У одной пары была мечта: купить миллион гектаров земли в Чили и Аргентине

National GeographicПрирода

Дикая идея

У одной американской пары была мечта: купить миллион гектаров земли в Чили и Аргентине, а затем пожертвовать владения на создание новых охраняемых территорий.

Текст: Дэвид Куаммен, фотографии: Томас Мунита

Гуанако, дикий предок ламы, пришла попить в Лагуна-Сека в чилийском национальном парке Патагония. Этот парк площадью в 300 тысяч гектаров объединяет государственные земли с частными, пожертвованными Природоохранным фондом Томпкинсов

«Отчаянное было время. Даг так и не смирился»

Крис Макдивит Томпкинс сидит за столиком, заваленным картами Чили и Аргентины. За большими окнами симпатичной гостиницы простираются холмистые пастбища, буковые леса и темно-синие озера: чилийский национальный парк Патагония, новый проект фонда Томпкинсов, основанного покойным мужем Крис. Вместе с семью другими парками – они были созданы или расширены за счет земель, пожертвованных Томпкинсами, – вся сеть охраняемых территорий складывается в 4,5 миллиона гектаров. Эти разнообразные экосистемы простираются на юге Чили, от Вальдивских дождевых лесов умеренного климата до островов и ледников Кавескара. Женщина разворачивает одну из карт и начинает рассказ. В 1991 году Даг Томпкинс купил заброшенное ранчо в Озерном краю Чили – эту страну он открыл для себя в молодости, разведывая места для скалолазания и катания на горных лыжах в начале 1960-х.

Тогда же, в молодости, он со своей первой женой основал марку походной одежды и экипировки The North Face, затем продал бизнес и основал невероятно успешный одежный бренд Esprit. К началу 1990-х Томпкинс продал свою долю в бизнесе и посвятил жизнь экстремальным видам спорта. Увлечение альпинизмом, лыжами и каякингом постепенно превратили его в защитника природы.

Ветеринар Хорхе Гомес наблюдает за обучением зеленокрылого ара в национальном парке Ибера в Аргентине. Люди пытаются восстановить этот вид, исчезнувший в регионе более века назад, выращивая птиц в неволе и обучая их навыкам, необходимым для выживания в дикой природе

План по восстановлению растительности на ранчо вылился в куда более масштабную идею. Даг основал Природоохранный земельный фонд, через который приобрел еще два крупных участка неосвоенных земель – Северный и Южный Пумалин. Между ними пролегала территория под названием Уинай, принадлежавшая в то время католическому университету Вальпараисо, но университет дал согласие на продажу. Однако влиятельные политические силы, в том числе президент Чили Эдуардо Фрей Руис-Тагле, воспротивились сделке. В этот момент на сцене появилась Крис Макдивит. У Крис, недавно ушедшей с поста главного исполнительного директора бренда одежды для активного отдыха и туризма Patagonia, был капитал и убеждения – в этом они абсолютно совпали с Дагом Томпкинсом. Пара поженилась в 1994 году.

Уинай – полоска земли площадью примерно в 340 квадратных километров – совсем невелика по сравнению с Северным или Южным Пумалином. Но она опоясывает материковую оконечность Чили в одном из самых узких мест, между заливом Анкуд и вершинами Анд. Попытки семьи купить Уинай вызвали подозрения, сопротивление, ненависть. «Этими своими сделками и резерватами они изымают сельскохозяйственные земли из производственного цикла, – ворчали люди. – Они лишают население рабочих мест. Они хотят стать феодалами Чили».

С такой реакцией Томпкинсы сталкивались на протяжении всех 1990-х и в начале нулевых, по мере того как супруги приобретали земли в других частях Чили (включая долину Чакабуко, где мы с Крис сейчас сидим). Кем же были эти алчные гринго и каковы были их гнусные планы? Может, они собирались построить полигон для захоронения ядерных отходов? Возвести военные базы для захвата Аргентиной чилийских акваторий? Или хотели превратить огромные регионы страны в свои личные угодья?

Ведя на поводу лошадь, на которой он потом вернется домой, Минго Авалос шестом толкает каноэ по протоке: вместе с другим гидом они сопровождают экскурсантов в национальном парке Ибера. Туризм дает средства существования бывшим охотникам и работникам ранчо вроде Авалоса

На самом деле в отношении Пумалина план был таков: купить землю, создать парк и подарить его государству. Но подобная невообразимая щедрость супружеской пары из США воспринималась подозрительно – особенно в случае с Уинаем: эта полоска земли, сколь бы узкой она ни была, тянется от границы до границы. Если богатые гринго захватят Уинай, утверждали скептики, страна окажется разрезанной надвое.

За 21 год семейной жизни Даг и Крис провели немало времени в маленьких самолетах. Он налетал 15 тысяч часов стажа. Она часто брала штурвал, но только не на взлете и посадке: лицензии у Крис не было. «В полете я счастливее всех», – говорит моя собеседница. Среди андийских пиков и каньонов самолет изрядно трясло: по словам Крис, супруги всегда думали, что погибнут вместе.

Крис Томпкинс из Природоохранного фонда Томпкинсов остановилась у лагуны Ла Пепа в чилийском национальном парке Патагония. Подрастающий лес укрывает медленно восстанавливающуюся популяцию находящихся под угрозой вымирания южноандских оленей. «Ландшафт без животных – это просто панорама», – говорит Крис. Ее муж и единомышленник Даг Томпкинс погиб в результате несчастного случая в 2015-м

Но жизнь распорядилась иначе. Даг умер от переохлаждения 8 декабря 2015 года в больнице города Койайке, проведя много времени в холодном чилийском озере в ненастный день: на его каяке сломался руль. Лодка перевернулась, а волны не давали Томпкинсу и его напарнику, знаменитому скалолазу Рику Риджвею, добраться до берега. Риджвея спасли через час, и он выжил, а Дагу не повезло.

«Его столь внезапный уход был очень в духе нашего брака, – говорит Крис Томпкинс. – Скорбь – это просто продолжение отношений». Насыщенная совместная жизнь, глубокие отношения – глубокая печаль. Что тут скажешь?

Ее позывным для авиационной радиосвязи был Picaflor, по-испански – «колибри». Позывной Дага Томпкинса – Águila, орел. Друг друга они звали Лоло и Пташка. Но если эта женщина и напоминает птицу, то разве что отважного буревестника, а никак не колибри. Она с удвоенной энергией продолжает все, что они с мужем начинали вместе.

Крис сосредоточилась на преобразовании земельных владений Томпкинсов в цепь национальных парков в Чили и Аргентине. Процесс быстро набирал обороты. Похоронив мужа, Крис уже через две недели добилась соглашения о защите огромной экосистемы – болот Ибера на севере Аргентины.

К концу марта 2019 года – оформила договоренность с правительством Чили о слиянии 400 тысяч гектаров земли Томпкинсов с 4 миллионами гектаров государственных территорий для создания пяти новых национальных парков и расширения трех имеющихся. Частный заповедник теперь стал национальным парком Пумалин имени Дугласа Томпкинса.

Волонтер Эрик Эспосито наблюдает, как биолог Пабло Гьерра кормит 18-летнего самца-производителя по кличке Нуэль в Центре восстановления ягуаров на острове СанАлонсо в парке Ибера. Рожденных здесь котят изолируют от контакта с людьми, увеличивая их шансы на выживание в дикой природе

Авторизуйтесь, чтобы продолжить чтение. Это быстро и бесплатно.

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Новое чувство астрофизики Новое чувство астрофизики

Миссия LISA станет самым большим научным инструментом в истории человечества

Популярная механика
Наивные медицинские мифы, к которым нас приучили фильмы и сериалы Наивные медицинские мифы, к которым нас приучили фильмы и сериалы

Ты не представляешь масштаба обмана, с которым мы имеем дело с самого рождения

Maxim
Великая тайна Эвереста Великая тайна Эвереста

Экспедиция в поисках первых покорителей вершины Эвереста

National Geographic
Чем кормить волосы: что добавить в рацион, чтобы отрастить длину и обрести объем Чем кормить волосы: что добавить в рацион, чтобы отрастить длину и обрести объем

Нутрициолог - о том, как отрастить длинные и красивые волосы

Cosmopolitan
Черепаха, которая дышит задом Черепаха, которая дышит задом

Elusor macrurus – одна из крупнейших пресноводных черепах в Австралии

National Geographic
5 вариантов необычного завтрака 5 вариантов необычного завтрака

Изменить свой взгляд на завтрак, чтобы он вызывал только приятные эмоции

Худеем правильно
Кельты: расцвет и падение Кельты: расцвет и падение

Какими были кельты, и что привело их к упадку?

National Geographic
Заметить рак вовремя: как диагностика онкологии на ранней стадии становится доступной в России Заметить рак вовремя: как диагностика онкологии на ранней стадии становится доступной в России

Как находить злокачественные образования в самом начале их развития

Inc.
Кэти Крофф Белл Кэти Крофф Белл

Океанограф Кэти Крофф Белл исследует неизведанные воды

National Geographic
Мужикам тут не место: 10 странных локаций, куда ты можешь попасть с ее помощью (ад не считается) Мужикам тут не место: 10 странных локаций, куда ты можешь попасть с ее помощью (ад не считается)

Куда дамы любят выгуливать своих новых кавалеров?

Maxim
Вековыми тропами Вековыми тропами

В Апулии и в наши дни жива древняя традиция перегона скота

National Geographic
Making of: как создавался рисунок на корешках номеров Esquire Making of: как создавался рисунок на корешках номеров Esquire

Рисунок на корешках журнала Esquire — арт-проект на тему конца света

Esquire
Сны Заполярья Сны Заполярья

Моменты, когда реальность похожа на сон, не редкость в Арктике

National Geographic
2002 год 2002 год

Теракт на Дубровке, футбольный погром, запуск «Масяни» и «Идущие вместе»

Esquire
Альянсы и союзы Альянсы и союзы

Вторая часть ответов на вопросы об альянсах союзников против нацистской Германии

Дилетант
Трудное слово «нет» Трудное слово «нет»

Безотказные люди – просто находка для окружающих!

Лиза
Эволюция глаза Эволюция глаза

Глаз – одно из лучших изобретений слепой природы

National Geographic
Без галстука: о чем нужно помнить, если вы работаете из дома Без галстука: о чем нужно помнить, если вы работаете из дома

Удаленная работа диктует новые правила корпоративной этики

Psychologies
Пять стадий Египта Пять стадий Египта

Пройдя все стадии принятия Египта, я был вознагражден

Вокруг света
Геннадий Сахаров: «Цифровизация как фундамент стройкомплекса» Геннадий Сахаров: «Цифровизация как фундамент стройкомплекса»

Какие компетенции сегодня нужны строителям и где их взять

РБК
Ингмар Бергман: как начать смотреть его фильмы Ингмар Бергман: как начать смотреть его фильмы

Объясняем, как подступиться к фильмографии Ингмара Бергмана

Arzamas
Магия, балы и гудки паровозов: как Павловский вокзал изменил историю российской музыки Магия, балы и гудки паровозов: как Павловский вокзал изменил историю российской музыки

Благодаря невероятной музыкальной программе Павловский вокзал был местом силы

Arzamas
Разбор одного шедевра: «Снятие с креста» Рубенса Разбор одного шедевра: «Снятие с креста» Рубенса

Детальный разбор картины Рубенса «Снятие с креста»

Arzamas
Как встретить принца: истории знакомства королевских пар Как встретить принца: истории знакомства королевских пар

Даже с будущим королем можно познакомиться при вполне банальных обстоятельствах

Cosmopolitan
Не ждите, пока в голове загорится лампочка: как придумать прорывную идею для бизнеса Не ждите, пока в голове загорится лампочка: как придумать прорывную идею для бизнеса

Не ждите, что бизнес-идея, как ньютоновское яблоко, сама свалится на голову

Forbes
Конец мифа о красоте: Екатерина Попова о том, что мы устали страдать ради нее Конец мифа о красоте: Екатерина Попова о том, что мы устали страдать ради нее

В современном мире красавицами не рождаются, а становятся: но нужно ли это?

Cosmopolitan
Эпоха накопления: как пенсионная реформа стала жертвой неверных прогнозов и сиюминутных решений Эпоха накопления: как пенсионная реформа стала жертвой неверных прогнозов и сиюминутных решений

Почему российские власти отказались от обязательных пенсионных накоплений

Forbes
«Ирония судьбы»: что говорят о фильме актеры спустя 45 лет? «Ирония судьбы»: что говорят о фильме актеры спустя 45 лет?

Что скрывается за всенародно любимым фильмом?

Cosmopolitan
Два леопарда из Швеции прибыли в Россию Два леопарда из Швеции прибыли в Россию

WWF России оказал поддержку в перевозке переднеазиатского леопарда

National Geographic
Что, кроме «Щелкунчика», послушать под Рождество Что, кроме «Щелкунчика», послушать под Рождество

Семь композиций, которые настроят на праздничный рождественский лад

Seasons of life
Открыть в приложении