Неприкосновенность частной жизни – пережиток прошлого?

National GeographicHi-Tech

Улыбнитесь: камера снимает... вас

…и не только вас, но и всех и всё остальное на Земле. Развитие технологий и требования безопасности привели к тому, что мир оказался под наблюдением. Неприкосновенность частной жизни – пережиток прошлого?

Текст: Роберт Дрейпер

Субботнее утро, половина одиннадцатого. По Аппер-стрит, пересекающей район Ислингтон на севере Лондона, несутся два мопеда. Ездоки в шлемах и крагах, похожие не столько на живых людей, сколько на персонажей безумной компьютерной игры, на пугающей скорости маневрируют среди машин и двухэтажных автобусов. Водители вздрагивают, а лихачи поднимают своих железных коней на дыбы и выписывают восьмерки. Впрочем, похоже, что на уме у них что-то посерьезнее, чем выкрутасы на дороге.

Через три-четыре минуты они вдруг сворачивают с Аппер-стрит на спокойную зеленую улочку, заезжают на тротуар и глушат моторы. Сойдя с мопедов, но не снимая шлемов, эти двое пускаются в долгий разговор. О чем они говорят, известно только им. Но кое-чего не знают и лихие байкеры: менее чем в двух километрах от места действия находится комната без окон, откуда два человека наблюдают за ними.

«Поехали», – говорит Сэл Эрику.

Сэл и Эрик сидят в трех метрах друг от друга за пультом в диспетчерской системы видеонаблюдения Ислингтона. Стены и ковры здесь серые, ничего лишнего. Сэл – мужчина среднего возраста, на службе 15 лет, Эрик намного моложе: работает здесь четыре года. Одеты неброско, на посторонние темы не болтают. Как только байкеры снова трогаются, Сэл начинает стучать по клавиатуре, вызывая на свой экран изображение с камеры 10. И вот они опять следуют за беспечными ездоками по Аппер-стрит. Когда те исчезают с экрана Сэла, Эрик быстро ловит их в объектив камеры 163. С помощью джойстика он приближает изображение до тех пор, пока не удается рассмотреть номера.

Сэл звонит в полицию: «У нас тут два подозрительных мопеда лихачат на Аппер-стрит».

В распоряжении Сэла и Эрика – огромный дисплей из 16 экранов, куда можно в режиме реального времени выводить сигналы со 180 камер видеонаблюдения, установленных в Ислингтоне. Это субботнее утро выдалось сравнительно спокойным. Неделей раньше в одном из домов района зарезали юношу, тогда же другой человек бросился с надземного перехода на Арчвейроуд, получившего мрачное имя «мост самоубийц», и разбился.

Сейчас же никто в Ислингтоне не привлекает к себе внимания, кроме этих байкеров. И хотя Сэл и Эрик отслеживают перемещения своей «добычи» с монотонной скрупулезностью, я почти физически ощущаю, как ускорился их пульс. Дело в том, что они убеждены: перед нами члены одной из банд, уже больше двух лет не дающей Ислингтону покоя. Преступники выхватывают у пешеходов смартфоны, а потом сбывают их на черном рынке. За неделю в районе с населением 233 тысячи человек происходит до полусотни таких случаев.

Камера с высоким разрешением в тестовом режиме следит за перемещениями специально нанятого человека на улице в Ислингтоне, одном из районов Большого Лондона. Тоби Смит и диспетчерская ислингтонской системы видеонаблюдения

И все-таки человеку со стороны кажется, что застать байкеров на месте преступления почти невозможно. Меня же занимает другое: до чего интересна сама ситуация, когда эти двое, видимо, и не подозревают, что за ними следят повсюду, куда бы они ни поехали. Возможно, они преступники; может, просто любят похулиганить. Единственное, в чем мы уверены: мы их видим, а они нас – нет. Байкеры не выказывают признаков тревоги, точь-в-точь олень, пойманный в оптический прицел винчестера. И перед нами они совершенно беззащитны.

Вечер того же дня. Я сижу в передвижном трейлере на юго-западе Лондона, недалеко от станции метро «Воксхолл», в компании дружелюбного молодого человека, откликающегося на имя Хэз. Перед нами – несколько экранов, куда поступают сигналы с десятка камер видеонаблюдения, нацеленных на два ближайших ночных клуба – «Лайтбокс» и «Файер». Хэз проводит здесь пару уик-эндов в месяц. Владельцы клубов не хотят проблем с законом (завсегдатаи, бывает, балуются наркотиками) и поэтому обратились к бывшему полицейскому, а ныне владельцу передвижной системы видеонаблюдения Гордону Тайермэну, и тот поручил Хэзу следить за посетителями.

Иногда кто-нибудь из гостей случайно замечает камеру и показывает ей средний палец или (дамы) обнаженную грудь. Чаще посетители клубов развлекают его, ни о чем не подозревая. «Это самая интересная работа из всех, что я перепробовал до сих пор, – говорит Хэз. – Никогда не знаешь, что случится в следующую минуту. Все спокойно, а потом раз, – и: драку заказывали?». Хэз наблюдает за клубами по десять часов кряду. Заметив, что кто-то собирается купить наркотики или кулаками помахать, он предупреждает по рации охранников. Его поражает, до чего неосторожны могут быть наркоторговцы, прячущие товар в носках и театральными жестами вручающие его клиентам, несмотря на присутствие рядом охраны.

Этим вечером никто не толкает наркоту, все, что мы видим, – дурацкие выходки подвыпивших юнцов. Они бредут, взявшись за руки, по проезжей части. Лапают друг друга. Их выворачивает наизнанку. Оставшись в одиночестве, внезапно начинают плакать. Хэз утверждает, что эта работа «многому его научила». Однако если он чему-то и научился, так это быть «городским антропологом», незаметно наблюдающим за популяцией приматов у «Воксхолла». «Иногда такое увидишь, – делится он, – что поневоле подумаешь: "Нет, ну разве люди так себя ведут?"». А может, они просто-напросто В забывают, что за ними могут следить?

В 1949 году, когда над Европой нависла угроза коммунистической диктатуры, английский писатель Джордж Оруэлл опубликовал блестящую антиутопию «1984». «Старший брат смотрит на тебя» – было сказано в этой книге. Как бы зловеще ни звучало это предупреждение, в те времена возможности для слежки были сильно ограничены. В том же самом 1949 году на американском рынке появилась первая доступная частным покупателям система видеонаблюдения. А двумя годами позже «Кодак» представил изумленной публике переносную кинокамеру «Брауни».

Сегодня в Интернет ежегодно выкладывают 2,5 триллиона изображений – а еще миллиарды фотографий и видеороликов люди оставляют в своих личных архивах. По прогнозу одной из телекоммуникационных компаний, к 2020 году у 6,1 миллиарда человек будет по мобильному телефону с камерой. Тем временем, по некоторым оценкам, ежегодно в мире продается 106 миллионов новых камер видеонаблюдения. В лица своих клиентов вглядываются более трех миллионов банкоматов. Десятки тысяч устройств автоматического распознавания номерных автомобильных знаков установлены на магистралях. Сколько людей носят нагрудные видеорегистраторы, неизвестно, но таких тоже становится все больше – и это не только полицейские, но и сотрудники больниц, и многие другие, не имеющие никакого отношения к правоохранительным органам. Растет число и персональных устройств слежения – автомобильные видеорегистраторы, камеры на шлемах велосипедистов, домофоны с видеокамерой. Еще сложнее поддаются учету и вызывают куда большее беспокойство миллиарды изображений ничего не подозревающих граждан, выхваченные из толпы устройствами распознавания лиц и хранящиеся как в базах данных, принадлежащих правоохранительным органам (откуда они имеют обыкновение «сливаться» в Интернет), так и в частных базах данных, над которыми вообще не существует практически никакого контроля.

И это лишь те устройства наблюдения, которые можно заметить! В воздухе роятся дроны – в 2016 году в США 2,5 миллиона этих беспилотников применялись как частными лицами, так и коммерческими организациями. Эти данные не учитывают беспилотную эскадрилью американского правительства, используемую не только для борьбы с террористами на Ближнем Востоке и для наблюдения за иммигрантами, нелегально проникающими со стороны Мексики, но и для того, чтобы отслеживать наводнения, вызванные ураганами в Техасе. Не входят в названные 2,5 миллиона и многие тысячи летающих шпионских устройств, принадлежащих другим странам.

Плюс к тому более 1700 спутников следят за нами из космоса: с высоты 500 километров многие из них способны разглядеть стадо бизонов или очаг лесного пожара. Сработала камера, находящаяся в космосе, – и детальное изображение квартала, где мы работаем, попало в руки совершенно незнакомого нам человека.

Два оператора работают в диспетчерской системы видеонаблюдения Ислингтона, куда поступают сигналы с многочисленных уличных камер. Благодаря развитой городской системе видеонаблюдения, в Лондоне удалось найти виновных в терактах 2005 года, когда погибли 52 человека. Тоби Смит

Одновременно в этом же самом квартале нас могут фотографировать десятки раз в день почти в упор камеры, которые мы, возможно, никогда и не увидим, и наши изображения будут храниться в базах данных в целях, о которых мы никогда не узнаем. Смартфоны, поисковые запросы в Интернете и аккаунты в соцсетях тоже выдают наши секреты. Гас Хосейн, генеральный директор общественной организации Privacy International, замечает: «В XIX веке, если полицейские хотели узнать, что у вас в голове, они прибегали к пыткам. Теперь им достаточно заглянуть в ваш смартфон и компьютер».

Таков, если использовать название романа другого английского писателя, Олдоса Хаксли, наш «дивный новый мир». Тот факт, что мы способны заметить его пришествие – слабое утешение, поскольку, как говорит профессор информационных технологий из Университета Карнеги-Меллона Алессандро Аквисти, «в той игре в кошки-мышки, где требуется защитить неприкосновенность частной жизни, объект наблюдения – всегда слабая сторона». Смириться с проигрышем – невеселая перспектива. Впрочем, активные усилия, направленные на защиту частной жизни, могут стать причиной еще большего уныния. Профессор американистики Техасского университета Рэндолф Льюис пишет в своей новой книге Under Surveilance: Being Watched in Modern America (Под наблюдением: слежка в современной Америке): «Нахождение под наблюдением зачастую очень изматывает тех, кто это ощущает: кажется, тебя постоянно преследуют, повсюду мерещатся ловушки, а все твои перемещения, покупки, даже мысли некто заносит в какую-то бесконечную таблицу».

Стремление к защите частной жизни от посторонних глаз, по мнению Аквисти, «свойственно всем людям во все времена, к какой бы культуре они ни принадлежали».

«К этому стремились в Древнем Риме и Древней Греции, об этом сказано в Библии и Коране, – говорит Алессандро. – Тревожит вот что: если все мы по отдельности страдаем от утраты неприкосновенности частной жизни, то общество как единое целое, возможно, осознает ее ценность только тогда, когда мы потеряем эту самую неприкосновенность окончательно и бесповоротно».

Неужели наступление мрачной эры незащищенности частной жизни в духе Оруэлла неизбежно? Или есть основания для более оптимистического взгляда в будущее, и «мир под колпаком» окажется во многом лучше нынешнего? Подумайте о 463 инфракрасных камерах-ловушках, с помощью которых Международный фонд защиты дикой природы отслеживает перемещения редких больших панд. Или о тепловизионных приборах, помогающих сотрудникам службы охраны кенийского заповедника Масаи-Мара искать по ночам браконьеров. Или о разработанной исследователями из Калифорнийского университета (Сан-Диего) приводимых в действие звуком системе камер, позволяющей наблюдать за популяцией редкого вида дельфинов в Калифорнийском заливе.

«Если вам нужен образ будущего, – мрачно предупреждает Оруэлл, – вообразите сапог, топчущий лицо человека – вечно». Но, с другой стороны, именно записи уличных видеокамер позволили выявить террористов, виновных во взрывах в лондонском метро и на Бостонском марафоне. Подобных случаев, увы, немало.

Разве кто-нибудь сомневается, что в последние 150 лет мир был бы куда безопаснее, если бы всех лучше досматривали? Мы могли бы установить личность Джека-Потрошителя и выяснить, действовал ли Ли Харви Освальд в одиночку. Разумеется, обеспечение общественной безопасности было предлогом для наблюдения за всеми и каждым и до Оруэлла, и после него. Однако в наши дни подобные технологии могут оказаться спасительными в более широком смысле. Так, благодаря спутниковым снимкам организации, оказывающие помощь людям, попавшим в беду, обнаружили лагерь беженцев в пустыне близ Мосула (Северный Ирак).

Проявить дальновидность. Чтобы показать возможности системы видеонаблюдения, власти Ислингтона разрешили проследить на Госвелл-роуд за человеком, нанятым National Geographic. Эти два изображения получены так: сначала камера с высоким разрешением максимально расширила поле зрения видоискателя, а затем дала крупный план с трех сотен метров. Тоби Смит и диспетчерская системы видеонаблюдения Ислингтона

Может быть, воображение подвело великого Оруэлла? И Старший Брат спасет человечество, а не поработит его? Или осуществятся оба сценария?

Такого желания развивать системы видеонаблюдения, как в Великобритании, не проявляют больше нигде, считает Тони Портер, единственный в мире государственный уполномоченный по вопросам видеонаблюдения. Мы сидим в кафе одного из лондонских правительственных зданий, и видеокамеры таращатся на нас буквально из всех щелей. Четыре года назад министерство внутренних дел Ее Величества, ответственное за обеспечение безопасности в Соединенном Королевстве, поручило Портеру, бывшему офицеру полиции и специалисту по борьбе с терроризмом, создать хотя бы видимость государственного надзора за системами видеонаблюдения, количество которых в стране неуклонно росло. Располагая смехотворным ежегодным бюджетом в 320 тысяч долларов, Портер и трое его подчиненных проводят свои рабочие дни, настойчиво убеждая государственные органы и частные компании, использующие системы видеонаблюдения, следовать определенным правилам и инструкциям. Иногда усилия приносят плоды, однако на тех, кто ничего не соблюдает, Портер воздействовать неспособен: не имеет полномочий. Единственное, что он может, – упомянуть нарушителей в докладе парламенту.

Между тем его мнение о Великобритании как о стране, наиболее открытой для технологий видеонаблюдения, разделяют очень многие. Лондонская сеть видеонаблюдения была задумана в начале 1990-х после двух терактов, совершенных Ирландской республиканской армией в финансовом районе города. Новые технологи распространялись быстро, но беспорядочно. Как вспоминает Уильям Уэбстер, профессор Университета Стерлинга и эксперт безопасности: «В те годы в разговорах об общественной безопасности любили повторять фразу: "Если вам нечего скрывать, то нечего и бояться". Впервые этот лозунг, между прочим, появился в нацистской Германии. Однако затем его часто использовали, и он успешно ломал предубеждение против систем наблюдения».

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Землянам, до востребования Землянам, до востребования

Солнечную систему посетил объект, прилетевший к нам от другой звезды

Популярная механика
Жизнь у компьютера: физиология рук Жизнь у компьютера: физиология рук

Работа на компьютере тоже может сопровождаться травмами

Популярная механика
Корни, пьющие нефть Корни, пьющие нефть

Скважины для нефте- и газодобычи стали высокотехнологичными сооружениями

Популярная механика
Таруса, или куда поехать на выходные Таруса, или куда поехать на выходные

Таруса: так близко и так далеко одновременно

Seasons of life
За миллиард лет до 8 марта За миллиард лет до 8 марта

Какие праздники женщины придумали для себя и отмечали тайком от мужчин

Maxim
Мария Смольникова: «Если я кого-то играю, все обретает смысл» Мария Смольникова: «Если я кого-то играю, все обретает смысл»

Мария Смольникова — о переходе в новый театр и работе с Дмитрием Крымовым

Эксперт
Над синим шариком Над синим шариком

Что видно из космоса

National Geographic
Поехали к своим Поехали к своим

Где на Руси хорошо отдохнуть?

Robb Report
Анорексия: признаки, причины, перспективы лечения Анорексия: признаки, причины, перспективы лечения

Часто строгие диеты и переизбыток спорта приводят к анорексии

РБК
Сто лет под водой: откуда в Магадане кладбище кораблей и почему его не убирают Сто лет под водой: откуда в Магадане кладбище кораблей и почему его не убирают

За век в магаданской бухте Нагаева скопилось два десятка затонувших судов

TJ
Обмену не подлежит? Обмену не подлежит?

Может ли косметика переставать действовать?

Лиза
Найденное письмо в бутылке могло быть написано пассажиркой «Титаника» Найденное письмо в бутылке могло быть написано пассажиркой «Титаника»

Возможно, ученые нашли первый артефакт с Титаника, обнаруженный на суше

National Geographic
Слушать кино: плей-лист режиссера Слушать кино: плей-лист режиссера

Подборке любимых саундтреков из кино от режиссера «Китобоя»

Esquire
«Паства не хочет видеть меня либералом». Что бывает со священниками, которые поддерживают оппозицию «Паства не хочет видеть меня либералом». Что бывает со священниками, которые поддерживают оппозицию

Зачем клирики РПЦ выступали в защиту оппозиции и как их наказывали?

СНОБ
Первая одежда ребенка: правила выбора Первая одежда ребенка: правила выбора

Какой же минимум вещей понадобится малышу в первые месяцы?

9 месяцев
101-летний мужчина, выживший в Холокосте: «Я самый счастливый на Земле» 101-летний мужчина, выживший в Холокосте: «Я самый счастливый на Земле»

Даже если ваша судьба наполнена трагедиями, вы можете быть счастливым

Psychologies
Вспомнить о важном: лучшие видео для начала дня Вспомнить о важном: лучшие видео для начала дня

7 вдохновляющих речей и один экшн без слов

Reminder
Кто есть кто: 10 лучших парикмахеров Петербурга Кто есть кто: 10 лучших парикмахеров Петербурга

Кто стрижет солистку Little Big Соню Таюрскую: лучшие парикмахеры Петербурга

Собака.ru
MONA SONGZ MONA SONGZ

MONA SONGZ рассказал, как Меладзе отреагировал на его кавер

ЖАРА Magazine
Как сделать бизнес наиболее прибыльным: управление маржой Как сделать бизнес наиболее прибыльным: управление маржой

Отрывок из книги Дмитрия Костыгина «Жамевю»

GQ
Анатомия нидерландского алтаря Анатомия нидерландского алтаря

Алтарный триптих — один из самых узнаваемых форматов нидерландской живописи

Arzamas
«Много обещаний, мало результата»: почему беспилотники не стали повсеместным транспортом, как обещали разработчики «Много обещаний, мало результата»: почему беспилотники не стали повсеместным транспортом, как обещали разработчики

Времени и денег на создание безопасных машин нужно еще много

VC.RU
TikTok против Трампа: как соцсеть для подростков угодила в политический скандал, который мог стоить ей части бизнеса TikTok против Трампа: как соцсеть для подростков угодила в политический скандал, который мог стоить ей части бизнеса

Как TikTok победил в войне с Дональном Трампом, переживая корпоративную драму?

Forbes
Главный по теплице. Интервью во время карантина Главный по теплице. Интервью во время карантина

Родриго де ла Калле — человек, который придумал термин «гастроботаника»

Bones
Античную Гимеру защитили от карфагенян наемники Античную Гимеру защитили от карфагенян наемники

Исследователи проанализировали человеческие останки из могил V века до нашей эры

N+1
Преступление без наказания: 10 фильмов о нераскрытых убийствах Преступление без наказания: 10 фильмов о нераскрытых убийствах

Нестандартный детективы, в которых убийца так и не получил наказания

Cosmopolitan
Основатель «Много лосося» Александр Мутовин — Forbes for Business: «Людям нравится «попса», в том числе и в еде» Основатель «Много лосося» Александр Мутовин — Forbes for Business: «Людям нравится «попса», в том числе и в еде»

Основатель «Много лосося» — как выбрать правильную стратегию на насыщенном рынке

Forbes
Утерянные более ста лет назад кости викингов нашли в неправильно подписанной коробке Утерянные более ста лет назад кости викингов нашли в неправильно подписанной коробке

В Национальном музее Дании обнаружили останки из знаменитого кургана Бьеррингхея

N+1
Куда плывём? Куда плывём?

Яхтенная индустрия должна понять, куда двигаться дальше

Robb Report
Пыльные бури — взгляд из космоса Пыльные бури — взгляд из космоса

Песчаные и пыльные бури и их последствия

Наука и жизнь
Открыть в приложении