Внеземная жизнь

Новая Гвинея даже в XXI веке остаётся дикой и труднодоступной

National Geographic TravelerПутешествия

Внеземная жизнь

Далеко, дорого, небезопасно, никакой инфраструктуры и ещё, кажется, там могут съесть – это всё, что мы знаем о Новой Гвинее. Даже в XXI веке она остаётся почти такой же дикой и труднодоступной, как во времена Миклухо-Маклая. Пожалуй, единственный способ всё-таки её увидеть, избежав всех сложностей, – отправиться в круиз вокруг острова.

Текст: Ольга Яковина

Подводный мир у берегов Новой Гвинеи славится едва ли не самым большим в мире разнообразием рыб и кораллов.

Невозможность острова

Силуэт Новой Гвинеи на карте напоминает застывшего в прыжке кенгуру-мутанта. Когда-то она была частью Австралии – учёные считают, что древние люди и звери (недаром среди них столько сумчатых) перебрались сюда с континента по тонкому перешейку. Но из-за повышения уровня Мирового океана Новая Гвинея в конце концов стала самостоятельной частью суши.

Вдоль её берегов тянутся густые мангровые заросли. Эта широкая топкая полоса совершенно непроходима, пробраться вглубь острова можно только по рекам. А рельеф столь горист, что поселившиеся здесь племена практически не могли общаться ни с внешним миром, ни друг с другом. Они так до сих пор и говорят на разных языках – в Новой Гвинее более 800 местных наречий и диалектов.

Неудивительно, что, несмотря на наличие ценных ресурсов, включая золото, медь и нефть, жители Новой Гвинеи сохранили первобытно-общинный строй до середины прошлого века, а многие из них живут так и сегодня. Пожалуй, это один из последних островков первобытной дикости на нашей цивилизованной планете.

Ну как островок – вообще-то второй по величине остров после Гренландии. На то, чтобы просто обойти его по кругу, нигде особенно не задерживаясь, круизному лайнеру требуется почти три недели. 17 дней – именно столько мне предстоит провести на борту Silver Discoverer, принадлежащего одной из ведущих круизных компаний мира Silversea. На закате он отчаливает от пристани австралийского городка Кэрнс и решительно направляется к темнеющему горизонту. За спиной гаснут огни цивилизации, впереди зажигаются звёзды, и открытое море становится похожим на открытый космос.

И корабль плывёт

Первый же день плавания ломает все мои представления о круизах. Всегда считала их довольно скучным делом – но это, оказывается, я просто не пробовала во время качки принять душ или пройти по палубе с чашкой кофе. Чтобы добраться до Новой Гвинеи, наш корабль делает марш-бросок через Коралловое море. Во время этого перехода порядочно болтает – и даже попытка сделать селфи на палубе превращается в челлендж. Впрочем, качка быстро заканчивается, но скучно так и не становится.

Обычных круизов к берегам Новой Гвинеи не делают. Такие плавания относятся к категории expedition, и это уже совсем другая история. Во-первых, никаких исполинских лайнеров – только небольшие суда на сотню пассажиров. Во-вторых, каждый круиз уникален, маршрут не повторяется, даже если корабль возвращается к тем же берегам. В-третьих, высадки – это не символические обзорные экскурсии, а настоящие маленькие экспедиции, полные приключений.

В путешествии с нами – целый отряд учёных, специалистов по флоре, фауне, геологии и антропологии региона. Каждый день они читают лекции о местах, мимо которых мы проплываем, – не скучные бубниловки, а интереснейшие презентации в духе TED Talks. А после высадок подробно объясняют, что же мы такое видели и слышали. В команде есть даже специалист по древнему судостроению – в ясные ночи он собирает нас на верхней палубе и учит ориентироваться по звёздам.

А ещё выяснилось, что в круизах Silversea система «всё включено» – это действительно всё включено, отдельной платы за коктейль в баре на корме не требуется. И за стабильный вайфай на всём протяжении маршрута тоже. В общем, 17 дней перестали казаться мне таким уж пугающе долгим сроком.

На лицо ужасные, добрые внутри

Новую Гвинею разделяет пополам прочерченная по линейке граница – западная часть принадлежит Индонезии, восточная же с 1975 года известна миру как Папуа – Новая Гвинея. Самое бедное и экономически неразвитое во всём Тихоокеанском регионе государство, лишённое выдающихся памятников истории, архитектуры и природы. Смотреть там не на что – за исключением местных жителей. Но зато те до того прекрасны, что невозможно наглядеться.

Каждый день Silver Discoverer встаёт на якорь у нового берега, мы рассаживаемся по резиновым лодкам-зодиакам и отправляемся в гости к людоедам. На самом деле они уже давно никакие не людоеды. Вернее, случаи каннибализма до сих пор случаются – в глубине острова есть дикие племена, которые всё ещё живут по законам джунглей, но туристов к ним не возят, туда и полиция с антропологами стараются лишний раз не соваться. А те деревни, куда заглядывают круизные пассажиры, принимают гостей со всей возможной приветливостью и дружелюбием.

Нас встречают песнями и танцами, украшают гирляндами цветов и поят кокосовым молоком. Вожди племён, волнуясь, читают по бумажке приветственные речи на английском. Женщины раскладывают на циновках нехитрые поделки из ракушек и кокосовых скорлупок. Старики демонстрируют, как разжигать огонь дощечкой и колышком, как делать татуировки острой колючкой, как добывать из сердцевины саговой пальмы съедобную мякоть и варить из неё похожую на кисель пасту – главный местный деликатес. Молодые парни пляшут, колотя по барабанам из кожи игуан. А мальчишки с копьями старательно строят грозные рожи в камеру.

Их невероятные сложносочинённые наряды из бус, птичьих перьев, тропических цветов и листьев можно рассматривать часами – не надоедает. В каждой деревне – свои узоры и цвета, свои фасоны пышных головных уборов и юбок из сухой травы. Но их уже никто не носит в обычной жизни. Цивилизация всё-таки добралась до острова, у простеньких хижин стоят пластиковые баки для дождевой воды, на верёвках сушатся футболки с героями комиксов и китайские полотенца, а дети говорят по-английски – это один из официальных языков в Папуа – Новой Гвинее.

Заметив на крыше хижины чёрные панели, спрашиваю вождя, на котором только банановые листья и кабаньи клыки:

– Вы пользуетесь солнечными батареями?

– Только чтобы заряжать мобильные телефоны, – отвечает вождь и хохочет.

Кают-компания

Одними визитами к папуасам высадки не ограничиваются – каждый день нас ждёт новое приключение. Снорклинг у коралловых рифов, плавание с китовыми акулами, купание в водопаде, дикие пляжи на необитаемых островах, где вода до того прозрачна, что не видно границы между ней и воздухом. Мы бродим по джунглям, рассматривая в бинокли диковинных птиц и бабочек с крыльями размером с мою ладонь, пробираемся на зодиаках меж скал, торчащих из воды, как коралловые полипы.

На прогулке по дождевому лесу нас действительно накрывает дождь. Вернее, тропический ливень: он совершенно не похож на дождь, а похож на генеральную репетицию армагеддона. За стеной воды не видно дальше метра, грохот капель оглушает, и начинает казаться, будто в своём плавании по дальним окраинам мироздания мы пропустили начало нового вселенского потопа. Пытаясь разглядеть стоящий на рейде Silver Discoverer, я думаю – а ведь он же настоящий ковчег, где собралось по паре от всех, кажется, народностей планеты. Так что, даже если от мира действительно вот-вот останется мокрое место, генофонд человечества почти полностью сохранится.

Правда, большая часть пассажиров давно вышла из репродуктивного возраста. Наш лайнер – этакий плавучий отель «Мэриголд», где моложе меня – только юнги. Но во всём есть свои плюсы: невероятно приятно вдруг снова оказаться в юношеском разряде. А ещё моих новых друзей ужасно интересно слушать. Каждый вечер за ужином нас меняют местами, так что всякий раз оказываешься за столом с новыми собеседниками. И узнаёшь новые удивительные биографии. Вышедшие на пенсию моряки-подводники из Австралии, новозеландские виноделы, аргентинский фотограф и его подруга-фотомодель с острова Пасхи, старушка из Висконсина, которая в 70 лет начала писать книги и стала прославленным мастером детективов, два пожилых друга из Тайваня – для одного из них это путешествие должно было стать подарком на юбилей свадьбы, но жена скончалась от рака, не дожив до отплытия, и теперь они с верным другом везут в коробочке её прах, чтобы развеять над океаном. Я как будто смотрю эпический сериал со множеством героев и сюжетных линий – с трагедиями, роковыми обстоятельствами, предательствами и моментами ослепительного счастья. И с нетерпением жду приближения вечера – и нового сезона.

В кольце огня

Граница между Папуа – Новой Гвинеей и Индонезией невидима, но ощутима, даром что первая же индонезийская провинция на нашем пути тоже называется Папуа. Теперь нас встречают делегации местных чиновников, а для аборигенов мы оказываемся не менее экзотическим зрелищем, чем они для нас. Они фиксируют на фото и видео каждый наш шаг, стоит на секунду остановиться – облепляют и просят сделать с ними селфи. Гуляя под непрерывное щёлканье камер, начинаешь замечать у себя все признаки звёздной болезни.

Но главное – меняются закаты. Становятся яркими, как галлюцинация, и обрушиваются на голову внезапно и стремительно, как стихийное бедствие. Раз – и небо полыхает всеми красками спектра, два – и всё уже погасло, три – из тучи выкатывается огромная и наглая луна и перекрашивает море в цвет ртути. А ты за всё это время едва успеваешь выдохнуть. Даже если бы в этом плавании мы не видели ничего, кроме закатов, оно бы стоило двух дней дороги к точке старта.

Возможно, всё дело в вулканическом пепле, что незримо присутствует в воздухе. Мы проходим через самую сейсмически активную зону планеты – Тихоокеанское вулканическое кольцо, 90% извержений и землетрясений на земле случается именно здесь. Повестка дня в таких местах просто чудесная: завтрак, скрэбл в большом лаундже, извержение вулкана, ланч. Практически любой остров или скала, что торчат здесь из воды, – на самом деле вулканы в разной стадии активности. Но даже те, что тихо спят, в любой момент могут проснуться и заплевать лавой всю округу.

Пока мы аккуратно обходим курящийся дымом и покрытый пеплом островок, полгода назад бывший милым и зелёным, из его макушки вырывается огромный столб дыма – новое извержение. Смотрю на карту в своём смартфоне, чтобы записать геолокацию, – оказывается, мы имели дело с вулканом Blup Blup на острове Mut Mut. Так и хочется сказать ему: «Чао-чао!»

Ниоткуда с любовью

Чаще всего геолокация не срабатывает – забиваешь в поиск названия крошечных островов, у которых мы встаём на якорь, а навигатор отвечает: «Нет такой точки». Хотя вот же она – одна улица, десяток хижин, три собаки, пять рыбацких лодок, пальмовая рощица и коралловый пляж, усыпанный ракушками. В центре торчат покрытые джунглями скалы – застывшая лава. В глубине бьют невидимые родники и пористые камни сочатся водопадами. А когда море во время отлива отступает, то становятся видны промытые волнами гроты – как будто скалы стоят на цыпочках. Спрашиваешь у местных: «Как называется ваш остров?». Пожимают плечами: «Ну... Остров».

Когда мы возвращаемся на корабль, ветер стихает, море становится гладким как зеркало и отражает всё небо до последнего маленького облачка. Прощаясь с нами, Новая Гвинея и правда сделала дорогу зеркалом, совсем как в старой русской напутственной поговорке. Оказавшись в самом центре этого калейдоскопа, теряешь всякое ощущение пространства, чувствуешь себя кометой, что медленно и невесомо дрейфует сквозь бело-голубое космическое пространство. Посреди нигде – in the middle of nowhere, кажется, так это называется по-английски. Пожалуй, мой навигатор не ошибся.

К этому внеземному существованию за три недели плавания успеваешь так привыкнуть, что перестаёшь чувствовать притяжение земли. Когда впереди показывается бухта австралийского города Дарвин – последнего в нашем маршрутном листе, – я не могу поверить, что 17 дней пролетели так быстро. И уже чувствую, как сильно буду скучать по ощущению танцующей палубы под ногами.

Когда в своей каюте забираешься под одеяло и закрываешь глаза, море будто берёт тебя на ручки и качает – так нежно, как это умеют только волны и мама. И как, скажите на милость, уснуть теперь на этой твёрдой земле?

Координаты

Визы

Круизы к Новой Гвинее обычно отправляются из Австралии, так что потребуется австралийская виза. Она электронная, оформляется за 135 AUD (около $95) через сайт homeaffairs.gov.au, штамп в паспорт при этом не ставится. Процесс занимает не менее 4 недель. Для посещения Индонезии сроком до 30 дней виза не требуется. Для Папуа – Новой Гвинеи требуется, и получать её заранее – тот ещё квест, но в круизах с высадками продолжительностью менее суток визу ставят на борту корабля бесплатно.

Как организовать

Список направлений и даты экспедиционных круизов компании Silversea можно найти на silversea.com. Указанная на сайте цена – конечная, в неё уже включены все напитки, питание, экскурсии и чаевые. Компания также предлагает дополнительную экскурсионную программу на берегу на 1–3 дня с размещением и трансферами в точках отплытия и завершения круиза.

Сезон

Лучшим временем для плавания к Новой Гвинее считается период с мая по октябрь, когда на большей части острова – сухой сезон.

Важно

Солнце в этой части мира — особенно активное и злое, запаситесь кремами с максимальным защитным фактором и наносите их на все открытые участки тела.

На длинных переходах через открытый океан порой довольно сильно качает, и если у вас проблемы с вестибулярным аппаратом – захватите таблетки и/или браслеты от укачивания и выбирайте каюту поближе к ватерлинии и центру судна.

Большинство высадок в круизах к Новой Гвинее — «мокрые», то есть до берега надо будет пройти по мелководью, где дно усыпано кораллами и ракушками. Поэтому нужна обувь на крепкой подошве, чтобы быстро сохла и не расклеивалась от солёной воды, например, гидрокроссовки для водных видов спорта.

Фото: Pablo Bianco; Ольга Яковина

Авторизуйтесь и читайте статьи из популярных журналов

Регистрируясь, я принимаю условия использования

Рекомендуемые статьи

Встать на мостик Встать на мостик

Три моста, которые можно смело включать в категорию «маст»

National Geographic Traveler, ноябрь'18
Цифры Цифры

Годовой доход депутата и процент россиян, которые не боятся роботов

Esquire, июль'19
Расчёска со свойствами кошачьего языка: новое изобретение Расчёска со свойствами кошачьего языка: новое изобретение

Расчёска со свойствами кошачьего языка: новое изобретение

National Geographic, ноябрь'18
В Лос-Анджелесе демонтировали памятник Колумбу из-за обвинений в расизме и геноциде В Лос-Анджелесе демонтировали памятник Колумбу из-за обвинений в расизме и геноциде

Коренные народы Америки добились исторической справедливости в своем понимании

National Geographic, ноябрь'18
Юлия Куварзина: «Не видела ни одной серии «Ворониных» Юлия Куварзина: «Не видела ни одной серии «Ворониных»

Актриса Юлия Куварзина призналась, как борется с лишним весом

StarHit, ноябрь'18
Поисковая строка Поисковая строка

Lexus UX

Men’s Health, декабрь'18
Как понять, что она – огонь: объясняют профессиональные ловеласы Как понять, что она – огонь: объясняют профессиональные ловеласы

Как с первого взгляда определить, что женщина хороша в постели?

Men’s Health, ноябрь'18
Заморозку поддержала заграница Заморозку поддержала заграница

Как внутренний рынок оказался для нефтепереработчиков выгоднее внешнего

РБК, ноябрь'18
Молчание – золото? Молчание – золото?

Сколько слов в день достаточно произносить, чтобы вас понимали и любили?

Лиза, ноябрь'18
Марта Тимофеева: «Легче всего спать в кадре» Марта Тимофеева: «Легче всего спать в кадре»

Юная актриса Марта Тимофеева рассказала, как Александр Петров довел ее до слез

StarHit, ноябрь'18
Понедельник начинается сегодня Понедельник начинается сегодня

Надо ли начинать новую жизнь именно 1 января

Cosmopolitan, декабрь'18
Доминикана: страна созерцателей Доминикана: страна созерцателей

12-часовой перелет на другой край Земли – настоящий туристический подвиг

National Geographic, ноябрь'18
Блондинка в шоколаде Блондинка в шоколаде

На шоу Tezenis в Вероне главной звездой стала Пэрис Хилтон

Cosmopolitan, декабрь'18
Без права на вздох Без права на вздох

Чтобы узнать о морских обитателях, Брайан Скерри ныряет на задержке дыхания

National Geographic, ноябрь'18
Музыка нас связала Музыка нас связала

Где обычная девушка может познакомиться с известным музыкантом

Cosmopolitan, декабрь'18
Трампова победа Трампова победа

По итогам промежуточных выборов в Конгресс демократы вернули себе контроль

Эксперт, ноябрь'18
Секс-хакатон Секс-хакатон

Секс-хакатон. Заинтригован же? Подробности внутри

Men’s Health, декабрь'18
Говорит и показывает YouTube Говорит и показывает YouTube

Почему зашкаливает градус сомнительных высказываний чиновников

Русский репортер, ноябрь'18
Девушка года Playboy-2018» From Siberia with love Девушка года Playboy-2018» From Siberia with love

«Девушка года Playboy-2018»: Лидия Пономарева – из Сибири с любовью

Playboy, декабрь'18
Муж никому не отказывает в помощи Муж никому не отказывает в помощи

Что делать, если с мужем часто происходят ссоры

Лиза, ноябрь'18
Имя, сестра, имя! Имя, сестра, имя!

Эксперты в области моды, красоты и личного брендинга о своем бизнесе

Cosmopolitan, декабрь'18
Кто хочет стать пенсионером Кто хочет стать пенсионером

Почему американцы уходят на пенсию в тридцать

GQ, декабрь'18
Дом во льдах Дом во льдах

История дрейфующих станций «Северный полюс» – это летопись подвига во имя науки

Популярная механика, декабрь'18
Сиди молча Сиди молча

Медитация — новый черный

Vogue, декабрь'18
Золотой штат в огне Золотой штат в огне

В Калифорнии подводят первые итоги смертоносных пожаров

Огонёк, ноябрь'18
Must do на африканских островах Must do на африканских островах

Экстрим или релакс? Отдохнуть на Маврикии или устать на Мадагаскаре

Playboy, декабрь'18
Принуждение к сотрудничеству Принуждение к сотрудничеству

Заседание совета Торгово-промышленной палаты по промышленному развитию

Эксперт, ноябрь'18
Вот это поворот Вот это поворот

Почему владельцу Tesla и SpaceX плевать на мнения окружающих

GQ, декабрь'18
Встать на мостик: 3 живописных моста Встать на мостик: 3 живописных моста

Три необычных моста

National Geographic, ноябрь'18
Фрэнсис Скотт Фицджеральд Фрэнсис Скотт Фицджеральд

Фрэнсис Скотт Фицджеральд и его роман со спиртным

Playboy, декабрь'18