Фантастическая повесть

Наука и жизньКультура

Издалека

Андрей Столяров

Иллюстрация Майи Медведевой

История открытия Московы — это история Элла Карао, история человека, который превратил миф в реальность. Иногда такое случается. Прошлое вдруг оживает и становится ярче настоящего. С Эллом Карао это произошло в четырнадцать лет. Однако прежде чем перейти к рассказу о его жизни, которая сама похожа на миф, скажем несколько слов о месте, где он появился на свет.

Остров Рабануи — самый северный из островов Океании. От остальных земель метрополии он отделён барьером рифов шириной почти в пять сакелей. Верхушки некоторых рифов видны, но большинство зазубренных каменных пиков скрыто неглубоко под водой. Ни на одной лодке, даже с самой мелкой осадкой, это препятствие не преодолеть. Рифы охватывают Рабануи широкой дугой. Чтобы попасть на остров, нужно сначала плыть далеко на север, а потом осторожно, промеривая глубины, возвращаться на юг. Поэтому корабли на Рабануи практически не заходят. Ну, а в период весенних и осенних штормов, когда на три человеческих роста вздымаются к небу зелёные горы воды, он вообще становится недосягаемым.

Жизнь здесь медлительна и однообразна. Женщины в час отлива собирают на обнажившемся дне моллюсков и съедобные водоросли, покрывающие литораль, ухаживают за рощей хлебных деревьев, плоды которых делят на всех. Мужчины выходят в море и затем вялят на солнце туши разделанных рыб. Хижины строят из плавника, который собирают на берегу. Квохчут редкие куры, ворочаются в пыли тощие свиньи.

На площади, как положено, возвышается небольшой зиккурат, — башня, сложенная из плоских камней. В полдень свободного от работы дня, каковым в Океании является каждый восьмой, на него поднимается староста, он же и жрец, и возносит молитвы Великому Тангулагу о мире и благополучии. Зиккурат невысокий, всего три микеля, и потому, вероятно, молитвы неба не достигают.

По праздникам — их четыре в году — варят хмельной напиток из горьких земляных огурцов и затем поют песни, прославляющие местного бога Мурмока. Староста закрывает на это глаза.

Элл Карао ничем не отличается от своих сверстников. Разве что несколько энергичней и сообразительней. К этому его вынуждает жизнь. Ещё в восьмилетнем возрасте он потерял отца — сезон штормов наступил в тот год раньше обычного. Работать Эллу приходится больше других: в семье, помимо него, два младших брата и крохотная сестра. Поэтому он внимательнее других. Заметив, что моллюски предпочитают лепиться в расщелинах, Элл делает из ветвей хлебного дерева нечто вроде метлы и устанавливает её на северной оконечности острова. Деревенские сюда практически не заходят: каменистый склон тут слишком круто обрывается в глубину. Когда через две недели Элл вытаскивает расщеперенную метлу, она черна от прилепившихся к ней выпуклых раковин. Втрое больше, чем он мог бы собрать на прибрежной полосе отлива. Этим открытием он делится только с другом Пако — семья того так бедна, что не имеет даже фамилии, и ещё с девочкой по имени Мимилао — они дружат много лет. Конечно, статус лао заметно выше, чем статус рао, простых потомственных рыбаков, но остров маленький, жизнь у всех одинаковая — кастовые различия часто стираются сами собой.

Так бы он, наверно, и жил, незаметно взрослея, переходя из одного года в другой, но вдруг в неторопливом течении жизни сверкнула судьба. Однажды, в конце сезона штормов, пробираясь на северный мыс, чтобы собрать очередной урожай, Элл видит, что кривоватый замшир, с древних времён возвышавшийся над тропой, вывернут с корнем — не устоял, по-видимому, от напора ветров. И под торчащими узловатыми корнями открылся невидимый ранее узкий лаз.

Мальчишеское любопытство неистребимо. В тот же день Элл возвращается, чтобы обследовать лаз, и попадает через него в небольшую пещеру, где находит множество странных вещей.

Сначала он видит большой заизвесткованный ком, в котором угадываются очертания сундука. Попытки его расколоть оказываются тщетными.

На сундуке лежат спёкшиеся из бурого порошка скелеты длинных мечей — возможно, это легендарный металл «зализо», тайну которого знали предки.

А ещё он поднимает несколько тонких, совершенно прозрачных камней, отшлифованных так, что сквозь них можно смотреть — вероятно, это загадочное «ситикло», также упоминающееся в древних сказаниях.

Но главное — в пещере он обнаруживает старинную книгу (слово это Элл узнает значительно позже): плоский четырёхугольный предмет с выступающими облицовочными краями. Книга тоже заизвесткована — при попытке её открыть она разламывается на три части.

Самая интересная из них — центральная, на ней изображён город с громадными башнями-пирамидами. Правда, Эллу трудно поверить, что это дома: не бывает домов, взметнувшихся так высоко вверх, словно это скалы.

А от предыдущей тетради отслаивается карта: коричневые материки, которые разделяет голубоватый океанский простор. Краски практически выцвели, об их первоначальных цветах можно только гадать. В тот момент Элл вообще не понимает, что перед ним карта. Откуда это знать неграмотному деревенскому мальчику! Он лишь с восторгом смотрит на загадочную картинку и древние письмена, которые аккуратными строчками заполняют нижнюю часть страницы. Элл понимает, что находку лучше сохранять в тайне, и потому тщательно, камнями и дёрном заделывает лаз. Книгу и карту он всё-таки захватывает с собой, чтобы спрятать в укромном месте и при случае полюбоваться загадочными изображениями. Не чуя ног, Элл мчится в селение, чтобы поделиться секретом с Пако и Мимилао.

И уже на следующий день в дом Карао является разгневанный староста, облачённый по такому случаю в синий хитон жреца. Он требует, чтобы Элл показал, где находится вход в пещеру.

Староста не просто разгневан, он до смерти перепуган. А что если слух о находке дойдёт до столицы?! Кому хочется, чтобы на остров явились правительственные чиновники и начали шнырять повсюду, выясняя, как они живут. Могут ведь и налоги поднять, поскольку население острова выросло, а потом каждый год заявляться с проверками.

Три дня жители Рабануи собирают и носят на гору камни, чтобы завалить лаз. А потом староста накладывает проклятье. Никто и никогда не должен приближаться к этому месту и вспоминать о нём.

На Элла теперь посматривают враждебно: это глупец, который чуть было не навлёк несчастье. А на лице Пако — он и сообщил старосте о находке — читается торжество. Пако получил от старосты разрешение на установку по всему побережью мётел-садков. Теперь только его семья из двенадцати человек имеет право заниматься сбором моллюсков.

Между Эллом и другими жителями Рабануи словно вырастает невидимая преграда. В одиночестве он выходит на лодке в море, в одиночестве сортирует улов и вывешивает на семейном участке пласты разделанной рыбы. В одиночестве, когда выпадает свободное время, бродит по острову.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Оттепель: поколение гениев Оттепель: поколение гениев

Хрущёвская либерализация подарила миру целую коллекцию шедевров

Дилетант
5 любовниц, которые изменили ход истории 5 любовниц, которые изменили ход истории

Иногда любовницы выползают из постели и завоевывают весь мир!

Maxim
Об одном забытом слове Об одном забытом слове

Что случилось с первой матцею московского первопечатника?

Наука и жизнь
Незаметное насилие: распознать тирана, который не бьет Незаметное насилие: распознать тирана, который не бьет

Как понять, что рядом действительно абьюзер

Psychologies
Фантастические твари и о чем они рассуждают Фантастические твари и о чем они рассуждают

Отрывки из книги «История научной фантастики Джеймса Кэмерона»

Maxim
Возвращение «пилы Чурова»: о чем свидетельствуют нарушения при голосовании о поправках в Конституцию Возвращение «пилы Чурова»: о чем свидетельствуют нарушения при голосовании о поправках в Конституцию

Насколько честно проходила компания по изменению Конституции России

Forbes
Утопия по-американски: чем обернется политический кризис в США Утопия по-американски: чем обернется политический кризис в США

Политический кризис в США — следствие разрушения американского общества

Эксперт
Принять неизбежное: как это помогает найти выход Принять неизбежное: как это помогает найти выход

Признать горькую правду многим невыносимо трудно

Psychologies
Самовоспроизводящаяся система самосовершенствования Самовоспроизводящаяся система самосовершенствования

Построение производственных систем для российской промышленности

Эксперт
Думай как Amazon: откажитесь от больших зарплат и создавайте бизнес-планы, разрушающие ваш бизнес Думай как Amazon: откажитесь от больших зарплат и создавайте бизнес-планы, разрушающие ваш бизнес

Отрывок из книги бывшего топ-менеджера Amazon Джона Россмана

Inc.
Скованные одной цепью: что объединяет приговоры Светлане Прокопьевой, Кириллу Серебренникову и Егору Жукову Скованные одной цепью: что объединяет приговоры Светлане Прокопьевой, Кириллу Серебренникову и Егору Жукову

Какое послание для граждан несет в себе приговор Светлане Прокопьевой

Forbes
Изменение климата укоротило гнездовой период финских птиц Изменение климата укоротило гнездовой период финских птиц

Как климатические изменения повлияли на финских птиц

N+1
Правде в глаза Правде в глаза

Никита Ефремов — о главной роли в сериале «Хороший человек»

Vogue
Завоевание вместо мудрости Завоевание вместо мудрости

Святая София в роли 3272-й мечети Стамбула: прецеденты, символы и пророчества

Огонёк
Виртуальная нереальность Виртуальная нереальность

Все оттенки VR-индустрии

Популярная механика
Джонни Депп и Эмбер Херд судятся в Лондоне. В чем они обвиняют друг друга Джонни Депп и Эмбер Херд судятся в Лондоне. В чем они обвиняют друг друга

Почему от судебных слушаний Джонни Деппа и Эмбер Херд невозможно оторваться

РБК
Что такое эмоциональный интеллект и как его развить Что такое эмоциональный интеллект и как его развить

Навык, который помогает получать больше денег и удовольствия от работы

Reminder
Кальций: в каких продуктах содержится и как определить дневную норму Кальций: в каких продуктах содержится и как определить дневную норму

Зачем нам нужен кальций в организме и как поддерживать его норму

РБК
Великая стройка. Удастся ли Путину не упустить «исторический шанс» Великая стройка. Удастся ли Путину не упустить «исторический шанс»

Владимиру Путину выпал шанс — окончательно решить жилищный вопрос в России

СНОБ
Английская булавка: патент на нее продали за... $100 Английская булавка: патент на нее продали за... $100

Уолтер Хант совершил больше изобретений, чем кто-либо другой в мире

Популярная механика
Психологи подтвердили существование мужчин-бисексуалов Психологи подтвердили существование мужчин-бисексуалов

Сексуальность недискретна

N+1
Китайцы обманом увеличили численность редких крачек Китайцы обманом увеличили численность редких крачек

Китайские орнитологи успешно применили метод социального привлечения

N+1
Тишина строгого режима: зачем люди добровольно отправляются в корейскую тюрьму Тишина строгого режима: зачем люди добровольно отправляются в корейскую тюрьму

Отрывок из книги Карла Чайки о значении тишины в нашей жизни

Forbes
10 типов мужчин, которые отпугивают девушек на первом свидании 10 типов мужчин, которые отпугивают девушек на первом свидании

Многие мужчины слепы и в упор не видят свои недостатки

Maxim
Правила жизни Жаклин Кеннеди-Онассис Правила жизни Жаклин Кеннеди-Онассис

Правила жизни первая леди США с 1961 по 1963 год

Esquire
Ничего лишнего, все нужное: 5 простых правил осознанного шопинга Ничего лишнего, все нужное: 5 простых правил осознанного шопинга

Как привести свой гардероб к балансу и отправиться на шопинг с пользой

Esquire
Как наладить работу с командой на аутсорсе Как наладить работу с командой на аутсорсе

Как превратить новых внешних сотрудников в «адвокатов» бренда

СНОБ
Сериал «Дивный новый мир»: «идеальное» общество будущего, бесконечные наслаждения и слишком много ненужного экшна Сериал «Дивный новый мир»: «идеальное» общество будущего, бесконечные наслаждения и слишком много ненужного экшна

Тот случай, когда книга была лучше

GQ
Каково это — быть бездомным актером и фотографом Каково это — быть бездомным актером и фотографом

Последние годы жизнь Марка Рэя была похожа на реалити-шоу

Esquire
Лесник Лесник

Лесничий Петер Вольлебен объясняет, почему деревья — разумные существа

Seasons of life
Открыть в приложении