Штефан Кэги

Режиссер и реформатор театра рассуждает о смерти и страхе сойти с ума

NuméroКультура

Culture

Режиссер | Director

Штефан Кэги
Stefan Kaegi

Режиссер компании Rimini Protokoll и реформатор современного театра рассуждает о смерти и страхе сойти с ума

Rimini Protokoll's director who challenges contemporary theatre rules contemplates death and fear of madness

Интервью: Мария Комарова
Фото: Владимир Васильчиков

Постановки немецкой театральной команды Rimini Protokoll спектаклями можно назвать условно. Скорее, они похожи на смесь из игр, соцопросов и посиделок с друзьями, а актеров в них нет никогда. В Москве Rimini ставили Remote — квест по городу в наушниках, «В гостях. Европа» — сбор зрителей за столом для обсуждения политики и Cargo — путешествие на грузовике под рассказы дальнобойщика о его суровых буднях. В октябре на фестивале «Территория» мы увидим новую работу Rimini.

Рубашка, Prada. Пальто, Paul Smith.

Вы делаете «Наследие. Комнаты без людей» — инсталляцию из восьми пространств. В каждом с помощью вещей, видео, аудио — как угодно, но только без актеров — реальный человек, который скоро умрет, рассказывает историю своих отношений со смертью. Почему вы взялись за такую мрачную тему?

На самом деле проект не о смерти, а о том, что люди оставляют после ухода. У Надин Гро, например, был рассеянный склероз — эта болезнь прогрессирует, улучшения невозможны. Надин француженка, и во Франции по закону ты не можешь решать, когда умереть, — ты должен оставаться в больнице и стараться жить. Надин несколько раз пыталась покончить с собой, но когда ты стар и слаб, это не так легко. Когда мы встретились, она готовилась ехать в Швейцарию на эвтаназию (я нашел Надин через организацию, которая все это устраивает). У нее оставалось две недели жизни. Мы говорили с ней о том, что для нее значит уход, и обсуждали, какой она хочет видеть свою комнату в «Наследии». В результате мы проигрываем там ее пение: Надин всегда хотела выступать, но муж не позволял ей, и она стала секретарем. В записи Надин обращается к аудитории: «Теперь я стала певицей, хотя меня больше нет».

Инсталляция «Наследие. Комнаты без людей»

Мы несем ответственность за свою жизнь, но по закону не можем выбирать, когда ее закончить. Почему?

Это большой вопрос. Христиане скажут, что не нам выбирать, когда умереть, потому что жизнь нам дал бог. Кто-то скажет, что мы не можем решать, потому что жизнь нам дана природой... Но возраст смерти — во многом искусственный, мы постоянно продлеваем жизнь с помощью медицины. Мне 44 года. 120 лет назад, по статистике, я был бы мертв. А сейчас ученые говорят, что люди, которые проживут 150 лет, уже родились. И это вопрос: готовы ли мы к такой долгой жизни. В «Наследии» есть комната мистера Фраковяка. Он нейролог, всю жизнь работал с пациентами со старческой деменцией. Теперь он состарился и сам может сойти с ума. Он сказал: «Я видел своих пациентов. Я видел, как моя мать потеряла контроль над разумом, забыла, кто она, и не понимала, какой сейчас год. И я не хочу, чтобы мое тело продолжало жить, когда мой разум мертв».

А вы боитесь сойти с ума в старости?

Не очень. Я позволяю всему идти своим чередом. Мне интересен новый опыт, я не уверен, что надо избегать ситуаций, которые меня пугают. Но при этом я могу понять Фраковяка. Я хотел включить в «Наследие» героя, который говорил бы о смерти и мозге как ученый, ведь есть много теорий о том, как мы сможем загрузить сознание в интернет и жить в виртуальной реальности.

Вам нравится такая перспектива?

Я не верю в то, что нас можно превратить в искусственный интеллект. Но думаю, что привычное отношение к смерти и ее атрибутам изменилось. Например, потеряли смысл кладбища, потому что члены семей сейчас живут в разных странах и на разных континентах. Я никогда не навещаю могилу матери.

Рубашка, Prada. Пальто, Paul Smith

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Яна Рудковская Яна Рудковская

Яна Рудковская. Продюсер Димы Билана, Юлианны Карауловой, группы «Градусы»

Numéro, апрель'18
Перемен требуют Перемен требуют

Требуют перемен и воплощают их в жизнь основательницы архитектурного бюро Form

Vogue, октябрь'19
Невеста была в черном Невеста была в черном

«Татлер» никогда не видел Ксению Собчак такой. Нежной, влюбленной и в стиле панк

Tatler, октябрь'19
Kia Rio – Skoda Rapid Kia Rio – Skoda Rapid

Спешим сравнить самое свежее

АвтоМир, август'17
Girl Talk: Анна Меликян Girl Talk: Анна Меликян

Автор премьеры месяца «Про любовь. Только для взрослых»

SNC, сентябрь'17
Осторожно: арбуз! Осторожно: арбуз!

Как распознать «химию» и почему нельзя покупать надрезанный арбуз?

Лиза, июль'17
Новые законы робототехники Новые законы робототехники

Должны ли роботы получить правовой статус электронных лиц?

Популярная механика, август'17
Не работа, а нервотрепка! Не работа, а нервотрепка!

Как не поддаться стрессу и преодолеть кризис

Лиза, июль'17
На сложных щах На сложных щах

Рассказываем о фейсбилдинге

Men’s Health, июль'17
Без ост­рых углов Без ост­рых углов

Московская квартира

AD, август'17
Елизавета Арзамасова Елизавета Арзамасова

Актриса, которую мы любим не только за «Папиных дочек»

Домашний Очаг, август'17
Горе от интеллекта Горе от интеллекта

Миллиардер Илон Маск, его любимая Эмбер Хёрд и прочая головная боль

Tatler, август'17
Страсть «сникерхедов» Страсть «сникерхедов»

Как убедить людей платить огромные деньги за пару кроссовок

РБК, июль'17
«Наши отношения я бы назвал семейными» «Наши отношения я бы назвал семейными»

Интервью с Ильей Авербухом

Добрые советы, август'17
Mitsubishi Outlander GT Mitsubishi Outlander GT

Мы застали кроссовер в самой верхней точке его развития – в версии GT

АвтоМир, июль'17
Налоги с роботов? Налоги с роботов?

Цифровая революция становится самым мощным оружием для ликвидации рабочих мест

CHIP, август'17
Заслан­ный казачок Заслан­ный казачок

Александр Ревва рассказал о своих дочках, спорте и перевоплощениях

Glamour, август'17
Направления цигуна: медитировать или разбивать кирпичи? Направления цигуна: медитировать или разбивать кирпичи?

Когда я говорю, что преподаю гимнастику цигун, реакция бывает разной: от утверждений «Говорят, это полезно» до вопросов «А умеешь ли ты рукой раскалывать кирпичи?». Что такое настоящий цигун, зачем он нужен и можно ли считать себя хорошим практиком, если кирпичи колоть не хочется? Объясняет специалист по китайской медицине Анна Владимирова.

Psychologies, июль'17
Дядя Федор Сергеевич Дядя Федор Сергеевич

Интервью с главным лицом российского кино - режиссером Федором Бондарчуком

Cosmopolitan, август'17
Да, я тихоня! Да, я тихоня!

Почему ребенок так не любит общаться?

Лиза, июль'17
Жизнь на грани Жизнь на грани

Глобальное потепление угрожает обитателям Галапагосских островов

National Geographic, июнь'17
Трудно быть бледным Трудно быть бледным

В Африке к югу от Сахары светлые волосы и кожа цвета слоновой кости сулят беду

National Geographic, июль'17
Tesla Model X Tesla Model X

Tesla не была бы Tesla, если бы не использовала креативный подход

Quattroruote, июль'17
Везти себя прилично Везти себя прилично

В чем мужчине следует ехать в отпуск

GQ, август'17
Как переворот стал революцией Как переворот стал революцией

Как переворот превратился в революцию, можно проследить по документам

Дилетант, август'17
Александра Маринина: Жизнь организована по мужским правилам Александра Маринина: Жизнь организована по мужским правилам

Женщина всегда сможет найти свое место даже в традиционно мужской профессии

Лиза, июль'17
От благодарного генофонда От благодарного генофонда

Ежегодный обзор лауреатов Дарвиновской премии

Maxim, август'17
Так сло­жи­лись звезды Так сло­жи­лись звезды

Зое Кравиц и ее путь к успеху

Glamour, август'17
Большая актриса Большая актриса

Николь Кидман: «Как хорошо, что молодость позади!»

Добрые советы, август'17
«Без общения невозможно чувствовать себя живым» «Без общения невозможно чувствовать себя живым»

Нужны ли нам для счастья другие люди? И если да, то почему? Объяснения системного семейного терапевта Инны Хамитовой.

Psychologies, июль'17