В какие поражающие воображение путешествия отправляются перелетные птицы

National GeographicСтиль жизни

Великие миграции

Мы все больше узнаем о том, в какие поражающие воображение путешествия отправляются перелетные птицы, и как мы, люди, усложняем им жизнь.

Текст: Юдиджит Баттачарджи
Фотографии: Стивен Уилкс

Северные олуши. Скала Басс-Рок, Шотландия. В брачный сезон около 150 тысяч олуш слетаются на небольшой остров в заливе Ферт-оф-Форт. Зимой все они отправляются на юг и добираются аж до Западной Африки. Для создания этой панорамы Стивен Уилкс с помощником протащили оборудование для съемки на 122 шага наверх и установили его рядом с развалинами церкви, в двух метрах от которых гнездятся птицы. Проведя на скале 28 часов без сна, Стивен сделал 1176 фотографий. «Процесс чем-то походил на медитацию, – вспоминает он. – Я видел все и на все обращал внимание». Итоговый снимок объединил около 150 фотографий. Фотографии сделаны с разрешения семьи Дэлримпл и шотландского центра по изучению морских птиц

Солнце садится в воды залива Ферт-оф-Темс в Новой Зеландии. Несколько десятков малых веретенников переминаются с лапки на лапку на краю залива.

Надвигался прилив, и литораль, на которой птицы еще недавно кормились, засовывая клювы поглубже в грунт и с удовольствием извлекая из него червей и крабов, постепенно уходила под воду. Небо стало оранжевым, и птицы дружно устроились на ночлег. Казалось, что для них подходит к концу очередной «день сурка», что именно так, отдыхая на одном месте, они и проводят большую часть жизни.

Малые фламинго. Озеро Богория, Кения. Малые фламинго обитают в ВосточноАфриканской рифтовой долине – их многочисленные популяции населяют высокогорные соленые озера. Среда обитания этих птиц близка к экстремальной; питаются они микроскопическими сине-зелеными водорослями, токсичными для многих других животных. Малые фламинго не мигрируют, но ведут кочевой образ жизни, перемещаясь с одного озера на другое в поисках пищи. Стивен сделал 1742 фотографии с 10-метрового закамуфлированного помоста, потратив на это 36 часов. Ему удалось сфотографировать перемещение как самих фламинго, так и африканских марабу, высматривающих добычу. Для создания этой панорамы Стивен отобрал 30 снимков. На этих панорамных снимках запечатлен один день из жизни малого фламинго. Стивен Уилкс долго выбирал необходимый ракурс, устанавливал камеру и делал множество снимков – и днем, и ночью. Затем редактировал фотографии, отбирая самые интересные, и совмещал их на компьютере, чтобы в итоге представить на одном составном фото целый день. «Перед вами подробнейшая история того, что происходило в жизни этих птиц в тот день», – поясняет Стивен.

Но первое впечатление, как известно, зачастую обманчиво. Полгода назад эти малые веретенники отважно проделали грандиозное путешествие – сюда они прилетели с Аляски, не совершив по пути ни единой остановки! Полет занял дней восемь, если не девять, и все это время веретенники усердно махали крыльями – они преодолели около 11,5 тысячи километров: более четверти окружности Земли.

Неудивительно, что по прилете птицы были истощены. За проведенное в Новой Зеландии время они набрали жирка, готовясь к обратному пути на Аляску, где гнездятся в летний период. Их путь домой пролегает над Желтым морем – лететь до него около 10 тысяч километров. Обратный перелет уже не «беспосадочный: на побережье они проводят около шести недель, отдыхая и усиленно питаясь, а затем продолжают полет, ведь от дома их отделяет еще 6,5 тысячи километров.

Малые веретенники мигрируют по этой трассе вот уже несколько тысяч лет, однако четкое представление об их маршруте ученые получили лишь в последние десятилетия. Узнали специалисты и о том, как человеческая деятельность и изменение климата могут нарушать давно устоявшиеся перелетные маршруты.

Канадские журавли. Заповедник Роу, Небраска, США. С середины февраля по середину апреля на реке Платт собирается около полумиллиона канадских журавлей. Птицы прибывают сюда изможденными, проделав путь из Мексики и с юга Соединенных Штатов, чтобы подкрепиться и продолжить перелет в субарктические и арктические регионы, где они гнездятся. Спрятавшись в охотничьей засидке на высоте 8 метров, Стивен сделал 1377 фотографий за 36 часов. Для подготовки финального снимка он использовал около 200. В течение дня журавли досыта наелись зерном, оставшимся в полях, а к вечеру они стаями возвращались на реку – одна нахлынувшая волна из птиц сменялась другой, потом третьей. «Это одно из самых захватывающих зрелищ, которые мне довелось увидеть», – вспоминает Стивен. Фотография сделана с разрешения одюбоновского заповедника Роу

Из-за того что веретенники исчезали из Новой Зеландии на несколько месяцев в брачный период, местные жители маори веками считали их таинственными птицами. К 1970-м годам натуралисты начали догадываться, что веретенники из Новой Зеландии – те же самые, что гнездятся на Аляске. Однако лишь в 2007-м ученые отследили пути миграции этих пернатых.

NGM Maps (все). Рисунки птиц: Фернандо Г. Баптиста (все)

Исследователи Боб Гилл и Ли Тиббитс, биологи-натуралисты из Геологической службы США, отловили несколько веретенников и имплантировали им спутниковые датчики. С марта по май ученые наблюдали за группой птиц в их путешествии на север. По подсчетам специалистов, батарей датчиков должно было хватить до конца лета, и к этому времени все устройства – по очереди – отключились. Кроме одного – под кодовым обозначением Е7. 30 августа 2007 года веретенник Е7 покинул Аляску, продолжая сигнализировать о своем местонахождении.

Ученые отслеживали птицу на всем маршруте – вот Е7 пролетел над Гавайами, над Фиджи, а 7 сентября достиг северо-западной оконечности Новой Зеландии. «Мы все испереживались – батарейка сигнализировала, что вот-вот разрядится», – вспоминает Тиббитс. Тем вечером Е7 приземлился в Ферт-оф-Темс, за 8 дней и 8 ночей преодолев 11,5 тысячи километров. Ученые записали трек самого длинного беспосадочного птичьего перелета.

Отслеживание веретенника Е7 еще больше подстегнуло любопытство ученых. Как птицы могут путешествовать на столь дальние расстояния? Каким образом год за годом они находят путь в одни и те же места?

Чернобровые альбатросы и хохлатые пингвины. Остров Стипл-Джейсон, Фолклендские острова. Альбатросы предпочитают занимать прибрежную полосу, расположившись на поросшем травой склоне вместе с пингвинами. Пока один из партнеров сидит в гнезде, согревая и оберегая птенцов, второй парит над океанскими просторами, то и дело ныряя в воду, чтобы поймать добычу. Альбатросы зимуют на Патагонском шельфе и в устьях аргентинских рек. Чтобы попасть в это труднодоступное место, Стивену пришлось пробираться через колонию южных каракар – птицы были очень недовольны потревожившим их непрошеным гостем. Забравшись для лучшего обзора на холм, поросший вееровидным мятликом, фотограф сделал за 26 часов 926 снимков, 80 из которых ушли на создание этой панорамы. Фотография сделана с разрешения общества охраны дикой природы

ПРОБИРАЯСЬ СКВОЗЬ ПЫШНУЮ ЗЕЛЕНЬ канадской тайги в провинции Альберта, Майкл Холвортс, эколог из Смитсоновского центра перелетных птиц (Вашингтон), старался услышать голос древесницы – певчей воробьиной птицы с желтой грудкой и белыми кольцами вокруг глаз. Увидев самца, ранее помеченного специальным электронным датчиком, Майкл и его помощники растянули тонкую сеть между деревьями. За сетью Майкл поставил динамик, перекинув провод к своему смартфону. Спрятавшись за деревом, он включил запись трели другого самца древесницы – как приманку для настоящей птицы, ведь самец непременно должен проверить, какой соперник вторгся на его территорию. Трюк удался – совсем скоро самец попался в расставленные сети.

Майкл аккуратно снял со спинки птицы датчик, основная задача которого – фиксировать уровень освещенности. Время восхода и заката солнца меняется в зависимости от местонахождения птицы, так что, проведя анализ данных датчика, исследователи смогут отследить ее перемещения. Работа Майкла и его коллег еще не закончена – они надеются определить, где именно зимуют эти представители пернатых. «Мы знаем, что они мигрируют в Южную Америку, но нам только предстоит узнать, куда именно», – объясняет Холвортс.

До начала XIX века объяснить исчезновение птичьих популяций на несколько месяцев в году пытались разными – включая совсем уж фантастические – теориями. Аристотель, например, считал, что некоторые птицы впадали в спячку или трансформировались в представителей других видов. В средневековой Европе появление белощеких казарок зимой объясняли тем, что те растут на деревьях. Наиболее явным свидетельством в пользу миграции пернатых стал зафиксированный в 1822 году случай, когда охотник из Германии подстрелил необычного белого аиста, в шее которого оказался застрявший кусок стрелы. Охотник показал птицу специалистам, и они пришли к выводу: эта стрела из Центральной Африки, из чего ученые заключили, что аист пролетел с ней несколько тысяч километров! В 1906 году исследователи начали окольцовывать белых аистов, чтобы определить, где именно они зимуют в Африке.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Мы говорим им «До свидания!» Мы говорим им «До свидания!»

В этом месяце в Нью-Йорке пройдет аукцион века

Tatler
Дресс-код для супергероев Дресс-код для супергероев

Спортивная одежда, в которой бьют рекорды

GQ
Анатолий Белый: “Напороться на страсть любимой к другому – это страшно” Анатолий Белый: “Напороться на страсть любимой к другому – это страшно”

Встреча с приметным артистом, который ценит личную неприметность

Psychologies
Самые странные способы обезвредить танк — танк! — в истории войн Самые странные способы обезвредить танк — танк! — в истории войн

Сабли, молотки и… кхм, навоз, например, как способ обезвредить танк

Maxim
Двум системам тесно в одной стране Двум системам тесно в одной стране

Гонконг уже несколько месяцев сотрясают массовые протестные выступления

Огонёк
В лучах солнца В лучах солнца

Джулия Робертс — о своей семье, отношении к возрасту и бьюти-пристрастиях

Elle
Стоит быть аккуратнее Стоит быть аккуратнее

Что упустили и те, кто осудил российского актера, и те, кто его поддержал

СНОБ
Интеллект для самолета Интеллект для самолета

Многофункциональная боевая машина следующего поколения

Популярная механика
Испания: по северным землям Испания: по северным землям

Путь Святого Иакова — самый известный паломнический маршрут мира

National Geographic
Анна Алексеева: Забытый зажим, неправильный диагноз. 5 историй о врачебных ошибках Анна Алексеева: Забытый зажим, неправильный диагноз. 5 историй о врачебных ошибках

Истории об ошибочных действиях медиков, которые стоили пациентам здоровья

СНОБ
Олег, Анна, Барселона Олег, Анна, Барселона

Интерьер в Барселоне, деликатно сохранивший все старинные детали

AD
Лучшие музыкальные релизы февраля Лучшие музыкальные релизы февраля

Вспоминаем самые интересные новинки месяца

Esquire
Как ученые помогают животным создать пару Как ученые помогают животным создать пару

Чтобы помочь животным продолжить род, ученые предпринимают самые необычные шаги

National Geographic
Опасные крайности Опасные крайности

Как найти золотую середину, без которой совместная жизнь никак не складывается

Лиза
40 лет со зверями в одном дворе: как один человек спас тысячи животных 40 лет со зверями в одном дворе: как один человек спас тысячи животных

В Индии живет семья, спасающая диких зверей

National Geographic
Как научиться понимать искусство и самого себя Как научиться понимать искусство и самого себя

Искусство — это образное отражение реальности, эдакое закодированное сообщение, которое нам нужно расшифровать. С ним мы сможем иначе смотреть на окружающий мир, стать эмоционально более зрелым человеком и расширить свой кругозор.

Psychologies
На всех... угодишь! На всех... угодишь!

В нашем очередном обзоре самые интересные однодневные поездки из Москвы

Лиза
Бессеребренники Бессеребренники

Как идеи режиссера Кирилла Серебренникова живут и без него

Esquire
Снежные кошки Снежные кошки

Окажутся ли занесенные снегом обледеневшие дороги по зубам Jaguar

АвтоМир
Философия жадности Философия жадности

Почему современные женщины оценивают мужчин по размеру кошелька

СНОБ
Молодые, да поздние Молодые, да поздние

Ученые утверждают, что мы теперь дольше взрослеем

Огонёк
Пища для ума Пища для ума

Может ли глобальное сохранение продуктов стать панацеей от сверхпотребления

СНОБ
Поселок старых большевиков Поселок старых большевиков

Адвокат Добровинский вспомнил, что были у него в Париже политические убеждения

Tatler
Без шума и пыли Без шума и пыли

Тестируем робот-пылесос

Домашний Очаг
Поселок чемпионов Поселок чемпионов

Как маленький поселок стал одной из бильярдных столиц России

Огонёк
Не житье, а масленица! Не житье, а масленица!

Где отметить праздник весело и вкусно?

Лиза
Матросская вышина Матросская вышина

Илья Лагутенко – о морях, кораблях, новом альбоме и Центробанке

Esquire
Слой за слоем Слой за слоем

Два ингредиента – потрясающий результат!

Лиза
Лукашенко убивает Сталина Лукашенко убивает Сталина

Колумнист «Сноба» рассуждает о судьбе кинопроката в России и Белоруссии

СНОБ
Евгения Кондрашина. Три последние секунды Евгения Кондрашина. Три последние секунды

О фильме "Движение вверх" и о том, как все было на самом деле

Караван историй
Открыть в приложении