«Нужно в любом случае двигаться»: Владимир Кристовский в «Раздевалке»

Разговор с музыкантом и лидером группы Uma2rman Владимиром Кристовским

Men’s HealthЗнаменитости

«Нужно в любом случае двигаться»: Владимир Кристовский в «Раздевалке»

В своей авторской рубрике «Раздевалка» Ольга Ципенюк встречает очередного героя MH сразу после тренировки и вызывает его — теплого и расслабленного — на откровенный разговор: сперва о самой тренировке, а дальше обо всем на свете. В этом номере ее визави — музыкант и лидер группы Uma2rman Владимир Кристовский

Эта раздевалка на хоккейной площадке в Куркино — действительно постоянная часть вашей спортивной жизни?

Не назвал бы это спортивно­й жизнью. Я просто хожу играт­ь, точнее — учусь. И мне это страшно нравится.

Хоккей — единственный вид спорта, которым вы регулярно поддерживаете себя в такой прекрасной форме? А спортзал?

Много раз пробовал — не идет. У меня куча карт в самые разные спортзалы, но доехать туда мне просто тяжело, очень мало времени. Зато я какое-то время наза­д пересмотрел концепцию жизни, скажем так.

Концепцию жизни? Масштабно. И какое место в ней занимает спорт?

Очень большое, потому что движение — это жизнь, мы же знаем. И это не только в метафорическом каком-то смысле. Еще есть выражение «в здоровом теле здоровый дух» — это тоже, я считаю, очень мудрая фраза.

Откуда хоккей взялся вообще в вашей жизни?

От брата. Сергей профессио­нально занимался хоккеем до 16 лет. Это был для него прямо серьезный выбор — идти в спортшколу или заниматься музыкой. Но ему сломали ключицу, он какое-то время не тренировался, а играл на гитаре, и за это время сделал выбор в пользу музыки. Так что хоккей — в силу старшего брата.

Вы рано встали на коньки?

Кататься я всегда умел — занимался в детском саду фигурным катанием. Не как-то специально, просто у родителей было желание ребенк­а поставить на коньки. Я не мечтал стать чемпионом, как Женя Плющенко. Вообще не помню, о чем мечтал, — скорее всего, быть водителем автобуса. Мне очень нравился этот большой руль, я всегда старался рядом с водителем оказаться. И любил там петь. Бабушка стеснялась со мной ездить: я заходил в автобус и начинал очень громко петь, был мальчик без комплексов. “Выходила на берег Катюша”, какие-то такие песни — все, что было в те времена маленькому человеку доступно.

Родители поддерживали это увлечение?

Родителям было не до того. У них стояли другие задачи: как нас накормить. Время же было сложное, меня ставили маленьког­о в очередь, чтобы я талон­ы получал — на сахар, что ли. Классно было, весело. Мы жили большой семьей, родители приветствовали, чтобы к нам с братом приходили гости, квартира была достаточно большая, так что вся тусовка собиралась у нас. Они оба — инженеры, работали в институте «Атом­энергопроект». Отец возглавлял отдел отоп­ления и вентиляции атомных станций. В Иране, к примеру, станцию строи­л, ездил в командировки все время. А мы были обычны­е дети инженеров. Брат, как я уже сказал, занимался хоккее­м и музыкой. Какое-то время вообще выпивал, спортом не занимался, тогда главным был рок-н-ролл. Из зависти к нему я и начал писать песни. Хотя не всегд­а он мне казался крутым. В какой-то момент крутым был я: типа мы хулиганы-спортсмены, а они — выпивохи-музыканты.

Когда в жизни появился регулярный спорт?

Он был всегда. Я с 7-го класса пошел на бокс и до сих пор так или иначе занимаюсь. Дома в гараже мешочек висит, я по нему бью. Но это чисто так, разминка старого гопника — человека, у которого юность и взросление пришлись на 90-е годы.

«Всегда найдутся идиоты, которые тебя будут подрезать на дороге, всегда что-то будет не так, потому что этот мир населяем мы, люди, со всеми своими странностями»

Как вы сегодня поддерживаете форму?

Я этим вообще никогда не озабочен, я по жизни просто вообще кайфую. У меня нет никаких проблем с лишним весом или еще каких-то подобных. Разные были времена — мы покутили, похулиганили, а после 40 лет в голове что-то щелкнуло в связи с определенными обстоятельствами жизни. Там были некоторые трудности — не будем вдаваться. В том чис­ле и со здоровьем. Но настает день, когда понимаешь, что пора остановиться, посмотреть повнимательнее вокруг. Или сама жизнь тебя останавливает, чтобы ты проснулся более сознательным. И в какой-то момент я понял, что нужно менять отношение к жизни вообще.

К чему конкретно? К еде? К алкоголю?

Ну, к еде, к алкоголю тоже. Но больше — к пространству вокруг тебя, к людям, к близким, далеким, вообще ко всему, что происходит с тобой.

Вы сами к этому пришли?

К чему-то сам пришел, о других вещах что-то читал. И понял из прочитанного, что именно твое состояние все объясняет. Если тебя что-то раздражает, это твои проблемы, а не окружающего мира. Вообще, мне кажется, проблема человечества в том, что люди не принимают мир вокруг себя. Глупо надеяться, что когда-нибудь мир станет таким, каким они себе его представляют.

А как же «пусть лучше он прогнется под нас»?

Да не прогнется он, не прогнется! Всегда найдутся идиоты, которые тебя будут подрезать на дороге, всегда что-то будет не так, потому что этот мир населяем мы — люди, со всеми своими странностями. И чтобы получать удовольствие от жизни, нужно этот факт принять и просто расслабиться. Это приходит не сразу, это очень трудно, и кому-то, может быть, такое понимание никогда не откроется.

Вам, похоже, открылось.

Да, слава богу. Потому что я долгое время жил как заведенный: города, самоле­ты, опять города, опять самолеты. Был постоянно в изношенно-уставшем состоянии, в раздражении на все, что происходит вокруг. В определенный момент я понял, что надо как-то это менять. Сейчас мне просто хорошо, я кайфую от всего.

Какое место в этом кайфе занимает забота о здоровье?

Очень большое. Потому что, как мы говорили ранее, в здоровом теле здоровый дух: если тело не позволяет тебе радоваться жизни, надо с ним что-то делать, как-то его подтягивать. У меня, к примеру, очень много всяких забав: люблю кроссовый мотоцикл, сноуборд, любл­ю хоккей. Мне, как котенку из рекламы, нужно много сил для игр и роста. Нужно быть очень ловким и быстрым, с хорошей реакцией, чтобы в Москве выжить, к примеру, на том же мотоцикле. Именно из-за этого я стал многое перестраивать. Слава богу, у меня жена еще тоже этим увлеклась — я про питание говорю.

Давайте поподробнее.

Не открою никакого секрета, это сейчас известная тема: мы перешли на еду без глютена, сахара и молочк­и. Правда, есть дни, когда я позволяю себе все, на гастролях особенно.

Так вы же все время на гастролях.

Но не все время позволя­ю. Только если едем в тако­е место, где у меня может быть праздник непослушания: буду пить, есть все подряд, просто в кайф. Но это потому и кайф, что не каждый день может происходить.

От чего было сложнее всего отказаться?

От бутерброда с маслом и сладкого чая, это самая любимая моя еда с детств­а. Сладкий чай можно заменить медом, допустим, но хлеб ничем не заменить. И сейчас, когда я себе позволяю на каких-то праздничных гастролях съесть хлеб с маслом, — это просто не знаю какое удовольствие.

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Тренировки без травм: проверенный метод штангиста-чемпиона Тренировки без травм: проверенный метод штангиста-чемпиона

Алексей Торохтий взошел на пьедестал, несмотря на серьезную травму

Men’s Health, октябрь'19
Новым возлюбленным Кети Топурии оказался дипломат с драматичной личной жизнью Новым возлюбленным Кети Топурии оказался дипломат с драматичной личной жизнью

33-летняя Кети Топурия перестала скрывать любимого мужчину

Cosmopolitan, октябрь'19
Новая этика: как вести себя в эпоху соцсетей и гендерного равенства Новая этика: как вести себя в эпоху соцсетей и гендерного равенства

Рассказываем, как никого не обидеть в наше время

РБК, сентябрь'19
Боевая единица: Сауль Альварес может стать самым высокооплачиваемым спортсменом мира Боевая единица: Сауль Альварес может стать самым высокооплачиваемым спортсменом мира

Новый контракт позволит мексиканскому боксеру заработать больше, чем Роналду

Forbes, октябрь'18
Бернстайн на родине родителей Бернстайн на родине родителей

Как великий дирижер поссорился с советской властью

Огонёк, октябрь'18
Неуказанная легкость Неуказанная легкость

Россия не успела достичь цели по продвижению в рейтинге Doing Business

РБК, октябрь'18
Франческо Растрелли. Гений барокко Франческо Растрелли. Гений барокко

Для Растрелли перемены на русском троне не предвещали ничего хорошего

Караван историй, ноябрь'18
Знакомься, это Катар! Знакомься, это Катар!

Туристы пока еще не распробовали эту страну и, возможно, к счастью

Лиза, октябрь'18
Страх и риск. Насколько подорожает ОСАГО из-за реформы Страх и риск. Насколько подорожает ОСАГО из-за реформы

Необходимость в реформе ОСАГО давно назрела, но провести ее качественно непросто

Forbes, октябрь'18
Матильда Шнурова: Матильда Шнурова:

Мы дали слово Матильде Шнуровой, сняв ее одну ночью в холодном бассейне

Esquire, октябрь'18
Достаточно одной ошибки: 11 нарушений, за которые тебя лишат прав Достаточно одной ошибки: 11 нарушений, за которые тебя лишат прав

За что можно лишиться права на управление транспортным средством

Men’s Health, октябрь'18
Зуб за зуб Зуб за зуб

Только у 12% населения Земли правильный прикус

Добрые советы, ноябрь'18
Миграция скатов: завораживающее зрелище Миграция скатов: завораживающее зрелище

Скользящие под водой рыбы напоминают огромные осенние листья

National Geographic, октябрь'18
Часть Басты Часть Басты

Музыкант Василий Баста Вакуленко об отсутствии целей, злости, боксе и Гитлере

Men’s Health, ноябрь'18
Черный ящик Черный ящик

Четыре вопроса о готовности России к переходу с аналогового вещания на цифровое

РБК, октябрь'18
Сеть знает о вас все: как защитить аккаунты в Интернете Сеть знает о вас все: как защитить аккаунты в Интернете

Сеть знает о вас все: как защитить аккаунты в Интернете

CHIP, октябрь'18
Парламентский крест Пашиняна Парламентский крест Пашиняна

Три вопроса о возобновлении митинговой активности в Армении

РБК, октябрь'18
Убежище для денег. Как подготовиться к мировому кризису Убежище для денег. Как подготовиться к мировому кризису

Как сохранить свое благосостояние во время турбулентности на финансовых рынках

Forbes, октябрь'18
Какое кино смотреть в свой день рождения Какое кино смотреть в свой день рождения

Смотри тот фильм, что родился в один год с тобой!

Maxim, октябрь'18
Жуткое пение шельфового ледника Жуткое пение шельфового ледника

Исследуя шельфовый ледник Росса в Антарктиде, ученые записали его «пение»

National Geographic, октябрь'18
Хабиб против Конора: как «бой века» продолжается за пределами ринга (и будет ли реванш) Хабиб против Конора: как «бой века» продолжается за пределами ринга (и будет ли реванш)

Хабиб против Конора: как «бой века» продолжается за пределами ринга

Esquire, октябрь'18
Страшно горячо! 22 невероятно горячих красотки Хэллоуина (ты точно не устоишь) Страшно горячо! 22 невероятно горячих красотки Хэллоуина (ты точно не устоишь)

Настоящие бестии. Но такие привлекательные

Playboy, октябрь'18
Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы

Бразильский Трамп и последняя надежда Лулы

Эксперт, октябрь'18
Обоснование — не оправдание Обоснование — не оправдание

Три вопроса о новых изменениях правил блокировки сайтов за экстремизм

РБК, октябрь'18
Время первого Время первого

«Все или ничего» — это и название песни, и жизненный принцип L’One.

Glamour, ноябрь'18
Нити судьбы Нити судьбы

Как Брунелло Кучинелли удалось сделать кашемир модным

Vogue, ноябрь'18
Гуманный капитализм: как построить многомиллионный бизнес на заветах святых отцов Гуманный капитализм: как построить многомиллионный бизнес на заветах святых отцов

Брунелло Кучинелли сделал итальянскую деревню Соломео символом капитализма

Forbes, октябрь'18
Бег от себя к себе Бег от себя к себе

Ляйсан Утяшева не знает поражений и идет по жизни с гордо поднятой головой

OK!, октябрь'18
Секс после менопаузы: будет ли он? Секс после менопаузы: будет ли он?

Почему для отказа от секса после менопаузы нет никаких объективных причин

Psychologies, октябрь'18
Индекс надежды. Почему растут инвестиции в биржевые фонды Индекс надежды. Почему растут инвестиции в биржевые фонды

В мире наблюдается настоящий бум биржевых фондов, инвестирующих в индексы (ETF)

Forbes, октябрь'18