Как возник Институт биологии внутренних вод, чем он живёт и какие лелеет планы

Наука и жизньНаука

В науке главное — каждодневный рутинный труд

Беседу ведёт Наталия Лескова

В порту Института биологии внутренних вод им. И. Д.Папанина РАН.

Институт биологии внутренних вод им. И. Д. Папанина РАН расположен вдали от шумных трасс и крупных предприятий — в посёлке Борок на берегу Рыбинского водохранилища, в Некоузском районе Ярославской области. Тем не менее история этого научного учреждения и его нынешняя жизнь необыкновенно насыщенны и интересны. О том, как возник институт, чем он живёт и какие лелеет планы, рассказывает его директор, доктор биологических наук, профессор Александр Крылов.

Ихтиологический корпус ИБВВ РАН.

— Александр Витальевич, по-моему, это уникальный случай — то, что академический институт находится не в большом городе, а в посёлке. Как это получилось?

Доктор биологических
наук
Александр
Витальевич Крылов.

— Случай не такой уж уникальный. У нас есть и другие институты, мощные, расположенные вдали от административных центров. В голову сразу приходит, например, Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Центрально-Чернозёмной полосы имени В. В. Докучаева — он находится непосредственно «на земле». Вообще, с моей точки зрения, логично, когда люди работают вблизи от объекта, который исследуется. И это очень правильно, что институт, занимающийся проблемами водной среды, стоит на большой воде — на Рыбинском водохранилище.

А случилось так благодаря замечательным людям, стоявшим у истоков создания нашего института. В первую очередь это Николай Александрович Морозов — революционер, народоволец, отсидевший четверть века в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях, а после этого фактически всю жизнь проведший в своём родовом имении Борок, где активно занимался только научной деятельностью. Именно благодаря ему здесь была создана биостанция, переданная в 30-е годы прошлого века Академии наук. Какое-то время она скромно работала, пока однажды в составе комиссии сюда не приехал Иван Дмитриевич Папанин. Ему предстояло выяснить, насколько существование биостанции целесообразно. Как раз в это время началось масштабное строительство водохранилищ на Волге. Когда Папанин увидел это место, он сразу оценил его перспективы как центра изучения последствий столь мощного воздействия на реки. Для этого нужно иметь недюжинный талант — увидеть потенциал места, где на тот момент существовала всего пара строений. Не меньший талант — воплощение задуманного в жизнь, каждодневный труд по организации строительства. Так здесь появился целый научный посёлок со всей инфраструктурой: институтом, домами для сотрудников, больницей, школой, детским садом, а также флотом и портом — действительно уникальное место, ничего подобного я нигде не встречал. Благодаря этой великолепной организации мы и по сей день имеем возможность подробного изучения жизни водохранилищ, озёр и рек в самых разнообразных аспектах — начиная от вирусов и заканчивая рыбами, птицами и всем тем, что связано с жизнью воды. В следующем году институту исполняется 65 лет.

Один из корпусов института, где располагался кабинет И. Д. Папанина. Сейчас здесь — лаборатории: физиологии и токсикологии, экспериментальной экологии, иммунологии, экологии водных беспозвоночных.

— Иван Дмитриевич Папанин, основатель и первый директор вашего института, известен как полярник, и мало кто знает, что его имя связано ещё и с такого рода деятельностью. Какие важнейшие задачи были выполнены институтом в первые годы его существования?

— Иван Дмитриевич привлёк сюда необыкновенный состав сотрудников. Это было вскоре после гонений на генетику, и многие учёные пришли в гидробиологию (науку, изучающую жизнь воды) именно из генетики; они стали специалистами мирового уровня, фактически создавшими гидробиологию в нашей стране. Следом за ними пошла талантливая молодёжь. Время энтузиастов! Иван Дмитриевич понимал, что изучать жизнь воды невозможно без флота, и с этой целью был специально прокопан канал и построен порт, где появились суда, которые начали ходить в экспедиции, чтобы ловить рыбу, собирать пробы воды и практически всех групп водных организмов. Были построены институтские корпуса. Это очень качественное (на века!) строительство. И всем этим Папанин не просто занимался — он этим жил. Интересно, что он отказался от своей директорской зарплаты и руководил институтом на совершенно безвозмездной основе.

Доктор географических наук, контр-адмирал, дважды Герой Советского Союза, основатель и первый директор Института биологии внутренних вод Иван Дмитриевич Папанин.

— А зачем он это сделал?

— Сегодня нам трудно такое понять, но это были иные люди, бескорыстные и преданные своему делу подвижники. Понятно, что у него были и другие источники существования, и он решил, что этого ему вполне достаточно. Такие же люди его окружали. Сейчас время другое — нас оценивают согласно принципам наукометрии, измеряя результаты нашего труда в каких-то условных «попугаях». Я часто вспоминаю Экзюпери, который говорил, что там, где начинаются цифры, заканчивается романтика и любовь. Для нас это ужасно — когда нашу работу оценивают цифрами и наша во многом поисковая деятельность лишается права на ошибку.

— И из неё уходит романтика и любовь?

— Да, это так. Я, к счастью, застал время, когда в науке трудились люди, которые могли за свой счёт ездить в экспедиции и собирать пробы, не думая о том, что после этого напишут, какую премию получат и в каком журнале опубликуют.

— Удалось ли что-то сохранить из тех времён, когда была романтика и любовь?

— Да, безусловно. И романтика, и преданность, и подвижничество — те категории, которыми живут наши сотрудники и теперь. Большая часть наших работ — полевая. Материалы мы собираем «на воде». Когда кто-то из сотрудников вдруг начинает жаловаться, что зарплата небольшая (а это правда), я всегда говорю: сморите, какие огромные деньги люди платят за речные круизы или отдых на берегу реки, а вы можете совершенно бесплатно путешествовать по воде, заниматься любимым делом, да ещё и зарплату за это получать. У нас сохранилась романтика. Считаю, очень хорошо, что институт стоит на отшибе. Здесь остаются только люди, которые без этого дела просто жить не могут. Когда тебе от работы до дома идти пять минут, а если десять, то ты считаешь, что далеко, — это совсем другая реальность. Мы лишены «радости» стояния в пробках и на автобусных остановках. Одновременно несколько оторваны от культурной жизни, доступной в городах. И у нас остаются люди, которым эта работа по-прежнему интересна — в том числе и молодёжь, которая хоть и не стоит в очередь, но всё же движение есть. Знаете, если бы я сейчас встретил Ивана Дмитриевича Папанина, мне бы не было перед ним стыдно. Да, что-то было разрушено, многое остаётся без внимания, но институт работает, и есть определённые успехи.

Памятник на могиле Н. А. Морозова и его супруги К. А. Морозовой работы скульптора Г. И. Мотовилова в усадебном парке.

— Давайте на них остановимся. Какие работы института вы считаете наиболее важными и актуальными?

— На мой взгляд, у каждой нашей лаборатории есть свои мощные результаты, и всего перечислить, безусловно, невозможно. Сейчас очень хорошо развивается молекулярная биология, позволяющая с новых сторон изучать формирование биологического разнообразия, подойти к решению ряда экологических проблем, вопросов эволюции. Практически всё это рассматривается у нас на основе изучения всего спектра водных организмов — от простейших до рыб. Сейчас есть молодая группа исследователей, работающая под руководством молодого доктора биологических наук Дениса Викторовича Тихоненкова с совершенно уникальными данными, позволяющими обсуждать вопросы происхождения многоклеточных организмов, роль паразитизма и так далее. Им удалось обнаружить представителей тех начальных звеньев, которые дают возможность перейти к многоклеточности и предположить механизмы этого перехода. Изучается роль микроорганизмов в жизни водных экосистем, благодаря чему можно иначе взглянуть на основы их организации. Мы всегда знали, что есть растения, животные, солнце и вода. И хотя мы понимали, что существуют промежуточные звенья, их роли не представляли. Сейчас всё это активно описывается.

Если мы от простейших «прыгнем» к рыбам, то в данной области работы под руководством кандидата биологических наук Бориса Александровича Лёвина идут не только на Волге, но и по всему миру — в Эфиопии, Армении, Вьетнаме, Монголии… Результаты работ коллектива под руководством Лёвина позволяют изучать механизмы видообразования. Все исследования проводятся как самостоятельно, так и совместно с рядом мощнейших академических институтов, в частности, с сотрудниками Института проблем экологии и эволюции им. А. Н. Северцова РАН. Такие большие творческие коллективы способны всесторонне изучать разнообразие живых организмов, совмещая классические морфометрические и новые молекулярно-генетические данные.

Бюст И. Д. Папанина, установленный в центре Борка.

Кроме того, я считаю большим достижением то, что мы одними и теми же методами изучаем жизнь экосистемы Рыбинского водохранилища на протяжении длительного времени. Это даёт нам возможность максимально взвешенно говорить о таких важных вещах, как последствия влияния хозяйственной деятельности человека, изменения климата или появление чужеродных видов. Скажем, если бы мне в начале 1990-х сказали, что в Рыбинском водохранилище можно будет ловить кильку, я бы рассмеялся. А сейчас мы вовсю изучаем нашу рыбинскую кильку. В своё время мы подробно исследовали влияние бобра на экосистемы малых рек. Когда это начиналось, бобр считался редчайшим животным, и первые доклады звучали не менее экзотично, чем если бы мы рассказывали о влиянии бегемотов. А сейчас — не знаю, возможно ли найти речку, которая не зарегулирована бобрами.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

9 мифов об Альберте Эйнштейне 9 мифов об Альберте Эйнштейне

Правда и мифы о создателе теории относительности

Вокруг света
«В новой экономике ценностью являются личные отношения». Сооснователь Voices Алексей Быстров — о том, как привлек инвестиции от Питера Тиля, о теории тысячи фанатов и проблемах креаторов «В новой экономике ценностью являются личные отношения». Сооснователь Voices Алексей Быстров — о том, как привлек инвестиции от Питера Тиля, о теории тысячи фанатов и проблемах креаторов

Сооснователь Voices Алексей Быстров — о конкуренции с TikTok и креаторах

Inc.
Инвентаризация ценностей князя Юсупова Инвентаризация ценностей князя Юсупова

Князья Юсуповы были богатейшей семьёй России

Дилетант
Как сделать фотостудию дома и что для этого нужно Как сделать фотостудию дома и что для этого нужно

Фотостудию можно оборудовать и своими силами в домашних условиях

CHIP
На всех парах На всех парах

О создании первой самоходной машины на паровом двигателе

Наука и жизнь
Что говорят о нас наши пищевые привычки Что говорят о нас наши пищевые привычки

По тому, как именно человек ест, можно многое узнать о нем самом

Psychologies
Какая-то трава вместо чая Какая-то трава вместо чая

Каркаде и ройбуш — конкуренты традиционного чая

Наука и жизнь
MONA SONGZ MONA SONGZ

MONA SONGZ рассказал, как Меладзе отреагировал на его кавер

ЖАРА Magazine
Сера: из отходов в материал будущего Сера: из отходов в материал будущего

В мире ежегодно производится почти 80 миллионов тонн серы

Наука и жизнь
Дмитрий Лысенков. Живой, блестящий, неоднозначный Дмитрий Лысенков. Живой, блестящий, неоднозначный

Актер Дмитрий Лысенков — о том, почему уехал из родного города и о своих ролях

СНОБ
Остатки кладки: 10 живописных развалин Остатки кладки: 10 живописных развалин

Есть в руинах что-то завораживающее

Вокруг света
Бог как иллюзия Бог как иллюзия

Почему религия не должна быть основой нравственности общества?

kiozk originals
Назад в будущее Назад в будущее

Cовременная капиталистическая модель получила удар в самое сердце

Forbes
Акульи зубы, бивни мамонтов и черепа бизонов: кто ищет окаменелости в России и зарабатывает на этом Акульи зубы, бивни мамонтов и черепа бизонов: кто ищет окаменелости в России и зарабатывает на этом

Где найти следы древних животных, что пользуется спросом?

VC.RU
«У нас нет хлеба, мы умираем» «У нас нет хлеба, мы умираем»

Массовый голод с человеческими жертвами в СССР случался неоднократно

Дилетант
Влюбленные песцы встретились после разлуки: видео Влюбленные песцы встретились после разлуки: видео

Песцы в большинстве случаев сохраняют верность своей паре всю жизнь

National Geographic
Основатель «Много лосося» Александр Мутовин — Forbes for Business: «Людям нравится «попса», в том числе и в еде» Основатель «Много лосося» Александр Мутовин — Forbes for Business: «Людям нравится «попса», в том числе и в еде»

Основатель «Много лосося» — как выбрать правильную стратегию на насыщенном рынке

Forbes
Исследователь морей Исследователь морей

Поиск сокровищ на дне океана для Роберта Балларда — экспедиция длиною в жизнь

National Geographic
Почему возмущаться поступками других так приятно Почему возмущаться поступками других так приятно

Профессор психологии Гленн Гехер — об эволюционной природе «белого пальто»

Reminder
Как сжигание мусора провоцирует болезни Как сжигание мусора провоцирует болезни

О наиболее токсичных веществах, которые вырабатываются при сжигании мусора

СНОБ
Был карликом, стал великаном: история загадочного пациента из Австрии Был карликом, стал великаном: история загадочного пациента из Австрии

Необычная история Адама Рейнера не знает аналогов

Cosmopolitan
Пожизненный наем и сверхурочные часы: что такое «кароси» и почему в Японии умирают от переработок Пожизненный наем и сверхурочные часы: что такое «кароси» и почему в Японии умирают от переработок

Почему японцы умирают от переработок

Forbes
Быстрее звука: как летчица Марина Попович проложила женщинам дорогу в реактивную авиацию Быстрее звука: как летчица Марина Попович проложила женщинам дорогу в реактивную авиацию

90 лет со дня рождения Марины Попович — летчицы-испытательницы 1-го класса

Forbes
Как кошки подружились с крысами: видео Как кошки подружились с крысами: видео

Как домашние крысы мирно соседствуют с извечными врагами – кошками

National Geographic
От писсуаров с играми до кубических арбузов: 11 поразительных фактов о Японии От писсуаров с играми до кубических арбузов: 11 поразительных фактов о Японии

Факты, которые показывают, насколько Япония не похожа на другие страны

Playboy
Клещевой системный боррелиоз: что такое болезнь Лайма и как ее лечить Клещевой системный боррелиоз: что такое болезнь Лайма и как ее лечить

Чем может закончиться укус клеща

РБК
Любимые советские анекдоты Рональда Рейгана (в том числе рассказанные им самим) Любимые советские анекдоты Рональда Рейгана (в том числе рассказанные им самим)

Президент США Рональд Рейган и советские анекдоты: краткая история любви

Maxim
5 причин, почему лучше тратить деньги на новый опыт, а не на вещи 5 причин, почему лучше тратить деньги на новый опыт, а не на вещи

Можно ли купить себе счастье?

Playboy
Первая глава дебютного романа Си Памжань «Сколько золота в этих холмах» Первая глава дебютного романа Си Памжань «Сколько золота в этих холмах»

Дебютный роман американской писательницы китайского происхождения Си Памжань

СНОБ
Из топ-моделей в актрисы: Кара Делевинь, Саша Лусс и Эмили Ратаковски в кино Из топ-моделей в актрисы: Кара Делевинь, Саша Лусс и Эмили Ратаковски в кино

Кто хоть раз в жизни не хотел попробовать себя в кино?

Cosmopolitan
Открыть в приложении