Погружение в истину

Рассказ

Наука и жизньКультура

Погружение в истину

Игорь Вереснев.

Так говорит наука. И я верю науке. Но рассматривала ли наука когда-либо мир иначе, чем через внешнюю сторону вещей? Пьер Тейяр де Шарден

1Флуктуация

1991 год, май

Огромная иссиня-чёрная туча наползала от окружной дороги, леса и детского лагеря, сияющего свежей покраской. С нашей стороны пруда её не видно — кроны деревьев закрывают, но стоило переплыть, и вот она, во всей красе.

— К нам движется, — хмурится Пашка. — Ох и ливанёт.

Я деловито слюнявлю палец, возношу над головой. Изрекаю:

— Не, нас не зацепит. Ветер с другой стороны.

Пашка переворачивается на живот и вопросительно смотрит на меня:

— Олег, что решил с аспирантурой?

Я пожимаю плечами:

— А что я должен решать?

— То есть к Борисову ты не подходил? По распределению поедешь, оболтусов математике учить? Не обидно? С такой головой!

— Это для тебя математика — дело всей жизни. Мне пяти лет вполне хватило. Не моё!

— Хочешь сказать, в школе работать — твоё? Кстати, спасибо за книгу!

— Э...

— Ты мне на день рождения подарил, забыл? Я всё откладывал, а тут как раз выходные. Взял полистать и увлёкся. Интересно излагает, и в логике этому иезуиту не откажешь. А ты что думаешь о…

Его перебивает далёкий гул, словно где-то за окружной десяток самосвалов одновременно опорожнили кузова.

— Это что, гром?

— Ага, люблю грозу в начале мая… Бежим!

Туча, презрев направление ветра, всё-таки приближалась. Дальним крылом цеплялась за многоэтажки общежитий, ближним дотянулась до леса, детского лагеря и берега пруда. Мы вскакиваем, бросаемся в воду. По-хорошему убегать от грозы нужно в противоположную сторону, туда, где над лугами всё так же сияет солнце. Однако штаны и рубашки лежат как раз на другом, ближнем к общагам и туче берегу.

Снова грохотнуло, когда мы были на середине пруда. Не просто прогремело — ослепительный шнур плазмы на секунду связал небо и землю. Если такой ударит в воду… То ли оттого, что плыть я попытался быстрее, то ли от холодной воды правую икру пронзила боль. Судорога?! Этого ещё нехватало! Стиснул зубы, извернулся, изо всех сил ущипнул себя за икру, стараясь выбить боль болью. Пятка левой, здоровой ноги наконец коснулась песка.

Первая капля-горошина шлёпнулась на рубаху в тот самый миг, когда я подхватил её с травы. Пашка опередил меня — сверкает пятками на полпути к опушке леса. Я поспешно скрутил одежду в тючок, бросился следом… Не бросился. Судорога никуда не делась, правая нога подворачивается в самый неподходящий момент. Понимая, что не бегу, а падаю, инстинктивно вытянул руку… Приземление получилось жёстким. Пашка услышал вскрик, оглянулся.

— Беги, беги! — ору я.

Но он не побежал к спасительным кронам, вернулся, не обращая внимания на капли, всё гуще хлещущие по макушке, плечам, спине. Опустился на корточки, спросил обеспокоенно:

— Ногу подвернул?

— Нет, судорога, — я ожесточённо тру икру.

Громовой разряд оглушает. Огненный шнур разрезал пространство в полусотне шагов от нас, вонзился в дуб на краю леса. Дерево содрогнулось от верхушки до комля, каждой веточкой, каждым листиком принимая убийственные килоамперы. Потом затрещало, языки пламени побежали по стволу.

Загореться как следует дуб не успел. Ливень обрушился с небес, затушив огонь быстрее всех пожарных мира, вместе взятых. В первые минуты это был даже не ливень — водопад, Ниагара. Будь мы с Пашкой одетыми — в миг промокли бы насквозь. Впрочем, об одежде мы не думаем. Раззявив рты, смотрим на шипящее, испускающее последние струйки дыма дерево. Именно под его раскидистыми ветвями, густой уже в начале мая кроной мы и собирались укрыться от дождя.

1992 год, ноябрь

«О том, что в минувшие выходные часы перевели на зимнее время, Леночка забыла. Когда опомнилась, за окном было уже темно. То-то в учительской пусто, а она и не заметила, когда все разошлись. Девушка перевела взгляд на три стопки тетрадей, выстроившиеся на краю стола, — сегодняшняя контрольная у пятиклашек. Непроверенными оставались штук десять, не больше. Проверять тетради Леночка не любила, особенно контрольные. Надо ведь не просто ответы в задачах сверить, а разобраться, кто сам решал, но запутался, допустил досадную ошибку и получил неверный результат. А кто надеялся выехать на шпаргалках и подсказках, не понимая сути того, что пишет, выводя правильный ответ под столбцами бессмыслицы. Были и такие наглецы, что, не мудрствуя лукаво, списывали у соседей, наплевав на номер варианта. Неужели считают молодую учительницу полной дурочкой, не способной распознать примитивный обман?

Наконец с проверкой покончено. Леночка встала, потянулась, расправляя затёкшие плечи, отнесла тетради в шкаф, надела куртку, взяла сумочку и погасила в учительской свет.

Вахтёрша сидела на своём боевом посту в школьном холле.

— До свиданья, тётя Вера! — попрощалась Леночка.

— До свиданья, милая.

Глаза вахтёрши за толстыми линзами очков казались непомерно большими, удивлёнными. Впрочем, лишь казались. Пенсионерку тётю Веру, всю жизнь проработавшую в школе, ничего на свете удивить не могло. А Леночка, разумеется, не догадывалась, что пожилая вахтёрша — последний человек, которого она видит.

На улице её поджидала темнейшая ночь: тучи плотно заволокли небо, надёжно отгородив землю от звёзд и луны. Если в центре посёлка с темнотой пытались бороться редкие уличные фонари и окна многоэтажек, то на окраинах, в лабиринтах узких извилистых улочек частного сектора, она полновластная хозяйка.

До края посёлка Леночка дошла благополучно. Дальше предстояло идти по засыпанному утрамбованным щебнем просёлку. Девушка включила фонарик и уверенно направилась к чернеющей впереди лесопосадке. Пересечь её, повернуть на тропинку и вскоре окажешься рядом с домом.

Фонарик погас внезапно. Должно быть, батарейка села. Но темнота оказалась не кромешной, между поредевшей листвой пробивался свет. Стоит машина с включёнными фарами? Не стоит, едет: сквозь кусты и деревья, в полной тишине — ни шороха колёс, ни гула двигателя. Всё ближе, ближе.

Это был не автомобиль. Световой конус опускался на землю сверху, из днища… Леночка никогда не воспринимала всерьёз летающие тарелки, равно как летающие блюдца, летающие супницы и солонки. Но штука, зависшая над лесопосадкой, более всего напоминала именно тарелку, полупрозрачную, заполненную неярким бело-голубым светом.

Лена вдруг осознала, что объект висит уже прямо над её головой. Конус медленно втягивался в корпус объекта, увлекая с собой добычу.

— Нет, не надо… пожалуйста, отпустите! — взмолилась девушка, обращаясь невесть к кому. Ответом было молчание. Застывшие деревья проваливались дальше, дальше, пока окончательно не растворились в темноте.

Впрочем, сторонний наблюдатель, объявись он поблизости, увидел бы всё иначе: девушка исчезла, едва конус коснулся её. И свет погас в этот же миг. А в следующий — неопознанный летающий объект, презрев закон инерции, рванул с места и умчался куда-то в юго-западном направлении. Учитель математики Елена Владимировна Лапикова, 1969 года рождения, пропала без вести, как тысячи землян до неё…»

Телефонный звонок выдёргивает меня в реальность. Несколько секунд я таращился на исписанный тетрадный разворот. Потом спохватился, поспешил в коридор, где на тумбочке трезвонил допотопный, ещё с дисковым набором, аппарат. Не успел — последний звонок затих, когда я протянул к трубке руку. Кто это мог быть? Я посмотрел на висевшие над тумбочкой часы. Половина девятого. Время детское, кто угодно позвонить мог. Ну, если нужно, перезвонят. Тут уж от меня ничего не зависит.

Возвращаюсь в комнату, перечитываю рукопись. Вроде бы неплохое начало… но чем должно закончиться, не помню. А ведь знал, продумал от и до! Не умею я писать, пока сюжет весь целиком в голове не сформируется. Треклятый звонок выбил придуманную историю из кратковременной памяти, а в долговременную записаться она не успела.

Час я убил в тщетных попытках восстановить потерянную информацию. В конце концов плюнул, ушёл на кухню пить чай, рассудив, что либо само вернётся, либо никак.

Героиня злосчастного рассказа во многом списана с меня. Я такой же молодой специалист, преподаю математику в поселковой школе. Единственное отличие — снимаю не комнату в домике на окраине, а квартиру в пятиэтажке, десять минут до работы, причём по асфальту. Хотя нет, ещё одно отличие есть — меня инопланетяне не похищали. Потому что, во-первых, на кой я им сдался? А во-вторых, не существует никаких инопланетян, кроме выдуманных, что бы там ни утверждали уфологи и прочие «контактёры».

Спать я ложился со слабой надеждой, что история похищенной пришельцами учительницы вернётся ко мне во сне — утро вечера мудренее! Увы, сюжет пропал безвозвратно.

Зато утро оказалось настолько мудрёным, что я и представить не мог. Десятка шагов не успел сделать от подъезда, как меня догнала парочка моих школяров-шестиклашек:

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

В горе и в радости В горе и в радости

Одна из долин в итальянских Альпах принадлежит религиозной общине

Esquire
5 самых забавных научных иллюстраций: рыба в космосе и морж-супермен 5 самых забавных научных иллюстраций: рыба в космосе и морж-супермен

Некоторые научные концепции проще нарисовать, чем объяснить

Популярная механика
Трагедия Эйнштейна, или Счастливый Сизиф Трагедия Эйнштейна, или Счастливый Сизиф

Очерк четвёртый: «Стремление к истине ценнее обладания ею»

Наука и жизнь
Любовь до гроба: последние возлюбленные жестоко убитых политиков – кто они Любовь до гроба: последние возлюбленные жестоко убитых политиков – кто они

После громких убийств политиков, удар на себя принимали их жены и подруги

Cosmopolitan
Как получить разрешение на хранение и ношение оружия: полное руководство Как получить разрешение на хранение и ношение оружия: полное руководство

Как получить разрешение на оружие и использовать его (строго по назначению)?

Playboy
«В индустрии полное безобразие»: как пандемия заставляет детские сады и школы мигрировать в онлайн «В индустрии полное безобразие»: как пандемия заставляет детские сады и школы мигрировать в онлайн

Кризис может стать толчком к новому этапу в развитии школ и детских садов

Forbes
Заплатка с искусственными клетками восстановила сердце после инфаркта Заплатка с искусственными клетками восстановила сердце после инфаркта

Накладка способствует восстановлению тканей и улучшению работы сердца

N+1
Почему Виталий Козак настолько любит Prada, что как-то раз буквально снял плащ со знакомого Почему Виталий Козак настолько любит Prada, что как-то раз буквально снял плащ со знакомого

Если однажды Миучча Прада откроет собственный музей, мы знаем, кто его возглавит

GQ
10 знаковых гаджетов из 1990-х: техно-ностальгия 10 знаковых гаджетов из 1990-х: техно-ностальгия

Ностальгия по 1990-м годам не может обойтись без гаджетов

Популярная механика
Как «Ливерпуль» поругался со всей Англией из-за коронавируса Как «Ливерпуль» поругался со всей Англией из-за коронавируса

Рассказываем об одной из самых неприятных историй во вселенной футбола

GQ
Милый друг: 17 лучших пород собак для жизни в городе Милый друг: 17 лучших пород собак для жизни в городе

Мы подобрали лучшие породы собак

Cosmopolitan
Работница реанимации из Техаса рассказала, почему она рассталась с ребенком Работница реанимации из Техаса рассказала, почему она рассталась с ребенком

В США уже более 300 000 случаев заболевания, скончались от инфекции около 10 000

Cosmopolitan
Новый статус Кремля: как Путин и пандемия разрушают миф о вертикали власти Новый статус Кремля: как Путин и пандемия разрушают миф о вертикали власти

Перемещение центров принятия решений на уровень регионов — естественный процесс

Forbes
Рыбий ход Рыбий ход

Как решаются экологические проблемы, создаваемые плотинами и дамбами?

Наука и жизнь
Убираем жир с живота за две недели не выходя из дома Убираем жир с живота за две недели не выходя из дома

Как избавиться от «спасательного круга» из жира, не выходя из дома

Cosmopolitan
Переменам быть: как поддержать себя в период кризиса? Переменам быть: как поддержать себя в период кризиса?

Кризисы в нашей жизни начинаются по разным причинам

Psychologies
«Таксист — это не курьер». Агрегаторы ввели тарифы на доставку «Таксист — это не курьер». Агрегаторы ввели тарифы на доставку

Сервисы такси предлагают новые услуги доставки, почему водители недовольны этим

РБК
Погоня за мельчайшими организмами: как мир узнал о вирусах Погоня за мельчайшими организмами: как мир узнал о вирусах

Как ученые пытались обнаружить вирусы

Популярная механика
Ломоносов, Шекспир и другие гении, которые увлекались алкоголем не на шутку Ломоносов, Шекспир и другие гении, которые увлекались алкоголем не на шутку

Говорят, что алкоголики — бездарные люди. Но исследования доказывают обратное

Cosmopolitan
«Сейчас никто не богатеет»: Саша Новикова, рэпер Feduk и сооснователь «Кухни на районе» о выживании в кризис «Сейчас никто не богатеет»: Саша Новикова, рэпер Feduk и сооснователь «Кухни на районе» о выживании в кризис

Мы поговорили с предпринимателями, которые, как кажется, обогатились в кризис

Forbes
Сильная женщина не терпит измен. Судьба Ани Лорак Сильная женщина не терпит измен. Судьба Ани Лорак

В личной жизни Ани Лорак не все так прекрасно, как в ее карьере

Cosmopolitan
Пересадка стволовых клеток от одного стерильного самца другому восстановила фертильность мышей Пересадка стволовых клеток от одного стерильного самца другому восстановила фертильность мышей

Восстановление фертильности произошло в результате изменения баланса клаудинов

N+1
Панацея от бактерий Панацея от бактерий

Компания «Чайковский текстиль» начала выпускать антибактериальную ткань

Эксперт
Идеальный шанс нарастить производство Идеальный шанс нарастить производство

Валерий Покорняк рассказывает о возможностях российского бизнеса на фоне кризиса

Эксперт
Монитор вместо подиума: как недели моды переходят в онлайн и что с ними будет дальше Монитор вместо подиума: как недели моды переходят в онлайн и что с ними будет дальше

Модная индустрия пытается совладать с новой реальностью и онлайн-пространством

Esquire
Пандемия коронавируса: путь туда, но не обратно Пандемия коронавируса: путь туда, но не обратно

Заметки о постглобальном мире

Эксперт
Травля в школе, депрессия и миллионы: история актера и борца Дуэйна Джонсона Травля в школе, депрессия и миллионы: история актера и борца Дуэйна Джонсона

Не простой путь Дуэйна Джонсона к славе

Cosmopolitan
Откуда у лягушек такие странные черепа? Откуда у лягушек такие странные черепа?

Ученые решили понять, откуда у лягушек появились столь диковинные черепа

National Geographic
Почему не стоит читать соцсети бывшего, если вы недавно расстались? Почему не стоит читать соцсети бывшего, если вы недавно расстались?

Социальные сети только мешают принять разрыв и отпустить прошлое

Psychologies
Как коронавирус угрожает кошкам и собакам Как коронавирус угрожает кошкам и собакам

Как SARS-CoV-2 воздействует на различных животных

National Geographic
Открыть в приложении