Исследователи раскрывают тайны одних из самых больших пещер на Земле

National GeographicПутешествия

Подземный мир Калимантана

Исследователи раскрывают тайны одних из самых больших и загадочных пещер на Земле

Текст: Нил Ши 
Фото: Карстен Питер

В вечерних сумерках множество летучих мышей рассеивается в джунглях, окружающих Оленью пещеру – один из самых больших на планете подземных проходов, – и начинает охоту. Летучих мышей здесь живет более двух миллионов

Стояло знойное апрельское утро. Двое худощавых англичан, спелеологи Фрэнк и Куки, забрались в подземный ход, расположенный глубоко под джунглями острова Калимантан.

Спускаясь мимо кучи окаменевшего гуано, спелеологи размышляли о том, удастся ли им войти в историю. Ползли они в пещеру Ветров, прячущуюся в самой глубине пещерной системы Гуа-Эир-Джерних (по-английски – Clearwater, «чистая вода»), чтобы отыскать проход, ведущий оттуда в пещеру Рейсер, часть другой системы – Рейсер-Истер.

Проложив этот путь, можно было бы открыть один из самых длинных на нашей планете подземных лабиринтов: такие грандиозные события в мире спелеологии случаются крайне редко. Размышляя в таком духе, Фрэнк и Куки, спускались все ниже, ввинчивая и вбивая в каменные стены винты, за которые крепили альпинистские веревки.

Гуа-Эир-Джерних тянется на 225 километров, причем по некоторым ее пещерам текут бурные реки, а в системе Рейсер-Истер есть огромные подземные залы, в которых легко мог бы поместиться, скажем, пассажирский авиалайнер. Иными словами, в известняке, залегающем под малайзийским национальным парком Гунунг-Мулу, скрываются одни из самых больших и умопомрачительных подземных пустот в мире.

Остроконечные известняковые скалы пронзают густую растительность в центральной части национального парка Мулу в Малайзии. Эти карстовые образования, появившиеся в результате эрозии толстого слоя известняковых залежей, дают некоторое представление о невероятных пещерах, скрывающихся под землей.

Представьте себе Фрэнка и Куки глубоко под землей: все перепачканные грязью, они довольно ухмыляются при мысли о том, что вот-вот превратят две системы пещер в единое гигантское целое. А недалеко от них, и тоже очень глубоко под землей, в пещере Рейсер, пробирается в темноте еще одна команда спелеологов. Своими молотками и дрелями две команды должны начать крушить стену между пещерами, стараясь уловить шум, который создают коллеги по другую сторону, найти путь друг к другу – и к своему гарантированному месту в истории.

Где-то над ними, в большой подземной галерее, сидел я и пытался различить шум их дрелей. Пещера была совершенно не тронута человеком: ее открыли всего несколько дней назад, и я был одним из первых, кто туда вошел. Сидя среди сталагмитов и огромных каменных «грибов», я был окружен множеством звуков: капала вода, над головой суетились тысячи саланган – крохотных черных птичек, которые большую часть жизни проводят в подземной темноте. Они щебетали и издавали щелкающие звуки – так, с помощью эхолокации, они находят путь к гнездам. Эти птичьи жилища сделаны из ила и мха, которые скреплены слюной.

Спортивная спелеология куда больше, чем любой другой спорт, связана с тайнами, ради разгадки которых специалисты по пещерам готовы на многое. Иногда все, что вам остается делать, – это сидеть и ждать, пока тьма раскроет свои секреты. Так что, отчаявшись уловить звук дрели, я лег на спину, выключил фонарик и стал слушать саланган. Иногда птицы пролетали так низко, что задевали крыльями лицо.

Водопад высотой 120 метров обрушивается с потолка Оленьей пещеры после сильного дождя. По нескольким из пещер национального парка Мулу протекают большие реки, превращающиеся во время ливней в бурные потоки.

«Это восхитительное место. Где еще на всей Земле вы сможете найти столько неисследованной территории?» – лицо Энди Ивиса осветилось широкой улыбкой. Затем руководитель экспедиции задумчиво сдвинул брови. «Нет, ну мы совсем мало знаем, скажем, Папуа-Новую Гвинею. И конечно, морское дно. Но если говорить про пещеры, то Калимантану нет равных».

Ивис, вполне крепкий и бодрый в свои 70, знает, о чем говорит. Он провел более 50 лет, исследуя одни из самых труднодоступных и фантастических пещерных систем, успел поработать едва ли не в каждой из существующих международных спелеологических организаций. Он помогал присуждать пещерам титулы вроде «самая большая» или «самая глубокая». Словом, Энди Ивис – настоящий посол подземного мира.

В джунглях утро вступало в свои права. Ивис стоял на крыльце исследовательской станции вблизи здания администрации национального парка, готовясь спуститься под землю. Ветер шумел в кронах деревьев, заглушая стрекот бесчисленных насекомых. Ивис натянул черные беговые тайтсы – стандартный элемент экипировки исследователей, работающих в «горячих» пещерах, таких как калимантанские (температура там может подниматься до +26 градусов).

«Когда я начинал, у нас ничего подобного не было, – объясняет Ивис, указывая на рейтузы. – И этого тоже не было, – он берет в руки видавшую виды красную защитную каску и закрепляет на ней фонарь.

«В те годы мы, по сути дела, ползали в темноте. И даже не представляли, до чего огромно то, что мы открыли».

Грот Саравак, на миг освещенный десятком фотовспышек, – самый большой из известных на сегодня подземных гротов: он более чем вдвое превышает размеры лондонского стадиона Уэмбли. Здесь живут тысячи маленьких птичек – саланган. Панорама составлена из пяти снимков

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Соло Соло

Как Алекс Хоннолд без страховки забрался по отвесной скале Эль-Капитан

National Geographic
Как мы воспитываем дочерей бессильными перед мужским насилием Как мы воспитываем дочерей бессильными перед мужским насилием

Матери учат дочерей быть милыми и вежливыми

Psychologies
Сокровища Урарту Сокровища Урарту

Четыре сокровища древнего Урарту

Вокруг света
Новое прочтение Новое прочтение

Авторский вариант современного стиля в интерьере

SALON-Interior
Диета долгожителей Диета долгожителей

Этот традиционный рацион помогает избежать многих болезней

National Geographic
Алексей Кортнев: «Моя главная вредная привычка? Пьянство!» Алексей Кортнев: «Моя главная вредная привычка? Пьянство!»

Роковые ошибки музыканта в воспитании детей и в отношениях с женой

StarHit
Карты, которые мы потеряли Карты, которые мы потеряли

Почему историки картографии вынуждены работать в иностранных библиотеках

National Geographic
Советы, чтобы избежать диалога глухих Советы, чтобы избежать диалога глухих

Как сделать так, чтобы дежурное «нам надо поговорить» приносило плоды?

Psychologies
Бодушки Бодушки

Жутковатые обитатели тропических лесов – искусные мастера камуфляжа

National Geographic
Новый взгляд Новый взгляд

Винтажный магазин — сокровищница для модников

Добрые советы
Ученый совет Ученый совет

Герои нашего времени — ведущие ученые, занимающиеся проблемами человечества

Elle
Как прокачать память, работая с телом? Как прокачать память, работая с телом?

Отличный повод прокачать когнитивные функции

Psychologies
Времён очаковских и покоренья Крыма Времён очаковских и покоренья Крыма

Как императрица Екатерина II присоединила к России Северное Причерноморье и Крым

Дилетант
Сектор газа Сектор газа

Мобильность будущего будет электрической. Но ведь есть еще газ

Quattroruote
Люди в черном Люди в черном

Дизайнер Грег Натале построил семейный дом, больше похожий на ночной клуб

AD
Косметичка: хранить нельзя выбрасывать Косметичка: хранить нельзя выбрасывать

Вашей косметичке необходим срочный детокс

Psychologies
Телевизоры 32 дюйма: что купить сегодня Телевизоры 32 дюйма: что купить сегодня

Телевизоры 32 дюйма: что купить сегодня

CHIP
Питомцы знаменитостей, которые до смешного похожи на своих хозяев Питомцы знаменитостей, которые до смешного похожи на своих хозяев

Перед тобой 11 знаменитостей и их любимые домашние животные

Playboy
Скажите спасибо всем, кто в вас не верит Скажите спасибо всем, кто в вас не верит

Люди, которые пытаются убить наши мечты, вдохновляют и помогают достигать целей

Psychologies
В худшем случае: каковы риски принятия новых санкций США и что будет, если их примут В худшем случае: каковы риски принятия новых санкций США и что будет, если их примут

Аналитики оптимистичны — в полном объеме санкции примут вряд ли

Forbes
Кино как адски тяжелая кропотливая работа Кино как адски тяжелая кропотливая работа

Интервью с Сергеем Дворцевым, режиссером фильма «Айка»

Эксперт
Кто может обходиться совсем без сна? У ученых есть ответ Кто может обходиться совсем без сна? У ученых есть ответ

Дрозофила фруктовая демонстрирует удивительные способности

National Geographic
Что за сеть TikTok и почему она стала популярной? Что за сеть TikTok и почему она стала популярной?

Что это за социальная сеть - TikTok

CHIP
Внутренняя эмиграция: как подсадить всю семью на английский Внутренняя эмиграция: как подсадить всю семью на английский

Английский язык требует постоянной практики, но откуда ее взять?

Cosmopolitan
Купидон на кухне Купидон на кухне

Жизнь поваров может изменить любовь... не только к свежим продуктам

Robb Report
Ангелы и демоны: 6 коллекций с Недели моды в Милане про добро и зло Ангелы и демоны: 6 коллекций с Недели моды в Милане про добро и зло

Арина Яганова спешат с вестями из итальянской столицы моды

Cosmopolitan
Что будет, если не спать: удивительные и опасные трансформации организма Что будет, если не спать: удивительные и опасные трансформации организма

Мы жалуемся на недосып, но все еще сильно недооцениваем важность сна

Playboy
Пересадка в Дубае: что успеть посмотреть за несколько часов Пересадка в Дубае: что успеть посмотреть за несколько часов

Пересадка в Дубае: что успеть посмотреть за несколько часов

National Geographic
Приключения Чеболя в России Приключения Чеболя в России

Samsung сам начал продавать смартфоны в интернете. Не поздно ли?

Forbes
BMW 3-й серии BMW 3-й серии

BMW 3-й серии. Новая «трешка» учтиво заботится о водителе

Quattroruote
Открыть в приложении