Природа в национальном парке Горонгоcа постепенно восстанавливается

National GeographicПрирода

Новый шанс для Мозамбика

Природа в национальном парке Горонгоcа, едва не уничтоженная за годы гражданской войны, восстанавливается. Однако будущее зверей и птиц зависит от благополучия людей, живущих на сопредельных землях.

Текст: Дэвид Куаммен. Фотографии: Чарли Хэмилтон Джеймс

Слон тянется за сочным ужином. Очень и очень многих его сородичей в этом мозамбикском парке истребили: деньги от продажи слоновой кости до 1992 года – все 15 лет, что бушевала гражданская война – шли на закупку оружия. Теперь браконьерам поставлен заслон, и популяция гигантов восстанавливается.

Теплым ноябрьским утром в конце сезона засухи черно-красный вертолет Bell JetRanger держал курс на восток – над саванной национального парка Горонгоса в Мозамбике.

Майк Пинго, опытный пилот родом из Зимбабве, вел машину, Луи ван Вик, специалист по отлову диких животных из ЮАР, сидел у правого борта, наполовину высунувшись наружу и сжимая в руках длинноствольное ружье, заряженное дротиком с транквилизатором. Позади Майка устроилась Доминик Гонсалвес – молодой мозамбикский эколог, она отвечает в парке за слонов, а их сегодня в Горонгосе обитает более 650.

Численность исполинов сильно выросла по сравнению с периодом гражданской войны 1977–1992 годов, когда большинство этих хоботных было уничтожено ради слоновой кости и мяса (доход от продаж направлялся на закупку оружия и боеприпасов). Чтобы отслеживать ситуацию в восстанавливающейся популяции, Доминик хотела пометить ошейником с GPS-маячком каждую самку-матриарха. Гонсалвес выбрала животное в группе, быстро перемещавшейся по пальмовому островку, и Майк снизился, насколько позволяли деревья. Десять слонов – взрослые самки, прятавшиеся за ними детеныши и уже окрепшие слонята, державшиеся неподалеку, – пытались убежать от грохота винтов. Луи пришлось стрелять с большего, чем он привык, расстояния, но выпущенный дротик все же угодил прямо в правое бедро выбранной слонихи.

Национальный парк Горонгоса раскинулся на 4000 квадратных километров горных отрогов, лесистого плато, крутых каньонов, саванны и болот в южной части Восточно-Африканской рифтовой долины. Останцы Бунга – древние вулканические породы, уцелевшие после эрозии вмещающих менее стойких отложений – разбросаны среди лесов.

Майк посадил машину, и Доминик с Луи по утоптанной траве стали пробираться к усыпленному гиганту. Вскоре подоспела наземная бригада, доставив оборудование потяжелее, помощников и вооруженного рейнджера. Доминик вставила небольшую палочку-распорку в хобот слонихи, чтобы та могла беспрепятственно дышать. Животное начало громко храпеть. Один из техников взял кровь на анализ из вены в левом ухе, другой помогал Луи закрепить ошейник на слоновьей шее. Тем временем Доминик, надев медицинские перчатки, взяла образец слюны из пасти животного, а также ректальную пробу и упаковала все в пробирки. Затем она нацепила длинный пластиковый рукав на левую руку и сунула ее в прямую кишку слонихи, вытащив оттуда пригоршню волокнистых красновато-желтых экскрементов. Анализ данного образца поможет определить, чем питается животное. Огромный бок слонихи мерно поднимался и опускался в такт издаваемому хоботом трубящему храпу.

«Луи, можешь сказать, беременна ли она?» – спросила Доминик. «Скоро рожать», – ответил тот, указывая на сочившееся из набухших сосков молоко.

Рост популяции слонов – не единственная хорошая новость в парке Горонгоса. Численность большинства крупных животных, таких как львы, африканские буйволы, бегемоты и антилопы гну, существенно выросла по сравнению с 1994 годом – через два года после окончания войны цифры были весьма печальные. В области охраны природы, где большинство показателей вызывают лишь чувство безысходности, столь впечатляющий успех случается редко.

Луи закрепил ошейник, а Доминик упаковала собранные образцы. Затем Луи сделал «укол пробуждения» в ушную вену, и группа исследователей удалилась на безопасное расстояние. Через минуту-другую слониха встала, встряхнула головой спросонья и поспешила к сородичам. Данные с ошейника позволят Доминик и ее коллегам понять, куда слоны перемещаются, и оповестить фермеров, когда группа пересечет границу парка и направится к их полям, чтобы люди приняли меры по спасению посевов.

За годы гражданской войны гиеновые собаки в Горонгосе были полностью уничтожены. С ростом численности травоядных в парке возникла потребность в хищниках. Стая из 14 гиеновых собак, завезенных из ЮАР и выпущенных в 2018 году, помогает поддерживать баланс хищников и травоядных в экосистеме.

Именно такой подход заложен в проекте по восстановлению Горонгосы, с 2004 года реализуемом правительством Мозамбика в партнерстве с американским фондом Карра. Идея проста: чтобы популяции слонов, бегемотов и львов в парке процветали, нужно приложить все усилия для процветания людей, живущих по соседству.

Раскинувшийся в долине реки на юге Восточно-Африканской рифтовой системы парк Горонгоса охватывает саванны, лесные массивы и большой водоем – озеро Урема. Когда-то здесь был охотничий заказник – португальское колониальное правительство основало его в 1921 году для спортивной охоты, отселив местных жителей. В 1960-м, когда территория получила статус национального парка, здесь обитали около 2200 слонов, 200 львов и 14 тысяч африканских буйволов, а также бегемоты, зебры, антилопы гну, импала, канна и другие знаковые представители африканской фауны.

Однако удаленность парка сыграла с ним злую шутку. В течение 15 лет разрушительной гражданской войны, охватившей страну вскоре после обретения независимости в 1975 году, Горонгоса служил убежищем для правых сил RENAMO (Resistencia Nacional Mocambicana, «Мозамбикского национального сопротивления») – повстанческих формирований, получавших военную поддержку от соседних Родезии (нынешней Зимбабве) и ЮжноАфриканской Республики. Когда на борьбу с ними прибыли правительственные силы, административные здания попали под ракетный обстрел, а в саванне началась кровавая резня. Слонам устроили настоящую бойню, тысячи зебр и других крупных животных убивали ради мяса, а то и просто так – чтобы позабавиться. Лишь в 1992-м наступило перемирие, но браконьеры продолжали охотиться, а жители окрестных земель принялись ставить капканы для отлова последних пригодных в пищу зверей. К концу XX века парк Горонгоса оказался почти полностью опустошен.

Жасинта Сайнет Микиросси готовит на костре у своего дома. Десятилетиями семьи на горе Горонгоса едва сводили концы с концами, вырубая лес под посевы кукурузы – главной культуры региона. Теперь Жасинта и ее соседи участвуют в новом проекте парка: выращивая кофе на продажу, они попутно помогают вернуть на горные склоны местные породы деревьев.

На соседних землях было не лучше: в буферной зоне парка проживало около 100 тысяч человек – по большей части семьи, растившие кукурузу и едва сводившие концы с концами. Их дети не получали необходимого образования, у них не было доступа к медицинским услугам. С истощением земель урожайность кукурузы падала, и фермеры стали распахивать новые участки, оставляя на старых пепелища.

В итоге земледельческая экспансия, начавшаяся у подножия горы Горонгоса – гранитной громады, возвышающейся на 1863 метра над западной оконечностью парка, – распространилась на более высокие влажные участки. Склоны, когда-то покрытые плотными дождевыми лесами, которые служили источником влаги для реки Вандузи, несущей воды в парк и питающей долину, к началу XXI века оказались в проплешинах – пострадала не только гора, но и буферная зона площадью 5,4 тысячи квадратных километров.

Всю серьезность ситуации осознали лишь в 2004 году, когда президент Мозамбика Жоакин Чиссано по приглашению американца Грега Карра выступил с лекцией в Гарвардском университете.

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Остановить вымирание силой мысли Остановить вымирание силой мысли

Недавний отчет ООН показал, что теперь вымирание грозит миллиону видов

National Geographic
Страховщики заплатят полную стоимость сгоревшего Sukhoi Superjet 100 Страховщики заплатят полную стоимость сгоревшего Sukhoi Superjet 100

Sukhoi Superjet 100 был застрахован на полную стоимость

Forbes
Неистощимый гений Леонардо Неистощимый гений Леонардо

И через пять столетий после смерти Леонардо не спешит раскрывать свои тайны

National Geographic
Как защитить себя от газлайтинга в отношениях: 7 проверенных способов Как защитить себя от газлайтинга в отношениях: 7 проверенных способов

Как быстро и безошибочно вычислить газлайтера и защититься от его манипуляций

Psychologies
Мы видим животных, но не их страдания Мы видим животных, но не их страдания

Как обращаются с дикими животными их хозяева, когда рядом нет туристов

National Geographic
«Я помогу избавиться от барыжников»: зачем Саакашвили вернулся на Украину «Я помогу избавиться от барыжников»: зачем Саакашвили вернулся на Украину

Саакашвили, который больше года возглавлял Одесскую область, вернулся на Украину

Forbes
Большие проблемы от мелкого мусора Большие проблемы от мелкого мусора

Недавно появившиеся на свет мальки питаются кусочками пластикового мусора

National Geographic
В России разработан телефон с квантовым шифрованием. Его цена 30 миллионов рублей В России разработан телефон с квантовым шифрованием. Его цена 30 миллионов рублей

Давай попробуем понять, что за зверь такой, этот квант безопасности

Maxim
Черепаха, которая дышит задом Черепаха, которая дышит задом

Elusor macrurus – одна из крупнейших пресноводных черепах в Австралии

National Geographic
10 сериалов, навсегда изменивших телевидение 10 сериалов, навсегда изменивших телевидение

Десяток классических сериалов

Maxim
Соло Соло

Как Алекс Хоннолд без страховки забрался по отвесной скале Эль-Капитан

National Geographic
Почему весь мир пересаживается на велосипеды и самокаты? Почему весь мир пересаживается на велосипеды и самокаты?

Двухколесная техника из игрушек превратилась в один из двигателей прогресса

GQ
«Я плачу во время ссор»: почему так происходит и что с этим делать «Я плачу во время ссор»: почему так происходит и что с этим делать

Можно ли научиться справляться с эмоциями и перестать все время плакать?

Psychologies
Прогулка по истории Прогулка по истории

Для умиротворенного уик-энда Сенигаллия подходит идеально

Quattroruote
Когда страна принадлежит потомкам. Чем важен День Победы через 74 года Когда страна принадлежит потомкам. Чем важен День Победы через 74 года

Власть постаралась сделать День Победы единственным днем, объединяющим нацию

СНОБ
«Долго нарушать законы экономики не получится» «Долго нарушать законы экономики не получится»

Центральный Банк России сообщил об отказе чеканить монеты меньше рубля

Огонёк
Улыбаемся и машем Улыбаемся и машем

Как стоматологи исправляют себе прикус и проходят ли сами отбеливание

Собака.ru
Почему сгорел “Суперджет”: версии катастрофы Почему сгорел “Суперджет”: версии катастрофы

Что известно о причинах аварии Sukhoi Superjet 100

Популярная механика
Пессимизм заразен: доказано воронами Пессимизм заразен: доказано воронами

Ученые обнаружили у обыкновенных воронов способность к эмпатии

National Geographic
Американский бизнес решил не бойкотировать Петербургский форум после дела Калви Американский бизнес решил не бойкотировать Петербургский форум после дела Калви

Крупнейшие американские компании собираются на ПМЭФ

Forbes
Прокачай себя за лето: как изменить жизнь за 30 дней Прокачай себя за лето: как изменить жизнь за 30 дней

Начните новую жизнь прямо сегодня!

Домашний Очаг
«Недопустимо, чтобы «Ъ» использовали как сливной бачок». Акционер «Коммерсанта» об увольнении журналистов «Недопустимо, чтобы «Ъ» использовали как сливной бачок». Акционер «Коммерсанта» об увольнении журналистов

Что стало причиной увольнения журналистов «Ъ»

Forbes
«Злость помогла мне обрести голос» «Злость помогла мне обрести голос»

Все меняется, стоит нам по-настоящему разозлиться

Psychologies
«Это говорит о том, что мы снова очень бедные»: предприниматели о скандальной рекламе Delivery Club «Это говорит о том, что мы снова очень бедные»: предприниматели о скандальной рекламе Delivery Club

Рекламная кампания Delivery Club с участием курьеров расколола бизнес-сообщество

Forbes
Зло не победит, но и правда не восторжествует Зло не победит, но и правда не восторжествует

Главные слова героинь фильма «Женщины ГУЛАГа»

Русский репортер
Как строят баррикады? Как строят баррикады?

Многие помнят, как более четверти века назад граждане России вышли на улицы

Популярная механика
Смерть за деньги. Почему на Эвересте образовалась очередь, из-за которой гибнут альпинисты Смерть за деньги. Почему на Эвересте образовалась очередь, из-за которой гибнут альпинисты

Дорогая путевка на самую высокую вершину планеты не гарантирует жизнь

Forbes
Угрозы и обвинения Хенрика Якобсена: сочетание ужасного с обыденным Угрозы и обвинения Хенрика Якобсена: сочетание ужасного с обыденным

Искусство Хенрика Пленге Якобсена может навлечь на вас целый рой печальных дум

Популярная механика
Российский стартап, помогающий бизнесу сэкономить на ДМС, привлек $3 млн на международную экспансию Российский стартап, помогающий бизнесу сэкономить на ДМС, привлек $3 млн на международную экспансию

BestDoctor разработал технологию, позволяющую сэкономить на полисах ДМС

Forbes
Генетика на кухне: как Россия может стать драйвером нового мирового рынка Генетика на кухне: как Россия может стать драйвером нового мирового рынка

Генно-инженерные исследования становятся все ближе к массовому потребителю

Forbes
Открыть в приложении