Плох тот философ, что не предложил своей модели идеального мира

MaximИстория

О дивная новая Тилимилитрямдия! 6 проектов идеального государства

Плох тот философ, что не предложил своей модели идеального мира. Еще хуже тот философ, что эту модель все-таки предложил. Только посмотри, какие уродливые и неказистые утопии порождал разум великих чудиков прошлого.

0:00 /
1552.98
660x760_0xac120005_18202370201529033170.jpg

Ты доволен миром, в котором живешь? Государственным устройством? Политическими новостями? Тебе никогда не приходило в голову, что дай тебе волю – и ты бы мог устроить этот мир гораздо мудрее, справедливее и лучше?

Так вот, не один ты в этом убежден. Многие мудрецы прошлого точно знали, как должно выглядеть идеальное государство, в котором все люди были бы безудержно счастливы. Увы, никто из них так и не сумел реализовать свои светлые мечты. Просто удивительно, что тупое человечество не взяло на вооружение ни одну из предложенных утопий, а предпочло прозябать во мраке беззакония, разврата и неэффективности.

«Идеальное государство»

Платон (423–348 гг. до н. э., Афины)

Великий философ, создавший в своих «Диалогах» образ идеального государства, настолько восхитил мудростью современников, что даже получил от сицилийского тирана Дионисия предложение попробовать устроить что-то похожее у него в Сиракузах. Полный энтузиазма Платон отправился в Сицилию, увяз в интригах, поучаствовал невольно в нескольких дворцовых заговорах, чуть не был продан в рабство — и до идеального государства руки как-то не дошли.

Зато еще долго, вплоть до Просвещения, многие вдохновенные умы Европы превозносили созданный им образ безупречного государственного устройства.

Что интересного предлагал Платон? Половину «Государства» составляют рассуждения о том, что лучше всего, когда землю пашет землепашец, обувь делает сапожник, а воюет солдат. Поэтому в идеальном государстве все делают то, к чему приставлены, а для этого нужна кастовая система.

Касты у Платона определяются не только рождением. Например, крепкие и красивые дети, родившиеся у ремесленников, могут быть переведены в касту стражников, а слабые и невоспитанные подростки могут быть разжалованы из стражников в каких-нибудь торговцев. Семей ни у кого не будет, это совершенно ни к чему.

Наиболее красивым, смелым и умным женщинам и мужчинам дозволено будет размножаться. Для этого в назначенный день всех отобранных для размножения представителей касты соберут на площадь, там устроят красивый обряд, и в течение нескольких недель новобрачные всей толпой будут радостно предаваться промискуитету, ни в коем случае не останавливаясь на одном партнере. Всех новорожденных у матерей будут сразу отнимать и относить в ясли, чтобы женщина не успела запомнить своего ребенка.

Потом матери будут приходить в ясли кормить младенцев, не зная, кто из них чей. Детей, зачатых вне официальных брачных мистерий, а также детей с физическими недостатками станут уничтожать. Людям, которым не разрешено размножаться, тоже позволят заниматься друг с другом втихаря этими делами, но без последствий.

«Но хотя мы и разрешим все это, они должны особенно стараться, чтобы ни один зародыш не вышел на свет, а если уж они будут вынуждены к этому обстоятельствами и ребенок родится, пусть распорядятся с ним так, чтобы его не пришлось выращивать».

Воспитывать детей будут весьма усердно — при помощи гимнастики и искусств. Без некоторых искусств, впрочем, придется обойтись. Например, литературу и поэзию нужно будет как следует почистить, потому что даже гениальные произведения кишмя кишат всякими страшилками, излишней чувственностью, неуважением к богам, да и просто никому не нужной белибердой.

Стихи в идеальном государстве можно будет читать, но только одобренные властями, и они должны быть короткими, торжественными, не будить воображения и не воспламенять чувств. А вот что нужно будет запретить полностью, так это театр — крайне вредное заведение в смысле порчи нравов.

«Если же человек, обладающий умением перевоплощаться и подражать чему угодно, сам прибудет в наше государство, желая показать нам свои творения, мы преклонимся перед ним как перед чем-то священным, удивительным и приятным, но скажем, что такого человека у нас в государстве не существует и что не дозволено здесь таким становиться, да и отошлем его в другое государство».

Еще одно искусство, которое нужно запретить, — это врачевание. Приготовить слабительное, пустить себе кровь или перевязать рану сможет кто угодно, а более сложные болезни лечить не нужно вообще. Нельзя стоять на пути судьбы и природы — ни больных, ни врачей общество содержать не будет.

«Кто положенный человеку срок не способен прожить, того не нужно и лечить, потому что такой человек бесполезен и для себя, и для общества».

Важно следить, чтобы государство не менялось в размерах, пусть в нем всегда будет примерно одно и то же количество граждан и одно и то же количество земли. Поэтому воевать с другими государствами нужно будет не за территории, а за ресурсы, прежде всего за рабов. Рабы будут выполнять тяжелые и неприятные работы, которыми не захотят заниматься свободные и счастливые жители идеального государства.

«Утопия»

Томас Мор (1478–1535, Англия)

Будучи лордом-канцлером Англии при непростом короле Генрихе VIII, Томас Мор — философ и писатель — осмелился спорить с королем, защищая свои принципы, за что и отправился на плаху*.

*Примечание Phacochoerus'a Фунтика: «В чем мне лично видится своеобразная высшая справедливость, так это в том, что, состоя при Генрихе лордом-канцлером, Томас и сам подписывал множество смертных приговоров, в том числе и людям, которых даже жесткие законы того времени признали бы абсолютно невиновными в каких-либо преступлениях».

Так что не получилось у Томаса Мора создать на пару с Генрихом государство, описанное им в «Утопии», — государство, идеалами которого вдохновлялся и сам тогда еще юный король. Ах, какое это было бы замечательное государство! Ведь еще несколько столетий оно считалось непревзойденным по гармоничности и разумности, а первые социалисты — Сен-Симон, Оуэн и Фурье — апеллировали именно к работе Мора.

Что такое высшая социальная справедливость по Мору? На прекрасном, хорошо защищенном острове существует государство Утопия. Состоит оно из 54 городов, в каждом примерно 6 тысяч жителей. Все города построены по одному и тому же плану. Все улицы одинаковые, вдоль них стоят тоже совершенно одинаковые трехэтажные дома. В доме живет семья — 16–20 взрослых, связанных родственными узами (дети не считаются).

Если в семье наблюдается переизбыток людей, кого-нибудь из старших взрослых детей передают на усыновление семье, в которой, наоборот, людей не хватает. Каждые десять лет семья переезжает в другой дом, новое место жительства определяется по жребию. Все граждане старше 12 лет должны работать по 6 часов в день.

У каждой семьи есть свое ремесло, но если возникает нужда в работах другого профиля, например на уборке урожая или починке дорог, то все беспрекословно подчиняются указаниям распорядителя и делают то, что велено. Также все по очереди живут и работают в деревне — там трудиться тяжелее всего. Для самых же тяжелых работ есть рабы, примерно по две штуки на каждую семью (живут они в специальных общественных домах, под надзором).

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

11 способов становиться немного умнее каждый день 11 способов становиться немного умнее каждый день

Интеллект, как и тело, требует правильного питания и регулярных тренировок

Psychologies
10 необычных образцов оружия 10 необычных образцов оружия

Эти оружейные образцы с первого взгляда способны вызвать немалое удивление

Популярная механика
Вечные девственники: 6 исторических личностей, которых не интересовал секс Вечные девственники: 6 исторических личностей, которых не интересовал секс

Эти люди точно знали, как сублимировать эффективно

Cosmopolitan
Carla Bruni Carla Bruni

Карла Бруни — бывшая первая леди Франции и легендарная супермодель

Elle
Домашний фронт Домашний фронт

Пятая республика в опасности

Огонёк
Детские книги на взрослые темы: книга пятая — «Заяц на взлетной полосе» Юлии Симбирской Детские книги на взрослые темы: книга пятая — «Заяц на взлетной полосе» Юлии Симбирской

В пятом выпуске цикла про важные детские книги — повесть о плюшевом зайце

Esquire
Сокровища Урарту Сокровища Урарту

Древнее царство Урарту, когда-то могущественное, но забытое на 25 веков

Вокруг света
Свиньи против слонов и еще четыре самые странные битвы в истории войн Свиньи против слонов и еще четыре самые странные битвы в истории войн

Учебники умалчивают об этих битвах

Maxim
«Заморочить голову думающему человеку в наше время не так легко» «Заморочить голову думающему человеку в наше время не так легко»

Есть ли разница между переписыванием истории и ее политизацией?

Огонёк
Как повторить образы героев «Французского диспетчера» Уэса Андерсона Как повторить образы героев «Французского диспетчера» Уэса Андерсона

Давайте поблагодарим режиссера за еще одно пособие по стилю

GQ
Брат ты мне или враг? Брат ты мне или враг?

Разбираем пять мифов о дружбе

Psychologies
Выходим на защиту Выходим на защиту

Своего воображаемого спутника жизни мы наделяем идеальными качествами

Лиза
Какая смазка лучше для интимной близости: гид по лубрикантам для разных ситуаций Какая смазка лучше для интимной близости: гид по лубрикантам для разных ситуаций

Выведи свои занятия любовью на новый уровень!

Playboy
Время женщин Время женщин

Мировой капитал, сосредоточенный в руках женщин, превысит мужской капитал

Robb Report
Как поколение Z влияет на индустрию туризма Как поколение Z влияет на индустрию туризма

Поколение Z пропагандирует экологичный туризм

GQ
Сальвадор Дали. Затворник Сальвадор Дали. Затворник

Иногда он закрывал глаза и шествовал по своему легендарному дворцу

Караван историй
Умоляю, не худей! Умоляю, не худей!

Мужей, которые не хотят, чтобы жена была стройной, довольно много

Худеем правильно
Сад художника Сад художника

Мы решили найти место, словно сошедшее с картин импрессиониста Клода Моне

Лиза
Геликоприон: рыба с циркулярной пилой во рту Геликоприон: рыба с циркулярной пилой во рту

Эта доисторическая акула поражает воображение

National Geographic
Три мужа и 50 книг: мистическая история Мэри Хиггинс Кларк длиной в 92 года Три мужа и 50 книг: мистическая история Мэри Хиггинс Кларк длиной в 92 года

Каждый из 51 романов Мэри Хиггинс Кларк неоднократно переиздавался

Cosmopolitan
Февральская православная революция Февральская православная революция

620-тысячную страну-курорт заливает волна народных протестов

Русский репортер
Как выбрать правильное кольцо для помолвки Как выбрать правильное кольцо для помолвки

Как изменилась мода на помолвочные кольца?

GQ
Две высылки и запрет на язык: как мы теряем малый народ водь Две высылки и запрет на язык: как мы теряем малый народ водь

Вожане существуют на гране исчезновения

National Geographic
ОЦ-14 «Гроза»: самый необычный российский автомат ОЦ-14 «Гроза»: самый необычный российский автомат

«Гроза» террористов

Популярная механика
15 мыслей Роберта Де Ниро 15 мыслей Роберта Де Ниро

Об «Ирландце», своем отце, ненависти к Трампу и рекламе пончиков

GQ
До избирателя дойдет всего один вопрос До избирателя дойдет всего один вопрос

В рабочей группе определили формулировку голосования по поправкам в Конституцию

РБК
Попробуйте повторить эту прическу Майкла Кейна Попробуйте повторить эту прическу Майкла Кейна

В 1970-е годы Майкл Кейн очень классно укладывал волосы

GQ
Как уложить волосы, если вы только начали их отращивать Как уложить волосы, если вы только начали их отращивать

Разбираемся, что делать, когда ваша шевелюра напоминает львиную гриву

GQ
Учителя и акушеры застряли на выходе в Сеть Учителя и акушеры застряли на выходе в Сеть

В регионах срывается программа подключения к интернету социальных объектов

РБК
Ноам Хомский: Часы судного дня Ноам Хомский: Часы судного дня

Отрывок из книги Ноама Хомского «Кто правит миром?»

СНОБ
Открыть в приложении