Разные виды зависимости можно вылечить и без лекарств

National GeographicСтиль жизни

В плену желаний

В последнее время мы все больше узнаем про непреодолимую тягу, толкающую нас к саморазрушению, – и про то, как наука помогает с ней бороться.

Текст: Фрэн Смит
Фотографии: Макс Агилера-Хеллвег

Когда мать Патрика Перотти рассказала ему про доктора, который лечит наркозависимость с помощью электромагнитных волн, Патрик не принял ее слова всерьез. «Я подумал, он мошенник», – объясняет Перотти.

Патрику 38, он живет в Генуе. Кокаин впервые попробовал в 17 лет, на одной из вечеринок для мажоров. Со временем минутная слабость стала привычкой, а затем и всепоглощающей, непреодолимой зависимостью. Он влюбился, завел семью и открыл ресторан. Однако из-за пагубного пристрастия семья развалилась, а ресторан прогорел. Патрик провел три месяца в реабилитационном центре для наркозависимых – и сорвался уже через пару дней после выписки. Другой курс реабилитации занял восемь месяцев, но, стоило вернуться домой, как он встретил своего дилера и «улетел». «Я был просто одержим. Я не мог остановиться», – вспоминает Перотти.

В конце концов Патрик поддался на уговоры матери. Ему сказали, что нужно просто сидеть в кресле, очень похожем на стоматологическое, а доктор Луиджи Галлимберти будет держать слева у его головы прибор, который, возможно, подавит тягу к кокаину. «У меня было два пути: или к доктору Галлимберти, или в петлю», – признается Перотти.

Психиатр и токсиколог Галлимберти, седой человек в очках, уже 30 лет лечит разные виды зависимости и управляет клиникой в Падуе. Доктор решил опробовать метод транскраниальной магнитной стимуляции (ТМС), вдохновившись впечатляющим прогрессом в изучении зависимости, с одной стороны, и разочаровавшись в успехе традиционных методов – с другой. Лекарства помогают людям покончить с зависимостью от алкоголя, табака и героина, но нередки срывы. От кокаиновой зависимости эффективного лекарства и вовсе не существует.

Зависимость влияет на нейронные сети мозга. Ученые пытаются опровергнуть распространенное мнение, что зависимость – признак слабости, и найти новые методы лечения, которые позволят десяткам миллионов людей разорвать порочный круг, состоящий из желания, его удовлетворения во вред себе, попыток остановиться и ломки. Жанна Рейн пристрастилась к героину 20 лет назад, когда получила производственную травму и ей выписали обезболивающие. В прошлом году она жила среди бездомных под автострадой в Сиэтле.

Согласно данным Управления ООН по наркотикам и преступности, каждый год более 200 тысяч человек умирают от передозировки наркотиков и заболеваний, связанных с их употреблением, и еще больше – от табака и алкоголя. В мире более миллиарда курильщиков, и пять самых распространенных причин смерти так или иначе связаны с курением. Это заболевания сердечно-сосудистой системы, инсульт, инфекционные заболевания дыхательных путей, хроническая обструктивная болезнь и рак легких. Примерно каждый двадцатый взрослый – алкоголик. А людей, страдающих игроманией и другими видами зависимости, которые только сейчас начинают рассматриваться как отклонение от нормы, еще никто не считал.

Долгие годы ученые исследовали мозг лабораторных животных и добровольцев. В итоге удалось создать детальную нейрохимическую картину того, как зависимость влияет на взаимодействие нейронов и процессы, определяющие наши желания, привычки, обучение, эмоции и восприятие. Зависимость вызывает серьезные изменения в строении мозга и взаимодействии клеток, в том числе влияет на синапсы – места контакта между нейронами, то есть на нашу память. Используя невероятную пластичность мозга, зависимость формирует новые синапсы, благодаря которым алкоголь и наркотики приобретают для человека абсолютную ценность, в то время как здоровье, работа, семья и сама жизнь уходят на второй план.

Анализируя данные сканирования мозга добровольцев, преодолевающих кокаиновую зависимость, нейробиолог, профессор Пенсильванского университета Анна Роуз Чилдресс изучает, как сигналы, лежащие ниже порога сознательного восприятия, воздействуют на систему вознаграждения и приводят к срыву. Когда она показывала пациентам изображения, такие как эта фотография кокаина, всего на 33 миллисекунды, их система вознаграждения активизировалась. Чилдресс ищет препарат, который блокировал бы эту реакцию и ограждал пациентов от «невидимой» угрозы».

«В каком-то смысле зависимость похожа на извращенную форму обучения», – считает невролог Антонелло Бончи из Национального института по проблемам злоупотребления наркотиками в Мэриленде.

Прочитав в газете статью, рассказывающую об экспериментах Бончи и его коллег, Галлимберти пришел в восторг. Неврологи измерили активность нервных импульсов у зависимых от кокаина мышей и обнаружили, что область мозга, отвечающая за способность удерживать себя от чего-либо, была необычно «тихой». Используя оптогенетику – методику, сочетающую оптоволоконные технологии и генную инженерию и позволяющую быстро и точно управлять мозгом животных, – они разбудили «уснувшие» было клетки у крыс, и, по словам Бончи, интерес грызунов к кокаину пропал без следа. Ученые полагают, что возбуждение участка префронтальной коры, связанного с управлением своим поведением, сможет ослабить неутолимую жажду «кайфа» и у людей.

Галлимберти решил, что для такой стимуляции подойдет ТМС. Наш мозг работает с помощью электрических импульсов, которые проносятся по нейронам при каждой мысли и каждом движении. Стимуляция мозга, уже много лет применяемая при лечении депрессии и мигрени, основана на воздействии на такие импульсы. Прибор, который использует Галлимберти, устроен весьма просто: это металлическая спираль, заключенная в стеклянную трубку. Когда по спирали идет электрический ток, возникает магнитное поле, которое индуцирует в мозге электрическое поле, влияющее на транспорт ионов через клеточные мембраны, что и возбуждает нейроны. Галлимберти предположил, что повторяющиеся импульсы могут восстановить поврежденные инородной зависимостью синапсы, как перезагрузка компьютера восстанавливает исходные настройки.

Разрывая цепи
У Патрика Перотти – тяжелый случай кокаиновой зависимости. Он несколько раз проходил лечение, но срывался. Наконец Патрик опробовал на себе экспериментальный метод, применяемый одной из клиник Италии – воздействие электромагнитных импульсов на префронтальную кору головного мозга. И это сработало! Психиатр Луиджи Галлимберти использовал транскраниальную магнитную стимуляцию (ТМС) в лечении других пациентов – и тоже удачно. Луиджи и его коллеги планируют провести крупномасштабные клинические испытания. По всему миру ТМС тестируется для лечения разных видов зависимости.

Чтобы протестировать новый метод, Галлимберти и его коллега, нейропсихолог Альберто Терранео, объединились с Антонелло Бончи. Они отобрали 29 человек, страдающих от кокаиновой зависимости: 16 прошли месячный курс ТМС, а 13 – стандартный курс лечения, включающий лекарства от депрессии и тревожности. К концу эксперимента 11 человек из первой группы излечились от зависимости, из второй, контрольной, группы – только трое. Исследователи опубликовали результаты эксперимента в январском номере European Neuropsychopharmacology за 2016 год: статья вызвала шквал откликов и привлекла в клинику сотни пациентов.

В начале курса лечения Перотти, как и все, был нервным и раздражительным, но, по его словам, уже после первого сеанса успокоился. Вскоре тяга к кокаину утихла, более того, даже спустя полгода не возвращалась. «Все совершенно изменилось, – вспоминает Перотти. – Я почувствовал такое желание жить, какого не испытывал уже давно». Потребуется еще много тестов, в том числе на эффект плацебо, чтобы доказать действенность этого метода лечения и устойчивость его результатов. Группа Галлимберти планирует продолжать опыты, а исследователи по всему миру интересуются ТМС в надежде помочь людям отказаться от курения, алкоголя, азартных игр, переедания и наркотиков. «У метода ТМС невероятные возможности, – заявляет Бончи. – Пациенты признаются, что раньше не мыслили себя без кокаина. Теперь же воспринимают наркотик как нечто постороннее: они освободились от его власти».

Не так давно идея о том, что зависимость можно побороть с помощью восстановления нейронных связей в мозге, показалась бы неправдоподобной. Но последние открытия в неврологии в корне изменили наши представления о зависимости – о том, что ее вызывает и почему с ней так трудно бороться. Если вы откроете учебник по медицине тридцатилетней давности, то узнаете, что зависимость – это потребность в определенном веществе с постоянным повышением дозы для достижения нужного эффекта, а отказ от этой субстанции сопровождается ужасными ощущениями – синдромом отмены, или «ломкой». Под такое определение попадают алкогольная, никотиновая и героиновая зависимости, но не тяга к марихуане и кокаину, потому что при отказе от них, как правило, не наблюдаются ни тремор, ни тошнота или рвота. Не объясняло определение и самого коварного аспекта зависимости – срывов. Почему люди тоскуют по тому, как виски обжигает горло, а героин теплой волной растекается по венам, когда их организм уже не нуждается в самих веществах?

Зависимость прежде всего определяется не физической потребностью и ломкой, а непреодолимым желанием повторять какое-либо действие, даже несмотря на то, что тяжелые последствия зависимым хорошо известны. Все эти непростые вопросы убедили многих ученых в справедливости мысли, когда-то казавшейся еретической: зависимость возможна и без наркотических веществ. В последнее время психиатры все чаще используют термин «поведенческая форма зависимости». Таковой, к примеру, является игромания. А некоторые ученые считают, что многие соблазны современной жизни – фастфуд, шопинг, смартфоны – также могут вызвать зависимость из-за воздействия на систему внутреннего подкрепления, или вознаграждения, – сеть синапсов, связанных с возникновением сильного желания.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Тело всей жизни Тело всей жизни

Телеведущая Анна Кастерова о том, как вылепила свою спортивную фигуру

Tatler
Тепличное поколение. О родительской гиперопеке Тепличное поколение. О родительской гиперопеке

Истории жертв родительской гиперопеки

СНОБ
В поисках истинного Христа В поисках истинного Христа

Археологи ищут свидетельства жизни Христа на Святой земле

National Geographic
Дело о пропеллере Дело о пропеллере

Героическая история летчика — с точки зрения его адвоката Добровинского

Tatler
Марина Разбежкина: Камера помогает вылечиться и выйти в другой мир Марина Разбежкина: Камера помогает вылечиться и выйти в другой мир

Марина Разбежкина — о том, как никогда не плакать

СНОБ
Главный немецкий бренд Главный немецкий бренд

Как социальная система Германии справляется с освобождением человека от труда

GEO
Ой, мамочка! Ой, мамочка!

Родить ребенка после 40 лет – это событие. Разбираем все страхи и сомнения

Добрые советы
Огненный пульс Огненный пульс

Летательные аппараты с пульсирующим воздушно-реактивным двигателем

Популярная механика
Вера Филенко: Вершки-корешки Вера Филенко: Вершки-корешки

История об офисном рабстве, семейном долге, дачной повинности

СНОБ
«Квартиру забрали, меня загнали в долги». Истории людей, потерявших жилье «Квартиру забрали, меня загнали в долги». Истории людей, потерявших жилье

Об угрозах от коллекторов, черных риелторах, жизни на улице и мечте обрести дом

СНОБ
Hyundai Sonata Hyundai Sonata

Продажи автомобиля начались, а мы уже успели на нем прокатиться

АвтоМир
Дмитрий Рогозин: Почему нужно говорить о смерти Дмитрий Рогозин: Почему нужно говорить о смерти

Как помочь старикам подготовиться к уходу из жизни и почему это важно

СНОБ
Евгения Евгения

Рассказ Инги Шепелевой, который можно прочитать как феминистский хоррор

СНОБ
Алексей Алексенко: Тайна огурца раскрыта Алексей Алексенко: Тайна огурца раскрыта

Чем занимались огурцы десятки миллионов лет

СНОБ
В погоне за брендом: недетские страсти В погоне за брендом: недетские страсти

Ребенок копирует любимого героя из известного мультика. Насколько это опасно?

Лиза
Компьютеры большой дороги Компьютеры большой дороги

Как устроены платные автомагистрали

Популярная механика
У меня есть мысль, и я ее думаю У меня есть мысль, и я ее думаю

Почему мы не можем уснуть по ночам

Psychologies
На чью мельницу текут мозги На чью мельницу текут мозги

Международные миграции ученых наводят на любопытные выводы

СНОБ
«У меня нет друзей, никто не любит странных». Как живут с биполярным расстройством «У меня нет друзей, никто не любит странных». Как живут с биполярным расстройством

Люди с биполярным расстройством рассказали, как и из-за чего оно у них появилось

СНОБ
Jaguar F-Type SVR Jaguar F-Type SVR

От одного лишь звука мотора мурашки по коже

Quattroruote
Уйди, позитивный! Уйди, позитивный!

Почему пессимистом быть выгоднее

Maxim
Скромное обаяние рабства Скромное обаяние рабства

Рабство куда более сложное явление, чем можно подумать

Maxim
Большая энциклопедия джентльмена. Том XVII Большая энциклопедия джентльмена. Том XVII

Гид для тех, кто не зарекается от тюрьмы, но все же не намерен туда попадать

GQ
Потерять ребенка Потерять ребенка

Истории, в которых матери потеряли своих детей

СНОБ
Все любят Дональда Все любят Дональда

Евгения Микулина оппонирует женщинам, которым омерзителен Трамп

GQ
Энциклопедия Энциклопедия

Как русский рэп перестал быть просто русским рэпом, а стал культурным феноменом

L’Officiel
Вадим Самойлов Вадим Самойлов

Бывший вокалист «Агаты Кристи», а ныне сольный артист ответил за все

Maxim
Скорая помощь Скорая помощь

Алина Успенская развернула в Лондоне благотворительную арт-деятельность

Tatler
Кто в доме главный? Кто в доме главный?

О чем мы спорим с партнером на самом деле?

Psychologies
Она сама пришла Она сама пришла

Как понять, где заканчивается плохое настроение и начинается депрессия

Cosmopolitan
Открыть в приложении