейчас Анастасия Волочкова. Почему она ушла из Большого и чем занимается сейчас

Как Анастасия Волочкова стала примой балета и чем занимается сейчас?

Cosmopolitan
8 тиктокеров-мужчин, которые снимают видео о моде и стиле 8 тиктокеров-мужчин, которые снимают видео о моде и стиле

8 интересных TikTok-профилей модников-мужчин

Esquire
5 ошибок Дмитрия Спиридонова, CEO CloudPayments 5 ошибок Дмитрия Спиридонова, CEO CloudPayments

CEO CloudPayments о том, какие свои ошибки он предпочёл бы не повторять

Inc.
В Москве приступили к испытанию летающих такси В Москве приступили к испытанию летающих такси

На территории Лужников приступили к испытаниям дронов-такси Hover

Популярная механика
Alibaba готовит «убийцу Tesla». Все подробности о новом бренде из Китая Alibaba готовит «убийцу Tesla». Все подробности о новом бренде из Китая

Чем любопытны электрические седан и кроссовер от Zhiji Motor

РБК
Русский Голливуд: кто покорял страну грез до Кантемира Балагова Русский Голливуд: кто покорял страну грез до Кантемира Балагова

Сильвестр Сталлоне, Анджелина Джоли – в картинах режиссеров из России

GQ
Послепродажное обслуживание. Зачем ехать к дилеру, если в гараже дешевле? Послепродажное обслуживание. Зачем ехать к дилеру, если в гараже дешевле?

Сотрудники Mitsubishi рассказывают, зачем ехать к дилеру на обслуживание

4x4 Club
Наноструктура цинк-марганцевого анода повысила долговечность экологичного аккумулятора Наноструктура цинк-марганцевого анода повысила долговечность экологичного аккумулятора

Ученые создали стабильный аккумулятор с водным электролитом

N+1
Ed Sheeran Ed Sheeran

Эд Ширан — о музыке, клипах, турах и том, как не видеть солнце несколько месяцев

ЖАРА Magazine
Корзина с бигмаком: что на самом деле показывает популярный индекс Корзина с бигмаком: что на самом деле показывает популярный индекс

Что полезное можно извлечь из индекса бигмака?

Forbes
Сказ о том, как воробьиный сычик мастер-класс давал… Сказ о том, как воробьиный сычик мастер-класс давал…

Воробьиный сычик — самая маленькая сова, встречающаяся в России

Наука и жизнь
Коллекции русских писателей: от железных палок до аптечных флаконов Коллекции русских писателей: от железных палок до аптечных флаконов

Предметы, которые коллекционировали русские писатели

Культура.РФ
Паразита, передающегося человеку от кошек, связали с раком мозга Паразита, передающегося человеку от кошек, связали с раком мозга

Недавнее исследование связывает Toxoplasma gondii с повышенным риском рака мозга

National Geographic
Pussy Riot по-польски. Как в центре Евросоюза судят активисток за «радужную Богородицу» Pussy Riot по-польски. Как в центре Евросоюза судят активисток за «радужную Богородицу»

Как Польша превратилась в самую гомофобную страну Евросоюза

СНОБ
Власти города в Бельгии извинятся за последнее сожжение «ведьмы» — в 16 веке её обвиняли в сексе с дьяволом Власти города в Бельгии извинятся за последнее сожжение «ведьмы» — в 16 веке её обвиняли в сексе с дьяволом

История о том, как опасны власти, если они принимают решения на основе слухов

TJ
Шахматы и мозг: игра делает нас умнее? Шахматы и мозг: игра делает нас умнее?

Как шахматы влияют на интеллект?

Reminder
7 заманчивых преимуществ отмокания в гидромассажной ванне 7 заманчивых преимуществ отмокания в гидромассажной ванне

Гидромассажная ванна может подарить потенциальные преимущества для здоровья

Playboy
Telegram против Signal: сравниваем мессенджеры Telegram против Signal: сравниваем мессенджеры

Почему многие переходят на мессенджер Signal?

CHIP
Слово предоставляется Слово предоставляется

Интервью с Клаудио Лути, президентом Salone del Mobile. Milano

SALON-Interior
Cмешные твиты партнеров, которые любят питомцев больше, чем друг друга Cмешные твиты партнеров, которые любят питомцев больше, чем друг друга

Пользователи соцсетей — о том, что такое любовь к домашним животным

Psychologies
«Я вышла замуж за игромана» «Я вышла замуж за игромана»

История созависимости и зависимости от нашей героини

Psychologies
Обман зрения Обман зрения

Согласно статистике, многие женщины считает себя намного полней, чем они есть

Psychologies
Можно ли наладить сон с помощью снотворного? Можно ли наладить сон с помощью снотворного?

Объясняем, какие средства помогут улучшить качество сна

Reminder
«Революционный гламур»: как глянец стал центром российской журналистики 2000-х «Революционный гламур»: как глянец стал центром российской журналистики 2000-х

Как молодой российский глянец привлек аудиторию репортажами из горячих точек

Esquire
Открыть в приложении